§ 1. Характер и природа власти

Мы часто пользуемся словом «власть», не особенно задумываясь над его смыслом. Однако при ближайшем рассмотрении содержание этого понятия оказывается далеко не однозначным. Когда мы говорим о власти, мы чаще всего думаем о политике.
Тем не менее власть касается каждого из нас в повседневной жизни. Если нам приходится кому-то подчиниться, то делаем мы это потому, что он обладает властью над нами. Родители, преподаватели, милиционер, тренер иногда заставляют делать нас то, что они считают нужным, не спрашивая, хотим ли мы того же или нет. И мы подчиняемся, поскольку каждый из них имеет власть.
Власть всегда была одной из центральных категорий политической науки. Многие видные исследователи считают, что власть — непременный спутник политики, что она представляет собой ее главную проблему, в каком-то смысле — ее основной нерв . Власть находится в центре политики, является своего рода ключом к по-стижению едва ли не всех других аспектов политики.
Слово «власть» широко используется не только в научной: литературе, но и в обыденном языке. Так, например, по-французски власть, !е рото'гг, — это не только власть как таковая, но и синоним центрального правительства, по-английски (Не роь'ег — это не только власть, но и держава, государство со всей его мощью; по-немецки (Не Оем/аН — это не только власть, но и мощь, а также насилие. Наконец, в русском языке власть зачастую оказывается синонимом начальства, а слово власти обозначает властные органы государства. Любопытно, что в чешском языке слово \>1а$( означает родина, отечество, а собственно политическая власть выражается словом тос, равно как и мощь. Что же касается властей, то они именуются игаёу, а власти предержащие, правительство — \>1ас1а. И в политической, и в обы-денной речи слово власть не имеет какого-то одного устоявшегося значения. Показательно, что почти все политические мыслители прошлого, говоря о власти, не дают ей четких дефиниций1.
Слово «власть» имеет отношение не только к науке или поли-тической жизни, но широко употребляется в качестве метафоры в обыденном языке. Мы говорим о власти музыки, власти нищеты, власти любовных чар... Мы говорим о влиянии, авторитете или мощи, подразумевая под ним власть. М. В. Ильин и А. Ю. Мель- виль как-то заметили, что слова власть, мощь, сила, влияние, бо-гатство, нормы, права, полномочия и т. п. стоят в одном синони-мическом ряду. Мощь и силу объединяют с властью особые качества — способность к некому делу, свершению. Влияние, богатство, нормы (и даже навыки, обычаи) являют собой некое подобие власти, но осуществляемой по-иному и в иных отношениях. Наконец, права, полномочия, авторитет суть некие неотъемлемые дополнения (и в этом смысле — продолжения) власти, ее инструменты или условия осуществления3.
Оказывается, власть и владение — слова однокоренные, равно как и немецкое слово «сЦе Оеи/ак», означающие, что власть, как и имущество, можно утрачивать, передавать, получать и делить. Вместе с тем власть может рассматриваться в качестве функции, и в таком случае она уже не может быть присвоена одним лишь лицом. Более того — функция начинает возвышаться над людьми, делает их своего рода заложниками структурных отношений, пред- заданных традициями и навыками политического взаимодействия этих людей. Власть как бы отчуждается от лица и становится «личи
ной» — ролью и той сюжетной линией, которые приходится разыгрывать .
Власть возникает в тех случаях, когда люди, оказавшись в сложных условиях, устремлены к взаимодействию и, способствуя преодолению беспорядка, учреждают специальные органы управления или сами берут на себя подобные обязательства. Создано немало фильмов о том, как подростки или взрослые, например пассажиры потерпевшего крушение парохода (дирижабля, самолета), оказавшись одни на необитаемом острове или в труднодоступном месте, выдвигают из своей среды руководителя (в ряде случаев он захватывает власть) и разрабатывают правила совместного поведения.
Под властью надо понимать способность или возможность навязывать свою волю другим людям с их согласия. В таком значении власть выступает добровольной формой влияния, устанавливаемой с согласия подчиненных.
Власть — в общем смысле способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств — воли, авторитета, права, насилия (родительская власть, государственная, экономическая и др.); политическое господство, система государственных органов.
Власть появилась мною позже силы и авторитета — только на стадии вожде- ства, а затем государства. И случилось это 30 — 40 тыс. лет назад, когда появились первые тождества, а закрепилось 5—6 тыс. лет назад, когда возникли первые государства. С этого момента надо говорить о новой форме власти, новом ее качестве — институционализации.
На стадии государств власть распространяется на сотни тысяч и миллионы людей, разделяется на исполнительную, законодательную и судебную, превращается в разветвленный аппарат (бюрократия), опирается на традицию, законодательство и конституцию, используя для своего осу-ществления армию, систему политических партий, пропаганду, полицию, налогообложение и т.д.
ВЛАСТЬ — это вляяше на основе закона иди традиции.
Как институт власть обязательно оформляет свое влияние в каких-либо решениях, которые могут принимать вид королевских указов, парламентских законов, принятых судом постановлений, приказов директора или генерала и т.д.
Чаще всего приказы отдаются в официальной обстановке — в учреждении, министерстве, больнице, школе, казарме. При этом
другие подчиняются приказам не из личных симпатий, а пото: что выполняют предписанные роли. В армии приказы узаконен»,- воинским званием, которое дает командиру право контролировать поведение других. Приказы отдаются не как личные просьбы, а как законное требование, предусмотренное структурой органи зации. Подобным образом отношения складываются в школе, учреждении, министерстве и т.д.
Государственная власть становится самым влиятельным и самым организованным институтом общества, стоящим над всеми другими институтами — производства, семьи, образования, науки, религии.
Понятие «форма правления» относится не к силе и не к авторитету, а только к власти в масштабах всего государства. О формах правления мы будем говорить специально.
Власть можно осуществлять при том единственном условии, что вы способны угрожать социальному положению человека. Неподчинение власти грозит не смертью (это крайний и исключительный случай), но обычно увольнением со службы, лишением титулов и званий, понижением в должности, привлечением к суду.
Власть можно рассматривать в масштабах всего общества и отдельной его части — конкретной организации. В том и другом случае власть предстает в виде иерархии разных по значению и влиянию должностей, продвижение по которым регламентируется законом.
Власть более широкое понятие, нежели сила, так как она может осуществляться без применения силы. Хотя чаще всего власть опирается на применение силы в большем или меньшем объеме.
Властные отношения, по определению, асимметричны — в них вовлечено правящее меньшинство и управляемое большинство. Но так происходило всегда, поэтому указанная асимметрия носит универсальный характер.
Известны три основных метода властвования: убеждение, материальная выгода и насилие. Насилие — самый эффективный в краткосрочной перспективе метод. Однако он неэффективен на длительную перспективу. Самым эффективным (и самым дешевым) методом остается убеждение. Однако все три метода — убеждение, выгода и насилие — всегда присутствуют при всех формах правления, считал Ф. Нойманн.
При характеристике способов властвования нередко учитывают черты стиля поведения властителей. Так, Макиавелли различал среди них «львов» (приверженцев откровенного, нередко прямолинейного господства, склонных к применению насилия) и «лис» (властителей скрытных и более гибких). Его психологическая типология позже была использована в работах знаменитого итальянского социолога и политолога Вильфредо Парето (1848 — 1923), создавшего теорию элит.
Сегодня политологи, в том числе отечественные, предлагают новые стилевые типологии политических лидеров, классифицируя их, в частности, на «знаменосцев», «пожарных» и т.п.
Кроме того, по способам осуществления власть часто подразделяют на явную (эксплицитную) и неявную (имплицитную). Проявлением явной власти будет ситуация, когда «X» совершенно определенным образом, не допускающим разночтений, укажет «У», что ему надлежит делать (или, напротив, не делать). При проявлении неявной власти «У» делает то, чего желает «X», но без прямого указания с его стороны. В этом случае «У» знает (или догадывается), чего хочет «X», и в силу разных причин выполняет это желание (без самого факта отдачи приказания).
Примеры имплицитной власти можно встретить в замкнутых группах (команда политического лидера, семья, а также клика, клиенте- ла). Однажды английский монарх Генрих II (1133— 1189), разгневавшись на архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета (1118-1170), в сердцах воскликнул: «Неужели никто не избавит меня от этого человека?!» Четыре верных королевских рыцаря, которые услышали возглас суверена, той же ночью умертвили архиепископа. Им не требовалось явного, эксплицитного, приказа. И сегодня угодливые придворные, угадывая намерение патрона, слышат то, что не произносится вслух, и делают то, о чем он лишь подумал.
<< | >>
Источник: Кравченко А. И.. Политология: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия»,2001. — 336 с.. 2001

Еще по теме § 1. Характер и природа власти:

  1. 43. ПРИРОДА ВЛАСТИ
  2. Социальная природа власти
  3. Социальная природа гоминьдановской власти
  4. § 1. Природа и характер социологического знания Особенности социологического знания
  5. 6. Вече и князь в древнерусском государстве – высшие органы власти. Система государственных органов власти
  6. 64. ФИЛОСОФСКОЕ ПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ
  7. 1.2. Общество и природа
  8. 1. Взаимосвязь природы и общества.
  9. § 1. Культура и природа
  10. Власть бюрократии: вне контроля? Источники власти бюрократии
  11. 65. ПРОТИВОРЕЧИЯ МЕЖДУ ПРИРОДОЙ И ЧЕЛОВЕКОМ В НАШИ ДНИ
  12. Первое ограничение: отделение от природы
  13. Равновесие в природе