<<
>>

§ 2. Концепции правового государства Нового времени.Кант. Дайси

Идеи государства как правового сообщества получают теоретичес кое обоснование только в Новое время в связи с возникновением ка питалистической формы собственности. В классическом юридичес ком мировоззрении буржуазии, пришедшем на смену теологическому мировоззрению средних веков, трактовка социальных институтов, включая государство и право, освобождается от религиозно-нравст венных наслоений.

По своей тенденции мировоззрение это является

светским, хотя в отдельных политико-правовых доктринах переплета ется с остатками (либо новыми ростками) религиозного сознания.

Основные принципы классического юридического мировоззрения сформулировали идеологи эпохи ранних антифеодальных революций (Г. Гроций, Б. Спиноза, Т. Гоббс и др.). В противовес официальным доктринам абсолютизма они выдвинули рационалистические концеп ции естественного права и договорного происхождения государства. Свою аргументацию они зачастую строили, что называется, «от про тивного» по отношению к феодальной идеологии, заимствуя вырабо танные ею теоретические конструкции (естественного права, субстан циональной природы государства), но изменяя их идеологически зна чимую маркировку на противоположную.

Так, рационалистические концепции сохранили свойственный средневековым представлениям об обществе метафизический антиисторизм. «Сущее», реальное обще-ство и государство для них не представляли интереса и обретали зна чимость лишь при рассмотрении сквозь призму универсального дол женствования.

Политико-правовой рационализм стал господствующим направле нием в идеологии XVII—XVIII вв., поскольку соответствовал настро ениям и сокровенным «архетипам» сознания буржуа, бесконечно бесправного перед лицом абсолютистской власти и в созерцании соб-ственного бесправия наделявшего себя абсолютными правами, а свои отношения с государством, властью мыслившим не иначе как в рам ках чисто коммерческой сделки или договора, все пункты которого могут быть выведены с помощью дедукции из разума человека.

Социальной предпосылкой политико-правового рационализма по служило развитие товарно-денежных, рыночных отношений.

Заинте ресованная в устранении правового партикуляризма Средневековья, препятствовавшего образованию общенационального рынка, подни мающаяся буржуазия выдвигает требование создания единой общего сударственной правовой системы. Это требование, отвечавшее объек-тивным потребностям развивающегося товарного производства, нашло отражение в представлениях о праве как первопричине и важ нейшем инструменте социального порядка. Право начинают наделять чертами главенствующей нормативной системы, оттесняющей все ос тальные регуляторы поведения человека на периферию общественной жизни, в сферу семейных и межличностных отношений. В русле на званных представлений сформировались такие лозунги, как «религия есть частное дело каждого», «в политике нет места для морали», «раз решено все, что не запрещено законом». Существенные изменения претерпело соответственно и понима ние государства. Поскольку праву отводится роль ведущей норматив-

ной системы, постольку государство предстает у теоретиков буржуа зии в виде организации власти, призванной гарантировать собствен ность и права индивидов, а также разрешать в законном порядке воз никающие между ними споры. Государство оказывается тем самым средством утверждения (и одновременно состоянием) правопорядка как равновесия между частной свободой и общим благом. В трактовку соотношения государства и права в XVI—XVIII вв. были привнесены идеи, неизвестные предшествующей общественно-политической мысли, а именно идеи правового (конституционного) закрепления го сударственного строя, единой для всей страны законности, верховен ства общих (безличных) законов и ограничения дискреционной влас ти правительства; идеи субъективных прав личности, взаимной ответ ственности индивида и государства.

Сказанное не означает, что мировоззрение участников антифео дальных революций обладало полным единством. Понимание целей и задач государства, его организации варьировалось в зависимости от социально-политической позиции, которую занимал тот или иной мыслитель.

Среди различных позиций, сложившихся в идеологии того времени, можно выделить две полярные: позиции либералов и революционных демократов.

