<<
>>

2. Институты государства и гражданского общества в политической системе


Стержнем и основной предпосылкой политической системы является государство. Оно — главный источник, олицетворение политической власти. Без него утратила бы смысл всякая политическая деятельность.
95

Суть государства, его назначение, типология и многие другие аспекты наглядно раскрываются в его взаимоотношениях с гражданским обществом.
И не случайно: государство и гражданское общество существуют как две стороны противоположности, вне которой не может быть понято ни то, ни другое. В них заключены два противоположных механизма консолидации населения. Гражданское общество скреплено сложным переплетением свободно реализуемых частных интересов. Государство же — политическим принуждением.
Радикальное повышение роли гражданского общества в государственных делах исторически связано с возникновением в гражданском обществе институтов политического опосредования — организованного участия граждан в политике. Их совокупность А. Токвиль рассматривал как политическое общество. Являясь одновременно частью и гражданского общества, и политической системы (схема 3), эти институты выполняют функцию политического опосредования между государством и гражданским обществом.
Совокупность институтов политического опосредования можно разбить на две группы. Это, прежде всего, партии и группы давления, формируемые только для участия в политической жизни, т. е. принадлежащие исключительно политическому обществу и политической системе. Другую группу составляют институты, проникающие в политическую систему лишь частично, такие как профсоюзы, трудовые коллективы, церковь, средства массовой информации и некоторые другие.
Важное назначение партий заключается в установлении взаимосвязи между корпорациями гражданского общества и группами
-—96-—

депутатов в выборных органах власти. Решения парламентов, всегда представляющие собой форму компромисса между основными депутатскими группами, должны подкрепляться готовностью к аналогичному компромиссу в гражданском обществе. Такую ситуацию партии способны обеспечить в той мере, в которой они выражают интересы корпораций гражданского общества и пользуются влиянием в парламенте. Без таких партий решения законодателей повисают в воздухе, и их исполнение становится возможным только за счет особых мер принуждения. Так законодатели встают перед необходимостью усиления исполнительной власти, которая затем их же и подминает.
Партии, таким образом, претендуют на выражение интересов крупных социальных слоев и на легальное участие от их имени в принятии и исполнении ответственных политических решений. Другие функции выполняют группы давления — группы интересов, достигающие своих целей путем оказания давления на органы политической власти. В отличие от партий такие группы отстаивают лишь собственные интересы и не претендуют на легальное представительство в органах власти. Их деятельность называют лоббированием.
По мнению Г. Алмонда, артикуляция интересов — функция, прежде всего, групп давления, а агрегирование — партий. При всей условности такое разграничение дает основание для классификации современных демократий. Преобладающее соотношение сильных групп интересов и слабых партий характерно для корпоративной демократии.
Здесь, как отмечает венгерский политолог А. Аг, группы интересов представлены в основных конкурирующих партиях (США), и артикулирование осуществляется интенсивнее. При обратном соотношении — сильные партии и слабые группы интересов (Западная Европа) — преобладает агрегирование, а демократию называют плюралистической.
В политической системе можно обнаружить и другие институты. По прямому своему назначению они принадлежат, главным образом, неполитическому обществу и лишь в некоторых ситуациях, — обычно, когда власть не обеспечивает условий для их нормального функционирования, и нет партий, которые могли бы обслуживать их интерес, — институты эти «прорастают» в политическую систему, включаются в
политический процесс. -—97-—

Прямое назначение, например, средств массовой информации состоит в обеспечении информационного обмена между ячейками общества, создании в нем единого информационного пространства. Политизация СМИ обусловлена, прежде всего, наличием в обществе информационных барьеров социального свойства. Но этот фактор не политизирует их до такой степени, как это происходит в ходе массовых политических кампаний: тогда из органов информации они превращаются по преимуществу в инструмент политического воздействия.
По своему назначению не принадлежат политической системе и профсоюзы, призванные отстаивать сугубо экономические интересы людей труда. Характерен пример Великобритании, где функции тред-юнионов и лейбористской партии строго разграничены, и профсоюзы политической борьбы сторонятся. Но когда реализовать свою экономическую роль при данных политических условиях становится для профсоюзов невозможным и нет партии, которая взяла бы на себя политическую сторону дела, профсоюз также частично проникает в политическую систему. Так случилось в свое время с польской «Солидарностью». Закономерна и политизация профсоюзов России.
Аналогично проявляют себя и трудовые коллективы. Они существуют для производства, для удовлетворения сугубо экономических интересов. И опять: когда государство оказывается неспособным создать условия для нормального производства или тем более препятствует этому и нет надежды на партии, коллективы выходят на политические митинги, объявляют политические стачки, создают параллельные органы власти.
На активную роль в политической жизни претендует и церковь. Пользуясь значительным моральным авторитетом, прежде всего среди верующих, церковь воздействует на многие стороны политического процесса. Общеизвестна степень политического влияния религиозных организаций в мусульманских странах. Велика была роль католической церкви в изменении политического строя в Польше в 80-е годы.
Рассмотренные элементы политической системы проявляют себя в качестве ее подсистем на вертикальном разрезе общественной пирамиды. Их совокупность можно назвать институциональной структурой политической системы. На горизонтальных же
98

срезах различного уровня обнаруживаются местные подсистемы, в той или иной мере воспроизводящие институциональную структуру политической системы всего общества и объединенные отношениями соподчинения уже в другую, иерархическую структуру. Они сами представляют собой политические системы уменьшенных масштабов, характеризуемые тем меньшей замкнутостью, чем сильнее их зависимость от верхних эшелонов власти.
<< | >>
Источник: В. И. Буренко ,В. В. Журавлев. Политология. 2004 {original}

Еще по теме 2. Институты государства и гражданского общества в политической системе:

  1. Марксистское учение о государстве как социальной организации классово-антагонистического общества.Государство и гражданское общество.
  2. 4.1. Государство в политической системе общества
  3. 51. ГОСУДАРСТВО КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  4. 66. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО
  5. Российское общественное мнение как институт гражданского общества
  6. Российское общественное мнение как институт гражданского общества
  7. Российское общественное мнение как институт гражданского общества
  8. 4.5. Гражданское общество и правовое государство
  9. Гражданское общество и правовое государство
  10. 57. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ЕГО СООТНОШЕНИЕ С ПРАВОВЫМ ГОСУДАРСТВОМ
  11. 15. Классики политической мысли о гражданском обществе
  12. 2. Правовое государство и гражданское общество
  13. Глава 2 Гражданское общество и правовое государство
  14. 67. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ КАК ИНСТИТУТ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  15. ПриложениеСоциология в России: гражданское общество и правовое государство
  16. Тема 7. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГОСУДАРСТВО
  17. Вопрос 40 ГОСУДАРСТВО КАК ОСНОВНОЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
  18. 58. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КАК ОСНОВНОЙ ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ, ЕЕ ФУНКЦИИ
  19. Глава 9. Государство как политический институт