<<
>>

§ 1. Что такое -«политическая элита»? Основные подходы к изучению и оценке политических элит


Термин «элита» происходит от латинского слова eligere и француз ского — elite, которые означают «лучший», «отборный», «избранный». Именно этот смысл вкладывается в такие понятия, как «элитнйе сорта семян», «элитные породы скота», «спортивная элита», «научная элита» и тд.
Однако применительно к подавляющему большинству Тех, кто находится во власти или около нее, термин «элита» потерял свой первоначальный смысл и используется условно, поскольку в со став правящих групп, в частности в России, входят, как правило, от нюдь не лучшие элементы общества, а масса циничных, корыстолюби вых, коррумпированных, не брезгующих никакими средствами лиц. С учетом сделанной оговорки важно с самого начала иметь в виду ус ловность применения термина «элита» для характеристики правящих групп.
Определение того, что есть политическая элита и каков ее состав, представляет один из самых принципиальных и наиболее сложных методологических вопросов в теории политических элит. Его нельзя обойти, касаясь проблематики политических элит, ибо то или иное решение этого вопроса во многом предопределяет направление и ха рактер исследования и оценок элиты и ее политики.

В отечественной и зарубежной политической науке нет полного единства в понимании того, что представляет собой политическая элита. Для ответа на этот вопрос нужно предварительно отметить, что прежде всего не следует смешивать понятия «политическая элита», «правящая элита», «контрэлита», «бюрократия». Первое понятие шире по объему и включает в себя наряду с правящей элитой и так называемую контрэлиту, т.е. тех, кто активно участвует в политике, стремится овладеть властью, но в настоящее время отстранен от руля реального управления и находится в политической оппозиции.
Для определения политической элиты и ее границ можно предло жить следующие критерии:
во-первых, политическую элиту общества составляют лица, про фессионально занятые легальной политической деятельностью, ко нечная цель всех их притязаний — это власть;
во-вторых, они составляют относительно обособленную от об щества и сплоченную группу, в принципе соблюдающую установив шиеся при данном политическом режиме «правила игры», причем ин тересы, ценности и установки разных фракций политической элиты могут быть общими, а могут в чем-то существенно отличаться, напри мер у правящей и оппозиционной части;
в-третьих, существует общественное признание этих людей как политических деятелей, своеобразная их легитимация.
Отличительной чертой правящей элиты как ведущей части поли тической элиты является то, что именно она определяет политический курс, принимает наиболее важные политико-управленческие решения и контролирует политические ресурсы. В обыденном сознании эта правящая элита почти всегда отождествляется с политической элитой как таковой, что не совсем верно. К правящей элите примыкает лишь та часть политической элиты, которая оказывает ей поддержку, не на ходясь непосредственно у власти.
Контрэлита — это часть политической элиты, которая в данный момент выступает в роли оппозиции по отношению к правящей элите. Она тоже имеет определенные, подчас немалые, ресурсы для давления на правящую группу, добиваясь от нее тех или иных уступок в приня тии некоторых управленческих и кадровых решений.
Хотя высшие представители бюрократии несомненно входят в со став правящей элиты, последнюю не следует смешивать с бюрократи ческим аппаратом, который выполняет ее волю.
Мелкое, среднее и даже старшее по рангу чиновничество не обладает признаками, прису-щими правящей элите. Оно играет относительно вспомогательную роль, проводит в жизнь политический курс и решения, принятые пра вящей элитой.