Представители первого направления (Локк, Вольтер, Монтескье) в качестве главного выдвигали принцип личной свободы. Назначение права они видели в том, чтобы оградить индивида от произвола, осо бенно со стороны властей, которые только сковывают его творческую инициативу и стремление к предпринимательству. Государственную деятельность при этом сводили до минимума. Идеологи раннего либе рализма исходили из того, что свободные и независимые друг от друга индивиды способны сами, по взаимному согласию, урегулировать от ношения между собой и нуждаются лишь в том, чтобы эти отношения получили надежную защиту. Согласно известной формуле Дж. Локка, в разумно устроенном обществе законов должно быть как можно меньше (в оригинале: «as few laws as possible») . Идеалом государства

для них служила конституционная монархия с последовательно про веденным разделением властей.

Сторонники демократического лагеря, напротив, выступали за полновластие народа и республиканскую форму правления. Соглаша ясь с тем, что государство призвано обеспечить свободу индивида, они разошлись с либералами в понимании механизма взаимосвязи част ных и общественных интересов. Как утверждал Ж.Ж. Руссо - один из вдохновителей революционных демократов во Франции, задача поли тики состоит в том, чтобы добиться безусловного перевеса обществен ных интересов над личными. Необходимо, писал он, чтобы «право собственности государства было сколь возможно большим и незыбле мым, а право собственности граждан сколь возможно малым и не-прочным» .

В учениях революционных демократов право отождествляется с законами, принятыми большинством голосов. Причем законодатель ная власть в демократическом государстве будущего наделялась, по существу, неограниченными полномочиями, в том числе и по упоря дочению отношений между частными лицами. Законодательная дея тельность приобретает в идеале всеобъемлющий, тотальный характер.

Подобного рода понимание права и режима законности, как показали события Великой французской революции, обернулось на практике легисломанией, перераставшей подчас в свою собственную противопо ложность — полное беззаконие .

На качественно новую ступень обоснование идеала правового го сударства было поднято в теории родоначальника классической не мецкой философии И. Канта. Его учение о праве и государстве яви лось первой крупной политической доктриной, созданной с учетом итогов и под непосредственным впечатлением Великой французской революции. Кант соединил программу либерализма с идеями наибо лее радикальных политических течений того времени и придал им форму глубоко продуманной теоретической системы, которая с тру дом поддавалась критике.

Заслуга Канта состояла прежде всего в том, что вопрос о понятии права- и государства был поставлен в его философии как проблема

методологического порядка и увязан с определением специфики обще-ственной теории по сравнению с естествознанием. Если в познании природы, утверждал Кант, «источником истины служит опыт», то за коны нравственности и правовые постулаты не могут быть выведены из существующих отношений между людьми. Поэтому создать науч ную теорию морали и права, аналогичную естественным наукам, в принципе невозможно. С вопросом, каков всеобщий критерий спра ведливости, юрист никогда не справится, если только он не оставит на время в стороне эмпирические начала и не поищет источника сужде ний в одном лишь разуме . При соблюдении же этих условий этика вместе с теорией права становится наукой.

Применительно к государству это означало, что его обоснование как правового сообщества нельзя построить на основе философии и методологии эмпиризма. Кант подчеркивал, что рассматривает не го сударство, существующее в реальной действительности, а «государст во в идее, такое, каким оно должно быть в соответствии с чистыми принципами права» . Именно к такому идеальному, априорно взятому государству относится знаменитое определение в «Метафизике нра вов». Согласно ему государство — это «объединение множества людей, подчиненных правовым законам» . Хотя Кант не употреблял еще термина «правовое государство», он использовал такие близкие по смыслу понятия, как «правовое гражданское общество» (das Recht verwaltenden burgerlichen Gesellschaft), «прочное в правовом отноше нии государственное устройство» (Recht bestandige Staatsverfassung), «гражданско-правовое состояние» (biirgerlich-gesetzlichen Zustande) .

