<<
>>

Критерий экономического развития

Идея о том, что о политической системе можно судить по тому, как она содействует экономическому развитию общества, не нова, — тому есть множество доказательств. Мы, например, видим, сколь велика роль экономических вопросов в электоральных процессах, где явственно прослеживается следующая закономерность: в периоды экономического роста электорат избирает действующее правительство на очередной срок, в периоды застоя это правительство терпит поражение. Да и в целом не приходится сомневаться в том, что успехи или неудачи политической системы всегда напрямую зависят от того, как она «снабжает» своих граждан.

Массовая бедность многих развивающихся стран оборачивается здесь острейшими социальными и этническими противоречиями, повсеместной коррупцией, отсутствием минимально необходимых условий для перехода к современным системам конституционного и представительного управления. Крах коммунистических режимов Восточной Европы и СССР тоже объясняется неспособностью системы централизованного планирования обеспечить тот уровень благосостояния и потребления, которого достиг капиталистический Запад. И уж отнюдь не случайным совпадением является тот факт, что промышленно развитые страны сумели добиться одновременно и прочной политической стабильности и самых высоких стандартов жизненного уровня: поэтому их и относят к «первому миру».

Понятно, что о путях к экономическому процветанию спорили, спорят и будут спорить. Главный идеологический водораздел здесь некогда пролегал между капитализмом и социализмом: теоретики первого превозносили рынок и свободную конкуренцию, второго — национализацию и планирование. С победой восточноевропейских революций 1989 — 1991 годов эта дискуссия потеряла всякий смысл: восторжествовала идеология свободного рынка, не оставляющая места каким бы то ни было формам социализма. Сегодня даже самые стойкие социалисты, кажется, осознали то, что только рынок — или, по крайней мере, та или иная форма рыночной конкуренции — является единственно надежным механизмом производства материальных благ. Тема «Капитализм или социализм?» сменилась темой «Каким именно должен быть капитализм?». Речь при этом идет не только о том, как произ-водить материальные блага, но и о том, как их надлежит распределять, а, следова-тельно, и о том, каким должно быть соотношение между рынком и государством, в каких пределах государство может и должно осуществлять перераспределение ры-ночного продукта через систему 'welfare'.

Когда мы подходим к оценке политических систем на основе экономических критериев, возникает дилемма должного соотношения между экономическим ростом и социальной справедливостью. Образно говоря, здесь одновременно приходится думать и о размере пирога и о том, как лучше всего его нарезать. Сложилось два подхода к этой проблеме. Теоретики свободного рынка, такие, как Хайек и Фридман, стоят на том, что всеобщего процветания можно добиться только на путях ничем не ограниченного капитализма: это то, что Титмусс (Titmuss, 1968) определил как модель «чисто индустриального развития». В этой модели движущей силой экономического роста выступает все то, что вознаграждает людей за предпринимательскую инициативу, с одной стороны, и наказывает их за леность и нерадивость, — с другой; государство при этом вправе ограничиться лишь минимальным уровнем социальной поддержки беднейших слоев общества по принципу «только чтобы не умерли с голоду». Хотя такая система явным образом усугубляет социальное неравенство, ее теоретики утверждают, что в конечном итоге здесь выигрывают все, включая экономически отсталые слои общества: конечно, их доля «пирога» становится все меньше, но поскольку сам «пирог» становится все больше, им так или иначе и больше перепадает. Неоконсервативные правительства, начиная с 1970-х годов, пытались преодолеть «финансовый кризис государства всеобщего благоденствия», отталкиваясь именно от этого принципа: в их понимании дело обстояло так, что ранее принятые системы социального обеспечения и социальной поддержки обернулись лишь чрезмерным ростом налогов, а это резко затормозило все экономические процессы.

Противоположный подход (Титмусс называет его «институционально-перерас-пределительным»; на практике его принципам следовали и следуют социал-демок-ратические правительства) ставит во главу угла принцип общественного равенства. В этой концепции утверждается, что ничем не ограниченная конкуренция не только этически неприемлема, — она в конце концов неэффективна и по экономическим соображениям. Когда во главу угла ставятся чисто рыночные критерии, в обществе расширяется зона экономического неблагополучия, все больше людей скатываются на дно, а это всегда оборачивается ростом преступности и другими проблемами. Когда же экономика ориентирована на принцип справедливости, происходит более упорядоченное распределение общественного продукта, все граждане получают от него свою долю и потому готовы вносить свой вклад в общее дело. Так закладываются основания для длительного и устойчивого развития экономики.

<< | >>
Источник: Эндрю Хейвуд. Политология. 2005

Еще по теме Критерий экономического развития:

  1. Цели и критерии социально-экономического развития региона
  2. 2. Современные и традиционные черты экономического развития освободившихся стран. а) Роль государства в экономическом развитии осво­бодившихся стран.
  3. § 6. Выбор экономической организации: критерий эффективности
  4. 2. Критерии и индикаторы устойчивого развития
  5. Критерии оценки тенденций социального развития молодежи.
  6. 3.4. БУХГАЛТЕРСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ ПРИБЫЛИ
  7. Глава 2 РЕГИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ: ЦЕЛИ, КРИТЕРИИ И ФАКТОРЫ
  8. СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ПОНЯТИЙНОГО АППАРАТА, КРИТЕРИИ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ОЦЕНКА ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. 12. Взаимосвязь между Г-критерием общего качества регрессии и критерием для коэффициента наклона в парном регрессионном анализе
  10. 61 ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