От политических элит следует отличать также элиты в политике. Это, например, такие группы, как интеллектуалы, артисты, представи тели средств массовой информации, менеджеры, банкиры, военные и т.д. Они лишены черт, характеризующих политическую элиту, но открыто участвуют в политической деятельности .
Особенность этой группы заключается в том, что ее представители являются членами элиты, сформировавшейся в других, неполитичес ких сферах. Участие их в политике не является для них основной про фессиональной деятельностью. Если писатель или актриса становятся членами парламента, но не прекращают свою основную профессио нальную деятельность, то вряд ли будет правильным относить их к политической элите.
Идеи о властвующем меньшинстве и подчиненном, управляемом большинстве известны истории политической мысли со времен Древ него мира. Еще Платон в проектах идеального государства особо вы делял слой философов-правителей, считая их верховенство важным условием совершенного государственного устройства. Однако как проблематика политической науки изучение правящих элит утверди лось в конце XIX — начале XX столетия в основном как результат работы двух итальянских социологов — Вильфредо Парето (1848— 1923) и Гаэтано Моски (1858-1941).
Классики теорий элит, как и их последователи, выделяют ряд общих черт, дающих представление об элитизме в целом, как старом, так и новом. Прежде всего, по мнению сторонников элитизма, деление общества на элиту и массу — это неотъемлемый признак любого обще ства. Правящая элита всегда была и всегда будет. В своей книге «Пра вящий класс» Г. Моска пишет: «Одно очевидно для всякого случайно го взгляда. Во всех обществах, начиная с едва приближающихся к цивилизации и кончая современными передовыми и мощными обще ствами, всегда возникают Два класса людей — класс, который правит, и класс, которым правят. Первый класс выполняет все политические функции, монополизирует власть и наслаждается преимуществами, которые дает эта власть, в то время как другой, более многочисленный класс, управляется и контролируется первым, причем таким спосо бом, которым обеспечивает... функционирование политического орга низма».
По мнению В. Парето, социальная система стремится к равнове сию, причем это равновесие не статичное, а динамичное, и эта динами-
ка социальной структуры детерминируется элитой — правящим мень шинством. В. Парето пишет: «Если оставить в стороне фикцию «на родного представительства» и обратиться к существу дела, то обнару живается, что, за небольшими недолговременными исключениями, повсеместно имеется малочисленный правящий класс, удерживаю щий власть отчасти силой, отчасти с согласия класса управляемых, значительно более многочисленного» .
По словам известного американского социолога и политолога Г. Лассуэла, «разделение общества на элиты и массы является универ сальным», и даже в демократии «немногие осуществляют относитель но большую часть власти, а многие осуществляют сравнительно мень шую часть».
Поскольку существование политических элит неизбежно в любом обществе, более определенные контуры приобретает задача общества: не строить иллюзорные прожекты насчет того, как устранить полити ческий элитизм, а предпринять усилия, чтобы сделать политическую элиту более образованной, более профессиональной, более нравствен ной, более открытой для общества, более подверженной циркуляции, более отзывчивой на нужды общества и основных социальных групп, более контролируемой со стороны общества и его институтов.
Другая типичная черта политического элитизма — это представле ние исторического процесса в виде «циркуляции (или круговоро та) элит». Так, согласно концепции В. Парето, социальная система при выводе ее из равновесия с течением времени возвращается к нему, процесс колебания системы и прихода ее в «нормальное» состояние равновесия образует социальный цикл, течение же цикла зависит от характера циркуляции элит. Каждому циклу соответствует свой тип элиты. Стабилизация и деградация элит представляет собой движу щую силу общественного развития. Следовательно, источник общест венного развития усматривается элитистами не в экономике или клас совой борьбе или культуре, а в первую очередь - в политической власти.
Обращает на себя внимание такая черта теорий элит, как явное принижение роли народных масс. Элитизм предполагает, что массы в основном политически пассивны, апатичны, плохо информированы. Они атомизированы, не организованы, у них слабые социальные {сон- такты. В силу их неподготовленности массы не должны иметь решаю щего слова в управлении делами государства и общества. Творческим
элементом объявляется только элита. Именно она должна определять политический курс, принимать решения и вести за собой народ, от которого требуется лишь послушание и подчинение элите. Это не зна чит, что элитисты полностью исключают влияние масс на позиции и поведение элиты, но считают более важным обратное влияние — элит на массы.
Наконец, идеи элитизма так или иначе направлены против демо кратии. «Классические элитисты, такие как Моска и Парето, заявля ли, что первая цель их работы состоит в том, чтобы развенчать мифы демократии» . Сторонники идей элитизма призывали и призывают либо отказаться от демократии в эпоху высоких профессиональных требований к управлению обществом, либо, по крайней мере, ограни чить ее. В последнем случае народу предлагается оставить право пери одически участвовать в выборах и отдавать предпочтение одной из конкурирующих элит и их представителям.
Попыткой соединить элитизм с элементами демократии явилась концепция демократического элитизма. Одним из известных сторон ников ее был М. Вебер, который считал, что общество нуждается в том, чтобы найти баланс между квалифицированным руководством, эффективным управлением, с одной стороны, и политической подот четностью тех, кто правит, перед теми, кем управляют — с другой. Од нако этот баланс нужно найти без уступки слишком большой власти демосу. Поэтому, не отрицая права избирателей отказываться от не компетентных руководителей, Вебер одновременно утверждал, что это и должно быть единственной функцией избирателей. Таким обра зом, Вебер толковал демократию лишь как средство отбора квалифи цированных политических руководителей. Роль же избирателей и возможные перспективы расширения политического участия он оце нивал весьма пессимистично.
В истории политической науки обозначились несколько подходов к изучению и оценке политических элит. В зарубежной литературе были выделены подходы в зависимости от того, какое качество счита лось наиболее важным для политической элиты, качество, которым она отличалась от неэлит и от элит в других сферах деятельности. Этим качеством может быть богатство, забота об общественном благе, воинская доблесть; статус в религиозной организаций или что-то другое .

