<<
>>

Есть ли будущее у нации-государства?

По мере того как XX век шел к своему завершению, все чаще стали говорить о том, что закончилась и эпоха националистических идеологий. И отнюдь не потому, что на смену им пришли «более высокие» наднациональные уровни политических отношений, а потому что они до конца исчерпали свою задачу — создать мир наций-государств.

В свое время нация была признана единственно законно существующим политическим организмом. После 1789 г. в мире произошли радикальные преобразования как раз на основе этого принципа. На 1910 г. из 159 государств, что в 1989 г. были членами ООН, существовало лишь 15. Даже в XX в. большинство народов мира продолжало находиться в колониальной зависимости от одной из европейских империй. Лишь три из нынешних 65 стран Ближнего Востока и Африки существовали до 1910 г.,— ас 1959 г. в мире возникло не менее 74 государств. И все эти перемены в значительной степени были результатом борьбы за национальную независимость, по завершении которой новые государства неизменно обзаводились всеми атрибутами нации-государства.

Сама история, казалось бы, работала и работает на нацию-государство. Каждый из трех главных геополитических сдвигов XX в. (Первая мировая война, Вторая мировая война и крах коммунизма в Восточной Европе) лишь еще больше укреп-лял концепцию нации как основной формы политической организации общества. После 1991 г. возникло еще 18 новых государств (15 из них как результат распада СССР), и все они заявили о себе как о нациях-государствах. Достоинство этой формы государственного устройства состоит в том, что она одновременно связывает общество и культурными, и политическими факторами: границы этнического сообщества, где люди объединены общим прошлым и общей культурой, в данном случае идеально совпадают с областью гражданства. Вот почему многие говорят о том, что возникновение наций-государств было в свое время процессом совершенно естественным и закономерным: никакая иная общественная группа, помимо нации, исторически не могла бы стать устойчивой политической общностью.

Отсюда следует вывод, что это вообще единственная жизнеспособная политическая орга-низация, а всякого рода наднациональные органы, такие, как Европейский Союз, никогда не сравняются с национальными правительствами в способности управлять обществом на сколько-нибудь легитимных основаниях. По этой логике процесс европейской интеграции должен бы быть поставлен в жесткие рамки, ибо люди разной культуры, разной истории и разных языков никогда не почувствуют себя гражданами единой Европы — объединения сугубо политического свойства. > Нужно, однако, сказать, что к тому историческому моменту, когда принцип нации-государства, казалось бы, совершенно укоренился в сознании всего мира, появились мощные силы, угрожающие превратить национальное государство в пережиток прошлого. Заговорили о «кризисе нации-государства» под воздействием внутренних тенденций и внешних угроз. Во внутреннем плане нации-государства испытывают воздействие целого ряда центробежных сил, вызванных активизацией этнических и региональных структур. Повсеместная озабоченность этническими проблемами, может быть, и отражает то обстоятельство, что в ситуации экономической и культурной глобализации нации более не способны обеспечить ни коллективной идентичности, ни вообще чувства причастности к какому-то единому социальному целому. Поскольку все нации-государства так или иначе несут в себе многообразие

этносов и культур, воссоздание политики на этнической основе представляет собой открытый вызов модели национального государства. Но в отличие от нации этничес-кие или региональные группы не являются общепризнанными и жизнеспособными политическими единицами — сами они поэтому тяготеют к федерализму и конфеде-рации. Мы поэтому и видим, например, что в структуре, предусмотренной Европей-ским Союзом, бельгийские области Фландрия и Валлония получили такую степень самоуправления, что Бельгию лишь формально можно считать нацией-государством. Природа таких центробежных сил обсуждается подробнее в гл. 8.

Внешняя угроза целостности нации-государства может принимать различные формы.

(1) Это прогресс в области вооружений, особенно ядерных: возникла объективная потребность в наднациональных и международных органах, которые отвечали бы за сохранение мира. В свое время это привело к созданию Лиги Наций, позже — Организации Объединенных Наций. (2) Это глобализация экономики: сложился общемировой рынок, экономическая деятельность осуществляется через громадные транснациональные корпорации, а громадные капиталы перемещаются по миру, что называется, в мгновение ока. Так есть ли будущее у нации-государства в мире, где ни одно национальное правительство не отвечает за свои экономические судьбы? (3) Сам институт нации-государства, как выясняется, несет в себе угрозу окружающей среде и глобальному экологическому равновесию. Нации превыше всего озабочены своими собственными стратегическими и экономическими интересами: мало кто из них берет на себя труд подумать о том, какие экологические последствия возымеют их действия. Серьезность ситуации проявилась со всей очевидностью в 1986 г., когда стало известно о Чернобыльской ядерной катастрофе. Последствия ее таковы, что по Северной Европе прокатилась волна радиации, которая, как ожидается, станет при-чиной 2000 случаев смерти от рака в течение 50 лет.

Наконец, последнее. От других форм политической организации нацию-государство всегда отличало то, что она связывала людей единой национальной культурой и общими традициями. Сегодня с возникновением транснациональной и даже глобальной культуры ослабляется и эта ее способность. В том же направлении работает международный туризм и небывало быстрое развитие техники связи — от спутникового телевидения до «информационного суперхайвея», объединяющего целый ряд коммуникационных технологий. Сегодня американские фильмы и телевизионные программы транслируются по всему миру, индийская и китайская кухни так же популярны в Европе, как и свои национальные блюда, а люди общаются между собой, находясь в разных частях света, столь же легко, как если бы они связывались с соседним городком. Учитывая все это, спросим еще раз: есть ли будущее у нации-государства? Этот вопрос и целый комплекс связанных с ним проблем подробнее обсуждаются в гл. 7.

<< | >>
Источник: Эндрю Хейвуд. Политология. 2005

Еще по теме Есть ли будущее у нации-государства?:

  1. Есть ли будущее у исламского фундаментализма?
  2. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ И НАЦИЯ. МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА И МНОГОЭТНИЧНЫЕ НАЦИИ
  3. Г л а в а VIII О том, что честь не есть принцип деспотических государств
  4. ТЕМА 18 Итальянские государства Х1У-ХУвв. Священная Римская империя германской нации Кризис универсалистской государственности
  5. 5. Понятие нации
  6. Нации как культурные общности
  7. Нации как политические общности
  8. Формирование английской нации.
  9. 1. Нации и межнациональные отношения в современном мире.
  10. Нации и империи