Особенность кантовского определения заключалась в том, что кон ститутивным признаком государства здесь было названо верховенство правового закона. Своим определением Кант стремился преодолеть как теории предшествующего либерализма, в которых содержание за конов выводилось из естественных прав индивида, так и учения демо кратии, отождествлявшие право с принятым путем голосования зако ном. В философии Канта высшим критерием справедливости закона служит не естественное право и не единодушие'голосовавших за него, а нравственность как осознание человеком своей ответственности перед всем человеческим родом. Решение вопроса о правовом госу дарстве и справедливых законах было перенесено мыслителем в плос-

кость предельно широких философских обобщений относительно места и роли права в истории культуры.

Рассматривая соотношение права и морали, Кант характеризует пра-вовые законы как своего рода первую ступень (или минимум) нравствен-ности. Если в обществе установлено право, сообразное с нравственным законом, то это значит, что поведение людей поставлено в строго очер-ченные рамки, чтобы свободные волеизъявления одного лица не проти-воречили свободе других. Вместе с тем подобные отношения, как считал Кант, не являются полностью нравственными, поскольку вступающие в них индивиды руководствуются не велениями долга, а совсем иными мотивами: соображениями выгоды, страхом наказания и т.п. Право обеспечивает, другими словами, внешне благопристойные, ци-вилизованные отношения между людьми, вполне допуская, однако, что последние останутся в состоянии взаимной антипатии и даже пре зрения друг к другу. В обществе, где господствует только право (без морали), между индивидами сохраняется «полный антагонизм»1.

Выступая против абсолютизации возможностей правового регули рования жизни общества, Кант подошел к пониманию того, что правовая свобода и равенство перед законом носят абстрактный и формальный характер. По смыслу его концепции правовое гражданское общество отнюдь не является конечной целью развития человечества. Оно вы ступает лишь ступенью к более совершенному, нравственному сооб ществу. В связи с этим представляется важным подчеркнуть, что именно от Канта берут начало доктрины Г. Гегеля, К. Маркса и дру гих, согласно которым «абстрактное право» гражданского общества Необходимо дополнить либо полностью заменить нравственным об щением между людьми2.

В практико-идеологическом плане учение Канта было направлено против насильственного ниспровержения абсолютистского строя. Правовое состояние общества, подчеркивал он, невозможно достичь противоправными средствами. Казнь Карла I в Англии и суд над Лю-довиком XVI во Франции вызывали у него чувство «полного ниспро-вержения всех правовых понятий»3. Кант призывал добиваться преоб-

разований в государственном строе мирным путем с помощью посте-пенных законодательных реформ. Идея правового государства, таким образом, была наполнена новым содержанием — призывом к проведе нию революции легальными методами.

Учение Канта оказало огромное воздействие на последующее раз витие политико-правовой мысли.

Под влиянием его идей в Германии сформировалось представи тельное направление, сторонники которого сосредоточили свое вни мание на разработке теории правового государства. К числу наиболее видных представителей этого направления принадлежали: Роберт фон Моль (1799-1875), Карл Теодор Велькер (1790-1869), Отто Бэр (1817-1895), Фридрих Юлиус Шталь (1802-1861), Рудольф фон Гнейст (1816—1895). Благодаря их трудам идеи правового государства обрели терминологическую определенность, а также получили широ кое распространение в Германии и за ее пределами.

Термин «правовое государство» (по-немецки — Rechtsstaat) ввел в оборот Р. Моль . Во второй половине XIX в. в немецкой юриспруден ции появились многочисленные публикации, посвященные вопросам правового государства. В ряде сочинений этот термин выносится в за головок . Приобретая все большее число сторонников в Германии, концепции правового государства одновременно начинают проникать в другие страны. Вместе с концепциями обычно заимствуется и не мецкая терминология. Так, например, термин «правовое государство» в итальянском языке (stato guiridico, stato di diritto) появился благо даря переводу сочинений О. Бэра и Р. Гнейста .

В России, имевшей давние и прочные связи с университетами Гер мании, немецкая юридическая терминология использовалась вообще без перевода. Небезынтересно, в частности, что теоретиков правового государства у нас первое время называли «рехштатистами», т.е. пере иначив немецкое слово на русский лад. Со временем в российском правоведении появилась обширная литература о правовом государст ве. К вопросам теории правового государства обращались крупнейшие русские юристы, в том числе Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, Б.А. Кистяковский. Специальные

исследования посвятили этой теме А.С. Алексеев, В.М. Гессен, С.А. Котляревский и другие государствоведы .

