<<
>>

Европейский Союз


«Европейская идея» (в самом общем плане — убежденность в том, что при всем своем историческом, культурном и лингвистическом многообразии Европа спо-собна стать единым политическим сообществом) родилась задолго до 1945 г.
Еще до Реформации в XVI в. папство обладало чем-то вроде наднациональной власти в отношении большей части Европы. Даже после того как сложилась европейская система государств, самые разные мыслители — Руссо, Сен-Симон (1760—1825) и Мадзини (см. с. 139) — в том или ином смысле говорили о необходимости сотрудничества европейских народов друг с другом и даже высказывались за учреждение общеевропейских институтов. До второй половины XX в. такого рода устремлениям суждено было оставаться безнадежной утопией. После Второй мировой войны, однако, континент встал на путь столь глубокой, исторически вообще беспрецедентной, интеграции, что вслед за Уинстоном Черчиллем многие заговорили о создании «Соединенных Штатов Европы». Сегодня даже полагают, что по мере исторической эрозии национального государства именно европейская интеграция становится той моделью политической организации, которую со временем примет весь мир.
При своем начале европейская интеграция была обусловлена целым рядом факторов, действовавших в послевоенной Европе с абсолютно неодолимой силой. Наиболее важными среди них были:
необходимость на основе сотрудничества экономически возродить опустошенные войной страны и создать более широкий рынок, дабы исключить возвращение к протекционизму и экономическому национализму;
стремление установить мир в Европе и навсегда покончить с ожесточеннейшим германо-французским соперничеством, восходившим к франко-прусской войне 1870—1871 годов и объединению Германии в 1871 г., — соперни-чеством, обернувшимся войнами в 1914 и 1939 годах;
осознание того, что «германский вопрос» — структурная нестабильность в европейской системе государств, проистекающая от того, что в самом ее центре находится сильная и амбициозная держава, — может быть разрешен только
1 через интеграцию Германии в более широкую сеть европейских отношений;
стремление защитить Европу от угрозы советского экспансионизма и обеспечить за ней независимую роль в складывавшемся биполярном мире;
курс США на создание экономически сильной и объединенной Европы — как рынка для американских товаров и вместе с тем бастиона против распространения коммунизма и советского влияния;

• повсеместное понимание того (особенно это было характерно для континентальной Европы), что суверенное национальное государство, возможно, уже не обеспечивает мир и экономическое развитие и потому подлежит достройке в виде наднациональных структур. В движении к европейской интеграции явно прослеживается идеалистическая приверженность принципу интернационализма и убежденность в том, что международные организации воплощают в себе заведомо более высокий моральный авторитет, нежели национальное государство. Эта идея содержалась уже в «федералистской» концепции объединенной Европы, вдохновлявшей в свое время по Моне и Шумана (Robert Schuman, 1886—1963). Но первоначальным мечтам о «федеральной» Европе, где европейские нации «объединят» свой суверенитет, не суждено было сбыться.
Например, в 1948 г. хотя и обсуждались планы создания Европейского парламента, удалось создать лишь Совет Европы, который и по сей день остается не более чем дискуссионным обществом, объединяющим в себе не избираемых членов, а представителей национальных правительств. Вообще же интеграция пошла по пути, получившему название функционализма (fimctionalism): в европейском проекте на первый план изначально вышел инструментарий экономической интеграции — все то, что вызывало меньше всего противоречий между государствами, но было для них жизненно важным. В 1952 г. по инициативе Ж. Моне, на тот момент советника министра иностранных дел Франции Р. Шумана, было основано Европейское сообщество угля и стали (ЕСУС). Затем Римским договором (1957 г.) было учреждено Европейское экономическое сообщество. Дальше движение пошло через европейский общий рынок в направлении «все более тесного союза между народами Европы». Сегодня говорят о неофункционализме (neofunctionalism)— наиболее влиятельной теории европейской и региональной интеграции.
В 1967 г. Европейское сообщество угля и стали, Европейское экономическое сообщество и Евратом были формально слиты в единое Европейское сообщество. Хотя в 1973 г. к первоначальной «шестерке» (Франция, Германия, Италия, Голландия, Бельгия, Люксембург) присоединились Великобритания, Ирландия и Дания, 1970-е годы оказались, однако, временем застоя. С новой силой интеграционный процесс возобновился в 1986 г., когда был подписан Единый европейский акт (ЕЕА), где выдвигалась цель к 1993 г. обеспечить по всей Европе беспрепятственное дви- жение товаров, услуг и людей («единый рынок»). В 1991 г. был заключен, в следующем году ратифицирован и в 1993 г. вошел в силу Договор о Европейском Союзе (Маастрихтский договор), которым, собственно, и было ознаменовано рождение ЕС. По договору, 15 членов ЕС (в 1981 г. сюда вошла Греция, в 1986 — Португалия и Испания, в 1995 г. — Австрия, Финляндия и Швеция) взяли на себя обязательства двигаться в на-правлении политического и денежного союза. Сердцевиной этой концепции было введение единой европейской валюты — евро: официально переход на евро состоялся в 1999 г., а в 2002 г. в обращение поступили банкноты и монеты но-
Функционализм — теория, по которой правительство должно прежде всего и главным образом реагировать на практические нужды общества; предполагает последовательную региональную ин-теграцию по отдельным областям и такими темпами, которые определялись бы самими государствами — участниками интеграционного процесса.
Неофункционализм — вариант функционализма, исходящий из того, что региональная интеграция в одной сфере порождает стремление к дальнейшей интеграции.
вой валюты.

4 К понятийному аппарату ПРИ всем этом однозначно определить ж нынешнии политическии статус ЕС весьма и
Принцип межгосударственное™ относит- весьма непросто. Строго говоря, сегодня ЕС ся к любой форме взаимодействия между уже не является тем, чем при своем возник- государствами как суверенными образова- новении были Европейское экономическое ниями, — на этой оси отношений они за- сообщество и Европейское сообщество — ключают договоры и союзы, образуют лиги конфедерацией независимых государств, дей- и конфедерации, такие, как Лига Нации и „
Европейское экономическое сообщество, ствующеи на основе межправительственного Государственный суверенитет в данном слу- принципа. Главную в данном случае пробле- чае сохраняется в полном объеме, посколь- му — проблему национального суверенитета ку решения принимаются на основе консен- _ государства-члены в свое время пытались суса, единодушия и согласия; каждое госу- pa3pelUHTb в так называемом «Люксембургс- дарство при этом пользуется правом вето, теп г
по крайней мере в отношении теТвопросов, ком компромиссе» 1966 г., когда была при- которые затрагивают его жизненно важные ™Ta практика единогласного голосования в интересы. Совете министров с предоставлением каждо
му государству-члену права вето для тех слу- Наднационализм, в отличие от этого, пред- ,
г „ чаев, которые могли бы касаться его жизнен-
полагает наличие власти на более высоком ' г
уровне, нежели уровень национальных го- н0 важных национальных интересов. Однако сударств, — власти, решения которой при- Единый европейский акт и Договор о Евро- нимаются к исполнению. Такую ситуацию мы пейском Союзе ввели в практику голосова- видим в международных федерациях, где ние по принципу квалифицированного боль- суверенитет разделен между центральными шинс после чего этот принцип стали раси местными органами управления. ЕС, на- ' _ _ v „ пример, основан на синтезе межгосудар- пространять на все более и более широкии ственных и наднациональных элементов. круг вопросов, так что сегодня даже у веду щих членов Союза остается все меньше возможностей прибегать к праву вето и в каких- то случаях, теоретически говоря, они могут быть просто-напросто «забаллотированы». Дело усложняется еще и тем, что наработанный в ЕС корпус права имеет обязательную силу для всех членов, а компетенцію отдельных органов ЕС значительно расширилась за счет национальных правительств. В результате возникло некое политическое сообщество с одновременно выраженными межправительственными и наднациональными чертами, где первые, скажем, воплощены в Совете министров, а последние — в Европейской комиссии и Европейском суде. Таким образом, федеральной Европы ЕС, пожалуй, еще не создал, однако поскольку здесь
исходят из примата общеевропейского права над
~ национальным, вполне можно говорить о «фе-
Вето — возможность официально за- с
блокировать принятие решения или какое- Дерализирующеися Европе», либо действие, отказав ему в признании. Хотя втиснуть ЕС в какую-то устоявшуюся
категорию и невозможно, ясно одно: это, вне Голосование квалифицированным всяких сомнений, самый продвинутый в мире эк- большинством — формула голосова- сперимент по части региональной интеграции, ния, при которой для принятия различ- Сообщество уникально уже потому, что столь ных решений требуется неодинаковое ШИр0кий экономический, валютный и полити- количество голосов большинства, а го- - _ лоса государств-участников имеют ческии союз в нем ложился на основе добро- «взвешенный» характер в зависимости от вольного сотрудничества государств. Переход от размеров государства. Сообщества к Союзу, осуществленный через До говор о ЕС, не только распространил межправи-

