14.2. Перспективы развития государства с учетом исторического прошлого

В 1985 г. в СССР была объявлена политика перестройки. Срок для любой страны немалый. С того времени прошло более 20 лет. Что же получила страна за это время? Каковы наиболее броские и яркие итоги перестройки?

Перестройка, безусловно, дала некоторые важные поло­жительные результаты.

В политике вместо доминирующего положения КПСС с ее отработанным силовым давлением и господством коммунистической идеологии сейчас зарегистри­рованы и действуют различные партии, блоки и политические движения со своими программами, своими оценками и видением происходящего. В экономике государственная собственность постепенно теряет свой монополизм во многих сферах; ослабли и продолжают ослабевать командно-бюрократические методы управления; формируются элементы рыночной инфраструк­туры без особого давления и вмешательства государства в отношения свободной купли-продажи; набирает силу, хотя и робко, механизм конкуренции; получают поддержку различные виды собственности; появляются новые формы хозяйствования, основанные на предпринимательской активности и предпри­имчивости, существенно меняется (в целом к лучшему) соци­альная психология людей. Однако все позитивное меркнет по сравнению с теми бедами и обвалами, которыми сопровождалась перестройка и которые значительно усугубились в результате так называемой "шоковой терапии", прописанной нашей стране Международным валютным фондом (МВФ).

Во многих регионах возникли межнациональные конфликты и междоусобицы с кровавыми погромами и бойнями. Застой в производстве перерос в его резкий спад в преобладающем числе отраслей народного хозяйства. Большой внешний и внутренний долг, огромный дефицит бюджета, безграмотная индексация доходов, резкое повышение цен под видом их либерализации, валютные перепады, налоговая политика и многое другое при­вели к гиперинфляции, полному расстройству финансовой системы, обвальному обнищанию части населения. Положение усугублялось и продолжает усугубляться тем, что экономиче­ские неурядицы являются основной, хотя и скрытой причиной противостояния и конфликтного противоборства политических сил и социальной нестабильности. Расширение рыночных от­ношений породило рэкет, активизировало мафиозные струк­туры; беззастенчивыми стали спекуляция, взяточничество, коррупция, распродажа национального богатства и даже нацио­нальных культурно-исторических ценностей. Такова довольно безрадостная картина поворота к рынку и активизации пред­принимательской деятельности. Причем перечисленное — это только верхушка айсберга, а много еще скрытых, нераскрытых или недостаточно сформировавшихся особенностей рынка. При всех условиях рынок в России не только еще не сформировался, но формируется не по цивилизованному пути и с большими со­циальными издержками.

Что же делать? Как поправить положение? Как обеспе­чить выход страны из такого глубокого кризиса, в котором она оказалась? Все эти вопросы обсуждались, и выход из ситуации искался на протяжении 1990-х гг. как в теории, так и в практике государства.

В начале 1990-х гг. в правительственных программах был объявлен курс "на поворот", или переход к рынку, а главным средством такого перехода предлагалась либерализация цен. Но следует особо подчеркнуть, что рынок не может быть самоцелью.

Обществу нужен не рынок как таковой, а высокоэффективная и социально ориентированная экономика, восприимчивая к инновациям и научно-техническим нововведениям, способная обеспечить высокий уровень и качество жизни для всех слоев населения. Рынок и торговля всегда были составной частью на­циональной экономики, состояние, содержание и характер ко­торой определялись прежде всего отношениями собственности, т. е. отношениями принадлежности и присвоения. Собственно, когда говорят о повороте к рынку, то на самом деле имеют в виду возрождение предпринимательства, и возлагают надежду на инициативу, предприимчивость и высокую заинтересован­ность в инновациях. Итогом этого курса во многом стали потеря управляемости, спад производства, галопирующая инфляция, обнищание значительной части населения.

Замена всеохватывающего директивного планирования не обязательно требует отказа от централизованного управления экономикой. Обеспечить соответствие между общественными потребностями и ресурсами можно, наверное, другими методами. Есть ведь множество способов активного воздействия на произ­водство и приведение его в соответствие с общественными по­требностями: программно-целевое планирование, ориентирую­щее планирование, заказно-адресное производство, организация производства на основе хозяйственных договоров, корректирую­щее планирование и др. Следовательно, весь вопрос и вся труд­ность состоят в научно обоснованном разграничении функций планирования, в выборе наиболее эффективных форм плана и методов организации хозяйственной деятельности. Планомерное развитие производительных сил в масштабе всего общества или отдельного региона можно, очевидно, осуществлять путем выбо­ра новых объектов строительства, целенаправленного распреде­ления средств капиталовложений, определения специализации предприятий, разработки целевых комплексных, региональных или индивидуальных программ, определения основных направ­лений развития с выделением контрольных цифр, составления примерных балансов материальных, финансовых и других ре­сурсов. При этом, конечно, не исключается разработка, в случае необходимости, подетальных планов производства отдельных видов продукции с определением объемов, ассортимента, сро­ков производства и других параметров и показателей плана. Важно при всех условиях, чтобы планирование и план были не самоцелью, а средством мобилизации ресурсов, средством до­стижения наилучших социально-экономических показателей эффективности и не сдерживали бы хозяйственную инициативу в выборе наилучших средств и способов решения экономических и социальных задач. Ни с точки зрения теории, ни с учетом за­просов практики абсолютно неправильно смешивать командно- бюрократическую систему централизованного управления с цен­тральным планированием. Командно-бюрократическое управ­ление в любой стране рождает, как правило, только ублюдков и приспособленцев, так как крепостное положение чиновников на работе не оставляет им простора для творческой инициативы и предприимчивости. Центральное же планирование, которое может осуществляться в форме директивных предписаний, определенных нормативов, бюджетной сбалансированности на различных уровнях, составления долгосрочных целевых про­грамм и в других формах, играет, как свидетельствует опыт различных стран, огромное мобилизующее и направляющее воздействие. Поэтому причины кризисного состояния нашего общества связаны не с центральным планированием, а прежде всего с командно-бюрократической системой управления и при­менением давно изживших себя методов планирования.

С начала 2000-х гг. в России началась работа по налажива­нию экономической системы, отыскиваются механизмы взаи­модействия государства, капитала и общества.

В системе хозяйственного механизма важное значение, как показывает практика различных стран, имеет правильное со­четание плана и рынка в развитии производства и различных коммерческо-предпринимательских структур. Наибольший вред практике в настоящее время наносят два неравноценных подхо­да к этим вопросам: с одной стороны, догматическая недооценка рынка и товарно-денежных отношений в целом, а с другой — не­обоснованная их переоценка в духе так называемых либерально- монетаристских теорий. Либерализм требует максимального обе­спечения индивидуальной свободы, ограничения вмешательства государства и общества в деятельность частных лиц.

Догматическая недооценка денег и рыночных отношений имеет глубокие теоретические и исторические корни не только в товарном голоде и дефиците. Смысл такой недооценки коротко сводится к следующему: считается, что деньги при социализме, раз он носит плановый характер, являются расчетно-учетными символами, простыми знаками, не имеющими под собой реаль­ных экономических отношений. Назначение денег при этом ограничивается, главным образом, тем, что они призваны об­легчить учет, контроль, планирование и организацию народ­ного хозяйства. В связи с этим считается, что необходимость и сохранение товаров и денег хотя и опирается на некоторые объективные законы, однако при социализме они — товары и деньги — действуют якобы в преобразованном виде и могут сознательно изменяться и даже нарушаться в зависимости от конкретных задач развития экономики.

Товарно-денежные отношения, в том числе и в социали­стических странах, организация производства с ориентацией на рынок и свободную куплю-продажу производимых продук­тов является реальным фактом. И надо, вероятно, не отрицать этот очевидный факт, а тщательно анализировать причины со­хранения и необходимые условия для наиболее эффективного использования товарно-денежных отношений. Это тем более важно, так как в таком анализе имеется множество белых пятен и неправильных толкований, которые сдерживают выработку обоснованных мер по развитию и регулированию рынка, товар­ного и денежного обращения.

В частности, при раскрытии объективной необходимости ис­пользования товарно-денежных отношений в числе всего комплекса порождающих их причин недооценивается, как отмечалось, тот факт, что работник, являясь собственником своей рабочей силы, не приемлет другой формы оплаты труда, кроме как денежной.

Деньги — это свобода экономического маневра не только в организации и ведении частного или общественного хозяйства, но и в организации личного потребления. Полученным по труду доходом работник имеет все основания распоряжаться по своему усмотрению, т. е. свободно, с учетом своих интересов и реально складывающейся экономической конъюнктуры. Такую свободу ему как раз и дают только деньги.

Практика капиталистических и опыт ряда социалистиче­ских стран свидетельствуют, что недостаточно регулируемые товарно-денежные отношения порождают такие экономические и социальные последствия, которые возрастают до масштабов национального бедствия: безработица, спекуляция, коррупция, неуправляемый рост цен, нестабильность условий жизни, хи­щения, всякого рода валютные махинации и т. д. — все это при нарастании приводит к необратимым процессам перерождения и развращения всей нации. К тому же следует отметить, что механическое, непродуманное или недостаточно обоснованное расширение товарно-денежных отношений на не свойственные им сферы не дает должного эффекта даже там, где они развива­ются на здоровой в целом основе. Например, опыт СССР свиде­тельствует, что установление платы за различного рода ресурсы (основные фонды, природные, трудовые) не оправдало тех на­дежд и не дало того эффекта, который первоначально предпо­лагался, так как плата в подобных случаях осуществлялась не из "своего кармана". Тем самым очевидным остается факт, что деньги и эквивалентные товарно-денежные отношения не толь­ко не обладают магическим свойством излечивать социально- экономические болезни и обеспечивать здоровое развитие обще­ства, но порождают многие отрицательные процессы и явления, устранение или ограничение которых требует продуманных и целенаправленных мер воздействия на сам рынок.

Рыночная экономика — это такая система договорных экономических связей между людьми и хозяйствующими субъектами, которая регулируется выгодой и интересами. Ры­ночная экономика не исключает системы планирования или за­конодательного регулирования самого рынка. Рынок не терпит директивного планирования и жестких предписаний в деталях без учета конъюнктуры и возможных ее изменений. Однако он может и должен регулироваться на основе ориентирующего, направляющего, нормативного или других видов регулятивного планирования.

Одна из главных качественных особенностей социалистиче­ского общества и одно из главных его преимуществ, доказанных практикой многих стран, состоит в планомерности его развития, в регулировании происходящих в нем социально-экономических процессов на основе научно обоснованных планов. План и рынок в современном обществе — не антиподы; планомерность — антипод стихийности, неуправляемости, непредсказуемости социальных и экономических результатов. Даже в условиях переходного периода государство имеет множество оправдавших себя способов и средств планомерного воздействия на рынок, планового регулирования рыночных и других товарно-денежных отношений.

Как же в современных условиях могут или должны со­четаться плановые и рыночные начала в развитии экономики? Очевидно, что выработать готовые рецепты на все случаи жиз­ни невозможно. Однако неправильно было бы оставлять без внимания обоснование основополагающих принципов. Требует, например, критической оценки широко практикуемый в послед­ние годы в нашей стране принцип невмешательства в товарно- денежные отношения или регулирования их только на основе свободно заключаемых договоров купли-продажи. Именно такая свобода неизбежно порождает стихийность и неуправляемость. Рынок без планового регулирования — это парусник без руля, который обречен постоянно налетать на рифы. В то же время ограниченный планом или всевозможными другими запретами рынок — это тот же парусник, но только с заклиненным рулем, так как любой план не может учесть конкретных рыночных си­туаций. Истина, очевидно, лежит где-то посередине: свободный ход парусник получит только тогда, когда плановое регулиро­вание экономики будет всесторонне учитывать законы рынка, законы свободной купли-продажи, а не ограничивать их или насильственно вмешиваться в них.

Имеющиеся на практике серьезные недостатки в организа­ции и ведении социалистического хозяйства обусловлены были во многом тем, что планирование игнорировало объективные законы спроса и предложения и пыталось втиснуть в рамки плана не только глобальные общественные потребности, но и те, которые определяются индивидуальными возможностями, усло­виями, запросами и даже вкусами. Между тем индивидуальные потребности с учетом их многообразия и условий удовлетворения по своей природе не могут регулироваться и удовлетворяться на основе жесткого плана, ибо не только сверху, но даже в самых низовых хозяйственных звеньях невозможно учесть все усло­вия формирования и изменения индивидуальных потребностей, спроса и покупательной способности каждого. Оптимальным представляется такое сочетание плана и рынка, при котором в плановом порядке определяются лишь масштабные потребности общества в развитии производства и производительных сил, а все многообразие индивидуальных потребностей и условий их удовлетворения — на основе индивидуальных, свободно заклю­чаемых договоров купли-продажи. При таком подходе плано­мерное регулирование развития экономики оставляет широкие возможности для хозяйственного маневра с использованием экономических рычагов и рыночных законов. Предполагается, что широкое использование рыночных законов и коммерческо­го расчета распутает многие узлы, обеспечит экономические отношения на основе здравого смысла, сама собой отпадет не­обходимость в многотысячных инструкциях, запретительных эскадронах, длиннохвостых согласованиях, толкачах и других эмиссарах планового ритуала.

Означает ли это, что развитие рынка должно быть или мо­жет быть предоставлено своим собственным законам?

Практика свидетельствует, что стихийное развитие рынка также порождает многие нежелательные или отрицательные социально-экономические последствия: стремление увеличить доходы за счет потребителя, не зарабатывая на основе сокра­щения расходов или повышения качества, а главным образом манипулируя ценами; расширяются случаи подделки товаров, фальсификации качества, создания искусственного дефицита, а то и прямого надувательства. Все это, конечно, неизбежные издержки рыночного коммерческого расчета, который по своей природе объективно рождает, расширяет и усиливает неуправ­ляемые процессы и непредсказуемые результаты на "входах" и "выходах" воспроизводственного цикла.

Мириться и не ограничивать эти процессы в духе теории так называемого "рыночного либерализма", отстаивающей неогра­ниченную свободу предпринимательства и рыночной экономики, было бы, конечно, неправильно. Признавая невозможность учета в планах и планировании конкретных рыночных ситуаций, в то же время неоправданно отказываться от планового воздействия и регулирования самого рынка.

Практика различных стран выработала проверенные опы­том разнообразные методы регулирования как производства и развития производительных сил, так и организации товарных и денежных потоков, регулирования цен, условий торговли и заключения хозяйственных договоров, повышения качества торгового и банковского обслуживания, гибкого сочетания хозяйственной самостоятельности, инициативы и предприим­чивости с государственной дисциплиной. Налоговая система, контроль за ценами, экспертные оценки, долгосрочные норма­тивы, предельные лимиты, типовые договоры и т. п. — все это позволяет активно влиять на рынок и регулировать отношения купли-продажи индивидуальных производителей и потреби­телей. Важно, чтобы эти или подобные им методы постоянно обновлялись и совершенствовались с учетом новых задач и условий развития всей экономики, не сковывали инициативы и предприимчивости. Только такой подход способен обеспечить гибкость в использовании плановых и рыночных начал не на основе их противопоставления, а путем всемерного сочетания в организации хозяйства.

Выработка мер по правильному сочетанию плановых и рыночных начал в развитии экономики требует критического осмысливания принципа, по которому считается, что государство призвано регулировать только рынок, а рынок, в свою очередь, должен регулировать все другие экономические отношения, ориентируя их на рыночную конъюнктуру. При таком подходе неизбежен хаос в хозяйственных делах, так как рыночное ре­гулирование экономики, как это подтверждается многовековым опытом различных стран, неизбежно связано со стихийностью и неуправляемыми процессами. Более оправданным является такой подход, когда рыночная конъюнктура и определение на­правлений ее изменения становятся одним из главных объектов планового воздействия со стороны государства. Государство призвано регулировать не только рынок, но прежде всего то, что на него влияет: развитие и размещение производительных сил, специализацию предприятий, рациональное использование природных и людских ресурсов, формирование и использова­ние доходов и многое другое. Законы рынка по своей природе могут определять перспективы развития всего общества лишь стихийно, с заранее непредсказуемыми результатами. В этом их ограниченность, и именно это диктует необходимость их всестороннего и органического сочетания с планомерностью и плановым регулированием всей экономики. Потребность в таком сочетании должна, конечно, реализовываться, как уже об этом говорилось, не путем неоправданного вмешательства государ­ства в оперативную хозяйственную деятельность предприятий с обязательными предписаниями, что и как надо производить, в какие сроки, в каком количестве и качестве и т. п. При таком под­ходе неизбежен возврат синдрома командно-бюрократических волевых методов хозяйствования, ограничения предприимчиво­сти и инициативы со всеми вытекающими отсюда отрицатель­ными экономическими и социальными последствиями.

Принимая меры по возрождению предпринимательства, следует разработать четкую концепцию, какое предприни­мательство должно иметь преимущества и первоочередную государственную поддержку. Таким предпринимательством может стать нечто подобное государственному капитализму. Госкапитализм позволит обеспечить сочетание частной инициа­тивы с государственным ее регулированием с учетом потребно­стей и интересов всего общества. В связи с этим целесообразно скорректировать направления приватизации государственных предприятий, особенно крупных. Как свидетельствует опыт многих стран, только органическое соединение крупных, средних и мелких предпринимательских структур способно образовать необходимую конкурентную среду и направить частную и кол­лективную предприимчивость по нужному руслу.

