<<
>>

14.1. Причины краха социалистических методов хозяйствования

Социалистические идеи впервые зародились, как известно, в виде представлений о фантастическом острове социальной справедливости и различных описаний утопических "городов Солнца".
Впоследствии они были развиты Марксом и Энгельсом в концепцию о социалистическом переустройстве общества с по­мощью диктатуры пролетариата, завоевания им политической власти и использования государственного аппарата в целях обобществления капиталистической собственности и проведения других социалистических преобразований.

Всеобщее обобществление, осуществленное по предло­женной ими схеме, в бывшем СССР и во многих странах Вос­точной Европы обусловило, помимо всего прочего, достаточно длительное применение командно-административных методов управления экономикой. Сейчас многие теоретики и политики- практики считают, что это явилось главной причиной многих социальных бед, в том числе стагнации экономического роста, переросшей в последние годы во всесторонний и глубокий кризис социума почти во всех бывших социалистических странах.

Это, в свою очередь, определило в качестве центрального курса по­литики этих государств по принципу — "вперед через возврат" к частной собственности и предпринимательству под флагом рынка и возрождения частнопредпринимательской инициативы. Следует отметить, что подобный поворот осуществляется во всех бывших социалистических странах, в частности, в России, без глубокой теоретической проработки такого поворота и наиболее эффективных путей и средств их достижения.

Созданная более чем за 70 лет социалистическая система рухнула в одночасье на глазах у всего мира, показав тем самым свою недееспособность в экономике, политике, идеологии и во всех других сферах. Остается очевидным, что, начиная переход к рынку и возрождению предпринимательства, следовало бы с особой тщательностью проанализировать те причины, которые привели к краху и вызвали глубокий и всесторонний кризис в СССР и других бывших социалистических странах.

Ведь без вы­явления причин, как свидетельствует даже простой житейский опыт, нельзя успешно лечить ни одно серьезное заболевание, тем более социально-экономического характера.

Экономическая теория до сих пор, к сожалению, не дала всестороннего анализа причин трудностей и кризисных обвалов в СССР и во многих бывших социалистических странах. В ряде публикаций последних лет причины кризиса социалистической системы нередко увязываются с порочностью самой социали­стической идеи, с органическими изъянами той экономической основы, к созданию которой эта идея призывает и на которую она направлена, т. е. с пороками прежде всего социалистической общественной собственности на средства производства. Так, Збигнев Бжезинский, бывший советник президента США по национальной безопасности, а ныне советник Центра стратегиче­ских и международных исследований в Вашингтоне и профессор в Университете Джона Хопкинса, в своей книге "Большой провал. Рождение и смерть коммунизма в двадцатом веке", например, пишет: "...Провал коммунизма — это интеллектуальный провал. Он не сумел принять в расчет составляющее основу человече­ского бытия стремление к индивидуальной свободе... Коммунизм, выставляя себя в качестве новаторской системы, на самом деле душил творческое начало общества.

Этот интеллектуальный провал нанес удар по коммунизму и на международном уровне. Марксизм-ленинизм не предвидел и не учел тех фундаментальных сил, которые формируют между­народную ситуацию XX века"1.

При более тщательном и глубоком анализе есть достаточно оснований прийти к выводу, что крах социалистической системы связан не с порочностью самой социалистической идеи, а с более многообразными причинами. Среди них в первую очередь часто называют ошибки "мертвых" и ныне здравствующих вождей и правительств, многолетнее господство тоталитарного режима, всеобъемлющее планирование и др.

При анализе краха социалистической системы многооб­разные причины этого краха важно разделять на две группы: 1) объективные трудности и недостатки; 2) субъективные про­счеты и ошибки.

О субъективных просчетах и ошибках написа­но много, и они хорошо известны, а что касается объективных трудностей, то к ним можно отнести следующие: а) вынужденное отвлечение средств на ведение навязанных СССР войн и обе­спечение его обороноспособности; б) технико-экономическая отсталость страны в прошлом; в) исторически унаследованная низкая культура труда и быта. Указанные причины поддаются достаточно точной количественной оценке. Например, на на­вязанные войны и восстановление разрушенного во время войн народного хозяйства СССР потратил примерно 22 года. К тому же расходы на содержание армии и другие военные расходы еже­годно составляли огромные суммы, равные по оценке почти 1/10 стоимости всех производственных фондов. Без таких расходов имелась реальная возможность обновить все производственные фонды страны в течение 1015 лет. Конечно, могут заметить, что СССР сам нередко выступал инициатором гонки вооружений и при правильной внешней политике указанные средства можно было бы направить на "хлеб и масло", а не на пушки и ракеты. Однако факт непомерных военных расходов остается фактом,

квинтэссенция. Философский альманах. — М.: Политиздат, 1990.— С. 268-269.

