<<
>>

§ 5. Электорально-правовая культура российского общества


Отсутствие в отечественной правовой культуре традиций компро мисса и согласия подрывает легитимирующую функцию выборов и препятствует формированию демократической электорально-право вой культуры. Так, избирательные кампании 1993, 1995, 1996 и 2000 гг. большинства партий и лидеров строились преимущественно на обличении политических противников. Вследствие этого российские избиратели были по существу лише ны возможности серьезно разобраться в состоянии общества, его эко номики и культуры, причинах кризисов и конфликтов. Вместо того, чтобы обсуждать реальные пути выхода из кризиса и нахождения со гласия, кандидаты зачастую соревновались (как правило, заочно) в
поисках компроматов и обвинений. Поэтому избиратели были искус ственно поставлены, особенно на президентских выборах 1996 г., в ситуацию дихотомичного выбора между режимом «тоталитаризма», «национал-коммунизма» с его эгалитарной бедностью и отсутствием прав и свобод и «антинародным» режимом «переродившейся верхуш ки КПСС» и «компрадорской буржуазии», ограбившей 80% россиян и развалившими страну, ее экономику, культуру и армию. Заимствован ные из США и усовершенствованные применительно к специфике России высокие избирательные технологии строились президентской командой с помощью почти полной монополии на электронные СМИ преимущественно на основе техники психологического воздействия, воздействия на подсознание избирателя. На этих, да и на других выбо рах содержание курсов политики и реформ в целом все больше подме няется техникой воздействия на гражданина, манипулирования им, а конкуренция программ и идей — конкуренцией используемых в изби рательной кампании ресурсов (прежде всего денежных) и борьбой за доступ к СМИ.
Еще более трагичным исходом могут обернуться регулярно пред лагаемые обществу такие рецепты решений политических конфлик тов и достижения стабильности, как перенос или даже отмена выбо ров, роспуск оппозиционного парламента, запрещение политических партий, установление «демократической диктатуры», или режим лич ной власти.
Одним из основных индикаторов степени интериоризации норм демократического избирательного права, включения их в базовые ценности индивидов является признание ими выборов в качестве основного средства и канала формирования органов власти. С этой точки зрения у россиян есть основания быть удовлетворенными итогами происходящих в последние годы реформ. Почти 60%- (59,2%) респондентов разделяют эту позицию. Лишь 5,3% полагают ся исключительно на назначение «сверху», так как не верят в спо собность рядовых граждан эффективно осуществлять функцию от бора руководителей путем участия в выборах. По мнению еще 21,9%, следует в равной мере использовать оба эти принципа фор мирования органов власти.
То, что выборы стали одной из базовых политических ценностей для большей части российского общества, подтверждается и тем, что только 17,4% респондентов одобряют отказ от участия в выборах как средство воздействия на власть и 23,5% респондентов одобряют ис пользование голосования против всех в тех же целях. Между тем 67,1% не одобряют абсентизм избирателей, а 62,6% не одобряют голо сование против всех. О гражданственной зрелости российского изби-
рателя свидетельствуют и другие данные этого исследования. Так, ос новным мотивом голосования 44,8% респондентов за конкретного кандидата является оценка того, что он может сделать для России. Об устойчивости этой позиции свидетельствуют ответы респондентов на вопрос о мотивах их участия в выборах депутатов Государственной Думы в декабре 1995 г.: 43,1% руководствовались прежде всего испол нением своего гражданского долга, а 28,1% не хотели, чтобы другие решали за них, кому быть у власти.
Приведенные и другие данные показывают, что лишь незначи тельная доля граждан сохранила сколь-нибудь полно характерную для России авторитарно-подданическую политико-правовую культу ру.