Кроме возрождения предприимчивости и инициативы предпринимателей, в серьезном укреплении нуждается лич­ная материальная заинтересованность в труде и улучшении его результатов основной массы тружеников в городе и на селе. Сейчас такая заинтересованность зачастую либо отсутствует вовсе, либо принимает уродливые формы рвачества и погони за своекорыстной выгодой. Материальная заинтересованность, как известно, категория не только морально-этическая, а пре­жде всего объективная экономическая. Интересы проявляются в отношении к общественному труду, дисциплине труда, в отноше­нии к общественному богатству, к формированию и использова­нию доходов, а в конечном счете — в производительности труда, использовании всех резервов и потенциальных возможностей его роста. Статистика свидетельствует, что все эти и другие показатели, зависящие от материальной заинтересованности, оставляют желать, как говорят, много лучшего. Налицо, как это отмечается во многих публикациях, низкая деловитость во всех сферах, потеря активности, неразворотливость, безынициатив­ность, отсутствие рвения к труду и в труде, а также во многих хозяйских делах. Именно социальная инертность, отсутствие заботы об элементарном порядке в труде и на производстве, равнодушие и т. п. являются теми факторами, которые служат сейчас главным тормозом всех хороших начинаний, главным тормозом ускоренного решения наболевших экономических и социальных задач общества, его продвижения к процветанию. Возродить личную материальную заинтересованность можно на основе коренного пересмотра политики заработной платы, обеспечения более тесной увязки не только с квалификацией, но и с конкретными результатами каждого работника не путем применения стандартной тарифной сетки и схемы должностных окладов, а прежде всего путем установления разницы в оплате с учетом инициативы, усердия, получаемых результатов. Для этого важно проводить не зигзагообразную политику, которая никогда и никем не воспринималась как серьезная политика, а четко обоснованную по срокам и методам решения долгосрочную стратегическую и тактическую линию.

Аморфные государства — это не нонсенс, а одна из глав­ных реальных причин глубокого и всестороннего социально- экономического, политического, идеологического и духовного кризиса в республиках бывшего СССР. На развалинах сверхдер­жавы за короткий период образовались новые самостоятельные государства, которые иначе, как аморфными, назвать трудно. Ни одно вновь образованное государство не имеет окончательно оформленных государственных структур. Даже Россия, напри­мер, существует, как считают специалисты, со значительно ослабленной армией, не способной не только к "упреждающему удару", но и к эффективной самообороне от возможных про­тивников, а тем более вероятных агрессоров в будущем. Нет во многих новых государствах эффективных правоохранительных органов по борьбе с преступностью, особенно организованной или мафиозной. Не отлажен общий надзор за соблюдением режима законности, да и сами законы постоянно меняются, а законодатели выгнаны из "Белого дома" узурпировавшим их власть амбициозным президентом и его командой, которые демонстративно ориентируются на США и Запад и демонстра­тивно игнорируют и пренебрегают национальными интересами России. Рассчитывать на успех сверхпривлекательных реформ, программ или деклараций нет никаких оснований без охраны жизненно важных интересов государства, обеспечения закон­ности и правопорядка.

<< | >>
Источник: Валигурский Д. И.. Организация предпринимательской деятельно­сти: Учебник / Д. И. Валигурский. — 3-е изд. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», — 520 с.. 2012

Еще по теме 14.2. Перспективы развития государства с учетом исторического прошлого:

  1. 7.3. Институциональные изменения и зависимость от пути развития Роль прошлого в современном развитии институтов
  2. 2.6.4. Ставка доходности в исторической перспективе
  3. Коренное противоречие культурно-исторического познания и перспективы его преодоления
  4. Лекция пятаяКоренное противоречие культурно-исторического познания и перспективы его преодоления
  5. 83. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ
  6. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ
  7. 21.2. Перспективы развития налоговой системы РФ
  8. 2. Перспективы развития российской экономики
  9. Перспективы развития налоговой системы
  10. 7.3. Перспективы развития корпоративных структур в России
  11. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ БЮДЖЕТНОЙ СИСТЕМЫ
  12. Заключение. Перспективы развития.
  13. Основные модели и перспективы развития
  14. 72. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ БЕЗНАЛИЧНЫХ РАСЧЕТОВ