и он никак не связан с социалистической идеей и социалисти­ческой идеологией.

Оценивая состояние социалистической системы в недале­ком прошлом, неправильно было бы забывать или умалчивать о тех успехах, которые были достигнуты на ее основе в разных странах. В СССР, например, был совершен скачок от отстало­сти до вершин современного прогресса в исторически короткие сроки. И это является реальностью, которая не отрицается даже самыми ярыми противниками социалистических идей. Тот же Бжезинский считает, что "коммунистические государства много­го добились, особенно в развитии тяжелой промышленности и (преимущественно в начальных фазах своего проявления), в сферах социального обеспечения и образования"[42]. Историческая практика развития социалистических стран наглядно свиде­тельствует, что общественная собственность, кроме недостатков, имеет и явные преимущества по сравнению, например, с инди­видуальной или частнокапиталистической.

Социалистическая собственность позволяет успешно решать некоторые задачи — обеспечивать более справедливое распределение национального богатства, целенаправленно использовать ресурсы в соответ­ствии с общественными потребностями, определять очередность удовлетворения общественных потребностей и т. п. Конечно, можно и нужно, наверное, согласиться с тем, что исторический процесс пошел несколько по иному пути по сравнению с начер­танным марксизмом-ленинизмом. Феномен коммунизма — это действительно историческая трагедия: стремились к лучшему и более гуманному обществу, а получили массовые репрессии и подавление элементарных свобод. Однако основная социали­стическая идея до сих пор не потеряла своей притягательной силы и привлекательности, хотя и не получила практического воплощения в жизни.

В свое время Ф. Энгельс сформулировал положение о том, что будущее общество, т. е. социалистическое, призвано будет обеспечить всем своим членам "путем общественного производ­ства не только вполне достаточные и с каждым днем улучшаю­щиеся условия существования, но также полное свободное раз­витие и применение их физических и духовных способностей". Это положение давно провозглашено программным многими социал-демократическими движениями. Тем не менее в СССР и во многих других бывших социалистических странах в реальной действительности происходило не улучшение материальных и духовных условий жизни, а их нередкое ухудшение при дли­тельном хроническом дефиците почти во всем. При изобилии товаров и услуг в развитых капиталистических странах, осно­вывающих свое хозяйство на преобладании частной собствен­ности и рыночных отношений, острый дефицит "голосовал" и "голосует", естественно, не в пользу социалистических идей, и здесь не способно помочь социализму даже самое утонченное пропагандистское вранье, призывающее воспитывать человека в духе всеобщего равенства, братства, справедливости и т. п. Такое воспитание неизбежно усугубляет экономические неуря­дицы социальными и политическими — подавлением личных свобод, коррупцией, явной бесхозяйственностью, огромными потерями, неорганизованностью и др. Все это и вылилось, в конечном счете, в глубокий, всесторонний и затяжной кризис и крах мировой социалистической системы. Но связывать этот крах с органическими пороками общественной собственности и преимуществами частнокапиталистической было бы неправиль­но. Частная собственность, как свидетельствует многовековая история, не решает и не может решить всех экономических, а тем более социальных задач прогресса. Капиталистическая собственность неизбежно превращает рабочего, трудящегося человека в говорящий товар, покупатель которого волен посту­пать с ним по своему усмотрению и выбрасывать за ворота при ненадобности. Главную причину кризисных явлений в социа­листических странах более правильно усматривать в том, что общественная собственность позволила превратить рабочего, трудящегося человека из хозяина своего положения и своей судьбы в быдло, в безвольный объект систематической эксплуа­тации. Долголетняя беда советских людей состояла в том, что они работали не на себя, а на систему, которая выжимала из них все соки под песнопение о предстоящих в недалеком будущем днях "всеобщего счастья". Ф. Энгельс считал, что социализм есть "такая организация производства, где... никто не мог бы свали­вать на других свою долю участия в производительном труде, этом естественном условии человеческого существования". В теории никто детально не рассмотрел, возможно ли это и при каких условиях. На практике же ни в одной социалистической стране не было предпринято реальных шагов к превращению производительного труда во всеобщую обязательность. Более того, в СССР и в других социалистических странах доля заня­тых в непроизводственной сфере неуклонно повышалась, что привело к значительному увеличению прибавочного продукта, отчуждаемого у работников материального производства. Это, в свою очередь, подрывало материальную заинтересованность в росте производительности общественного труда, что и послужи­ло главной причиной многих неурядиц, особенно экономических трудностей застойного периода.

В. И. Ленин в первые годы социалистического строительства сформулировал положение, что коммунизм можно построить не на энтузиазме, непосредственно рожденном великой революци­ей, а при помощи энтузиазма на личном интересе, на хозрасчете, на материальной заинтересованности. Обсуждение — сообща, ответственность — единолично. От неумения осуществить это начало мы страдаем на каждом шагу.

Кстати, мы страдаем от этого на каждом шагу до сих пор. Некоторые полагают, что возродить инициативу, предприим­чивость и деловую активность можно не с помощью матери­альной заинтересованности, а на другой основе. Так, например, Н. И. Травкин, известный в свое время деятель демократического движения России, считал, что "государственная политика долж­на быть нацелена на то, что хорошо жить, много зарабатывать — это хорошо. Чувство зависти заставит проснуться предпри­имчивость, зависть из тормоза превратится в двигатель. Я не вижу сегодня другого двигателя внутри человека. Желание жить лучше, через зависть — давайте это используем".

Зависть — это признание превосходства одного человека перед другим, которое пробуждает стремление уменьшить это превосходство нездоровыми, недозволенными, как правило, средствами. В экономике зависть есть стремление уменьшить превосходство в материальном обеспечении и материальном благополучии путем беспричинного нанесения ущерба более обеспеченному. Зависть не имеет ничего общего ни с конкурен­цией (здоровым соперничеством), ни с материальной заинтере­сованностью, ни с личной выгодой. Практика свидетельствует, что зависть не пробуждает, как правило, предприимчивость, а чаще вызывает беспричинную злость и даже вступает в друж­бу с низменными желаниями и с "красными петухами". При всех условиях расширение рыночных отношений направлено и должно быть направлено не на пробуждение низменных чувств в людях, а на возрождение предприимчивости и деловой актив­ности на основе личной выгоды и личной заинтересованности. Именно в этом острая необходимость в рынке, который призван пробудить творческую энергию и способности каждого к более эффективной хозяйственно-экономической деятельности.

Экономика СССР и социалистических стран Восточной Европы долгое время развивалась на основе жесткого центра­лизованного планирования, которое, как свидетельствовали многочисленные факты, сковывало инициативу и предпри­имчивость отдельных людей, трудовых коллективов, органов местного управления и самоуправления в изыскании и наиболее эффективном использовании общественных ресурсов. В резуль­тате многолетнего господства тоталитарной экономической и социально-политической систем допускавшие их страны ока­зались в состоянии глубокого кризиса. Именно это потребовало отказа от административно-командных и поворота к рыночным методам управления экономикой.

Преимущества "свободной руки" рынка достаточно под­робно раскрыты Адамом Смитом и многими последующими теоретиками, в частности в трудах таких неолибералов, как Ф. А. Хайек, М. Фридман и др. "Ни один генерал, — считает, например, М. Фридман, — не может на практике обладать ин­формацией, необходимой для управления каждым действием ря­дового солдата. В каждом звене командной цепи исполнитель — будь то офицер или солдат — должен быть уполномочен исполь­зовать по своему усмотрению известную ему информацию относи­тельно конкретных обстоятельств, которой его командир может и не располагать. Приказания должны дополняться добровольным сотрудничеством — т. е. куда менее очевидным и более тонким, но гораздо долее важным с принципиальной точки зрения способом координирования действий большой группы людей".

Командно-бюрократическая система при тоталитарных режимах душила в своих объятиях творческую активность не только предпринимателей, но и всех трудящихся, сводила на нет их материальную заинтересованность в результатах труда, обусловливала отчуждение производителей от собственности, порождала безынициативность и бесхозяйственность и многие другие пороки.

Необходимость рынка и рыночных отношений связана не только с тем, что он дает возможность проявиться индивиду­альной свободе принимать решения о заключении тех или иных экономических сделок, но и с тем, что он рождает высокую ин­дивидуальную заботу о наиболее рациональном использовании своей собственности. Владелец товара не допускает небрежного с ним обращения в ущерб его качеству, а собственник денег не станет бросать их на ветер, не задумываясь о собственной вы­годе.

Пороки и недостатки административно-командной системы в экономике начали проявляться, по существу, уже во время ее создания и нарастали по мере становления и развития. Формаль­но хозяйственные единицы (предприятия, тресты, комбинаты и др.) были объявлены самостоятельными. Им предоставлялось право самостоятельно осуществлять техническое руководство производством, снабжение и сбыт, набор рабочих, служащих и инженерно-технических работников, им предоставлялась воз­можность распоряжаться закрепленным за ними государствен­ным имуществом в виде основных и оборотных средств. Каждое предприятие (объединение) получало статус юридического лица и наделялось правом заключать хозяйственные сделки, предъявлять иски и отвечать по своим обязательствам, иметь в государственном банке расчетный счет, собственный баланс и законченную систему бухгалтерского учета всех имеющих­ся средств и видов деятельности. Кроме того, хозяйствующие субъекты могли осуществлять эквивалентный обмен своего продукта (результатов труда) на принципах полного хозрасчета. Но самостоятельность предприятий носила во многом формаль­ный характер. Имущество предприятий объявлялось состав­ной частью единого фонда государственной социалистической собственности, а вся оперативно-хозяйственная деятельность регламентировалась и контролировалась сверху. Отступления руководителей от плановых показателей и предписаний сверху строго наказывались вплоть до освобождения от должности. Предприятиям выделялись фонды заработной платы и предо­ставлялось право создавать из полученной прибыли фонды материального поощрения, социально-культурных мероприя­тий и жилищного строительства, развития производства, пре­мирования и др. Однако они долгое время не могли изменять тарифные ставки и должностные оклады, условия и показатели премирования, а также порядок использования других средств. Реализация излишнего и неустановленного оборудования, ис­пользование остатков средств капиталовложений, продажа производимой продукции по своему усмотрению наиболее вы­годному контрагенту, как правило, запрещались.

До 1965 г. в СССР устанавливалось предприятиям 80-85 обя­зательных плановых платежей, затем их число было уменьшено до 10—15, а в июле 1979 г. в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об улучшении планирования и усилении воздействия хозяйственного механизма на повы­шение эффективности производства и качество работы" число плановых платежей было сведено к минимуму (3—4). Решения о совершенствовании планирования и управления предприятиями принимались и впоследствии. Тем не менее нерешительность и половинчатость принимаемых решений не давали положитель­ных результатов, так как общая экономическая и политическая среда оставалась прежней, т. е. тоталитарной, а предпринима­тельская деятельность частных лиц или их объединений в целях получения прибыли не допускалась. Тем самым частноторговый и частнопредпринимательский интерес не имел и не получил необходимой свободы для своего полного проявления.

<< | >>
Источник: Валигурский Д. И.. Организация предпринимательской деятельно­сти: Учебник / Д. И. Валигурский. — 3-е изд. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», — 520 с.. 2012

Еще по теме 14.1. Причины краха социалистических методов хозяйствования:

  1. Финансы и налогообложение субъектов хозяйствования без образования юридического лица. Особенности организации финансов субъектов хозяйствования без образования юридического лица
  2. Взаимосвязь собственности и хозяйствования
  3. Глава II. Основные социологические категории хозяйствования
  4. Стратегическая зона хозяйствования
  5. 5.5. Формирование новых форм хозяйствования на земле
  6. 6.2. КОНЦЕПЦИЯ ПРИЧИННОСТИ В МАРКЕТИНГЕ И УСЛОВИЯ ПРИЧИННОСТИ
  7. Планирование — необходимость современного хозяйствования
  8. 15.1. КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК КАК СУБЪЕКТ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ
  9. ПРОСТОЙ ПУТЬ К ХОЗЯЙСТВОВАНИЮ
  10. 18. Принцип самостоятельного хозяйствования на земле
  11. Раздел II ФИНАНСЫ СУБЪЕКТОВ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ
  12. 11.2. Организационно-правовые формы хозяйствования
  13. 63. ФИНАНСЫ СУБЪЕКТОВ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ БЕЗ ОБРАЗОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА