<<
>>

Войны XVIII в. в Западной Европе и колониях

После окончания Войны за испанское наследство главными возмутителями спокойствия были дне страны, недовольные ее результатами. — Австрия и Испания, так и не заключившие меж­ду собой официального мира. Обе стремились подвергнуть реви­зии Утрехтский договор и выдвигали обоюдные территориальные претензии: Карл VI не терял надежды заполучить Испанию, а Филипп V пытался вернуть отошедшие к Австрии бывшие испан­ские владения в Италии.

С развитием колониальной торговли все более заметное место занимал и англо-французский антагонизм. Экономически и по­литически окрепшая Франция больше не хотела поддерживать английскую политику сохранения Утрехта. Англии также испыты­вала беспокойство из-за роста внешней торговли Франции и воз­рождения се военной мощи. Оживились и франко-австрийские противоречия, В 1730-е гг. Париж превратился в своею рода нентр притяжения всех антигабсбургских сил, особенно в германских землях (Ьавария, Пфальц, Кельн) и в Италии (Савойя). Кроме того, видя в усилении мощи России угрозу своим традиционным союзникам -- Польше, Швеции и Турции, французское прави­тельство занимало антирусскую позицию, вынашивая планы со­здания из указанных стран «восточного барьера» против России. Все эти противоречия привели к новой европейской войне.

Война га пони-пае наследство 1733— 1738гг. затронула два уров­ня европейской политики. На одном, региональном, речь шла о судьбе собственно Польши и о позиции ее ближайших соседей — России, Авсфии и Пруссии. Польша, второе по размерам евро­пейское государство, находилась в состоянии глубокого внутрен­него кризиса. (' последних десятилетий XVII в. там существовал принцип выборности короля, что превратило польский престол в постоянный объект соперничества иностранных государств. Со времен Северной войны 1700— 1721 гг. особенно сильное влияние на польские дела имела Россия, однако смерть в 1736 г. Августа II Сильного вновь вынесла польский вопрос на повестку дня евро­пейской политики. Франция, выдвигавшая своего кандидата ешс при выборах Августа И, вновь попыталась укрепить свои гюзипии з ключевом государстве «восточного бар1>ера» и провозгласила в сачестве претендента на престол бывшего ставленника Карла XII Станислава Лешпнского, ставшего к тому времени т естем фран­цузского короля. У этого решения был и дополнительный дипа- тический акцепт: женившись на особе не августейших кровей, 1юдовик XV хотел задним числом придать мезальянсу респекта­бельность и «сделать королеву дочерью короля». Авст рия, Россия г Пруссия выдвинули своего кандидата — Августа III, сына умер- зего короля. ’Ою было первое совместное действие в Польше рех будущих участников ее разделов. В ответ на смешение с по- ющью русской поенной силы уже избранного королем Лещин- кого и воцарение Августа III Франция в 1733 г. объявила Авст- ии войну.

Таким образом, польский вопрос помимо регионального с са- ого начала имел и общеевропейское значение. Сам факт участия >ранции в польских делах выводил его за рамки региональной роблемы. Крах французского кандидата означал сильнейший удар э престижу Франции, столь важному в династической Европе, и пал весомым поводом к войне. Однако общеевропейской эта война яла, прежде всего, потому, что подняла многие проблемы, да- :кие од польских г раниц.

Франция хотела получить Лотарингию — юю многовековую цель, достижение которой оказалось под уг- гзой из-за планировавшегося брака герцога Лотарингского и арии Терезии, дочери императора. Савойя претендовала на Лом- рдию на севере И г алии, а на ее юге Филлип V Испанский стре- 1лся заполучить принадлежавшие Австрии Неаполь и Сицилию, гмнем преткновения для всех этих планов была Австрия, а сама йна, хотя и носила название «польской», велась главным обра- м в Италии и из Рейне.

Уже В ИСрВЫЙ гол войны противники Австрии постигли боль­шей части своих целей, захватив Лотарингию, Милан, Неаполь и Сицилию. Франция не хотела идти дальше, в том числе опасаясь вмешательства Англии, а Австрия стремилась не столько вернуть потери, сколько избежать новых. Достигнув своих целей, Фран­ция остановилась — к большому неудовольствию своих союзни­ков, желавших [[одного вытеснения Австрии с Апеннинского по­луострова. В таких условиях уже в 1735 г, был подписан предвари­тельный мир. впоследствии подтвержденный в Вене в 1738 г. По этому миру Станислав Лещинский становился герцогом Лотарин­гии, которая после его смерти отходила к Франции, а бывший лотарингский герцог Франц Штефан в качестве компенсации по­лучал Тоскану. Испания возвращала Австрии Парму и Пьяченцу, но оставляла себе Неаполь и Сицилию.

В резульппе в главном выигрыше осталась Франция. Руководи­телю французской внешней политики кардиналу Флери удалось, не потрясая европейских основ и ценой сравнительно небольших усилий, выполнить многие внешнеполитические задачи времен Людовика XIV; присоединить Лотарингию, укрепить восточную границу и существенно расшатать те преграды, которые Утрехт­ский мир во шел для Франции в Италии, Испании и па Рейне, Через два десятилетия после поражения в Войне за испанское наследство Франция вновь стала ведущей европейской державой.

Одна из главных причин французских успехов заключалась в том, что Иониа за польское наследство была сугубо континен­тальной, она не поставила перед Францией главной дилеммы ее внешней политики — европейский континент или колонии. Анг­лия осталась безучастной, тем более что подчеркнуто ограничен­ные цели Франции в войне, по мнению Лондона, не представля­ли большой угрозы европейскому равновесию. Совсем иная ситу­ация сложилась в следующей войне.

В Воине 1а австрийское наследство 1740— 1748гг. сочетались оба главных тина военных конфликтов XVII—XVIII и», — династиче­ский и колониальный, что обусловило качественно иной масш­таб военных действий, по сути дела — всемирный,

Колониальным прологом к войне стал англо-исшшский конф­ликт в Вест-Индии в конце 1730-х гг. Располагая значительными привилегиями и официальной торговле с испанскими колониями через Кадис, англичане активно занимались контрабандой. По­стоянные столкновения контрабандистов с испанскими властями постепенно переросли в межгосударственный конфликт. За океа­ном уже [рокотали пушки, когда возникшая проблема австрий­ского престолонаследия превратила Европу в арену очередной большой войны.

К момен I у смерти императора Карла VI Габсбурга в 1740 г. его Прагматическая санкция (1711), утверждавшая неделимость мо­нархии Габсбурюв и разрешавшая наследование ее земель не толь­ко мужчинами, по и женщинами, была признана практически всеми европейскими государствами. Однако вторжение в Авст­рию прусских войск превратило этот документ в просюй клочок бумаги и лало сигнал к Войне за австрийское наследство. Во враж­дебную Австрии коалицию входили: Пруссия, желавшая захва­тить богатую и населенную протестантами Силезию: Франция, традиционно претендовавшая на Австрийские Ни крланды: Ба­вария, чей курфюрст мечтал об императорской короне и присо­единении Бо1е\ши; Саксония, стремившаяся заполучить Мора­вию; и, наконец. Испания, претендовавшая на Парму и Тоска­ну. Кроме тот. на стороне коалиции выступили некоторые не­мецкие князья а также Неаполь, Савойя и Швеция, которую французским дипломатам удалось настроить против союзной Австрии России.

В борьбе с коалицией Австрия первоначально мота рассчиты­вать лишь на спои собственные силы, поскольку потенциальные союзники оказались заняты —Англия воевала в колониях, а Рос­сия — со Швецией. В этих условиях Габсбурги стали юрпегь пора­жения на всех фронтах, значительная часть страны была оккупи­рована и к началу 1742 г. императором Священной Римской им­перии проволласили баварского курфюрста. Впервые за 600 лет Габсбурги выпустили из рук императорскую корону.

Дальнейший ход войны во многом определялся активизацией континентальной политики Англии, озабоченной перспективами расчленения Австрии и европейской гегемонии Франции. При непосредственном участии английской дипломатии в проавегрин- ский лагер(. перешли Саксония и Савойя, Пруссия заключила перемирие, а в Испанских Нидерландах против французов высту­пила так называемая «прагматическая армия», состоявшая из анг­лийских, голландских и австрийских войск.

В итоге к 174А г. из войны полностью исчез германский компо­нент: Бавария была разгромлена австрийцам и, а после неожидан­ной смерти се курфюрста и германского кайзера императорская корона вновь вернулась в Вену, Пожертвовав Силезией. Мария Терезия заключила мир с Пруссией. На первое место вышел анг­ло-французским антагонизм, проявившийся и как борьба против французской тгемонии в Европе, и как колониальное соперни­чество. Однако этот раунд англо-французского противостояния закончился ничьей, поскольку вновь ни одной стороне оказалось не по силам добиться решающих успехов: французы были вытес­нены из Северной Италии, но благодаря полководческому талан­ту Морица С аксонского добились больших успехов и Южных Ни­дерландах. йахи.гг Луисбурга в долине реки Св.Лаврентия привел англичан на i рапицу Канады, но французы успешно теснили их в Индии. В результате Англия и Франция, обе стоя плие на гн:ш:: государствен лого банкротства, пошли на очередной «мир пустой казны», пс оставив иного выбора и своим союзникам.

По условиям Ахенского мира 1748 г. Силезия перешла к Прус­сии. Прагматическая санкция получила международное призна­ние. Франция вернула Австрии Южные Нидерланды. I? колониях был восстановлен статус-кво: Англия отдала фраипу зам захвачен­ный Луисбурт. а Франция англичанам — Мадрас. И Италии Авст­рия передавала Парму и Пьяченцу испанскому инфанту Дону Фелипе, а С авойя получила небольшую часть герцогства Милан­ского, поглотив таким образом еще один лисгок итальянского артишока.

Однако Ахенский мир не смог разрешить ключевых междуна­родных противоречий: старого — англо-французскою и нового — австро-прусского, поэтому большинство участников пера о воров ясно осознавали, что по сути дела подписываю! не мир, а пере­мирие.

И действи тельна, менее чем через десять лет неразрешенные противоречия привели к новому конфликту. Для Семиненшеи ти­ны 1756— 17бЗ гг. также были характерны сочетание разных по своему происхождению конфликтов и столь крупный масштаб — четыре континента, все пять великих держав, что иногда ес называю! «первой мировой».

Как и в предыдущей войне, колониальный конфликт вырос из отдельных с юлкновений за океаном, которые приобрели собствен­ную динамику н по сути дела втягивали в войну еше не вполне готовые к ней правительства. В Северной Америке пересеклись два потока колонизации: французы пытались соедини I ь свои владения на севере и юге — Великие озера и Луизиану, тем самым встав на пути английского вектора колонизации американских юмсль с востока на запад. Конфликт разрастался, и скоро из-за океана на помощь колонистам стали прибывать регулярные войска.

В Европе же расклад сил существенно помсчшдси в сияй! с возникновением в годы Войны за австрийское наследство совер­шенно новою долгосрочного конфликта — австро-прусскою — и утверждением новой великой державы в лице ! (руссии.

Этот антагонизм был одной из причин радикальной перефуп- пировки великих держав накануне Семилетней войны, получив­шей название «поворота союзов» или «дипломатической револю­ции».

При Еюей подвижности международной системы союзные от­ношения были относительно устойчивыми, поскольку большой устойчивостью отличались и основные европейские противоре­чия. Классической связью такого рода был союз между Ашдией и Австрией. Iак как вражда к Франции была общим знаменателем и австро-французских, и англо-французских отношений. Именно Австрия лыс!упала в роли главного английского -коптинентпль-

него солдат», который сковывал силы Франции в Е: про не. В Семилетнюю войну это не сработало — впервые за почти сто лез . Поражение в Воине за австрийское наследство привело к полно­му смешению приоритетов внешней политики Австрии. Ike по­мыслы венских политиков были поглощены идеей взятия реван­ша у Пруссии, а с этой точки зрения союз с Англией был совер­шенно бесполо sen.

В новых условиях австрийский канцлер В.А. Кауниц решился на беспрецедентный шаг и предложил военный союз «наслед­ственному врагу* — Франции. Теснимые в колониях французы приняли предложение, надеясь, что это гарантирует им спокой­ствие на континенте. В результате исчез один из краеугольных камней международных отношений — австро-французский ан­тагонизм, который за три века своего существования стал для европейских политиков чем-то столь же естественным, как сме­на времен [ ода.

В свою очередь на революционный шаг решились и англичане. Вместо того чтобы с австрийской помощью нейтрализовать со­юзную Фрапнпп Пруссию и тем самым обезопасить английский Ганновер, они напрямую обратились к возможному противни­ку, превратив его в союзника. Статс-секретарь по внешним де­лам Уильям Питт Старший, ставший вместе с Кауниисм [лад­ным автором «поворота союзов*, выдвинул программный ло­зунг: «Америка юлжна быть добыта в Силезии!» Он предполагал дополнить «морскую» стратегию «континентальной», т.е. вовлечь Францию в борьбу на континенте и ограничить се возможности на море. В свою очередь, Вестминстерская конвенция 1756 г. е Англией выводила Пруссию из угрожавшей ей шиной изоля­ции, обеспечивала огромными английскими субсидиями и по­зволяла надея'1 ься на то, что Англия удержит Россию от выступ­ления на помощь австрийцам.

Таким обра ю\(. в войне противостояли друг друзу два союза — Пруссия, Ашлпя и традиционно шедшая за ней в кильватере Португалия, с одной стороны, и созданный на основе так называе­мых Версаяьскил соглашении блок Франции, России, Австрии, Шве­ции, Саксонии, Испании и целого ряда германских государств, с другой.

Для Прусс пи подобная расстановка сил означала окружение со всех четырех сторон и беспрецедентное превосходство сил про­тивников. Тем не менее Фридрих II сумел продержаться все семь лет благодаря военной и политической разобщенности союзни­ков и своим военным талантам. С небольшой армией он метался от противника к противнику, стараясь поодиночке вывести их из войны. Он стал автором целого ряда побед, вошедших во все учеб­ники стратегического искусства, как, например, битва при Рос- бахе 1757 г., мяла он разбил французов, имевших над ним дву­кратный перевес, и нанес им урон, в двадцать раз больший, чем потерпел сам. Спустя всего месяц в битве под Лейтеном. которую Наполеон назвал позднее «шедевром маневра и решимости», Фрид­рих II лишил Австрию чуть ли не половины ее армии. Однако пере­вес сил про)инников, полный экономический упадок и фактиче­ское отступничество Англии, переставшей выплачивать Пруссии субсидии после достижения своих колониальных целей, привели к закономерному результату. После ряда поражений, самым зна­чительным п.) которых была битва при Кунерсдорфе 1759 г., Прус­сия оказалась на грани государственного краха, Г с спасло только так называемое «чудо бранденбургского дома» неожиданная смерть русской императрицы Елизаветы Петровны и воцарение Петра III. большого поклонника Фридриха 11. Россия вышла из войны и даже заключила с Пруссией союз. Лишившись главного союзника, поспешила заключить мир и Австрия

Колоннад).пая война велась в Северной Америке, Индии, Вест- Индии, Западной Африке, а также на Тихом, Атлантическом, Ин­дийском океанах и на морях. Несмотря на некоторые первоначаль­ные успехи французов (захват Менорки в 1756 н), очень скоро обнаружилась их главная слабость. Обладая множеством высоко­классных и стратегически важных укрепленных пунктов и различ­ных регионах мира, Франция не могла обеспечить коммуникации с ними, и судьба Семилетней войны в конечном счете решилась на морях. Доведя путем вооружения торгового флота численность своих кораблей до огромной по тем временам цифры в 300 еди­ниц, англичане фактически блокировали побережье Франции, пре­пятствуя отправке пополнений в колонии и нанося непоправи­мый вред французской торговле. Испытывая недостаток подкреп­лений в Индии, французы не смогли взять принадлежавший англичанам Мадрас и потеряли Чандернагор, один из своих глав­ных опорных пунктов. Наконец, победа англичан в решающей битве при Плесси 1757 г. над бенгальским навабом и поддерживавшими его франкучачи фактически заложила основы будущей британ­ской колониальной империи в Индии, так как обеспечила им пре­обладание и ее важнейшем и самом богатом регионе — Бепгаши.

Анало) нчиым образом события развивались и на дру) их коло­ниальных гем) рах военных действий. В Северной Америке не полу­чавшие достаточных подкреплений французские войска в 1758 г. были вынуждены сдать стратегически важный опорный пункт Луисбург. Однако в конечном счете исход войны был предопреде­лен не за океаном, а у берегов Европы — разгромом француз­ского фдода 13 Киберонском сражении у берегов Ьретани на исхо­де 1759 г.. что до предела осложнило сообщение Франции с ее заморскими владениями. После этого поражения французские ко­лонии по всему земному шару стали одна за другой переходить в руки англичан — Квебек, Монреаль, острова Вест-Индии, почти все индийские владения. Триумф Британии стал еще более пол­ным после тою, как в начале 1762 г. в войну на стороне Франции неожиданно и и сложившихся условиях крайне неосмотрительно вступила Испания. Захват англичанами Манилы — главного опор­ного пункта испанцев на Тихом океане и Гавани — основного узла испанской вест-индской торговли превратил Англию в прак­тически единовластную владычицу морей.

Двум главным конфликтным линиям Семилетней войны — колониальной и европейской — соответствовали и два мирных договора, заключенных в феврале 1763 г. По Парижскому миру 1763 г. Франция потеряла почти все свои североамериканские и индийские владения, в том числе Канату и все земли восточнее Миссисипи (Восточную Луизиану), ряд вест-индских островов — Гренаду, Доминику. Тобаго и Сент-Винсент. Во французских ру­ках, правда, остались важнейшие «сахарные острова» (Мартини­ка, Гваделупа и Сан-Доминго) и несколько факторий в Индии. Неожиданно малыми потерями отделалась Испания: она отдала Англии Флориду, но в качестве компенсации получила Западную Луизиану. Гуоертсбургский договор (1763) закрепил Силезию за Пруссией, которая окончательно утвердилась в роли новой вели­кой державы. 11а долгие годы австро-прусский дуализм стал аксио­мой европейской политики. Не потеряв ни одного квадратного метра национальной территории, Франция тем не менее проиг­рала не только в колониях, но и в Европе. Самым ярким свиде­тельством паления престижа и фактической роли Франции в ев­ропейских делах стало ее полное игнорирование в решении судь­бы одного из ее главных сателлитов — Польши.

Разделы Польша, ставшие одним из самых важных событий в истории международных отношений Нового времени, были по­рождением как общеевропейской ситуации, так и следствием специфической расстановки сил на региональном уровне. Кон­центрация внимания Англии и Франции на колониальных делах привела к тому, что польский вопрос был всецело отдан на от­куп ближайших соседей Польши — «трех черных орлов», как иногда называли Пруссию, Россию и Австрию за их гербы. На основе этих юсударств — «восточных монархий» — сложилась одна из самых прочных и долговременных региональных систем. Безусловным лидером в треугольнике была Россия, поскольку австро-прусское соперничество заставляло каждую из этих стран бороться за ее благосклонность, часто предоставляя ей роль ар­битра.

С другой стороны, характерной чертой взаимоотношений внутри треугольника «восточных монархий» были постоянные опасения оказаться в ситуации один против двух или допустить увеличение мощи соседей без равнозначной компенсации себе. Подобные опасения сыграли важную роль в решении судьбы Польши.

Кроме гот. Австрия, Россия и Пруссия стремились лапой нить возникший и ] [ольше вакуум силы исходя из господство наши их в то время поли! ических представлений -- «государственного инте­реса», предполагавшего политической максимой увеличение го­сударстве! I поп мощи за счет приумножения территории и населе­ния, а также конвенанса, предполагавшего в случае «округлений» своих территорий компенсации соседям. Наконец, у каждой из трех держав были и собственные специфические причины, по­буждавшие принять участие в дележе Польши: Гогениоллсрны мечтали объединить две свои ключевые провинции — Бранден- бург и Пруссию, Австрия хотела получить компенсацию та поте­рю Силезии, а Россия стремилась сохранить свое традиционное влияние в Польше, которое как раз в это время отчасти было поставлено под вопрос.

В 1763 !". умер Август 111, и вместе с ним прекратилась суще­ствовавшая с конца XVII в. личная уния саксонской династии Веттинов к Польше. Вопреки сопротивлению Австрии. Франции и Испании. Россия, опираясь на Пруссию, смогла посадить на польский престол своего ставленника Станислава Понятовского. Однако новый король, совершенно неожиданно для России, по­пытался провести ряд реформ, направленных на укрепление польской Iоеударстиенности. Под давлением России и Пруссии реформы были отменены, и более того — в «вечном мире» 1768 г. было признано равенство так называемых диссидентов (православ­ных и протестантов) с католическим населением Польши, что давало правовую основу соседним державам для вмешательства в ее внутренние дела.

Отмена реформ и «вопрос диссидентов» вызвали возмущение в рядах польской шляхты. Она создала так называемую Барскую конфедерацию (1768), которая повела против России вооружен­ную борьбу и стала искать поддержки у Турции и Франции. Впер­вые за несколько десятков лет фактически существовавший про­текторат России в Польше был поставлен под угрозу, и Екатери­на II стада склоняться к тому, чтобы заменить косвенный конт­роль над всей Польшей полным присоединением одной из ее ча­стей. В это же время и Пруссия начала активную дипломатическую кампанию по трехстороннему разделу Польши. В 1772 г. гри дви­жимые территориальными амбициями и взаимным недоверием «восточные державы» подписали Петербургский договор о первом разделе Полыми. Австрия получила Восточную Галицию и Лодо- мерию (около 85 тыс. кв. км с населением более 2 млн человек), Россия — польскую Лифляндию и Белоруссию (84 тыс. кв. км с населением около 1,5 млн человек), а Пруссия — Польскую Прус­сию без Гданьска (35 тыс. кв. км с населением около 350 тыс. чело­век). В обшеп сложности Польша потеряла около трети своей тер­ритории и шяпи 40% населения.

В политическом смысле больше всего выиграла получившая меньше исс\ Пруссия. Впервые в своей истории Гогеицоллсриы стали облала гелями обширной замкнутой терри горни, к тому же дававшей им большие стратегические и экономические преиму­ществ:!, в частности контроль над балтийской торговлей Польши и Саксонии. Получив значительно большие, чем Пруссия, терри­тории, Россия и Австрия политически и в долгосрочной перспек­тиве не только приобрели, но и потеряли: Россия -- потому, что больше не могла контролировать Польшу практически единолич­но, Австрия — так как вместе с поляками подучила еще одну национальную проблему, к тому же имевшую международное зна­чение.

Дальнейшее решение «польского вопроса» происходило под сильным влиянием событий Французской революции. Вмешатель­ство «нос 1 очных держав» прикрывалось лозунгом предотвращения распространения «французской заразы» и зависело от положения дел на Западе. В частности Австрия воздержалась от участия во втором разделе, ожидая компенсаций за французский счет, а тре­тий раздел Австрия и Пруссия воспринимали, я том числе, как компенсацию за неудачи во Франции. По Петербургскому догово­ру 1793 г. Россия получила восточную Литву и Правобережную Украину (228 кв. км); Пруссия приобрела Гданьск, Познань и не­которые дру| пс территории (58 кв. км). Раздел остатков Польши в 1795 г. принес России Курляндию, отдельные территории Запад­ной Украины п Белоруссии, Пруссия получила центральную часть Польши с Илршавой, а Австрия — оставшуюся часть Галиции и Краков. Б результате беспрецедентной в европейской истории ак­ции поделенная без остатка Польша исчезла с политической кар­ты Европы более чем на сто лет.

Среди многочисленных последствий польских разделов особо­го внтшашш заслуживают два. С одной стороны, они прижми к необычно н (зочной и долговременной связи держав на рш иональ- ном уровне. Раздел Польши, оказавшейся прямо и центре тре­угольника «восточных держав», сблизил их не только буквально, превратив в пограничные друг другу государства, но и политиче­ски, подвел и под них общий польский знамена гель.

С другой стороны, разделы Польши могут рассматриваться как одно п з свидетельств кризиса системы международных отно­шений. кри 1иеа «пентархии» и равновесия. Вместо существо­вавшей большую часть века свободной игры великих держав, направленной на поддержание равновесия, возникло две груп­пы с мало пересекающимися интересами — колониальные Анг­лия и Франция и сугубо континентальные Австрия. Россия и Пруссия.

<< | >>
Источник: Под ред. Чудинова А.В., Уварова П.Ю., Бовыкина Д.Ю. История Нового времени: 1600-1799 годы. 2007

Еще по теме Войны XVIII в. в Западной Европе и колониях:

  1. 5.5. Страны Западной Европы и США в 1918-1939 гг. 5.5.1. Революционный подъем в странах Европы и проблемы послевоенного урегулирования (1918-1922 гг.)
  2. Западная Европа, 1945-1985 гг.
  3. 34. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА ЕВРОПЫ В XVIII В
  4. Ведущие страны Западной Европы.
  5. Войны XVIII в.
  6. Рынки стран Западной Европы
  7. Западная Европа, 1979-1992
  8. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.
  9. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.
  10. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.