<<
>>

§ 4. Демократия и участие граждан в политической системе

Одним из важнейших индикаторов демократичности или недемо кратичности процесса политико-государственного управления и вла ствования является именно участие в этом процессе широкого круга членов общества.

Другие условия демократии, такие, как широкий объем законодательно декларируемых прав и свобод, отзывчивость к нуждам населения органов государственной власти и управления, формирование представительных органов государства на основе сво бодного волеизъявления граждан, также не могут быть реализованы без интенсивного вовлечения граждан в политику. Справедлива, разу меется, и обратная зависимость. Однако важно и то, что без добро вольного, сознательного, массового и действенного участия граждан в политической жизни не может быть подлинной демократии, что про цесс демократии предполагает расширение сферы политического участия.

Обращает на себя внимание, что даже в западных социальных нау ках участие граждан в политике и управлении, за исключением учас тия в выборах, вплоть до 60-х годов рассматривалось скорее как суб сидиарное в концептуальном и в практико-политическом планах.

В немалой степени такое отношение к политическому участию со сто роны политологов, социологов и представителей других обществен ных дисциплин было вызвано опытом революций XIX—XX вв. и фе номеном тоталитаризма. Опираясь также на теории 3. Фрейда, Г. Jle- бона, Р. Михельса, В. Парето, Г. Моски, М. Вебера и других ученых, доказывавших иррациональность человека, искажающее влияние ¦«толпы» на сознание и действия индивида, наличие олигархических тенденций в любой организации, прогрессирующую бюрократизацию,

они высказались за ограниченное политическое участие большинства общества. По существу такую же позицию занимает большинство тео ретиков демократии на Западе, особенно в США (Р. Берельсон, Р.

Дал, У. Корнхаузер, С.М. Липсет, Дж. Сартори, Г. Экстейн и др.). Они в той или иной степени исходят из «процессуального» понимания де-мократии Дж. Шумпетером как «иституциональной организации для достижения политических решений, посредством которой индивиды приобретают через конкурентную борьбу за голоса народа власть при нимать решения». Главным в демократии оказывается, таким образом, элита, а политическая роль народа сводится в основном к участию в отборе этой элиты и к ограниченному контролю над ней.

С этой точки зрения существует принципиальное сходство между элитистскими и плюралистическими теориями демократии и их раз новидностями: демократического и критического элитизма массового общества, корпоративизма и неокорпоративизма, неоплюрализма и др. Первые, опираясь на большой материал эмпирических исследо ваний поведения и политического сознания населения, подчеркивают обычно консерватизм, склонность к авторитаризму, ограниченные способности к рациональному пониманию масс. Им противопоставля ются политические лидеры, элита, обладающие особыми качествами, делающими их приверженцами и защитниками демократических ин ститутов и норм. Поэтому для демократии по этой логике, находящей некоторое подтверждение в реальности, важно обеспечить определен ную автономию для демократически избранных лидеров, оградить их от чрезмерного давления и необоснованных требований со стороны граждан.

Сторонники плюрализма в качестве необходимых для любой де мократии условий называют наличие многообразных организованных интересов заинтересованных групп, которые выступают посредника ми между индивидами и государством. Последнее выполняет преиму щественно функции арбитра, призванного через систему сдержек и противовесов сохранять равновесие соперничающих групп и прими рять их интересы путем обеспечения им равного доступа к принятию решений и выработке политики. Однако и плюралисты подчеркивают особую роль в этом конкурентном процессе политической элиты. Они настаивают лишь на том, что она не должна быть единой (монолит ной) и быть открытой для влияния снизу.

Все это позволило Кэрол Пейтмэн в своем получившем широкое признание исследовании за падной теории демократии сделать в начале 70-х годов следующий вывод: «...В современной теории демократии решающим является участие меньшинства — элиты, а неучастие апатичного рядового чело-

века, испытывающего чувство политического бессилия, рассматрива ется в качестве главного бастиона против нестабильности»- .

