<<
>>

В области советского строительства

Совещание отметило, что: «Скудность нашего законодательства по вопросам автономных республик и областей недостаточно ясная, поддающаяся произвольному толкованию, формулировка существующих законов способствует постоянному нарушению прав автономных республик и областей1.

Поэтому члены ВЦИК и ЦИК СССР предлагали:

закрепление конституционных прав автономных образований в соответствующих законодательных актах;

увеличение количества представителей автономных рес-публик и областей в составе членов ВЦИК и в Президиуме ВЦИК с приданием определенного влияния в области развития национальных отношений в законодательной работе руководящих органов Российской Федерации;

создание особых секций в руководящих органах, задача которых должна была состоять в приспособлении, а главное в учете особенностей и нужд автономных образований, центральным аппаратом РСФСР2.

Разумеется, материалы Частного совещания сыграли свою положительную роль в деле дальнейшего политического, экономического и государственно-правового развития автономных республик и областей национальных меньшинств Российской Федерации.

В частности, комиссия Политбюро ЦК ВКП (б), возглавляемая М. И. Калининым, была вынуждена отметить, что развертывание советского и хозяйственного строительства в Советском государстве обнаружило тенденцию чрезмерной центра-лизации со стороны центральных органов и стремления к рас-

См. ЦГАОР СССР. ф.Р - 3316, оп. 2, сд. хр. 188.

ЦГАОР СССР. ф. Р—3316, оп. 2, сд. хр. 188.

ширению автономных прав со стороны республик и автономных областей.

Сложность проблем национально-государственного строительства и развитие государственно-правовых норм при наличии вышеуказанных двух тенденций требовали серьезного уточнения правовых взаимоотношений между центром и местами.

В частности, Комиссия Политбюро ЦК ВКП (б) вынуждена была поставить вопросы:

о необходимости постепенного перехода автономных областей в автономные республики в связи с тем, что положение автономных областей ни количеством населения, ни культурным уровнем, ни экономическим развитием практически от автономных республик почти не отличается.

отсюда возникает необходимость оформления и уточнения прав национально-государственных образований: в основу Кон-ституции автономных республик должно быть положено право законодательства местными наркоматами, частной и общей амнистии, представление бюджетного права. Вмешательство же высших органов Российской Федерации в государственные автономии должно быть ограничено порядком высшего надзора над соблюдением общих начал, установленных Конституцией РСФСР и СССР.

Комиссия Политбюро ЦК ВКП (б) уделяла внимание и вопросам партийного строительства. Это было естественно, коль скоро партия была правящей. Тем не менее небезынтересно отметить, что в материалах Комиссии так же, как и Частного совещания, говорилось не о руководящей роли партии, а об авангардной роли в национально-государственном строительстве, что, естественно, не является одним и тем же понятием. Среди вопросов партийного строительства выделяется вопрос качественного роста партийных рядов в национальных районах. А для этого, по мнению Комиссии, принципиальное значение приобретала борьба с различными группировками, существовавшими в местных парторганизациях. В этой связи небезынтересно отметить вывод Комиссии о том, что «регулятором группировок и властей» является европейская часть партии, в которой еще много «незнакомых с нравом, обычаями и языком трудовых масс республик, имеющих уклон в сторону недооцененных национальных особенностей и национального языка в партийной работе: высокомерно-пренеб- режительное отношение к этим особенностям1.

1 ЦГАОР СССР, ф.Р - 3316, оп.

2, ед. хр. 188, 13.

В советской историографии материалы Частного совещания националов — членов ВЦИК и ЦИК Союза ССР, равно как и материалы Комиссии Политбюро ЦК ВКП (б) замалчивались (отчасти потому, что хранились в фондах секретного хранения и не выдавались для исследовательской работы, но скорее всего по причинам цензурного характера). В практической же работе в области национально-государственного строительства они сыграли свою роль. Разумеется, не все было осуществлено на практике, но и то, что данные вопросы поднимались, обсуждались и оставались в высших инстанциях, имело в рассматриваемое время принципиальное значение.

