<<
>>

Каналы и источники влияния

Как заинтересованным группам удается воздействовать на про цесс принятия решений? Прежде всего, каждая из их разновиднос тей предпочитает использовать специфические каналы влияния.

Группы «защиты» оказывают давление непосредственно на государ-ственные институты, причем особенно часто объектом их внимания становится бюрократия. Группы «поддержки» начинают, как пра вило, с формирования благоприятного для них общественного мне ния, служащего им как бы точкой опоры. И те и другие придают большое значение «обработке» политических партий. В зависимос ти от цели, которую ставит перед собой заинтересованная группа, она подбирает средства давления (схема 5). Рассмотрим эти каналы влияния более обстоятельно.

Часто заинтересованные группы бывают непосредственно пред ставлены во властвующей элите. Например, с середины 70-х гг. (и до конца 80-х) министр обороны СССР состоял в Политбюро ЦК КПСС. Западные наблюдатели справедливо рассматривали это как важный канал влияния советских военных и военно-промышленно-

го комплекса на процесс принятия решений. В условиях либераль ной демократии одновременная принадлежность человека к заин тересованной группе и какому-либо государственному органу тоже не является редким исключением. Например, президент США Рональд Рейган состоял в Национальной оружейной ассоциации. В некоторых странах подобного рода связи узаконены. Ирландский Сенат и Социально-экономический совет во Франции строятся по принципу представительства заинтересованных групп. Будучи са мым простым, этот канал влияния, однако, далеко не всегда эффек тивен. Откровенная ориентация политика на определенную заинте ресованную группу не способствует расширению его электората и часто ведет к поражению на выборах. Поэтому наделенные влас тью приверженцы заинтересованных групп бывают вынуждены мас кировать свои симпатии, а порой и критиковать группу по незначи тельным вопросам.

Многие заинтересованные группы предпочитают не делегиро вать своих членов в государственные органы, а поддерживать с последними «хорошие отношения».

Этот канал влияния называют связями с элитой, и работать он может очень по-разному в зависи мости от характера общества и политического режима. В некото рых странах с аристократическими традициями (особенно в Вели кобритании) будущие активисты заинтересованных групп устанавливают связи с будущими крупными бюрократами и поли тиками еще на школьной скамье — речь идет, конечно, о частных

Партии

Схема 5. Каналы влияния заинтересованных групп школах и привилегированных колледжах. Будучи на «ты» с собе седником — даже если он сидит в министерском кресле — гораздо легче добиться своего. Разумеется, в современном мире есть и иные, более «модернизированные» способы установления добрых отно шений между заинтересованной группой и элитой. Прежде всего, это системы постоянных консультаций между «специалистами» от групп и государственным аппаратом. Во Франции только на на циональном уровне действуют не менее 500 комитетов, 1200 сове тов и 3000 комиссий, «под крышей» которых осуществляются та кие контакты. Этой же цели служат разного рода закрытые клубы, масонские ложи и т. д.

Важным каналом влияния служат связи с политическими парти ями. В условиях однопартийного режима (эгалитарно-авторитар ного или популистского) правящая партия является, помимо всего прочего, проводником воздействия групп на процесс принятия ре-шений. При этом конфликты между отдельными группами проте кают в рамках общей партийной структуры и редко «выходят на поверхность», оставаясь скрытыми от взгляда стороннего наблю дателя. Многопартийная система позволяет мощным заинтересован ным группам создавать и содержать «собственные» политические партии. В сильно поляризованных демократических обществах, вроде Италии или Бельгии, эти связи бывают очень прочными. Дру гой распространенный в условиях либеральной демократии вари ант — это маневрирование заинтересованной группы между круп нейшими партиями. Профсоюзы и предпринимательские ассоциации в США оказывают финансовую, избирательную и прочую поддер жку то демократам, то республиканцам в зависимости от их «пове дения».

Сила заинтересованных групп резко возрастает при наличии связей со средствами массовой коммуникации.

Даже самая узкая и не располагающая другими ресурсами группа может оказывать се рьезное воздействие на процесс принятия решений, если у нее появится «свой человек», скажем, на телевидении. Ведь и подбор ку новостей можно препарировать так, чтобы мобилизовать об щественную поддержку в пользу тех или иных групповых требова ний. Наконец, в крайних случаях заинтересованные группы могут прибегать к «прямым действиям» и насилию. Даже среди ин дустриально развитых стран есть такие, где в некоторых случаях

общественное мнение относится к такой активности терпимо. Ска жем, во время ежегодных «весенних наступлений» трудящихся в Японии столкновения между демонстрантами и полицией были обычным делом.

Влияние заинтересованных групп на политику в значительной степени зависит от того, какой режим существует в стране. Либе ральная демократия предоставляет им весьма широкое поле легаль ной деятельности. Иную ситуацию создают авторитарные режимы, заставляющие заинтересованные группы маскировать свои подлин ные цели и использовать незаконные средства их достижения. Тем не менее заинтересованные группы — это неотъемлемая часть поли тической жизни любого общества, и мечта об их полном искорене нии, по-прежнему посещающая иногда популистски ориентирован ных деятелей во многих странах мира, остается утопией.

Каковы источники влияния заинтересованных групп? Во-пер вых, это присущая им легитимность. К некоторым группам при слушиваются больше, чем к другим, ввиду исторически сформиро вавшегося вокруг них ореола привлекательности. Это положение иллюстрирует афоризм: «Что хорошо для «Дженерал Моторз», то хорошо для Америки». Группы, не располагающие такой степе нью легитимности, гораздо меньше могут рассчитывать на успех. Например, не так уж велики достижения многочисленных и очень шумных лиг в защиту сексуальных меньшинств в США. Во-вто рых, заинтересованная группа нуждается в наборе санкций, кото рые можно было бы эффективно применить против правительства и конкурирующих групп в случае несоблюдения ее требований. Секрет силы профсоюзов состоит, собственно, в том, что они могут мобилизовать своих членов на забастовку. Крупная предпринима тельская ассоциация может при желании полностью дезорганизо вать экономическую жизнь страны. А вот группы «поддержки», как правило, не имеют возможности оказывать такое сильное дав ление на государство.

Третий и основной источник влияния заинтересованных групп — это доступные им политические ресурсы. Понятно, что численно крупные группы «при прочих равных» сильнее мелких, а хорошо организованные и сплоченные сильнее аморфных и недисциплини рованных. Очень многое зависит также от финансовых возможнос тей группы. Подкуп бюрократов и законодателей представителями заинтересованных групп — один из наиболее эффективных путей к политическому влиянию. Не удивительно, что взяточничество очень широко распространено в современном мире и присуще странам с самыми разными политическими культурами и режимами. Как от мечает американский политолог Джозеф Лапаломбара, в большин стве языков есть специальные эвфемизмы для обозначения этого явления. Исследователь приводит обширный список таких слове чек: в Азии взятку называют «бакшиш», в Италии — «ла бустарел- ла» (маленький конверт), в испаноязычном мире — «ла мордида» (кусочек), в Африке — «толчок», в Индии — «быстрые деньги», в Египте — «чашечка чаю». Попали в список, конечно, и русские сло ва «блат», «налево» и «взятка». По наблюдению Дж. Лапаломбары, особенно богат такими выражениями американский вариант анг лийского языка. Разумеется, взяточничество — не единственный (хотя и один из самых важных) способов использования финансо вых возможностей. Богатая заинтересованная группа может позво лить себе купить газету, которая отражала бы ее интересы, воздей ствовать на экономическую ситуацию в стране путем финансовых маневров и инвестиций и многое другое.

Из всего этого можно сделать вывод, что заинтересованные груп пы располагают далеко не равными возможностями влияния. Одни всегда сильнее, чем другие, и это ставит теорию заинтересованных групп в двусмысленное положение по отношению к «протективной» модели демократии, да и к большинству остальных: даже Мэдисон, защищавший заинтересованные группы, исходил как раз из их ра венства. Чтобы устранить это несоответствие, иногда прибегают к следующему аргументу. В случае, когда интересы какой-то из групп оказываются под особенно сильной угрозой, она, проявляя экстра ординарную активность, мобилизует своих сторонников и исправ ляет «перекос». Именно так произошло в США в 30-х гг., когда катастрофическое ухудшение положения рабочих было приостанов лено благодаря сильному давлению профсоюзов на администрацию. Однако подобная «сверхмобилизация» ресурсов может потребовать значительного времени. Об этом свидетельствует история движения чернокожих американцев, которые добились некоторого успеха в борьбе за свои права лишь во второй половине 60-х гг., хотя необ-ходимость изменить межрасовые отношения в стране была отчет ливо осознана еще двумя десятилетиями раньше.

Следует подчеркнуть, что установленное эмпирическими иссле дованиями неравенство ресурсов, находящихся в распоряжении за-интересованных групп, влечет за собой довольно серьезные теоре тические последствия. Мэдисоновская модель протективной демократии исходила из представления о том, что заинтересован ные группы способны сдерживать влияние друг друга. Именно по этому они не препятствуют формированию общей воли. «Плюрали стическая» модель Роберта Даля полностью восприняла эту позицию, став, как заметил один ученый, «апофеозом оптимисти ческой интерпретации заинтересованных групп». Однако эмпири ческая адекватность плюрализма всегда вызывала сомнения у его критиков. Для того чтобы плюралистическая модель была истин ной, необходимо соблюдение по меньшей мере двух условий. Одно из них — это более или менее равномерное распределение ресурсов между различными заинтересованными группами. Мы уже видели, что это условие не соблюдается. Но есть и второе, не менее фунда ментальное условие. В рамках плюралистической модели заинтере сованные группы выступают как политическое выражение соци альных групп. Однако всякая ли социальная группа может выразить себя подобным образом?

Теоретический анализ этой проблемы был предложен в работе Манкура Олсона «Логика коллективного действия» (1965). Основ ной результат состоял как раз в демонстрации того, что даже если у социальной группы есть подлежащие защите интересы, то это вовсе не влечет за собой автоматического оформления заинтере-сованной группы. Олсоновский способ обоснования этого тезиса имеет немало общего с теорией рационального выбора. Основное допущение о рациональности индивидов приводит ученого к вы воду о том, что потенциальные участники заинтересованных групп не будут без особой необходимости тратить свое время, деньги или энергию, чтобы реализовать этот потенциал. Предположим, что к Джону Смиту приходит лидер заинтересованной группы, призван ной отстаивать его интересы, и предлагает ему войти в группу. Смит не сомневается в добросовестности этого человека. И все же, доказывает Олсон, наиболее оправданная, с рациональной точки зрения, позиция Смита — это отказ. Почему? Если заинтересован ная группа не добьется успеха в отстаивании интересов Смита, то вступать в нее, конечно, бессмысленно. Но если деятельность за- интересованнои группы окажется вполне успешной, то и тогда его отказ остается оправданным, ибо интересы Смита будут удовлет ворены без малейших усилий с его стороны. Иными словами, ра циональная стратегия состоит в том, чтобы воспользоваться услу гой, но ничего за это не заплатить. Такую стратегию используют пассажиры общественного транспорта, по-русски именуемые «зай цами». Именно «дилемма безбилетника» (ГгеегШег'з дПетта) ока зывается, с точки зрения Олсона, решающим обстоятельством, которое делает формирование массовых по составу заинтересован ных групп маловероятным.

Здравый смысл подсказывает Смиту убедительный на первый взгляд контраргумент: «Если никто, подобно мне, не присоединится к заинтересованной группе, то мои интересы останутся не представ ленными, и я проиграю». С точки зрения Олсона, такой контраргу мент не работает. Действительно, его рациональное содержание мож но связать с ожиданием того, что все потенциальные члены группы будут принимать во внимание опыт Смита. Но такое ожидание отда ет крайней самонадеянностью. Скорее всего, принятое Смитом реше ние никак не повлияет на общую ситуацию. Таким образом, заинте ресованные группы теоретически невозможны. Почему же тогда они существуют? Во-первых, по мнению Олсона, заинтересованные груп пы могут вербовать членов, предлагая им какие-то дополнительные выгоды. Такие выгоды могут не иметь отношения к основным целям группы. Скажем, если профсоюз поможет Смиту купить более деше-вую медицинскую страховку, или пригласит его на вечеринку с бес платным пивом, или подарит под Рождество ярко разукрашенный календарь, то это не будет иметь никакого отношения к борьбе за права рабочего класса, но для самого Смита окажется вполне эффек тивной приманкой. Во-вторых, в распоряжении заинтересованной группы должны быть эффективные санкции против «зайцев». Как и в общественном транспорте, они должны облагаться штрафом. Если Смит, так и не вступив в профсоюз, подвергнется угрозе увольнения, то профсоюз ничем ему не поможет. А это — весьма ощутимый штраф за бесплатный проезд.

Разумеется, рассуждения Олсона имеют отношение не ко всем заинтересованным группам. Как уже отмечалось, для «общинных групп» проблема членства несущественна. «Ассоциативные группы» вынуждены решать ее в полном объеме, но далеко не все из них даже

теоретически способны привлечь миллионы членов. А чем меньше группа, тем проще решается «дилемма безбилетника». Но для плю ралистической модели, которая приписывает особое значение имен но выражению массовых интересов посредством системы заинтере сованных групп, основные выводы Олсона губительны, и это само по себе подталкивало ученых к поиску альтернативной модели. В то же время, теория Олсона во многом задала направление этих по исков, сформулировав вопрос об источниках дополнительных вы год и санкций, находящихся в распоряжении заинтересованных групп.

<< | >>
Источник: ГОЛОСОВ Г.В.. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТОЛОГИЯ. 2001

Еще по теме Каналы и источники влияния:

  1. 75. КАНАЛЫ ТОВАРОДВИЖЕНИЯ
  2. Вибрационные технические каналы
  3. Маркетинговые каналы
  4. Использование маркетинговых каналов
  5. УПРАВЛЕНИЕ КАНАЛАМИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
  6. ПРЯМЫЕ КАНАЛЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
  7. КАНАЛЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ТОВАРОВ
  8. 8.2. Функции каналов сбыта
  9. Динамика маркетинговых каналов
  10. 65. КАНАЛЫ ВЕРТИКАЛЬНОЙ МОБИЛЬНОСТИ
  11. Электроакустические каналы утечки информации
  12. Оптимизация каналов продаж
  13. КАНАЛЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