Девид Хелд — британский автор проведенного спустя двадцать лет исследования теории демократии — разделил их на три основные мо дели: 1) прямой, или парципаторной; 2) либеральной, или представи-тельной; 3) однопартийной модели, классические образцы которой не давно существовали в бывшем Советском Союзе и в странах Восточ ной Европы. Проанализировав вторую группу теорий, Д. Хелд фактически подтвердил: «Концентрируя свое внимание на поисках правильных форм правления и его пределов, либеральные демократы не смогли исследовать и адекватно определить условия для возмож ностей политического участия, с одной стороны, и набор государст венных институтов, способных регулировать силы, которые фактически формируют повседневную жизнь, с другой. Требования демократи-ческого участия, формы демократического контроля и сфера демокра тического принятия решений — все это было недостаточно рассмотре но в рамках либеральных демократических традиций» . И хотя парципаторная модель демократии возникла в Древних Афинах, собственно концепция демократии участия (или парципатор ной демократии) формируется под влиянием молодежного и студен ческого движения 60-х годов, а также теоретиков «новых левых» на Западе. В это же время в США возникает концепция политического участия. Первоначально книга Л. Милбратса, а затем фундаменталь ные исследования видных политологов С. Вербы и Н. Ная заложили теоретико-методологический и эмпирический фундамент этой кон цепции . Если концепция политического участия находилась в рамках академического истеблишмента, то концепция парципаторной демо-кратии изначально носила леволиберальную или социал-демократи ческую направленность.

Критикуя представительную демократию как фактически элитистскую, «новые левые» настаивали на неотъемле-мом праве граждан участвовать, в том числе и на самоуправленческих началах, не только в «символической политике», но и в фактическом принятии решений в политической и в других сферах общества. Стре мительный рост интереса к политическому участию в западных обще-

ствах был вызван усложнениями его социально-профессиональной структуры, появлением новых интересов и требований, увеличением свободного времени, повышением культурного уровня населения. В этих условиях все более значимыми для личности стали чувство самоуважения, возможность реализации этих этических и интеллек туальных способностей, потребность к гражданской активности.

Сторонники парципаторной демократии выдвинули требования разрушить барьеры между рядовым гражданином и избранным депу татом, должностным лицом, политическим лидером. Это возможно, по их мнению, путем децентрализации процесса принятия решений и прямого вовлечения в этот процесс рядового гражданина. Наиболее радикальные из них считают, солидаризируясь, по существу, с идеями анархизма, что необходимо ликвидировать представительство как по литический принцип и институт, создав самоуправленческие общнос ти (общины), в которых каждый индивид получает возможность пря мого, безотлагательного и равного участия в решении всех вопросов жизни этой общности и объединяющего их национального сообщест ва. Однако большинство сторонников демократии участия выступает за сочетание прямой и представительной форм демократии. Возмож ности прямой демократии ограничиваются в основном областью мест ного управления и в какой-то степени — производственной демо кратии.

Исторический опыт человечества показывает, что прямое участие в решении вопросов общественной жизни, самоуправление возможны даже при современных средствах коммуникации лишь в пределах не больших территориальных или производственных общностей. Поэто-му и в западном обществе, и в нашей стране речь идет, как правило, о местном самоуправлении, в рамках которого и возможны всеобщая и непосредственная вовлеченность граждан в обсуждение, принятие и реализацию решений. Формы такой вовлеченности разнообразны: референдумы, оперативные опросы общественного мнения, общест венные слушания, формирование групп граждан для исследования и решения конкретных проблем, образование постоянно действующих общественных комитетов, комиссий и советов или же территориаль ных организаций жителей соседних общин (самоуправление микро районов). Пределы местному самоуправлению и, следовательно, учас тию граждан в этой сфере ставят социально-экономическая и финан совая зависимость территориальных общностей и местных единиц управления от региональных и общенациональных экономики и орга нов власти и управления.

Идеи производственного самоуправления впервые были выдвину ты в конце XIX в. в Англии и затем разрабатывались в рамках концеп-

ций «хозяйственной демократии», «демократии на рабочем месте», «индустриальной демократии», «соучастия в производственном уп-равлении» и т.д. В советской России и в производственной сфере после краткого периода развития рабочего самоуправления огосудар ствление предприятий, подчинение профсоюзов и других обществен ных организаций партийно-государственному аппарату во многом свело участие рабочих, других членов трудовых коллективов к реше нию в основном второстепенных вопросов производственной жизни предприятий и организаций. Однако социальные права и гарантии трудящихся были достаточно значимыми и в течение длительного времени заметно превосходили таковые в западных странах. Стремясь повысить производительность труда и конкурентоспособность про-мышленной продукции на внешнем рынке, российское законодатель ство и практика в последние годы пошли на неоправданно существен ное сокращение прав трудящихся и их профсоюзов. Теперь они замет но уступают таковым во многих странах Запада.