К сожалению, при проведении нового районирования СССР и РСФСР и нового административно-территориального деления, когда были упразднены существовавшие губернии и созданы новые области, практически почти не изменилось государствен- но-правовое положение автономных областей; автономные рес-публики продолжали резко отличаться от союзных республик. Вместе с тем результаты Частного совещания и материалы Комиссии Политбюро ЦК ВКП (б) в конечном итоге продолжали оказывать влияние на процесс национально-государственного и правового развития в течение всего существования Советского Союза. Но, пожалуй, наибольшую пользу они принесли уже в условиях перестройки, особенно, после перестроечного периода. Многое из того, что было сделано в борьбе за суверенизацию национально-государственных образований как Российской Фе-дерации, так и бывшего Союза ССР было по существу заимствовано из рассмотренных вышеуказанных материалов Частного совещания националов — членов Всероссийского ЦИК и Союзного ЦИК СССР.

В целом же, в первые годы после смерти Ленина, как и в первые десятилетия Советской власти, практика государственной национальной политики Советской России в основном отличалась величайшей деликатностью, осторожностью, уступчивостью в подходе к проблемам национальных и межнациональных отношений, нетерпимостью к малейшей несправедливости на национальной почве, проявлением подлинного ин-тернационализма.

Но уже в конце 20-х гг. стала проявляться тенденция отхода от нее, а позднее и деформация и извращение ее основных ле-нинских принципов. Постепенно внедрялся в сознание людей миф о Сталине как главном теоретике в национальном вопросе.

Особенно превозносилась статья Сталина «Марксизм и национальный вопрос», написанная еще в 1913 г. Ее начали именовать классическим произведением, в котором обоснованы теория и программная установка большевизма по национальному вопросу. Справедливости ради следует отметить, что Ленин в свое время весьма положительно отзывался о ней1.

На смену ленинской национальной политике пришла сталинская политика с ее административно-командными методами уп-равления, волевыми решениями, с ее недовернем, подозрительно-стью и жестокостью к людям разных национальностей, диким произволом в отношении целых народов. Все это не могло не сказаться на нравственно-этических, культурно-бытовых, этнографических и других особенностях социалистического строительства в национальных республиках и автономных областях.

Все более и более стали проявляться рецидивы былой родоп- леменной вражды, что в свою очередь способствовало возникновению и развитию в партийной и советской работе групповщины, доносительства, протекционизма и других порочных явлений.

Иногда Сталин высказывал правильные, на наш взгляд, тео-ретические суждения в области развития национальных отноше-ний. Так, выступая на XII съезде партии в 1923 г., он определил классовую сущность национального вопроса в условиях Советской власти как установление правильных отношений между государством и крестьянством (по преимуществу крестьянством, ранее угнетенных национальностей)2.

Он даже называл деревню «хранительницей национальности»3. Но через несколько лет его же тезис об обострении классовой борьбы в социалистическом обществе обернулся репрессиями против носителей «буржуазного национализма». Эта беда не миновала национальные республики и автономные области, все национально- государственные образования не только Советской России, но всего Советского Союза.

В 30-е гг. разрыв между марксизмом-ленинизмом и сталинской практикой решения национального вопроса значительно усилился. С одной стороны, провозглашались правильные лозунги «отца народов» о дружбе народов и консолидации национальностей. С другой, — участились случаи ущемления прав и интересов той или иной национальности.

См.: Ленин В.И Поли. собр. соч., т. 48, с. 162

См.: Сталин И.В. Соч., т. 5. с. 49.

См.: Сталин И.В. Соч., т. 5. с. 240.

В годы Великой Отечественной войны этот разрыв достиг заметных размеров. Сталинский произвол испытали на себе немцы Поволжья, татары Крыма, чеченцы, ингуши и балкарцы Северного Кавказа, калмыки, турки и другие народы. Они на-сильственно «вырывались» со своих родных мест. Переселялись разные народы, формы и методы переселения были одни и те же. Различия просматривались лишь в мотивациях процессов переселения. Но и они имели «общий знаменатель» — «враждебное отношение отдельных групп данных народов к Советской власти».

Советские немцы выселялись, якобы, за тесные связи с гер-манскими захватчиками. Указом Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 г. 380 тысяч немцев Поволжья были переселены в Сибирь, на Алтай, в Казахстан, Бурятию1 В феврале 1944 г. была ликвидирована Чечено-Ингушская АССР за организованную вооруженную борьбу против частей Красной Армии диверсионных банд в советском тылу2. Нелепость данного обвинения очевидна. Чечено-Ингушетия оккупации не подвергалась, а ее все взрослое мужское население находилось в армии. Выселялись в основном старики, женщины, дети. Почти 150 тысяч чеченцев и ингушей были переселены в Казахстан и Киргизию. Только в феврале-марте 1944 г. было переселено на постоянное жительство в Казахстан и Киргизию свыше 600 тысяч (чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев). Все они назывались спецпе-реселенцами, спецконтингентом. Спецпереселение продолжалось и в более позднее время. Так, в ноябре 1944 г. были переселены из Грузии турки, курды, хемшиды3.

Не будем описывать жестокость режима проживания спецпереселенцев. Отметим лишь, что он был весьма жестким и жестоким. Так, даже в 1948 г. для чеченцев и ингушей была введена уголовная ответственность за побеги из мест обязательного и постоянного поселения депортированных лиц. Если во время переселения народов Северного Кавказа не определились сроки их высылки, то теперь указывалось, что переселение в отдаленные районы Советского Союза для них проведено навечно, без права возврата к прежним местам жительства. За самовольный выезд из места жительства виновный приговаривался Особым совещанием при МВД СССР к двадцати годам каторжных работ.

См.: Правда, 1941 г., 29 августа.

См.: Правда, 1941 г., 23 февраля.

См. Коммунист. № 3, 1991.

Конечно, переселение народов — вина Сталина и его преступного окружения. Вместе с тем следует признать, что находились и отщепенцы в числе депортированных народов. Так, из среды карачаевского народа в 1943 г. было обезврежено 65 вооруженных группировок общей численностью в 1416 человек, выловлено около 2000 дезертиров, 300 фашистских пособников, 182 бандита-одиночки1.

Геноцид, осуществленный в отношении ряда народов Северного Кавказа, коснулся и части жителей Дагестана — аварцев, даргинцев, лезгин, лакцев. Они оказались дважды насильствен-но переселенными с тех или иных мест. В 1944 г. они были переселены в Чечено-Ингушетию, в те населенные пункты, откуда население было выселено в Среднюю Азию и Казахстан. В 1957 г., когда произошло восстановление, Чечено-Ингушская АССР, население переселенных районов Дагестана вновь было возвращено на прежнее местожительство.

Такие же лишения испытал и калмыцкий народ. Дело в том, что фашисты предполагали образовать Рейхе Комиссариат «Калмыцкая область», исходя из ложной предпосылки о неприемлемости калмыками идей социализма. В сентябре 1942 г. гитлеровское командование даже приступило к формированию «калмыцкого корпуса». С помощью угроз и насилия им удалось сформировать несколько кавалерийских эскадронов. Этого было достаточно, чтобы в декабре 1943 г. ликвидировать Калмыцкую АССР. Калмыцкий народ, среди которого до 65 процентов были дети до 16 лет, насильственно был переселен в районы Сибири, Киргизии и Узбекистана. Отдельные группы были этапированы даже на Чукотку и Сахалин.

Тяжелыми оказались 40-е годы и для балкарского народа. В марте 1944 г. его население также было подготовлено к депортации. Мотив тот же: активное пособничество врагу. Значительная часть из 35 тысяч балкарцев была переселена в районы Казахстана и Киргизии, а земли, принадлежавшие балкарцам, передавались в пользование Кабардинской АССР и Грузии. Пострадал и 100-тысячный карачаевский народ: Карачаевская автономная область была ликвидирована, а на ее территории появились гру-зинские названия городов и поселков.

В сентябре 1944 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР о выселении крымских татар. Это была противоза-

1 См.: Бугай Н.Ф. За что переселяли народы. Агитатор, 1989, № 11 с. 24.

конная акция, так как нельзя наказывать целый народ, сваливая в одну кучу подлецов н честных людей. Несколько батальонов из числа лиц крымско-татарской национальности, воевавших, а точнее,- выполнявших полицейские функции в Крыму на стороне немецко-фашистских захватчиков, нельзя было смешивать с крымско-татарским народом.

Реабилитация спецпоселенцев, депортированного населения и восстановление их государственности началась после XX съезда КПСС, разоблачившего сталинщину, и продолжалась несколько лет. Лишь в мае 1990 г. государственная комиссия по проблемам крымских татар приняла концепцию государственной программы их возвращения в Крым. Много нерешенных проблем национального характера сохранилось у народов Ка-бардино-Балкарии.

Совершенно очевидно, что в различных регионах Российской Федерации, в том числе и в автономных республиках и ав-тономных областях Северного Кавказа, есть свои специфические особенности. Но есть и другие проблемы национальной политики России, о которых практически весьма мало пишут и еще меньше знают широкие круги россиян. Это судьбы малочисленных народов. Здесь очень много серьезных проблем, к решению которых и не начинали приступать. Об этом свидетельствует положение хотя бы народов Севера.

Мы много и справедливо говорим и пишем о тяжелой судьбе бывших репрессивных народов. Это понятно. Но мы практически молчим о том, что в связи с промышленной добычей полезных ископаемых на Севере по существу шла та же депортация малых народов. Справедливости ради отметим, что это называлось процессом вытеснения коренных народов. Между тем, орочи, например, начиная с 1956 г., были переселены 5 раз, их осталось всего лишь 425 человек. До 35 процентов эвенков, нанайцев, улечей, удэгейцев, эскимосов, ительменов, ороков, орочей проживают за пределами территорий своего традиционного расселения1.

По данным переписи 1989 г., по сравнению с 1979 г. снизился прирост коренных народов Севера (в процентах) — с 21,6 до 14.

Эвенский автономный округ — с 17,3 до 13.

Таймырский автономный округ —с 12,8 до 11,9.

Ненецкий автономный округ — с 16,2 до 4,2.

Чукотский автономный округ — с 10,0 до 7,3.

1 Национальная доктрина России (проблемы и приоритет), — М., 1994 г., с. 48.

Ханты-Мансийский автономный округ — с 3,8 до 1,3.

Все это говорит о том, что если сложившаяся тенденция сохранится, то уже в обозримом будущем многие из малочисленных народов могут просто раствориться среди других этносов. Можно и нужно, разумеется, винить Советскую власть за то, что она не все учла при образовании суверенных республик, допустила много серьезных ошибок в их национально-государственном устройстве и развитии. Но нельзя отнять у Советской власти то, что именно благодаря ей многие народы впервые обрели или

восстановили свою государственность.

¦ *

В каком же направлении пойдет дальнейшее развитие национальных отношений в России. Где тот оптимальный вариант для России, тот путь развития, который в наибольшей степени соответствует ее национальным интересам, как многонационального государства. Это тем более важно, что в политическую историю России 1992 год вошел как год, когда впервые в мирное время уровень смертности превысил уровень рождаемости. Даже по официальной статистике население России только за 9 месяцев сократилось на 22,6 тысячи человек1. Россия, как всякая держава мира, стоит ныне на историческом перекрестке межнациональных отношений, вызванных как внутренними проблемами, так и проблемами бывших республик Советского Союза.

Советский Союз был федерацией лишь по форме, декларированной в Конституции. Его населяли свыше 100 наций и народностей, различных по языку, культуре, особенностям, быта, общности исторических судеб. В нем было представлено около 130 языков коренных народов, в том числе языки, основная масса носителей которых находилась за пределами СССР. Языки коренных народов Советского Союза были распространены в 15 союзных, 20 автономных республиках, 8 автономных областях и 10 автономных округах.

Отрицательные последствия такого национально-государственного устройства видны, в частности, из того, с чем мы столкнулись после сознательного развала СССР. Это свыше 60 млн. человек, живущих, как принято говорить «вне своих республик (суверенных, независимых государств)». Из них — около 30 млн. русских.

1 См. Национальная доктрина России (проблемы и приоритеты), — М., 1994, с. 22.

«Оккупанты — вон! (в лучшем случае — «мигранты») слышат русские в Прибалтике и в Молдавии. В Азербайджане (да и в других южных республиках) русских гонят более изощренно: «Русские, не уезжайте! Нам нужны рабы!»

А что же Россия?

Празднуя победу демократии в России, нельзя не замечать трагедию людей, оставшихся за ее государственными пределами. К сожалению, в парламенте России эта тема звучит далеко не постоянно. Как и при Советской власти в Верховном Совете, да и Федеральном собрании, здесь политика весьма часто идет от-дельно от жизни людей. И если шесть лет перестройки были потеряны Союзным правительством, то и нынешнее Российское правительство топчется на месте.

Между тем, Российская Федерация также как и СССР являлась федерацией лишь по форме. Русские, составляющие свыше 80% населения, оказались расчлененными по субъектам Федерации настолько, что об их собственной государственности не приходится говорить. Связующей нитью народов России выступает высокая степень политичности национально-государственного образования Российской Федерации. Только шесть из множества народов России насчитывают в своих республиках свыше 50% ко-ренного населения (чуваши — 69%, тувинцы — 64%, коми-пер-мяки — 60%, чеченцы — 58%, буряты Агинского Бурятского автономного округа — 55%, осетины — 58%). В республиках Российской Федерации, вместе взятых, «коренное население» составляет 32%, а в автономных округах всего лишь 10,5%1. Из этого, на наш взгляд, следует только один вывод: народам России предназначено жить лишь в одном государстве — федеративном и по духу, и по форме, и по содержанию.

<< | >>
Источник: Мунчаев, В.М. Устинов, А.А. Чернобаев. Политическая история российского государства: Учебник для вузов Мунчаев, В.М. Устинов, А.А. Чернобаев ; Под ред. проф. Ш.М. Мунчаева. — М.: Культура и спорт, ЮНИТИ,1998. - 487 с.. 1998

Еще по теме В области советского строительства:

  1. область хозяйственного строительства
  2. 21. Временное соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений
  3. 6. Отношения между Советским Союзом и ГДР. (Из заявления Советского правительства)
  4. Глава 15. Контроль за качеством строительства и приемка в эксплуатацию законченных строительством объектов
  5. 17. Постановление Съезда народных депутатов Союза Советских Социалистических Республик о политическойи правовой оценке советско-германского договора о ненападении 1939 г.
  6. V Эквиваленты наказания. — Примеры из области экономической, политической, научной, административной, религиозной, семейной и из области воспитания. Алкоголизм. Бродяжничество. Беспризорные дети.
  7. 3.3. Особенности получения имущественного налогового вычета при строительстве или приобретении отдельных объектов жилой недвижимости Получение имущественного налогового вычета при строительстве жилого дома
  8. 5.5. Строительство
  9. ПРОЕКТ ОРГАНИЗАЦИИ СТРОИТЕЛЬСТВА
  10. ОСОБЕННОСТИ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ
  11. Строительство
  12. СМЕТНАЯ СТОИМОСТЬ СТРОИТЕЛЬСТВА
  13. Строительство основных средств