Распространение концепций правового государства, вместе с тем, шло неравномерно. Особый интерес к ним проявляли в отсталых стра нах, таких как Германия и Россия, где сохранялись многочисленные пережитки феодальных отношений и перед буржуазией стояла задача завоевания политической власти. Напуганная размахом революцион ных событий 1848—1849 гг., она использовала идеи правового госу дарства главным образом для пропаганды мирных, ненасильственных и постепенных преобразований в обществе. В концепциях правового государства ее привлекали не столько философско-исторические обобщения (вроде кантовских), сколько антиреволюционные лозунги.

Последователи этой теории не скрывали, что она направлена одно временно и против отживших порядков, и против революционной де мократии. Ф. Шталь писал: «Государство должно стать правовым — таков лозунг и таково в действительности устремление нашего време ни. Оно должно точно определить и гарантировать с помощью права границы и пути своей деятельности, а равно сферу свободы своих граждан... Правовое государство, следовательно, противостоит патри архальному, патримониальному и откровенно полицейскому государ ству, в котором власть стремится осуществить нравственные идеи и общую пользу в их полном объеме, давая моральную, а потому и про извольную оценку каждому судебному делу; в неменьшей степени оно противостоит народному государству (Руссо, Робеспьер)...» . Немец кие коммунисты оценивали взгляды Ф. Шталя как выражение инте ресов крайне правой партии .

Что касается наиболее передовых стран того времени (Англия, Франция, США), то в них уже сложились национальные системы права. В политико-правовых доктринах победившей буржуазии отпа дает необходимость в обосновании правового государства как идеала. Представления о правовом сообществе, воспринятые из классическо го юридического мировоззрения, используются здесь в целях аполо гии существующих порядков и для решения задач применения дейст вующего права. Этим обстоятельством во многом и объясняется тот

факт, что идеи правового государства в Англии и во Франции концеп туально оформились независимо от немецких влияний.

Во французской юриспруденции почти на всем протяжении XIX в.' господствующее положение занимали концепции школы экзегезов, или комментаторов. Отождествив право с законом, экзегезы свели за дачи юридической науки к формально-догматическому описанию и комментированию действующего законодательства, и в первую оче редь Кодекса Наполеона. На первый план в сочинениях экзегезов были выдвинуты дефиниции государства, выработанные на основе ка тегорий гражданского права (например, «государство — юридическое лицо»). Разработкой теории государства последователи школы специ ально не занимались.

Длительное господство формально-догматической юриспруден ции привело к тому, что французские юристы сравнительно редко об ращались к общетеоретическим и методологическим проблемам . Не смотря на огромное число публикаций о правах человека, разделении властей и законодательных процедурах, изучение соотношения госу дарства и права не выделилось здесь в самостоятельное направление политико-правовых исследований. Вопрос о правовом государстве французские юристы предпочитали решать больше в практическом плане применительно к отдельным государственным институтам, чем теоретически .

Своеобразие английских концепций определялось особенностями прецедентной системы права. В них доказывалось, что важнейшим признаком правового сообщества служит подчинение государствен ной власти общему праву, выработанному судебной практикой. Наи более полно эти идеи сформулировал профессор Оксфордского уни верситета Альбер Венн Дайси (1835—1922) в работе под название^ «Основы конституционного права», вышедшей первым изданием в 1885 г. При описании английской системы законности, основанной на верховенстве судебных решений, им было использовано понятие

«Rule of Law» (господство права), которое прежде употреблялось для обозначения отдельных правовых предписаний и норм .

По утверждению Дайси, господство права обеспечивается тем, что общие принципы конституции, включая права и свободы граждан, яв ляются «результатом судебных решений» . С этой точки зрения он по-своему последовательно проводил классификацию государств на правовые и неправовые. Господство права, писал Дайси, «свойственно исключительно только Англии или тем странам, которые, подобно Со единенным Штатам, унаследовали английские традиции. Во всяком континентальном обществе исполнительная власть пользуется гораз до большим произволом...» . Как и другие идеологи либерализма XIX в., Дайси считал, что господство права несовместимо с проектами «широких социальных нововведений». Викторианская Англия пред-ставлялась ему воплощением правового строя4.

Завершая обзор концепций XIX в., остановимся на отношении К. Маркса и Ф. Энгельса к идеям правового государства. Обратиться к этому вопросу необходимо потому, что в некоторых отечественных публикациях, появившихся в последнее время, позиция основополож ников марксизма подвергается искажениям. К. Маркса и Ф. Энгельса пытаются представить сторонниками правового государства и с этой целью приводят цитаты из ранних произведений мыслителей, не счи таясь с тем, что они впоследствии изменили свои взгляды. Выхвачен ные из контекста, эти цитаты создают ложное представление о марк систской теории.

В ранних сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, действительно, встречаются формулировки, созвучные идеям правового государства. Так, например, Энгельс писал в 1840 г.: «Отношения между правящи ми и управляемыми должны быть установлены на почве права рань ше, чем они могут стать и оставаться сердечными» . В той же статье он указывал, что выступает как последователь младогегельянцев, разде-

ляя их социально-политические взгляды. Младогегельянство, по его словам, — это «единственная крепость, куда могут надежно укрыться свободомыслящие» .

В области внутренней политики Энгельс высказывается за уста новление конституционной монархии («завершенного конституцио нализма»), а в сфере внешней политики — за возврат Германии «гово рящего по-немецки левого берега Рейна» (т.е. Эльзаса и Лотарингии). Попутно Англия и Россия названы исконными врагами европейского прогресса. Как нетрудно убедиться, приведенные суждения не имеют ничего общего с марксизмом.

В своих последующих трудах Маркс и Энгельс преодолели младо- гегельянские воззрения и выдвинули собственную социально-полити ческую доктрину. Для зрелого марксизма характерно отрицание госу дарства, в том числе и правового. Маркс и Энгельс рассматривали государство не иначе как «суррогат коллективности» и «нарост на об ществе» . С их точки зрения, государственная власть необходима про летариату лишь на этапе перехода к безгосударственному строю. Об этом же свидетельствуют и многочисленные высказывания родона чальников марксизма, в которых подвергаются критике идеи правово го государства (данный термин они употребляли чаще всего в кавыч ках, подчеркивая свое негативное отношение к нему) .

Либеральные проекты создания правового государства еще более резко критиковал В.И. Ленин. По его убеждению, суть этих проектов в действительности сводится к тому, чтобы «капиталисты, помещики и богатые крестьяне могли свободно и спокойно, по праву, а не произ волу, грабить рабочих городских и деревенских».

<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 2. Концепции правового государства Нового времени.Кант. Дайси:

  1. 3. Политические концепции Нового времени.
  2. 2. ЗНАЧЕНИЕ ПЕРИОДА НОВОГО ВРЕМЕНИ
  3. Вторая группа концепций и моделей Концепция временной ценности денежных ресурсов
  4. 3. Политические идеи Нового времени
  5. 18. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  6. 9. СОЦИАЛЬНАЯ МЫСЛЬ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  7. 1. ОСОБЕННОСТИ ПЕРИОДА НОВОГО ВРЕМЕНИ В КОНТЕКСТЕ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ
  8. B.C. Алексеев, H.B. Пушкарева. Шпаргалка по истории нового времени, 2008
  9. ГЛАВА 1 Начало нового времени
  10. 23. Реформация и политические идеи нового времени
  11. Раздел 4ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  12. РАЗДЕЛ IV ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  13. ТЕМА 6 НАЧАЛО НОВОГО ВРЕМЕНИ
  14. Раздел 4 ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  15. 55. РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ И ЭМПИРИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ В ФИЛОСОФИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