В индустриальных странах Запада участие трудящихся в произ водственном управлении развивалось крайне неравномерно. Наи больших успехов трудящиеся добились в тех странах, где были силь ны позиции социалистических и социал-демократических партий и профсоюзов: в Германии (здесь впервые на Западе в 1891 и 1918 гг. законодательно вводятся рабочие советы, коллективные договоры и представительство рабочих в компаниях), в скандинавских странах, во Франции. В таких же странах, как США и Япония, до последнего времени развивался преимущественно «участнический менеджмент», означающий нормативно не урегулированные консультации между управляющими фирм и трудящимися.

В целом участие в производственном управлении в западных стра нах делится на степени: 1) совместные консультации, т.е. администра ция выясняет мнение рабочих, хотя оно и не имеет обязательной силы; 2) содетерминация, когда участвующие в принятии решений ра бочие имеют равные с администрацией права; 3) «рабочий контроль» в тех случаях, когда трудящиеся имеют определяющие решения права. Сравнительные исследования показывают, что во всех западных стра нах зафиксирована обратная зависимость между уровнем иерархии принятия решений и названными степенями участия трудящихся. Так, содетерминация происходит на нижних уровнях этой иерархии: осуществление социальных услуг, технологический процесс, наем и увольнение рабочих и мастеров. На уровне принятия наиболее важ-ных решений (распределение инвестиций и прибыли и другие финан совые вопросы; вид, количество и качество производимой продукции;

12 - 7935

планирование и управление) это участие, за редким исключением, не превышает степени совместных консультаций.

Политическое участие как универсальное свойство политической системы создает принципиальную возможность для ответа на класси ческие вопросы политической науки: кто, где, когда, почему, с какой целью, в какой форме и с какими результатами принимал участие в политике, т.е. объективную возможность для сравнительных полито логических исследований. Достоинство этого подхода, который не от рицает, а дополняет другие, состоит не только в его всеобщности, но и в открытости для эмпирических исследований. Сегодня, когда сломаны идеологические барьеры между Россией и Западом, созданы предпо сылки для выявления сходства и различий нашего быстро изменяю щегося общества и этих обществ, учитывая существенные культурно- исторические и политико-институциональные различия, задача поли-тического участия не простая, но разрешимая. Подобно тому, как различные группы граждан имеют неодинаковые ресурсы политичес кого участия, различные общества имеют неодинаковые условия и традиции для этого участия. Мы далеки от мысли, что по степени по литического участия государства распределяются как граждане, среди которых в среднем лишь 4—5% высокоактивны. Однако различия между обществами несомненно есть, и подобно различиям в уровне экономического развития или уровне жизни они — реальность, с кото рой необходимо считаться. Например, как показывают исследования, проводимые различными аналитическими центрами нашей страны, по мнению граждан и даже по признанию самих государственных служа щих федеральных министерств и ведомств, а также администрации! субъектов Российской Федерации в подавляющем большинстве из них участие граждан в управлении делами государства сводится к ог раниченному информационно-консультативному участию. Динамика состояния соблюдения прав избирателей в 1993—2000 гг. свидетельст вует о том, что, несмотря на существенное совершенствование избира тельного законодательства, системы и деятельности избирательных комиссий, решения Конституционного и Верховного Судов РФ, ос новные формы и виды нарушений прав российских граждан на учас тие в выборах в соответствии с международно признанными принци пами и нормами сохранились.

Одна из основных задач политической, как и других социальных наук, познать себя и свое общество с максимальной полнотой и досто верностью, чтобы сделать ответственный и осознанный выбор.

<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 4. Демократия и участие граждан в политической системе:

  1. § 3. Политическое участие граждан России
  2. 2. Гражданин. Участие граждан в политической жизни.
  3. § 3. Формы демократии. Референдум как одна из форм политической демократии
  4. § 2. Политическая мысль об участии
  5. Политическое участие
  6. Глава 13. Политическая культура и политическое участие.
  7. Политическая культура участия.
  8. 50. Формы политического участия
  9. 1. Сущность политического участия
  10. § 1. Понятие политического участия
  11. § 1. Многоплановость участия личности в политической жизни
  12. 3. Формы политического участия
  13. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И УЧАСТИЕ
  14. Г. АЛМОНДГражданская культура. Политические установки и демократии пяти наций
  15. Р. МИХЕЛЬССоциология политической партии в условиях демократии
  16. 26. Первоначальная постановка граждан на воинский учет. Обязанности граждан по воинскому учету.
  17. Лекция 16 ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧАСТИЕ