<<
>>

Задачи Реставрации

Хотя пять государственных мужей, решивших в 1815 г. «восстановить Европу», разнились по темпераменту и убеждениям, их объединяли ненависть к революции и убежденность в необходимости ее подавления. Чувства ностальгии им для этого не требовалось.
За исключением

56 глава 2

Каслри, который с 1812 г. служил британским министром иностранных дел, большинство из них напрямую общались с Наполеоном и были готовы, причем не только во времена поражений, идти с ним на сделки. В Тильзите на крытом плоту, украшенном двумя имперскими орлами, русский император Александр I пытался вместе с Наполеоном определить судьбу Европы. Меттерних, габсбургский министр иностранных дел с 1809 г., когда служил послом при дворе Наполеона, высоко оценил то, что Бонапарт «прямо идет к своей цели, не тратя время на вещи, которые считает второстепенными», но не был очарован его внешностью. Он нашел императора «низким, коренастым» и «небрежным» в том, «как он держал себя, пытаясь выглядеть внушительным». По своему характеру Меттерних, совмещавший в 1821-1848 гг. посты австрийского канцлера и министра иностранных дел, был человеком XVIII в., любившим Вольтера. «Я рассуждаю обо всем и по любому поводу», — сказал он однажды. Хорошо осведомленный, он всегда мыслил общеевропейскими категориями. Французским Меттерних владел лучше, чем немецким. Он ненавидел революцию, но не питал иллюзий в отношении прочности режима Реставрации, «краеугольным камнем» которого его однажды назвали. Он лишь стремился сохранить его настолько долго, насколько это было возможно. «Судьба, — сказал он, — возложила на меня долг сдерживать, насколько позволяют мои силы, поколение, чье предначертание — стремиться под откос, ведущий в пропасть».

Революции никогда не были «делом больших масс людей». В 1820 г. Меттерних сказал Александру, что разлад вносят маленькие группы тщеславных людей, среди которых — «оплачиваемые государственные чиновники, литераторы, юристы и отдельные граждане, об­ремененные публичным образованием». Юристы были, на его взгляд, самыми опасными. В 1819 г. он использовал убийство антилиберального писателя Августа фон Коцебу психически неуравновешенным студентом богословия как повод издать репрессивные Карлсбадские декреты, которые запрещали демонстрации, вводили строгую цензуру прессы и жестко контролировали назначения на университетские должности и содержание учебных программ. Каслри, четырьмя годами старше Меттерниха, не оспаривал ни поставленного диагноза, ни предписанных им лекарств. Он также был «связан историей и традицией» и находился на правом фланге британской политики (тогда началось использование терминов «левый» и «правый»). Как действующий министр по делам Ирландии, он занимался подавлением организованного с французской помощью вос-

порядок и движение, 1815-1848 57

стания 1798 г. и подготовкой акта унии Британии и Ирландии, принятого в 1800 году. Как и Меттерних, он с недоверием относился к «абстрактным и умозрительным» идеям и более всего желал наступления в Европе периода «покоя» («repos»).

У Александра I, напротив, было много собственных величественных и мистических идей, становившихся по мере его старения все более величественными и мистическими. В 1804 г. он переписывался с Уильямом Питтом, наставником Каслри, предлагая ему туманный, но эффектный план достижения всеобщего мира, основанного на объединении государств, по сути — на европейском правительстве, которое положит конец феодализму и введет конституционное правление. Питт в своем ответе игнорировал эти мысли и предложил взамен послевоенное урегулирование, основанное на принципах равновесия сил. Спустя десятилетие, в 1814 и 1815 гг., Александр по-прежнему думал о единой Европе, все еще стремясь стать ее арбитром, но обосновывая теперь необходимость новой системы власти. Как прежде, он предпочитал идею «преобразования» Европы «восстановлению» status quo, и ему не доверяли ни Меттерних, ни Каслри. У него, впрочем, были советники, сыгравшие свою роль в послевоенных переговорах, среди них — граф Нессельроде, немецкого происхождения, и Поццо-ди-Борго, родившийся, как Наполеон, на Корсике.

Король Пруссии Фридрих Вильгельм III был заинтересован в «реформах», пока будущее Германии было в руках Наполеона, и его министр барон Карл Штейн собирался «сделать сверху то, что французы сделали снизу». За 14 месяцев пребывания на своем посту он освободил крепостных и начал земельную реформу. Его, однако, дважды заставляли покинуть Берлин — в 1808г. и через пять лет, в 1813-м, когда Фридрих Вильгельм призвал своих соотечественников вновь вступить в борьбу с Наполеоном.

Когда наступил европейский мир, он обещан расширение «представительного правления», но на

этот раз не делал ничего даже для скромного продвижения в этом направлении, прислушиваясь к

Мет-терниху и к Александру. Его новый главный министр Карл Август Гарденберг, сохранявший

близость к нему вплоть до своей смерти в 1822 г., почти не выказывал своего раннего радикализма

времен работы со Штейном. В 1819 г, он вместе с королем поддержал Карлсбадские декреты; и

именно в столице Пруссии Берлине с негодованием подал в отставку великий основатель

Берлинского университета Вильгельм фон Гумбольдт, чей идеалистический подход к высшему

образованию повлиял на целые поколения многих стран помимо Германии. 58 глава 2

<< | >>
Источник: Бриггс Э., Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней / Пер. сантл.АА. Исэрова, B.C. Нестерова. — М: Издательство «Весь Мир», - 600 с.. 2006

Еще по теме Задачи Реставрации:

  1. Реставрация.
  2. Реставрация Стюартов и «Славная революция».
  3. 22. АНГЛИЯ В XVII В. РЕСТАВРАЦИЯ СТЮАРТОВ
  4. Реставрация (ревальвация)
  5. Режим Реставрации
  6. Реставрация Бурбонов.
  7. Начало реставрации Бурбонов.
  8. 1.8. РЕСТАВРАЦИЯ (1660-1688 гг.)
  9. Вторая республика и реставрация Стюартов
  10. Реставрация: идея или реальность?
  11. Глава 4. Венский конгресс и реставрация Бурбонов.
  12. 3.2.1.4. Задачи исследования
  13. Задачи
  14. Задачи
  15. Задачи исследования
  16. 2.2. Задачи АИС
  17. Задачи
  18. Задачи
  19. Задачи