Обратим внимание на...
Механизм работы Европейского Союза
| > Европейская комиссия (European Commission). Исполнительный орган ЕС, возглавляе
мый 20 полномочными представителями (по два от крупных государств и по одному от небольших) и президентом Европейская комиссия обладает законодательной инициативой, следит за исполнением договоров, заключаемых в рамках ЕС, и несет общую ответственность за политическую деятельность Союза
Совет министров (Council of Ministers). Орган, принимающий основные решения, в состав которого входят министры 15 участвующих государств, подотчетные своим законодательным собраниям и правительствам Председательские полномочия государства в Совете министров продолжаются шесть месяцев Наиболее важные решения принимаются только единогласно, остальные — либо квалифицированным, либо простым большинством
Европейский Совет (European Council). Главный форум, на котором государства представлены главами правительств, министрами иностранных дел и двумя полномочными представителями На нем обсуждаются общие направления деятельности Союза Совет собирается регулярно и осуществляет стратегическое управление ЕС
Европейский Парламент (European Parliament). Европейский Парламент состоит из 626 членов (из них 87 от Великобритании), которые избираются прямым голосованием каждые пять лет Это не законодательный, а законосовещательный орган Полномочия, которыми он обладает (отклонять бюджет ЕС и распускать Европейскую комиссию), фактически не осуществимы, ибо чреваты слишком серьезными последствиями
Европейский Суд (European Court of Justice). Европейский Суд дает толкование законам ЕС и выносит на их основании судебные решения В него входят 15 судей — по одному от каждой страны и 6 «генеральных адвокатов», консультирующих суд Поскольку правовые нормы ЕС обладают приматом над внутренним законодательством стран-участниц, Суд может отменить внутренние законы В Суд Первой инстанции с претензиями могут обращаться как компании, так и сами граждане ЕС
тельственное сотрудничество на такие вопросы, как внешняя и внутренняя политика, безопасность и право, иммиграционная политика и охрана порядка, но и утвердил понятие «гражданин Европейского Союза» с правом человека жить, работать и обладать полнотой политических прав в любом государстве-члене ЕС по выбору. Разумеется, здесь не следуют упускать из виду и того, что столь высокий уровень интеграции был достигнут благодаря в общем-то уникальной комбинации факторов в послевоенной Европе, когда в обществе произошел сдвиг от национализма к идее сотрудничества, а элиты осознали, что национальным интересам полнее всего отвечает не обособленность, а согласованные действия государств. Там же, где таких предпосылок не было, как в случае с Великобританией, европейским «неудобным партнером», имело место лишь самое слабое и ненадежное участие в интеграционном процессе (Великобритания, не будем забывать, отклонила предложение вступить в ЕЭС в 1957 г., а затем выговорила для себя неучастие в валютном союзе и Социальном разделе Договора о Европейском Союзе 1991 г.).
Хотя в ЕС уже столь много сделано для реализации той задачи, которая в Рим-ском договоре была сформулирована как установление «все более тесного союза», и даже много больше того, что было в представлениях Шарля де Голля и Маргарет Тэтчер о Европе как о конфедерации независимых государств, сегодняшнему Союзу пока еще далеко до осуществления мечты федералистов о европейском «сверхгосударстве». Здесь еще велико значение принципа субсидиарное™, воплощенного в Договоре о Европейском Союзе, и чисто прагматического подхода к интеграции > ^ к понятийному аппарату У таких ЕедУщих государств, как Франция и
Германия. Решения в «новой Европе» при- Свободная торговля — это система торго- нимаются на самых разных уровнях, так что вых отношений, при которой государства от- политический процесс здесь становится рав- казываются от тарифов и других форм про- недействующей субнационального, нацио- текционизма. Считается, что свободная тор- нального межправительственного и надна- говля несет с собой целый ряд экономичес- ,
ких и политических преимуществ. В эконо- ционального факторов - в зависимости от мике она позволяет стране специализиро- того, какие именно проблемы и в каких об- ваться на тех товарах и услугах, которые ей ластях политики обсуждаются. Именно так и удобнее и выгоднее всего производить, что следует представлять себе картину принятия способствует специализации в мировом решений в ЕС. И ее совершенно не нужно
масштабе и взаимовыгодным условиям раз- „ с
о ^ упрощать до некоей схемы противоборства
вития. В политике свободная торговля со- J ^ ґ
действует взаимозависимости и космополи- между национальным суверенитетом и над-
тизму, радикально снижая вероятность кон- национальными процессами в ЕС.
фликтов. Критики, однако, отмечают, что Сколь ни впечатляет прогресс, достигну-
свободная торговля ведет к углублению эко- тый Европой, ЕС еще предстоит пройти че-
номического неравенства: экономически рез множество испытаний и разрешить множе-
мощные державы получают доступ к рынкам дрожем. Наиболее застарелая из них -
стран менее развитых, не сталкиваясь со _ _ * „
сколько-нибудь серьезной конкуренцией со Общая сельскохозяйственная политика
стороны товаров местного производителя, (ОСП), где дело обстоит так, что значитель-
и «завязывает» экономику на мировые рын- ная часть фондов ЕС до сих пор использует-
ки, а не на потребности местного характе- ся для субсидирования неконкурентоспособ-
ра; наконец, вместо общественной стабиль- ного фермерства. Необходимость реформи-
ности, рабочих прав и охраны окружающий рования 0СП признают, кажется, все: воп- среды во главу угла ставится прибыль. Воп-
„„ " ,,„,„ рос заключается лишь в том, как сломить мо-
рос о свободной торговле является цент- ґ „ ' __
ральным в дискуссии о том, насколько же- іушественньїе сельскохозяйственные лобби в лательна глобализация и каковы ее действи- таких странах, как Франция, Германия и тельные последствия. государства Южной Европы. Вторая пробле- ма — так называемый «демократический дефицит», слабость механизмов политической подотчетности у единственного органа, избираемого прямым голосованием, — Европейского парламента. Третья проблема — вступление в ЕС новых 12 членов к 2008 г.: столь масштабное расширение ЕС неизбежно повлечет за собой необходимость финансировать развитие слабых экономик бывших коммунистических государств, дополнительную нагрузку на бюджеты ЕС и дальнейшее осложнение процесса принятия решений здесь — процесса, который уже показал свои недостатки в Амстердамском договоре 1997 г. (о политическом союзе) и Договоре в Ницце 2000 г. (о механизмах расширения Союза). Четвертая проблема — экономическое развитие ЕС, отныне напрямую связанное с тем, насколько успешным окажется проект единой европейской валюты: здесь, помимо прочего, важно то, чтобы единые процентные ставки устраивали государства с весьма и весьма разными экономическими условиями. Наконец, остается проблема движения ЕС к большей независимости и самостоятельности на международной арене, чреватая тем, что Союзу, возможно, придется переосмысливать свои отношения с теми или иными из великих держав: какие-то признаки этого бы уже видим в обеспокоенности США по поводу строительства европейских сил быстрого реагирования и вытекающих отсюда неясностей в отношении будущего НАТО.

<< | >>
Источник: Эндрю Хейвуд. Политология. 2005

Еще по теме Европейский Союз:

  1. Европейский Союз
  2. ЕВРОПЕЙСКИЙ ВАЛЮТНЫЙ СОЮЗ
  3. 2. СОЮЗ СПАСЕНИЯ И СОЮЗ БЛАГОДЕНСТВИЯ
  4. Европейская левантийская торговля в Сирии в XVI—XVIII вв. и активизация европейского проникновения
  5. Г л а в а XV Всеславянский союз
  6. Беотийский союз
  7. Вопрос 46. Германский союз
  8. Священный союз.
  9. Германский союз.
  10. § 3. Советский Союз
  11. § 4. Советский Союз накануне войны
  12. 54. «СВЯЩЕННЫЙ СОЮЗ» И ЕГО РОЛЬ В МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКЕ
  13. Союз Афин со Спартой. Конгресс греческих городов
  14. Глава XАФИНСКИЙ МОРСКОЙ СОЮЗ
  15. § 24. Советский Союз и его распад
  16. 4. Таможенный союз и углубление интеграции
  17. Советский Союз столкнулся с количественной теорией д енег
  18. 9. Как создавалась «венская система» и как образовался Священный союз?
  19. Европейская валютная единица (ЭКЮ).
  20. Европейская интеграция.