Наиболее важными в этом вопросе считаются четыре подхода, обоснованные весьма крупными учеными-исследователями. Органи-зационный подход представлен в работах Г. Моски и Р. Михельса. Со гласно этому подходу ключ к пониманию элиты и осуществляемого ею контроля заключается в способности меньшинства к организации, прежде всего способности меньшинства сплотиться в силу, выступаю щую единым фронтом перед другими силами в обществе. Меньшинст во, считал Моска, имеет преимущества уже цотому, что оно меньшин ство.
Малая группа легче организуется, чем большая. Ее внутренние ка налы коммуникации и информации намного проще. Ее члены объеди няются быстрее. В результате малая группа может формулировать по литику быстро и создавать видимость полной солидарности в своих публичных заявлениях и действиях. Хорошо организованное мень шинство обладает быстрой реакцией, и оно может скорее найти ответ на изменившиеся обстоятельства.
Роберт Михельс, немецкий политолог и социолог, сформулиро вавший известный «железный закон олигархии», развил организаци онный подход далее. Свои взгляды он изложил в книге «Политические партии. Социологическое исследование олигархических тенденций современной демократии», впервые изданной в 1911 г. и затем неодно кратно переиздававшейся на Западе на различных языках. Михельс не только считал, что способность к организации дает власть, но и полагал, что сама структура организованного общества ведет к воз никновению элиты. Один из центральных тезисов, которого придер живался Михельс, выражен в словах: «Демократия ведет к олигархии и обязательно содержит олигархическое ядро» .
С одной стороны, Михельс подчеркивает необходимость организа ции для осуществления демократии, с другой - утверждает, что вся кая организация ведет к возникновению олигархии и подрыву демо кратии. «Организация, - пишет он, - подразумевает тенденцию к олигархии. В любой организации, будь то политическая партия, про фессиональный союз или другая ассоциация того же вида, аристокра тическая тенденция проявляется очень четко». В связи с этим Ми хельс говорит об упоминавшемся «железном законе олигархии». Суть закона заключается в тезисе, что в любой организации неиз бежно устанавливается господство руководящей верхушки, власть не многих избранных. «Именно организация, - убеждает Михельс, - по-
рождает власть избранных лиц над избирателями, получивших ман-дат над давшими мандат, делегатов над теми, кто делегирует. Кто го ворит «организация», тот говорит «олигархия».
Причины, ведущие к зарождению олигархии, концентрации влас ти в руках немногих, Михельс делит на две группы: технические и психологические. Среди причин первой группы называется, во-пер вых, невозможность прямой демократии и сбора огромного числа людей в данное время и в данном месте. В связи с этим возрастают роль и влияние так называемых олигархических элементов — относи тельно узкого круга руководителей, которым и принадлежит решаю щее слово во всей деятельности организации.
Во-вторых, усложнение и дифференциация задач и функций орга низаций обусловливают необходимость в компетентных специалис тах, профессиональном руководстве. «Главная причина олигархии в демократических партиях, — пишет Михельс, — в технической необ ходимости руководства».
В-третьих, признаком олигархических тенденций является несме няемость руководителей. «Вначале, — отмечает Михельс, — лидеры появляются стихийно, их функции вспомогательные и безвозмездные. Однако вскоре они становятся профессиональными руководителями, и на этой второй стадии они устойчивы и несменяемы».
К психологическим причинам Михельс относит факторы, характе ризующие психологический настрой масс (инертность, политическую апатию, пассивность), и факторы, определяющие психологию руково дителей (алчность власти у лидеров).
Наиболее видным представителем психологического подхода явля ется В. Парето. Его теория элиты является частью более общей социо логии, в которой социальная активность групп и индивидов объясня ется ссылкой на фундаментальные психологические факторы. По мнению Парето, социальное поведение человека детерминируется чувствами, находящимися в иррациональных пластах человеческой психики. Он проводит различие между элитой и неэлитой в зависи мости от психической структуры людей.
Согласно этой концепции, индивиды, предрасположенные от рож дения к политическим комбинациям, манипулированию при помощи хитрости и обмана, это люди ума, ловкости («лисы»). Другую группу составляют индивиды, предрасположенные к стабильности, целост ности и способные к применению насилия («львы»). Это, по сущест ву, два типа элит, которые сменяют друг друга. Если правящая элита не противодействует своей деградации, ведущей к ее упадку, путем кооптации новых членов из низших классов, в изобилии обладающих соответствующими качествами, наступает социальная революция,
весь смысл которой, по Парето, заключается в обновлении персональ ного состава правящей верхушки — элиты общества.
Следующий подход — экономический. Наиболее видным предста вителем ее считается Дж. Бернхэм, автор достаточно широко извест ной книги «Революция управляющих», изданной в 1941 г. Он считал, что политика есть всегда борьба между группами за власть и статус и что во всех обществах небольшая группа будет неизбежно контроли-ровать определение в конечном счете политического курса. Социаль ное изменение происходит как результат сдвига в составе элит — ста рая элита заменяется новой.
Однако в отличие от многих других сторонников элитизма Берн хэм считал, что в основе власти элиты лежит контроль над главными средствами производства. На этом основании на Западе его называли марксистом. Указанный контроль имеет две стороны: (а) осущест вляющая его правящая группа запрещает всем другим группам доступ к средствам производства и (б) она получает преимущества при рас-пределении продукта — в деньгах или товарах. Таким образом, кон троль над производством дает политическую власть, социальный пре стиж, а также богатство.
Наконец, институционный подход. Наиболее видным представите лем его считается Р. Миллс, автор книги «Властвующая элита». Он разделяет точку зрения, что статус и состав элиты нельзя объяснить талантами или психологией ее индивидуальных членов. Элиту необ ходимо изучать в контексте экономической и социальной структуры соответствующего общества. Миллс полагает, что власть — это атри бут широкой системы институтов, и элита состоит из тех, кто занима ет ведущие позиции в иерархии стратегических институтов.
Это, по существу, статусная модель политической элиты, которая означает, что для вхождения в состав этой элиты совсем не обязатель но иметь выдающиеся интеллектуальные и моральные качества, а до статочно занять соответствующее место в иерархии власти. Из опыта же известно, что для занятия больших должностей слишком часто нужны совершенно иные качества: быть исполнительным, вовремя поддакивающим, подхалимствующим чиновником, соблюдать все правила аппаратного поведения, «держать нос по ветру» и т.п.
<< | >>
Источник: М.Н. Марченко. Политология. 2003

Еще по теме § 1. Что такое -«политическая элита»? Основные подходы к изучению и оценке политических элит:

  1. Что такое политическая идеология?
  2. Лекция 8. Политическая элита и политическое лидерство
  3. 57. Типология политических элит
  4. 1. Сущность и роль политических элит в обществе
  5. § 2. Современная российская политическая элита
  6. 1. Происхождение, виды и функции политических элит
  7. 55. Политическая элита: классические теории
  8. Вопрос 12 ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭЛИТА
  9. 1. Классические теории политических элит.
  10. 2. Роль элит в осуществлении политической власти