Это прежде всего те, для которых наиболее подходящей для России формой государственной власти (правления) являются аб солютная монархия — 1,9% и конституционная монархия — 3,6%. Вместе с тем в смягченном, авторитарно-патерналистском виде этот тип культуры распространен в российском обществе довольно ши роко. Его разделяют, например, значительная часть из тех 47,8% граждан, которые, испытывая традиционную для россиян тягу к сильной власти, выступают за президентскую республику. Бросается в глаза, что среди них большая доля тех, которые видят в прези дентской системе гарантию произошедших в стране перемен, уже принесших им материальные и иные блага или ожидающих их от новой системы. Именно поэтому среди них преобладают молодые люди (60,4% в возрастной группе 18—19 лет и более 55% в возрас тных группах 20—29 и 30—39 лет), материально благополучные (64,5% из них) и образованные горожане.
Определенное, хотя и неоднозначное влияние на поведение изби рателей оказывает такой элемент электорально-правовой культуры -граждан, как их доминирующие политико-идейные ориентации. В ка честве таковых, учитывая ограниченность партийных предпочтений (лишь 20% россиян являются сторонниками какой-либо политичес кой партии) из-за несложившейся партийной системы и недостаточ ного влияния политических партий в обществе, были выделены сле дующие агрегированные ориентации (рис. 1).
При всей условности такой классификации ее достоинство — в от носительной нейтральности и ненасильственности деления респон дентов на эти типы ориентаций. Бросаются в глаза разительные пере мены, произошедшие в сознании россиян всего лишь за какие-то 4— 5 лет. Еще в начале 90-х годов левые ориентации, само слово «левые» были столь популярны, что либеральные демократы при всем их анти коммунизме, опираясь на абсолютное доминирование в СМИ (достиг шее уровня монополии на телевидении), упорно называли себя левы-
ми, а коммунистов и их сторонников — правыми. Сегодня чуть боль ше 16% идентифицируют себя с этим идейно-политическим спектром. По-прежнему малопопулярны правые ориентации, несмотря на рост консервативных настроений в обществе, уставшем от очередной рево люционной ломки. С этим спектром себя отождествляют прежде всего материально обеспеченные и в основном удовлетворенные процессом трансформации России — 51,2%, из них полностью или частично по лагают, что страна движется в правильном направлении по сравнению с 32,7% среди центристов и 30,8% среди левых, занимающих такую же позицию.
Центристские 71%
Рис. 1. Политические ориентации (взгляды)
Подавляющая часть граждан предпочитает относить себя к ней тральному политическому спектру — к центристам. Это свидетельст вует прежде всего о неприятии большинством любого радикализма, о стремлении этого большинства избежать катаклизмов, гражданской войны, о его готовности к компромиссам. Вместе с тем частично этих ориентаций придерживаются люди, не занимающие сколь-нибудь четких общественных позиций, которых называют «болотом», нако нец просто конформисты — довольно широко распространенный в советское время тип личности. Отсюда столь высокая среди цент ристов доля лиц, выбравших в данном вопросе ответ: «Затрудняюсь ответить». Она нередко превышала в два, а то и в три раза долю таких ответов на вопросы-анкеты среди придерживающихся левых и правых ориентации.
Подтвердилась гипотеза о том, что входящие в оба крыла идейных ориентаций политически более активны. Распределение представите-

лей всех трех групп с точки зрения интегрального показателя этой
активности приведено на рис. 2. %
70
60
50 40 30 20 10
0
Левые Центристские Правые
Рис. 2. Политические ориентации и интерес к политике
Читателям, знакомым с электоральным поведением различных групп избирателей, известна более высокая избирательная актив ность сторонников левых партий и движений. В немалой степени она объясняется их высокой политизированностью. Однако такая политизированность является во многом следствием их принадлеж ности к протестно-активистской субкультуре. Имея незначительный доступ к большинству главных ресурсов власти (к финансам, СМИ, особенно электронным, госаппарату, силовым структурам, зарубеж ным и международным организациям и фондам и к др.), они при дают повышенное значение такому общедоступному ресурсу власти, как участие в выборах — 83% из них (по сравнению с 63% среди центристов и 76% среди правых) верят в то, что своим участием в голосовании они смогут изменить что-либо в жизни страны.
Выражение протестного характера субкультуры сторонников левых идейно-политических ориентаций многообразно. Например, негативно оценивают направление развития страны 62,8% сторонни ков левых взглядов по сравнению с 49% центристов и 37,9% сторон ников правых ориентаций. Как видно из табл. 1, большая доля среди левых поддерживает республику Советов и парламентскую республику как форму правления и организации государственной власти и относится с недоверием к президентской республике.

Таблица 1 Политические ориентации Наиболее подходящая форма правления для России (%) Парламентская республика Президентская республика Республика Советов Левые 17,0 38,7 31,9 Центристы 9,8 48,0 19,2 Правые 13,4 57,7 15,8 Российская политико-правовая культура содержит в себе, как ни парадоксально звучит словосочетание, заметные участническо-автори- тарные черты, а субкультуру левых можно даже назвать участническо- авторитарной. Ибо высокая готовность к участию в политике, в том числе в выборах, сочетается у них с ориентацией на сильное государст во, порядок и власть. Стремление значительной части россиян (не только левых ориентаций) прислониться к власти, ожидания именно от нее помощи в решении большинства проблем как выражение этого вида политико-правовой культуры проявилось и в сравнительно невы соком одобрении (а не в готовности лично участвовать) россиянами даже вполне мирных форм участия протеста как способа воздействия на власть с целью добиться изменений в ее политике. Речь идет прежде всего об участии в митингах и демонстрациях, подписании обращений и петиций, критике властей в листовках и газетах, являющихся впол не легитимными и действенными в условиях демократии (табл. 2).
Табл ица 2 № Форма участия протеста Отношение электората к действиям власти (%) Полностью одобряют Скорее одобряют Скорее не
одобряют Совер-шенно не одобряют Затруд-няются ответить 1 Участие в митингах и демонстрациях 13,1 31,5 29,6 18,1 7,8 2 Подписание обращений, петиций 12,1 34,3 27,7 15,3 10,6 3 Участие в забастовках 10,1 25,0 32,3 24,1 8,5 4 Перекрытие уличного движения 4,1 8,3 36,9 42,0 8,7 5 Критика властей в лис-товках и газетах 16,7 36,5 23,4 14,4 9,4 6 Отказ от участия в выборах 4,8 12,6 37,1 35,0 10,5 7 Участие в вооруженном сопротивлении 1,9 2,9 23,5 64,2 7,5 8 Голосование против всех партии и кандидатов 5,7 17,8 32,7 29,9 13,8

Тот факт, что лишь относительно небольшая доля взрослого на селения одобряет отказ от голосования или голосование против всех кандидатов и партий, объясняется не только тем, что ценности из-бирательного процесса и права интериоризированы, как уже отме чалось, существенной частью россиян. Такой отказ означает, по су ществу, невозможность использования одного из основополагающих политических прав гражданина, обеспечивающего ему участие в по литике и управлении, влияние на принятие политико-властного решения. Слова «относительно небольшая» все же не должно засло нять масштабы возможного отказа. Одобряют как средство измене ния политики властей: отказ от голосования — каждый шестой из биратель, голосование против всех кандидатов и партий — почти каждый четвертый. Относительность величины такой позиции про теста видна из масштабов уже названных факторов протеста и прежде всего фактора низкого жизненного уровня — 38,7% респон дентов заявили, что живут от зарплаты до зарплаты, а 41,2% живут в нищете, т.е. подавляющее большинство жителей страны (79,9%) оценивает свое материальное положение как неблагополуч ное. К этому надо добавить, что довольно большая доля граждан от рицательно относится к деятельности федеральных органов всех трех ветвей власти (рис. 3).
К Президенту РФ [
К Государственной Думе |
К Конституционному Суду |
К Совету Федерации |
О 5 10 15 20 25 30 35 40 45 % Рис. 3. Отношение к деятельности федеральных органов власти Само по себе наличие недовольных органами государственной власти и управления и даже судебной власти не опасно, если граж дане полагают, что своим участием в выборах они могут повлиять на эти органы, изменить ситуацию в стране. Однако 25,8% сооте чественников в той или иной степени в это не верят и составляют таким образом потенциал не для компромисса и согласия, а для протестных действий. Как видно из табл. 2, речь идет о преиму щественно умеренных формах протеста. В нашем обществе ра-дикальные протестные действия (такие как перекрытие уличного движения или использование оружия) имеют в настоящее время незначительное число сторонников. При этом подтвердилась гипо-
теза о том, что наибольшую долю среди них составляют левые (табл. 3).
Таблица 3 Политические ориентации Одобряющие в целом участие протеста (%) Перекрытие уличного движения Участие в вооруженном сопротивлении Левые 25,5 8,5 Центристы 9,8 3,9 Правые 10,0 5,4 . При интерпретации ответа на этот вопрос необходимо иметь в виду два обстоятельства. Первое: отношение к участию протеста как к сред ству изменения политики властей означает не столько отношение к системе в целом, сколько оценку отзывчивости государственных орга нов к нуждам граждан. Второе: количество реальных участников таких действий обычно на несколько порядков меньше числа сторонников.
В сознании соотечественников есть и ряд других неблагоприятных для достижения политико-правового согласия аспектов. Прежде всего это относится к распределению базовых правовых позиций (ценност ных ориентаций). Проведенные еще в советский период исследования показали, что наиболее значимыми для правового поведения личнос ти являются не столько уровень знания правовых норм, сколько оценочное отношение к ним. Поэтому в данном исследовании были выявлены не только оценки различных норм избирательного права, участников и организаторов избирательного процесса, но и базовые правовые позиции избирателей.
Позиции по отношению к закону распределились следующим об разом:
прагматично-позитивная — 24,8%;
боязнь санкции — 15,7%;
прагматично-отчужденная — 34,1%;
принципиальная — 16,2%.
Распределение ответов свидетельствует о том, что признанный еще со времен Древнего Рима одним из главных принцип права, гла сящий, что закон есть закон и его надо соблюдать даже в тех случаях, когда он кажется несовершенным или несправедливым, разделяет чуть больше 16% избирателей. Позитивную, хотя и несколько прагма тичную правовую позицию занимает еще 24,8% россиян, полагающих, что закон прежде всего охраняет их интересы и интересы других граж дан. Почти 16% респондентов видят в законе главным образом средст во принуждения и наказания, а 34,1% не усматривают в нем пользы
для практической жизни. Таким образом, почти половина избирате лей страны занимает отчужденно-настороженную позицию в отноше нии права.
Другим важным показателем отношения личности к избиратель ному праву и процессу как к демократическим ценностям является оценка этой личностью политико-властного потенциала своего учас тия в выборах. И с точки зрения этого индикатора можно констатиро вать заметный прогресс за столь короткий срок демократизации жизни общества и государства в электорально-правовой культуре рос сиян: 68% из них убеждены, что своим участием в выборах они могут изменить что-либо в жизни страны. Вместе с тем каждый десятый из биратель (9,6%) считает, что его участие в выборах ничего не изменит в жизни страны, а еще 16,2% склоняются к данной позиции. В сово купности это означает, что почти каждый четвертый избиратель в той или иной степени не верит, что выборы являются для него действен ной формой участия в политико-государственной власти и управле нии, средством влияния на выработку и принятие политико-управ ленческих решений. О значимости и стойкости такой позиции свиде тельствует тот факт, что основной причиной для 27,6% избирателей из числа не принявших участия в декабрьских 1996 г. выборах в Госдуму явилось неверие в то, что их голос может что-либо изменить.
Данные этого исследования позволяют выделить те слои и группы населения, на которые следует адресно ориентировать средства по вышения электорально-правовой культуры избирателей в рамках фе деральной программы. Так, среди в той или иной степени негативно оценивающих властный потенциал своего участия в выборах наиболь шую долю составляют лица с низким образованием и уровнем дохода. Это свидетельствует, в частности, о том, что данная электорально-пра вовая позиция частотно является результатом маргинализации этих групп. Определенный оптимизм внушает тот факт, что среди занимаю щих резко негативную позицию наименьшую долю составляют моло дые избиратели 18—19 лет — 2,4%. Это дает основание предсказывать позитивную динамику изменения этой важной позиции избирателей.
Знание гражданами основополагающих норм избирательного права, порядка образования избирательных комиссий и оценка их де ятельности составляют необходимую предпосылку формирования у населения высокой электорально-правовой культуры, вооружает его средствами ориентации в непростой сфере избирательного права и процесса. Исследование показало чрезвычайно неравномерное рас пределение уровня знаний различных норм избирательного права и порядка формирования избирательных комиссий среди различных групп избирателей: от 87,6% в отношении возраста, по достижении
которого гражданин России приобретает право голосовать, до 9,5%, знающих, что находящийся на учете в психоневрологическом диспан сере (без признания его судом недееспособным) не лишается избира тельного права. Полученная картина позволяет сделать вьюод не только о явно недостаточном уровне знания населением основных разделов избирательного права, но и, на что следует обратить особое внимание, незнании рядом групп и слоев принципов избирательного права. Так, те 36,8% респондентов, которые ответили, что в соответствии с зако ном могут проводиться выборы Президента России, если в бюллетене окажется один кандидат, проявили не просто незнание отдельной нормы избирательного права, но и одного из его демократических принципов — принципа состязательности выборов.
Подобным образом те 27,9, 20,9, 15,3 и 34,8% избирателей, счи-тающие, что не имеют права избирать Президента РФ граждане, ко торые, соответственно, находятся в предварительном заключении, находятся в заграничной командировке, в вытрезвителе, старше 80 лет, не знают такой гарантии принципа всеобщности избиратель ного права, как приостановление этого права только для двух кате горий граждан: признанных судом недееспособными и содержащих ся в местах лишения свободы на основе вступившего в законную силу приговора суда.
Определенные негативные последствия для соблюдения норм из бирательного права имеют и выявленное незнание гражданами того, что: члены избирательной комиссии не имеют права проводить пред выборную агитацию — 36,1%; при проведении предвыборной агита ции нельзя предоставлять избирателям бесплатно или на льготных условиях товары, услуги, ценные бумаги и денежные средства — 16,9%; нельзя проводить предвыборную агитацию за день до выбо ров — 20,4%; кандидат в Президенты РФ имеет право использовать собственные денежные средства для формирования своего избира тельного фонда — 22,0%; кандидат в Президенты РФ одновременно не имеет права принимать пожертвования в свой избирательный фонд от международных организаций — 35,3%; если он совершил ошибку при заполнении избирательного бюллетеня, то имеет право получить от избирательной комиссии новый бюллетень — 29,6%; наблюдатель от кандидата на выборный пост или от избирательного объедине ния/блока имеет право присутствовать при подсчете голосов избира-телей — 18,4%. Незнающие эти и другие нормы избирательного права граждане могут не обратить внимание на нарушение этих норм и тем самым в ряде случаев — и на нарушения своих избирательных прав.
Соблюдению норм избирательного права и предотвращению их нарушений может воспрепятствовать и незнание соответственно
36,1 и 27% респондентов того, что отказ гражданину в ознакомлении со списком избирателей со стороны членов избирательной комиссии и непредоставление гражданину председателем участковой избиратель ной комиссии сведений об итогах голосования могут повлечь админи стративную или уголовную ответственность.
С точки зрения понимания когнитивного компонента электораль но-правовой культуры избирателей важно знать, как сами граждане оценивают степень своего знакомства с тремя основными федераль ными законами в этой области. В целом по самооценке избирателей менее половины из них почти равно знакомы с этими законами (табл. 4).
Таблица 4 № Законы Самооценка избирателями знания ими законов Знакомы Не знакомы 1 Об основных гарантиях избирательных прав граждан 42,7 57,3 2 О выборах депутатов Государственной Думы РФ 39,6 60,4 3 О выборах Президента РФ 42,5 57,5 Для более полной оценки этих знаний и адресных усилий по их повышению были выявлены три их уровня. В табл. 5 в числителе каж дого такого уровня приводится процент от числа знакомых с соответ ствующим законом, а в знаменателе доля знакомых на данном уровне среди всех избирателей.
Таблица 5 Оценка знания избирателями законов (%) № Законы Хорошо знаком В основном знаком Слабо знаком Практи-чески не знаком 1 Об основных гарантиях избирательных прав граждан 7,3/3,7 33,6/17,1 43,1/21,9 1,3/6,2 2 О выборах депутатов Государственной Думы РФ 5,7/2,8 27,8/13,9 46,2/22,9 16,8/8,3 3 О выборах Президента РФ 7,1/3,7 30,1/15,6 44,9/23,3 13,4/6,9 Можно констатировать, что среди в той или иной степени знако мых с этими законами избирателей даже по их самооценкам более половины знакомы с ними слабо. Однако все же следует помнить, что
эти законы для неспециалистов отнюдь не простые и, что не менее важно, срок их действия еще относительно невелик.
Особенности электорально-правовой культуры общества опреде ляются, помимо сказанного, также применимой в нем избирательной системой и отношением к ней со стороны граждан. Это особенно важно для становящихся демократий, использующих смешанные из бирательные системы, т.е. и для России. Учитывая ведущуюся в стра не дискуссию о достоинствах и недостатках используемой при выборе депутатов Государственной Думы смешанной избирательной систе мы, респондентам был задан вопрос о том, какой должна быть избира тельная система, чтобы в законодательном органе власти наиболее полно отражались интересы различных групп населения. Ответы рас пределились следующим образом:
за голосование только по партийным спискам — 8,8%;
в поддержку голосования только за отдельных кандидатов — 60,5%;
за смешанную избирательную систему — 13,4%.
Для повышения электорально-правовой культуры избирателей не обходимо принять во внимание, что среди 17% населения, затруднив шихся ответить на этот вопрос, женщин в два раза больше, чем муж чин; молодежи больше, чем людей среднего возраста; менее образо-ванных больше, чем лиц с более высоким образованием; больше людей с центристскими и правыми взглядами.
Для смешанной избирательной системы был задан дополнитель ный вопрос о предпочитаемой разновидности этой системы.
37,5% из опрошенных выступают за избрание равного количест ва по партийным спискам и при голосовании за отдельных канди датов;
39,4% предпочитают, чтобы большинство избиралось из отдель ных кандидатов;
9,2% поддерживают избрание большинства депутатов по пар тийным спискам.
Таким образом, политики и эксперты должны считаться с тем фак том, что на сегодня подавляющее большинство избирателей выступа ет за избрание депутатов из числа отдельных кандидатов. В основе этого предпочтения лежит прежде всего глубокое недоверие к полити ческим партиям. Это недоверие ярко выражено даже среди сторонни ков смешанной избирательной системы.
Между тем институтом демократического общества, обеспечиваю щим агрегирование и выражение интересов населения во внутренней и внешней политике, выступающим посредником между граждани ном, с одной стороны, и представительными органами и выборными
лицами исполнительных органов государственной власти, с другой, обеспечивающим формирование этих органов и ротацию их членов посредством выборов, осуществление контроля над ними, являются именно политические партии. К сожалению, в нашей стране полити ческие партии эти функции сколь-нибудь полно сегодня выполнять не в состоянии. Их слабость, отсутствие подлинной поддержки со сто роны населения подтвердило и данное исследование:
только 20,1% граждан считают себя сторонниками какой-либо политической партии;
поддержка кандидата определенной политической партией за нимает седьмое место среди тех обстоятельств, которые избиратель учитывает при выборе, за кого из нескольких кандидатов ему голосо вать;
лишь для 25,7% принимавших участие в выборах депутатов Го сударственной Думы в 1995 г. основным мотивом участия явилось же лание поддержать своего кандидата, партию, а у 10% был прямо про тивоположный мотив — предотвратить приход к власти определенной партии, кандидата;
за голосование только по партийным спискам выступают менее 9% взрослого населения, а за смешанную избирательную систему, при которой часть депутатов избирается по партийным спискам, — чуть больше 13%;
менее чем для 3% наиболее значимым в свободе является воз можность по своему усмотрению вступать или не вступать в различ ные политические партии.
А вот как распределились ответы на вопрос: «Как вы считаете, какой должна быть партийная система в России?» (в %):
Многопартийная — 42,2
Двухпартийная — 12, 1
Однопартийная — 23,5
Партий не должно быть вообще — 8,1
Затрудняюсь ответить — 14,1
Чуть больше 50% россиян выступают за демократическую партий-ную систему, менее чем каждый пятый поддерживает возврат к моно полии на власть одной партии, 8% отвергают политические партии вообще, а 14% до сих пор не выработали ясной позиции по столь важ-ному политическому вопросу.
Таким образом, мы можем констатировать негативно-отчужденное отношение к политическим партиям большинства россиян. Но и по литические партии не проявляют достаточной активности во время
даже избирательных кампаний. Так, лишь 7% граждан отметили, что представители какой-либо политической партии пытались их убедить проголосовать определенным образом на выборах 1995 г. в Государст венную Думу.
Наряду с мнениями граждан по совершенствованию избиратель ной системы были также выявлены предложения граждан по совер-шенствованию избирательного законодательства. Выяснилось, что в первую очередь граждане не удовлетворены разделами избирательно го законодательства о выдвижении кандидатов и о финансировании выборов.
Практика проведения выборов депутатов Государственной Думы в декабре 1995 г. и Президента РФ в июне—июле 1996 г. выявила ряд проблем и пробелов в действующем избирательном законодательстве и несовершенство в его применении. Об этом свидетельствуют и про-веденные данные исследования. Отсюда потребность во всесторонней реформе избирательного законодательства, затрагивающей правовое положение и интересы всех участников выборов и все этапы избира тельного процесса. Успешная реализация столь грандиозной задачи требует учета множества факторов. К числу важнейших из них отно сится знание состояния элеторально-правовой культуры россиян.
Проведенное по инициативе Центральной избирательной комис сии РФ исследование состояния электорально-правовой культуры из бирателей выявило как позитивные, так и негативные характеристики этой культуры и тенденции ее развития. В целом полученные данные свидетельствуют о несомненном сдвиге за последние 7—8 лет от моби- лизационно-пассивной и отчужденно-подданической электорально- правовой культуры к культуре электоральной вовлеченности и воз растающих знаний норм избирательного права и позитивной его оценки. Однако эти же данные говорят о противоречивости и сложности дан ного процесса. Поэтому тщательное соотнесение этой культуры и про ектов законодательства становится залогом эффективности реформы избирательного законодательства.
<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 5. Электорально-правовая культура российского общества:

  1. § 4. Электорально-правовая культура
  2. 5.13. Правосознание: понятие, структура, виды.Правовая культура общества
  3. § 3. Культура и общество: социальные свойства и функции культуры
  4. ТЕМА 8. Историческая динамика культуры: особенности культуры традиционных и современных обществ.
  5. § 2. Социальная стратификация российского обществаСтратификационная модель российского общества
  6. § 1. Правовая и политическая культура
  7. ПРАВОВАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА: ВЗАИМОСВЯЗЬ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
  8. § 3. Политико-правовая культура России XX в.
  9. Культура в обществе
  10. 2. Правовое государство и гражданское общество
  11. 6.1. Культура общества
  12. 4.5. Гражданское общество и правовое государство
  13. Гражданское общество и правовое государство
  14. ПриложениеСоциология в России: гражданское общество и правовое государство
  15. Виды культуры в обществе