<<
>>

ГЛАВА 10 Войны, революции и реформы на Пиренейском полуострове

Экономическое и политическое поло­жение Испании к началу XVIII в. В XVII — XVIII вв. про­должался упадок страны. Королевская власть теряла автори­тет, судьбами народа распоряжались помещики и различные «правительственные советы», состоявшие, по свидетельству современников, из людей «дряхлых, ограниченных, соединен­ных самомнением, разъединенных честолюбием и усыплен­ных ленью», которые заботились только о своих корыстных интересах.
Высшими сословиями были дворянство (самое вы­сокое — гранды, титулованная знать и низшее — кабальеро и идальго) и духовенство — от утопавших в роскоши кардиналов и епископов до сельских священников, мало отличавшихся по уровню жизни от крестьян. Третье сословие составляли крестьяне (абсолютное большинство населения), ремесленни­ки, торговцы и мелкие предприниматели, чиновники, стряп­чие. Третье и четвертое (наемные рабочие и прислуга) сосло­вия платили налоги и содержали королевский двор, помещи­ков и церковь.

В обширных колониях (вся Южная Америка, кроме Брази­лии; Мексика, включавшая тогда Калифорнию и Техас; Фло­рида, Куба, Сан-Доминго, а также значительная часть Италии и Нидерландов) испанские наместники грабили местных жи­телей, вывозили полезные ископаемые, запрещали американ­ским колониям развивать обрабатывающую промышленность и торговать с кем-либо, кроме Испании. Это приводило к росту контрабанды; постепенно государства с более развитой про­мышленностью вытеснили из колоний испанские товары. Анг­лийские пираты охотились за испанскими грузами, шедшими из Южной Америки в метрополию с золотом и драгоценностя­ми. Бюджет сводился с постоянно растущим дефицитом, казна

ООП

была хронически пуста. Численность производительного насе­ления сокращалась из-за изгнания мавров и евреев, частых войн, переселения многих испанцев в американские колонии.

Сельское хозяйство пребывало в упадке, часть земли оста­валась необработанной, крестьяне жили впроголодь; богатые скотоводы, перегоняя отары овец через всю страну, варварски уничтожали посевы.

Крестьяне были лично свободны, арендо­вали землю у помещиков и отдавали им, государству и церкви от половины до двух третей урожая. Ремесленники и мастеро­вые не имели гражданских прав. Дворяне, пытавшиеся занять­ся производительным трудом, изгонялись из своего сословия.

Внутренние таможни мешали созданию общенационально­го рынка. Каждый акт купли-продажи облагался налогом — алькабалой (10% стоимости товара). Природные богатства страны почти не использовались, рудные месторождения про­давались иностранцам, а металлы покупались у них. Весьма низкой была боеспособность армии и флота, процветало дезер­тирство. Военные укрепления и корабли, все вооружение дол­гое время не обновлялись и приходили в негодность.

Ослабевшая Испания перестала играть активную роль в международных отношениях, превратившись в объект борьбы между более сильными державами. Правители Франции, Англии, Германии готовились к борьбе за все еще богатое Испанское наследство.

Война за Испанское наследство (1701—

1714). Последний испанский король из династии Габсбургов Карл II, не имевший прямых наследников, под давлением французского посла завещал испанский престол внуку Людовика XIV Филиппу Анжуйскому. В 1700 г. Карл умер, в Мадриде воцарился под именем Филиппа V герцог Анжуй­ский, на смену Габсбургам пришла династия Бурбонов. Тог- да-то Людовик XIV произнес исторические слова: «Какое счастье! Нет больше Пиренеев, они погрузились в землю, и от­ныне мы (Франция и Испания. — Авт.) стали одной страной» (эти слова приписывают также испанскому послу в Париже). Но именно этого объединения Испании с Францией ни за что не хотели допустить другие европейские державы, прежде все­го Англия, боровшаяся с Францией за господство в мире. По­этому английской дипломатии удалось создать коалицию дер­жав и начать против Франции и Испании войну, получившую название войны за Испанское наследство.

Война оказалась затяжной и шла с переменным успехом. На море господствовал сильный английский флот. В 1704 г. он атаковал стратегически важную испанскую крепость Гибрал­тар.

Небольшой ее гарнизон вскоре капитулировал, и с тех пор Гибралтар находился в руках англичан. Участники коалиции поддерживали кандидатуру на испанский престол (вместо Фи­липпа Анжуйского) сына германского императора — эрцгер­цога Карла. Когда же в 1711 г. Карл сам стал германским им­ператором, англичане тотчас сняли его кандидатуру, опасаясь усиления Германии. К тому же они сочли, что Франция столь ослаблена длительной войной, что не представляет серьезной опасности.

Мирные договоры, подписанные коалицией с Францией и Испанией в 1713 г. в Утрехте (Утрехтский мир) и в 1714 г. в Раштатте, предусматривали признание Филиппа V королем Испании при условии его отказа от притязаний на француз­ский престол и территориальных уступок: Испания отдавала Англии Гибралтар и остров Менорка (Балеарский архипелаг в Средиземном море), а Савойе — Сицилию. Кроме того, испан­цы уступили Англии право продавать негров-рабов в Латин­скую Америку, а по Раштаттскому миру потеряли почти все свои владения в Италии и Нидерланды. Признание права Бурбонов на испанский престол дорого обошлось стране и на­роду, тем более что при Филиппе V и его старшем сыне Ферди­нанде VI почти ничего не изменилось, упадок продолжался.

В 1759 г. на престол вступил второй сын Филиппа — Карл III. Сначала он продолжил прежний курс. Перелом на­ступил в результате народного восстания 1766 г. в Мадриде, направленного против засилья в правительстве иностранцев. Поводом, переполнившим чашу терпения народа, послужил указ главы кабинета — итальянца Скилаччи, запрещавший ношение национальной одежды — длинных плащей и широко­полых шляп; Карлу III пришлось выслать Скилаччи, отказать­ся от министров-иностранцев и заменить их испанцами.

Просвещенный абсолютизм. Карл III ок­ружил себя способными людьми, которые понимали необходи­мость преобразований и способствовали развитию националь­ной промышленности и ремесел, ограничению власти церкви и деятельности инквизиции, изгнанию из страны членов воинст­вующего Ордена иезуитов, развитию просвещения и культу­ры.

Эпоху Карла III именуют эпохой просвещенного абсолю- тизжа; власть короля, как и прежде, ничем не ограничива­лась, народ не имел доступа к управлению страной, а король и его министры, будучи людьми образованными, придержива­лись принципа «все для народа, но без его участия». Счита­лось, что те, кто стоят у власти, лучше, чем сам народ, знают, что необходимо делать для его пользы.

В результате такого подхода проведенные реформы, будучи в большей степени связаны с личными качествами короля и его министров, не привели к кардинальным изменениям в Ис­пании и оказались недолговечными. Испания, оставаясь в за­висимости от Франции, обязывалась участвовать на ее стороне во всех войнах, которые она будет вести. Франция же воевала за свои интересы очень часто, и Испании приходилось почти непрерывно вести ненужные, изматывавшие ее войны, нано­сившие ей большой материальный ущерб и сводившие на нет экономические реформы. В итоге Испания и в конце XVIII в. оставалась отсталой аграрной страной с экстенсивным сель­ским хозяйством и слаборазвитой промышленностью.

Разложение абсолютистского строя.

В 1788 г. на престол вступил сын Карла III — Карл IV, чело­век недалекий и безвольный, находившийся под влиянием своей жены — властолюбивой Марии Луизы.

Французская революция вызвала в Испании живейший от­клик: передовые люди разделяли взгляды французских про­светителей и революционеров, стремились покончить с абсо­лютизмом, распространяли литературу о событиях в соседней стране, приветствовали первые шаги новой французской влас­ти, направленные против феодальных порядков. Это тревожи­ло правителей Испании, выступавших за умеренные преобра­зования сверху и не желавших допустить революции снизу. Возглавлявший правительство Флоридабланка круто изменил политический курс, отказался от реформ, наглухо закрыл гра­ницу с Францией, преследовал сторонников революции, кото­рую он называл «французским бешенством». Испания разор­вала дипломатические отношения с Францией и готовилась принять участие в коалиции держав, стремившихся подавить революцию.

В 1792 г. первым министром Испании стал 25-летний лю­бовник королевы Мануэль Годой. Его скандальное головокру­жительное возвышение от рядового гвардейца до главы прави­тельства без каких-либо иных заслуг, кроме преданности ко­ролеве, само по себе служило доказательством разложения абсолютизма. Годой втянул свою страну в войну против Фран­ции, которая продолжалась два года (1793 —1795). Вторжение французских войск, оккупация ими Северной Испании заста­вили испанское правительство подписать мирный договор — уступить Франции часть острова Сан-Доминго (Гаити) и за­ключить с ней военный союз. Но Годой сохранил любовь коро­левы и, как это ни странно, короля, присвоившего ему титул «князь мира».

Пришедший во Франции к власти Наполеон заставил Го- доя вступить в антианглийскую коалицию и поручил ему веде­ние военных действий против союзницы англичан — Португа­лии (1801). Испанские войска оккупировали Португалию, а Годой получил звание генералиссимуса. Наполеон добился присоединения Испании к континентальной блокаде Англии. Между тем именно Англия покупала испанские сельскохозяй­ственные продукты и продавала Испании необходимые ей про­мышленные товары. Испания тайком нарушала блокаду, чем навлекала на себя гнев Наполеона.

Война за независимость и первая рево­люция. Сначала Наполеон принудил Годоя начать новую вой­ну против Португалии и под предлогом совместных действий ввел на испанскую территорию свои войска. Как и во время первой войны, португальская армия сопротивления не оказы­вала, король со свитой бежал в Бразилию. Война с Португали­ей закончилась, но французские войска не уходидА с испан­ской территории. Напротив, из Франции шли подкрепления, и к концу 1807 г. их численность составила 50 тыс. солдат и офицеров.

Королевская семья и Годой решили бежать в Южную Аме­рику, но слухи об этом распространились и вызвали возмуще­ние народа: король и временщик хотят оставить страну на раз­грабление французам! 19 марта 1808 г. в летней резиденции испанских королей Аранхуэсе произошло восстание. Толпа разгромила дворец ненавистного Годоя, солдаты с трудом спас­ли его от самосуда. Затем народ двинулся к королевскому дворцу и потребовал отречения Карла IV от престола в пользу своего сына Фердинанда и лишения Годоя всех должностей и званий. Карлу пришлось выполнить все эти требования.

Испанцы надеялись, что молодой король Фердинанд VII, ненавидевший Годоя, окажет решительное сопротивление ок­купантам. Но эти надежды не оправдались: добиваясь призна­ния со стороны Наполеона, он заискивал перед ним и выпол­нял все его желания. В апреле Наполеон решил приехать в Ис­панию и предложил Фердинанду выехать ему навстречу. Местом встречи был избран город Байонна на французской территории, куда к этому времени были уже вывезены коро­левская чета и ее любимец Годой.

Наполеон ловко воспользовался глупостью и взаимной не­приязнью в семье испанских Бурбонов: сначала объявил пере­ход престола от Карла IV к Фердинанду VII незаконным, а затем убедил законного короля в том, что для блага и процветания Испании тот должен передать испанский престол ему, Наполе­ону. Карл возражать не посмел и подписал акт отречения в пользу императора Франции. Вслед за этим Наполеон провозг­ласил королем Испании своего брата Жозефа Бонапарта.

Восстание 2 мая 1808 г. в Мадриде. Но ус­тановление контроля Наполеона над Испанией, на что согласи­лись ее правители, оказалось неприемлемым для ее народа. Решив собрать в Байонне всех членов испанской королевской семьи, император приказал доставить туда младшего сына Карла IV, еще остававшегося в Мадриде. Но когда 2 мая его со­брались отправлять, тысячи людей вышли на улицы столицы, началось восстание против захватчиков. Французы открыли огонь. Испанский гарнизон поддержал восставших, офице- ры-патриоты вывели свои войска на улицы и завязали нерав­ный бой с 25 тыс. французских солдат, находившихся в Мад­риде. Ожесточенные сражения продолжались весь день и часть ночи. Лишь к утру 3 мая оккупантам удалось подавить все очаги восстания; началась жестокая расправа. Расстреливали всех, кто попадал под руку. Сцену расстрела повстанцев на центральной площади Мадрида Пуэрта делъ Соль («Солнеч­ные ворота») запечатлел в знаменитой картине великий ху­дожник Ф. Гойя.

Наполеон, не знавший до этого времени поражений, не придал большого значения событиям в Мадриде. Он решил провести в отсталой феодальной Испании буржуазные рефор­мы, собрал в Байонне представителей высших испанских со­словий, которым продиктовал текст первой в истории Испа­нии конституции, предусматривавшей создание парламента, ликвидацию внутренних таможен, введение кодекса законов, запрещение пыток и другие преобразования. Байоннская конституция была прогрессивной, но не соответствовала тра­диционным религиозно-монархическим представлениям боль­шинства испанцев. Низложение Фердинанда V11, провозгла­шение королем иностранца, военная оккупация и нарушение испанских традиций — все это вызывало ненависть к «анти­христу» Наполеону и привело к тому, что Испания поднялась на борьбу за независимость своей страны и возвращение на престол Фердинанда.

Одна за другой испанские провинции объявляли войну французам, создавали свои ополчения и хунты, которым пере­давалась вся полнота власти. Национальные чувства и револю­ционный подъем были столь велики, что плохо вооруженные и почти необученные ополченцы стали наносить одно поражение за другим опытным солдатам и офицерам наполеоновской ар­мии, покорившей к этому времени почти всю Европу. Славной страницей вошла в историю героическая оборона Сарагосы, которую ополченцы отстаивали буквально до последнего жи­вого человека. Один из лучших полководцев Франции маршал Ланн докладывал Наполеону, что никогда не встречал такого героизма, какой проявили защитники Сарагосы. Столь же му­жественно сражались испанцы, оборонявшие город Жерону; а на юге, близ Байлена, крупные французские силы были вы­нуждены капитулировать.

Недовольный действиями своих маршалов и генералов, На­полеон лично возглавил свои войска в Испании. Ему удалось занять столицу. Там он подписал декреты о ликвидации инк­визиции, прав помещиков, закрытии многих монастырей. Но народ не хотел никаких благодеяний из рук захватчика и про­должал войну.

После того как французам удалось овладеть крупными го­родами, война не прекратилась, а лишь изменила свой харак­тер, приняв форму партизанской войны — герильи. Наполеону пришлось направить в Испанию более 300 тыс. солдат, но по­давить народное сопротивление они не смогли. В Испании на­чались военные неудачи «великой армии» Наполеона, которые завершились ее разгромом в России.

Кадисская конституция 1812 г. Одновре­менно с войной за независимость в Испании развернулась пер­вая в ее истории революция. Все члены королевской семьи на­ходились во французском плену, а возглавлявшая страну Центральная хунта действовала нерешительно, была не спо­собна добиться победы над врагом и осуществить прогрессив­ные преобразования. Это вызывало недовольство народа. Представители прогрессивных кругов, стремившиеся заме­нить абсолютную монархию конституционной, провели в 1810 г. выборы в парламент (кортесы), который выработал конституцию, принятую в марте 1812 г. и получившую назва­ние Кадисской, так как кортесы работали в городе Кадисе, на юго-западе Испании (Мадрид в то время находился в руках фр анцузов).

Кадисская конституция объявляла носителем верховной власти народ. Она предусматривала разделение властей — за­конодательной (парламент), исполнительной (король и прави­тельство) и судебной, независимой от других. Законодательная власть принадлежала однопалатным кортесам, избираемым на два года мужчинами старше 25 лет. Правительство формиро­вал король, но ему нужно было получить вотум доверия от большинства депутатов. Кортесы должны были заседать не ме­нее трех месяцев в году, король не имел права распускать их до истечения срока полномочий, но все принятые ими законы подлежали утверждению королем. Объявление войны, заклю­чение мира, подписание договоров с иностранными государст­вами — все это относилось к прерогативам короля, но только с согласия кортесов. Принятая Конституция носила прогрессив­ный характер и долгие годы служила примером для революци­онеров многих стран, в том числе и России.

Кроме Конституции, кадисские кортесы издали ряд декре­тов, ликвидировали инквизицию, церковную десятину, пере­дали королевские земли безземельным крестьянам и героям войны за независимость, отменили работорговлю. Правда, большинство этих декретов оставались на бумаге, так как зна­чительная часть испанской территории находилась еще под контролем французов.

Когда Наполеон напал на Россию, Испания стала ее союз­ницей. В июле 1812 г. в Великих Луках был подписан договор о дружбе и союзе в войне против Наполеона. Этот союз оказал­ся победоносным: осенью 1813 г. французские войска были разбиты испанцами и их союзниками — англичанами. Испан­ская земля была очищена от неприятеля. Героическая война за независимость закончилась. В Испанию из французского плена вернулся король Фердинанд VII, которого испанцы счи­тали народным защитником. Однако их ждало глубокое раз­очарование.

Феодально-абсолютистская реакция. Фер­динанд VII оказался жестоким диктатором. Он ненавидел ре­волюционеров и сделал попытку повернуть историю вспять. Разогнав кадисские кортесы, Фердинанд объявил недействи­тельными Конституцию и все законы, принятые в Испании с 1808 по 1813 г., провозгласил себя абсолютным монархом, вос­становил инквизицию и все монастыри, вернул в страну иезуи­тов, казнил и бросил в тюрьмы революционеров, создал раз­ветвленную сеть тайных агентов и доносчиков. Установлен­ный им режим вызвал всеобщую ненависть, была создана либеральная партия (от ИЬега1 — свобода), к ней примкнули все слои населения — часть буржуазии, интеллигенция, офи­церы, студенты; возникли тайные общества для борьбы за вос­становление Конституции. Крестьяне, у которых отобрали землю, образовали «армию обиженных» — она расправлялась с помещиками.

Главной антиправительственной силой стала армия, ее воз­главляли участники войны за независимость. Не проходило ни одного года без вооруженных выступлений в Мадриде и других городах за восстановление Конституции 1812 г. Впервые по­явились тайные организации, осмелившиеся выступить за за­мену монархии республикой. Однако до 1820 г. ни одно подоб­ное выступление успеха не имело, а их руководителей верные королю солдаты и жандармы хватали и подвергали мучитель­ным пыткам и казни.

Вторая революция (1820—1823). В то вре­мя когда Испания была оккупирована французами, в ее коло­ниях в Южной Америке началось освободительное движение. Народы латиноамериканских стран воспользовались ослабле­нием метрополии и стали провозглашать себя независимыми государствами. Таким образом, за независимость одновремен­но вели борьбу и сама Испания, и ее колонии.

Фердинанд VII ни за что не хотел лишиться богатых амери­канских владений и готовил интервенцию против освободи­тельного движения. В 1819 г. близ южных портов Севильи и Кадиса была сосредоточена 30-тысячная армия, которой пред­стояло погрузиться на корабли и направиться в Америку. Од­нако в этой армии возник заговор, его участники считали, что нужно бороться не против свободы бывших колоний, а за сво­боду самой Испании.

1 января 1820 г. подполковник Рафаэль Риего перед стро­ем своих солдат провозгласил задачу восстановить Конститу­цию 1812 г. Солдаты присягнули Конституции и дали клятву вести борьбу до победы. К Рпего присоединились другие части, повстанцы объявили себя Национальной армией, которую воз­главил полковник Кирога.

Известие о восстании солдат и создании Национальной армии распространилось по всей стране. Один за другим горо­да на севере поднимались на борьбу, гарнизоны и население провозглашали Кадисскую конституцию и прославляли Киро- гу и Рпего. 7 марта 1820 г. народ Мадрида включился в борь­бу. И здесь воинские части поддержали восставших. Королю не оставалось ничего иного, как подписать декрет о восстанов­лении Конституции. Ликующая толпа освободила томивших­ся в здании инквизиционного трибунала заключенных и заста­вила Фердинанда VII подписать ряд прогрессивных декретов.

В Испании развернулась острая политическая борьба. В кортесах образовались три партии: сервили («раболепные») модерадос («умеренные») и эксалыпадос («пылкие»). Наибо­лее многочисленной оказалась партия «умеренных», которая и составила правительство страны. Стремясь ослабить партию эксальтадос, правительство распустило Национальную армию — главный оплот «пылких». Результаты революции не улуч­шили положение крестьян и ремесленников, составлявших большинство населения. Поэтому возникали организации, вы­ражавшие интересы городской бедноты. Крестьяне же восста­вали и захватывали помещичьи земли. На очередных выборах кортесов победу одержали эксальтадос, а председателем корте­сов был избран Рпего, который заявил: «Чтобы довести до кон­ца начатые реформы, необходимо твердой рукой ломать все препятствия».

В июле 1822 г. по приказу короля была совершена неудач­ная попытка захватить власть в Мадриде с целью восстановить абсолютизм. После провала июльского мятежа Фердинанду VII стало ясно, что без вмешательства извне революцию подавить не удастся. Правители европейских держав тоже были заинте­ресованы в подавлении испанской революции, вызывавшей со­чувствие народов их стран. Вот почему в конце 1822 г. на конг­рессе Священного союза было принято решение поручить французскому правительству военной силой задушить револю­цию в Испании.

Правительства стран Священного союза предъявили Испа­нии оскорбительный ультиматум: изменить политическую систему и вернуть королю власть во всей ее полноте. Прави­тельство Испании отвергло это грубое вмешательство во внут­ренние дела страны. В ответ в апреле 1823 г. стотысячная французская армия вторглась на испанскую территорию.

По требованию французской стороны 1 октября король и его семья были переданы французскому командованию. Перед отъездом король подписал обязательство не восстанавливать абсолютизм и не преследовать участников революции. Однако, оказавшись по ту сторону фронта, лживый и вероломный ко­роль издал манифест, отменявший все законы и декреты, из­данные за 3,5 года революции.

Риего пытался во главе одной из армий продолжать борьбу, но его войска были разбиты, а сам он выдан предателем; его судили и приговорили к смертной казни через повешение с последующим четвертованием. Риего мужественно встретил смерть. «Я умираю с радостью, — сказал он, — так как знаю, что кровь патриотов создает благоприятную почву для новых героических подвигов».

Черное десятилетие. После поражения вто­рой революции положение Испании осложнилось. Она потеря­ла почти все свои колонии в Америке, ставшие независимыми государствами. Промышленность по-прежнему была отсталой, и только с 30-х годов стали создаваться машиностроительные, металлургические и текстильные предприятия.

Фердинанд восстановил абсолютистский режим и сурово расправился с деятелями революции. Брат короля, дон Кар- лос, считал, что Фердинанд недостаточно решителен, не про­стил ему вынужденных, хотя и временных уступок Кадисской конституции и создал партию карлистов, в которую входили многие священники и монахи, реакционные помещики и офи­церы. Эта партия стремилась отстранить Фердинанда от влас­ти и возвести на престол дона Карлоса. Они надеялись на ско­рую смерть болезненного и бездетного Фердинанда. Однако в 1830 г. четвертая жена Фердинанда VII родила дочь Изабеллу. В Испании существовал закон о престолонаследии, согласно которому королевская власть передавалась только наследни­кам мужского пола. Стремясь лишить дона Карлоса права на престол, Фердинанд отменил этот закон и провозгласил на­следницей Изабеллу. В ответ карлисты заявили, что они не признают прав Изабеллы.

В 1833 г. Фердинанд VII умер и регентшей при трехлетней Изабелле стала ее мать Мария Кристина. Карлисты решили за­хватить престол силой. Началась война, которая вошла в исто­рию Испании под названием первой карлистской войны и про­должалась семь лет. На стороне дона Карлоса воевали крайние реакционеры, сторонники сохранения феодальных отноше­ний, господства католической церкви и ничем не ограничен­ной власти короля. Мария Кристина опиралась на либераль­ную буржуазию, армию и жителей городов. Обе воюющие сто­роны пользовались и поддержкой извне: на стороне карлистов выступали Австрия, Пруссия и Россия; Марию Кристину под­держивали Англия, Франция и Португалия.

Третья революция (1834 —1843). Во время карлистской войны в Испании усилились антицерковные на­строения, вызванные ведущей ролью реакционной части като­лического духовенства и монахов в лагере карлистов. Толпы людей громили и поджигали монастыри, убивали монахов. Наряду с этим и среди сторонников Изабеллы, которых назы­вали «изабелинос», тоже росло недовольство недемократиче­ской политикой Марии Кристины. Вновь широко распростра­нилось требование восстановить Конституцию 1812 г. и про­вести глубокие социальные преобразования. Марии Кристине пришлось пойти на уступки и поручить в 1835 г. формирова­ние правительства бывшему сподвижнику Риего Хуану Мен- дисабалю. Он провел целый ряд прогрессивных реформ: создал органы местного самоуправления в провинциях и городах, укрепил армию для борьбы с карлистами, ликвидировал все мужские монастыри, считая, что мужчины обязаны занимать­ся общественно полезным трудом. Самым важным мероприя- тием правительства была конфискация монастырских земель и распродажа их с аукциона. Монастыри владели обширными землями, значительная их часть не обрабатывалась или обра­батывалась плохо. Теперь же эти земли попали в частные ру­ки, что способствовало подъему сельского хозяйства страны, ослабило экономическое могущество церкви и привело к обра­зованию новой прослойки — сельской буржуазии, которая ве­ла капиталистическое хозяйство и оказывала активную под- держку антикарлистским силам, понимая, что в случае своей победы карлисты вернут земли монастырям.

Мария Кристина с тревогой следила за действиями Менди- сабаля, считая их чересчур революционными. Но как только она уволила его, гарнизон правительственной летней резиден­ции восстал и заставил регентшу провозгласить Конституцию 1812 г, Вскоре, однако, эта Конституция была заменена менее прогрессивной.

Война с карлистами протекала с переменным успехом: на севере успех имели карлисты, а на юго-востоке победы одержи­вали изабелинос. Осенью 1837 г. карлистам удалось прорваться к окраинам Мадрида, но в последний момент правительствен­ным войскам, которые возглавлял способный полководец гене­рал Эспартеро, удалось нанести противнику тяжелые потери и отбросить его от столицы.

Первая карлистская война затянулась, ни одной из вою­ющих сторон не удалось добиться решающей победы. Она за­кончилась компромиссом: в 1839 г. близ города Вергара ко­мандовавшие обеими армиями генералы Эспартеро и Марото обнялись перед строем своих войск и заключили мир. Карлис­ты согласились прекратить сопротивление, а правительство объявило амнистию всем карлистам и обещало сохранить ста­ринные вольности (фуэрос) главных оплотов карлистов — се­верных провинций басков и Наварры. Хотя мирный договор был подписан, борьба между сторонниками двух ветвей динас­тии Бурбонов — старшей (изабелинос) и младшей (карлисты) — продолжалась и привела к новым карлистским войнам.

После окончания первой карлистской войны Мария Крис­тина призвала к власти модералос («умеренных»), чья полити­ка вызывала всеобщие протесты. Регентша приказала генера­лу Эспартеро военной силой подавить народное движение, но получила отказ. Популярность Эспартеро возросла, и по требо­ванию тех сил, которые обеспечили Марии Кристине победу в первой карлистской войне, она назначила прогрессиста (так называли теперь себя бывшие «пылкие», или эксальтадос) Эс­партеро главой правительства. Но вся страна требовала немед­ленного отречения регентши, и ей в 1840 г. пришлось поки­нуть Испанию. Регентом стал Эспартеро.

Однако хороший полководец, Бальдомеро Эспартеро ока­зался плохим политиком: он перессорился с большинством собственной Партии прогрессистов (в нее входили либералы, демократически настроенные офицеры и др.) и проводил непо­следовательную политику. Когда население наиболее развитой промышленной провинции Каталонии потребовало автоно­мии, регент ответил решительным отказом. В 1842 г. жители столицы Каталонии Барселоны восстали, требуя автономии и отказа Эспартеро от подписанного им торгового договора с Англией, открывавшего рынок Испании для английских това­ров, успешно конкурировавших с каталонскими. В ответ Эспартеро возглавил карательную экспедицию и подверг ката­лонскую столицу жестокому артиллерийскому обстрелу. По­ступок регента привел к тому, что силы, ранее оказывавшие ему поддержку, отвернулись от него. Это позволило ненавидев­шим регента реакционерам организовать в июле 1843 г. воен­ный переворот, возглавленный генералом Нарваэсом. Эспарте­ро, всеми покинутый, был вынужден бежать в Англию. Третья революция закончилась. Испанией продолжал править блок помещиков и крупной буржуазии, в котором первую скрипку играли феодальные элементы, что создавало почву для новых революционных выступлений.

Нарваэс установил режим военной диктатуры. Его девизом было «применять палку и бить крепко». Для борьбы с револю­ционным движением он создал особый жандармский корпус — так называемую гражданскую гвардию, сыгравшую мрачную роль в последующей истории Испании.

Четвертая революция (1854—1856). Ког­да Изабелле исполнилось 13 лет, ее объявили совершеннолет­ней и провозгласили королевой Изабеллой II, но вся полнота власти оставалась в руках генерала Нарваэса. Став взрослой, Изабелла II оказалась «достойной» дочерью своего отца Фердинанда VII — такой же деспотичной, невежественной, не­способной к государственным делам. Страной правили ее мно­гочисленные любовники. Один из них, Сан Луис, возглавляв­ший правительство, подписал в 1854 г. декрет: в связи с тем, что казна пуста, населению предписывалось немедленно упла­тить налоги за шесть месяцев вперед. Такого еще не было. Вос­пользовавшись возмущением населения, оппозиционно на­строенный генерал О'Доннель обратился к народу. В своем ма­нифесте он призвал жителей столицы поддержать его усилия, направленные на создание демократической Испании: разог­нать придворную камарилью (так со времен Фердинанда VII называли собиравшуюся около покоев короля группу его фаво­ритов, которые вершили судьбами страны, по-испански сата- га), строго соблюдать законы, ввести наконец свободу печати, сократить налоги, установить режим экономии государствен­ных средств, расширить права местных органов власти.

Этот манифест всколыхнул всю страну, его поддержало практически все население: во многих городах вспыхнули вос­стания, создавались отряды национальной милиции, происхо­дили баррикадные бои. На этот раз в Испании, народ которой традиционно поддерживал монархический строй, впервые прозвучали призывы к замене прогнившей монархии респуб­ликой.

Узнав о начавшейся новой революции, в Испанию вернулся из изгнания Эспартеро, встреченный народным ликованием. По единодушному требованию масс он был назначен премь­ер-министром и первое время действовал, учитывая чаяния народа: разработал и провел через парламент либеральную Конституцию, впервые в истории Испании допускавшую испо­ведание не только католической, но и других религий, запре­тил церквам и монастырям покупать землю и т. д. Однако главное требование самого многочисленного класса страны — крестьянства — ликвидировать также и помещичье землевла­дение Эспартеро выполнить не решился. Это вызвало в аграр­ных районах, особенно в Андалусии, крестьянские восстания. Вслед за ними выступили со своими требованиями городские ремесленники и рабочие, обратившиеся за поддержкой к Эс­партеро, свергнутому во время очередного военного переворота генералом О'Доннелем. Но Эспартеро от борьбы уклонился, и в июле 1856 г. восстание было подавлено.

Таким образом, и четвертая революция до конца не была доведена. Объяснялось это тем, что в Испании буржуазия оста­валась экономически слабой, политически раздробленной и неорганизованной. Что же касается крестьянства и городских низов, то они в еще меньшей степени были в то время готовы к целенаправленным и организованным действиям. Все их вы­ступления носили стихийный характер и были направлены не на решение кардинальных задач переустройства страны, а на достижение локальных и ограниченных уступок.

Экономическое и политическое разви­тие в середине XIX в. В середине XIX в. темпы экономиче­ского развития Испании ускорились. Промышленный перево­рот охватил добывающую и обрабатывающую промышленность. Быстро развивались легкая и пищевая индустрия, текстиль­ная, кожевенная, табачная, сахарная отрасли. С 1848 г. стали сооружаться железные дороги и шоссе; росли объемы внешней торговли: вывозились вина, цитрусовые, оливковое масло, ру­ды цветных металлов (свинец, медь, цинк), пробка; ввозились уголь, хлопок, машины. Главными торговыми партнерами бы­ли Франция, Англия, Германия, Португалия, Куба. Ввоз по­стоянно превышал вывоз, правительство покрывало дефицит введением новых налогов, иностранными и внутренними зай­мами. Несмотря на очевидный прогресс, Испания все еще оста­валась одной из самых отсталых стран Европы, что было осо­бенно заметным в сельском хозяйстве, где по-прежнему преоб­ладали феодальные отношения: около 70% пахотных земель оставались необработанными, урожайность была очень ни­зкой. Вопрос о ликвидации или, как минимум, значительном ограничении помещичьего землевладения стал ключевым — без его решения нельзя было преодолеть отсталость страны.

Росла численность рабочих: к середине 60-х годов их было более 250 тыс., из которых в добывающей промышленности насчитывалось около 50 тыс., в тяжелой — свыше 30 тыс., в легкой и пищевой — 180 тыс. рабочих. К этим цифрам следу­ет добавить почти 2,5 млн батраков. Условия жизни рабочих были весьма тяжелыми: рабочий день продолжался 14—16 ча­сов, заработная плата не обеспечивала прожиточного миниму­ма, широко применялся женский и детский труд.

С 30-х годов XIX в. существовали рабочие организации — кассы взаимопомощи, а затем появились профсоюзы, первым из которых стало созданное в Барселоне «Общество ткачей» (1840). Позднее отраслевые профсоюзы объединились в еди­ный «Союз рабочих Каталонии», но он был запрещен властя­ми, что вызвало первую серьезную забастовку в Барселоне. Од­нако добиться законного права создавать свои ассоциации ка­талонские рабочие смогли только в 1868 г. Приехавший в Испанию представитель I Интернационала итальянец Фанел- ли, последователь М. Бакунина, основал испанские секции I Интернационала, и под его влиянием анархизм стал ведущим направлением в рабочем движении Испании.

У власти поочередно сменялись генералы — либерал О'Доннель и крайний реакционер Нарваэс. Последний в 1857 г. жестоко подавил восстание крестьян Андалусии, каз­нив 98 человек. О'Доннель проводил активную внешнеполити­ческую экспансию, посылал войска в Индокитай, развязал за­хватническую войну в Марокко, положив начало многолетней серии испано-марокканских войн.

К середине 60-х годов испанское общество охватило возму­щение скандальным образом жизни королевы, засильем и про­изволом ее камарильи, антинародной политикой сменявших друг друга генералов. Партия прогрессистов, которую возглав­лял энергичный и радикально настроенный генерал Хуан

Прим, выдвинула требование низложить Изабеллу II и очеред­ной кабинет Нарваэса. Этот призыв активно поддержала не­давно созданная Партия республиканцев, возглавляли кото­рую известный адвокат и литератор Франсиско Пи-и-Маргаль и профессор истории Мадридского университета Эмилио Кас- теляр. Кастеляр выступил со смелым заявлением о том, что захваченные королями земли (часть их Изабелла продала за большие суммы денег) являются народным достоянием и коро­лева не имеет права распоряжаться ими и проматывать их, чем приобрел известность в стране. В ответ Изабелла прика­зала ректору университета немедленно уволить профессора, а когда тот отказался это сделать, уволила обоих.

Студенты не хотели примириться с произволом, начались массовые студенческие демонстрации. Нарваэс бросил против них гражданскую гвардию, открывшую огонь. Среди студен­тов были убитые и раненые. Муниципалитет Мадрида выразил решительный протест против расправы с молодыми людьми, защищавшими свое право слушать лекции любимого профес­сора. Тогда Нарваэс распустил столичный муниципалитет.

Обстановка обострилась. Королева призвала к власти «ли­берала» О'Доннеля, но общество не пожелало его признать. Представители интеллигенции открыто выражали свое возму­щение преступлениями камарильи, лидер оппозиции генерал Прим несколько раз поднимал восстания. Тогда Изабелла вновь, в пятый раз, обратилась к Нарваэсу, который попытал­ся предотвратить надвигавшуюся революцию беспощадным террором. Он распустил парламент, местные органы власти и политические партии, закрыл все газеты оппозиции, аресто­вал и сослал сотни оппозиционеров. Но террор ускорил нача­ло новой революции.

Пятая революция (1868—1873)- Противни­ки королевы и Нарваэса решили поднять вооруженное восста­ние. Его подготовка была поручена хунте, возглавляемой гене­ралом Примом. Революция началась в сентябре 1868 г. восста­нием военных мор яков в Кадисе. Их поддержали гарнизоны южных городов. Посланные против них войска переходили на сторону повстанцев. Все единодушно требовали низложения Изабеллы II, и ей пришлось бежать во Францию. По всей стра­не создавались революционные хунты и национальная мили­ция. Были избраны новые кортесы, в которых развернулась борьба по поводу будущего устройства страны: сохранять ли монархию или установить республику? Первоначально вопрос был решен в пользу монархии, ограниченной двухпалатными кортесами.

Следующая проблема, которую предстояло решить: кто станет королем? О ненавистной всем Изабелле и ее малолетнем сыне не могло быть и речи; решили пригласить кого-либо со стороны. Первым кандидатом назвали родственника короля Пруссии Леопольда Гогенцоллерна, но против воцарения в Ис­пании прусской династии решительно выступил французский император Наполеон III. Тогда остановились на кандидатуре сына итальянского короля принца Амадея Савойского, кото­рый прибыл в Испанию и взошел на престол в конце декабря 1870 г., в тот самый день, когда организатор восстания против Изабеллы и сторонник Амадея генерал Прим был убит.

Амадей царствовал в 1871 —1873 гг.; он был чужд Испа­нии, не знал ее языка, обычаев и традиций, и ему пришлось нелегко: анархисты совершили на него три покушения, он три раза распускал кортесы и назначал новые выборы, сменил семь правительств. Католики невзлюбили короля за то, что его отец Виктор Эммануил II, вступивший на итальянский пре­стол, вел войну против власти папы римского. Испанские аристократы и националисты не хотели признавать коро- ля-иностранца; карлисты развязали вторую карлистскую вой­ну, продолжавшуюся с 1872 по 1876 г., — они боролись за про­возглашение королем Испании внука дона Карлоса — дона Карлоса Младшего. Республиканцы настаивали на замене мо­нархии республикой. Оказавшись в полной изоляции, Амадей в феврале 1873 г. отрекся от престола и вернулся в Италию.

Первая республика. Перед кортесами вновь встал вопрос о том, какой государственный строй следует уста­новить в Испании. Большинство депутатов составляли монар­хисты, но 11 февраля 1873 г. жители Мадрида окружили зда­ние парламента и решительно потребовали провозглашения республики. Под угрозой вторжения народа в зал заседаний депутаты были вынуждены выполнить их требование. Впер­вые за свою историю Испания стала республикой. Были избра­ны новые кортесы, которым предстояло разработать новую, республиканскую конституцию.

Президентом республики был избран левый республиканец Франсиско Пи-и-Маргаль. Он опубликовал программу соци­альных преобразований, которая предусматривала отделение церкви от государства, продажу бедным крестьянам на льгот­ных условиях государственных и помещичьих земель, введе­ние бесплатного обучения и социального страхования для ра­бочих, ограничение применения женского и детского труда, отмену рабства в колониях Испании и т. д. Под руководством президента был подготовлен проект конституции, объявляв­шей страну федеративной республикой с сильной центральной властью и автономией областей, в которых проживали на­циональные меньшинства, прежде всего каталонцы и баски. Однако среди республиканцев тоже не было единства: значи­тельная их часть, получившая название «непримиримых», выступила против Пи-и-Маргаля и выдвинула требования ликвидировать центральную власть и по образцу Швейцарии раздробить страну на множество небольших самоуправляю­щихся кантонов. «Непримиримых» поддержали и анархисты, пользовавшиеся влиянием среди рабочих.

По призыву «непримиримых» и анархистов-бакунистов в ряде районов летом 1873 г. произошли антиправительствен­ные восстания, и каждый из захваченных повстанцами горо­дов — Севилья, Гранада, Кадис, Малага, Мурсия, Валенсия и др., преимущественно южные, — объявлял себя самоуправ­ляемым кантоном. Пи-и-Маргаль пытался уговорить восстав­ших прекратить вооруженную борьбу и предотвратить распад государства, но успеха не добился. Не желая применять про­тив собственного народа силу, президент подал в отставку. Так в обстановке борьбы «всех против всех» Испания лишилась од­ного из самых умных и достойных руководителей.

После отставки Пи-и-Маргаля революция пошла по нисхо­дящей линии. Новый президент силой подавил кантональные восстания и стал править как диктатор, но армейские руково­дители, враждебные республике, свергли его и создали прави­тельство, состоявшее из генералов. Все они были монархиста­ми, но расходились в вопросе о том, кого именно провозгла­сить королем. В декабре 1874 г. один из генералов, Мартинес Кампос, опираясь на верные ему войска, провозгласил коро­лем Альфонса XII, семнадцатилетнего сына Изабеллы II. Так завершила свое кратковременное существование первая рес­публика.

Итак, в результате пяти революций XIX в. были уничтоже­ны многие феодальные пережитки, препятствовавшие разви­тию капитализма (проведение ряда реформ, разработка конс­титуций, рост промышленности и некоторые аграрные преоб­разования). Но Испания осталась отсталой страной, игравшей в мировой политике третьестепенную роль.

Буржуазная революция 1820—1823 гг. в Португалии. Молодые португальские офицеры, вдохнов­ленные Французской революцией, не хотели мириться с отста­лостью своей страны и ее рабской зависимостью от Англии. В 1815 г. они во главе с генералом Фрейре де Андраде состави­ли тайное общество, готовившее военный переворот с целью захвата власти и изгнания английских войск с португальской земли. Заговор был раскрыт, Фрейре де Андраде и ряд руково­дителей общества были казнены (1817). В последующие годы создавались и другие заговорщические группы, но, не будучи связаны с массами, они не добились успеха.

Недовольство сложившейся в Португалии обстановкой рос­ло, охватывая все более широкие слои офицеров, солдат, бур­жуазии, либерального дворянства, крестьян и ремесленников. Непосредственным толчком, ускорившим взрыв, стала мар­товская революция 1820 г. в Испании. 24 августа того же года восстал гарнизон города Порту, офицеры создали временную правительственную жунту королевства. Вслед за Порту про­изошло восстание гарнизона в столице, там тоже возникла ре­волюционная жунта, низложившая прежнее правительство.

27 сентября жунты Порту и Лиссабона объединились и вскоре приняли решение созвать Учредительные кортесы для выработки конституции. Учредительные кортесы, собрав­шиеся в январе 1821 г., разработали проект либеральной конс­титуции, составленной по образцу Кадисской конституции 1812 г.: Португалия объявлялась парламентской монархией, законодательные функции передавались однопалатному пар­ламенту, избираемому всеобщим, прямым и тайным голосова­нием; при короле создавался совещательный орган — Государ­ственный совет. Привилегии помещиков и церкви отменялись, инквизиция упразднялась, церковные земли подлежали рас­продаже.

Утвердив конституцию, кортесы потребовали возвраще­ния короля. Жуан VI, передав регентство над Бразилией свое­му старшему сыну Педру, прибыл в Лиссабон, подписал конс­титуцию и присягнул ей. 1 октября 1822 г. первая в истории Португалии Конституция вступила в силу. В кортесах и за их пределами развернулась острая политическая борьба между двумя партиями — конституционалистами и абсолютиста­ми. Первые, возглавляемые герцогом Палмела, действовали нерешительно и непоследовательно — оставили в неприкосно­венности прежний государственный аппарат, не удовлетвори­ли чаяний крестьянства, не осуществили на практике декрети­рованные мероприятия, тогда как вторые, руководимые често­любивой интриганкой королевой Жоакиной Карлотой (жена Жуана VI, дочь испанского короля Карла IV), проявляли боль­шую активность в борьбе против Конституции, за восстановле­ние абсолютизма.

Захват Мадрида французскими войсками, действовавшими по поручению Священного союза, и удушение испанской рево­люции окрылили португальских реакционеров. Весной 1823 г. они подняли мятеж и развязали гражданскую войну. Карлота, ненавидевшая своего мужа, решила отстранить его от власти и посадить на престол младшего сына Мигела. Гражданские войны, продолжавшиеся с 1823 по 1834 г., вошли в историю под названием мигелистских войн.

Мигелистские войны. Войны эти, династи­ческие по форме, представляли собой борьбу между сторонни­ками буржуазного и феодального строя. Лагерь конституци­оналистов составляли либеральное дворянство, буржуазия и интеллигенция, поддержанные частью крестьянства и боль­шинством офицеров. Мигелисты объединяли под своими зна­менами помещиков, церковников и реакционную часть гене­ралитета. Их поддерживали также фанатично религиозные крестьяне.

Сначала успех сопутствовал мигелистам, вынудившим Жуана VI издать декрет об отмене конституции, но когда Ми- гел в апреле 1824 г. сделал попытку свергнуть с престола отца, Жуан VI, опираясь на конституционалистов, помешал осу­ществлению этого плана. Он выслал Мигела во Францию, зато­чил в монастырь Карлоту и восстановил конституционный режим.

В 1826 г. Жуан VI умер и королем был провозглашен нахо­дившийся в Бразилии Педру. Оставшись там после отъезда от­ца в Португалию, он перед угрозой нарастающего националь­но-освободительного движения и потери престола в 1822 г. объявил Бразилию независимой империей, а себя — императо­ром. Теперь, оказавшись перед выбором — оставаться в Брази­лии или стать королем Португалии, он предпочел Бразилию, отрекся от португальского престола в пользу своей дочери

4 1 О

Марии да Глории, а регентом до ее совершеннолетия (ей было в это время 7 лет) назначил Мигеле. Однако роль регента Миге­ле не устраивала. Опираясь на своих сторонников в армии, он в 1828 г. добился от кортесов лишения Марии да Глории прав на престол и был объявлен королем. Вскоре он разогнал корте­сы и восстановил абсолютизм.

Конституционалисты не примирились с таким поворотом событий и продолжали борьбу. К ним присоединился и Педру, который восстановил против себя бразильскую знать и в 1831 г. был вынужден отречься от бразильского престола. В Португа­лию Мигел его не пустил, Педру пришлось поехать в Англию, где он стал формировать эмигрантские отряды, готовые бо­роться против узурпатора Мигеле, за восстановление конс­титуции. В 1832 г. эмигранты высадились в Порту, затем в Алгарви. Заручившись поддержкой Англии и Франции, по­славших свои военные корабли к устью реки Тежо, конститу­ционалисты в июле 1834 г. заняли Лиссабон, вынудив Мигеле отречься от престола и невсегде покинуть Португелию. Пре­стол был возврещен Мврии да Глории.

Таким обр азом, мигелистские войны закончились победой конституционалистов, но верх взяли консервативные эле­менты конституционного лагеря. Либеральная конституция 1822 г. восстановлена не была, что вызвало дальнейшую мно­голетнюю борьбу.

Политическая борьба в Португалии в 30 — 40-е годы. Поражение мигелистов способствовало уско­рению развития капиталистических отношений. Португалия осталась конституционной монархией, но вместо конституции 1822 г. была восстановлена «дарованная» королем Педру в 1826 г. куцая конституционная хартия, составленная по об­разцу хартии Людовика XVIII. Она предоставляла избиратель­ные права только небольшому кругу лиц, удовлетворяющих высокому имущественному цензу. Мария да Глория вышла за­муж за герцога Фердинанда Саксен-Кобургского, состоявшего в родстве с английским королем, что еще больше усилило за­висимость Португалии от Англии. На смену династии Браган- са пришла династия Браганса-Кобургов. Правительства, воз­главляемые правыми конституционалистами, провели не­сколько буржуазных реформ — отменили большую часть сеньориальных привилегий помещиков, закрыли мужские мо­настыри и пустили принадлежавшие им земли в продажу, за­претили передачу чиновничьих должностей по наследству. На этом они сочли свою реформаторскую деятельность закончен­ной, что вызвало недовольство левых конституционалистов, представлявших интересы средней и мелкой буржуазии го­рода и деревни. Партия конституционалистов раскололась: правое крыло получило название «хартистов», а левое, под­державшее начавшееся в сентябре 1836 г. восстание лиссабон­ского гарнизона, которое переросло во вторую буржуазную ре­волюцию, стало именоваться «сентябристами».

Революция 1836 г. была вызвана резким ухудшением эко­номического положения страны. Потеряв Бразилию (ее неза­висимость была признана португальским правительством в 1825 г.), Португалия лишилась почти всех своих богатств. Казна опустела, не было средств даже для регулярной выпла­ты жалованья офицерам и чиновникам. Португальская про­мышленность не могла развиваться из-за английской конку­ренции. К тому же хартия лишила политических прав подав­ляющее большинство населения.

Революцию вновь начала армия — восставший столичный гарнизон низложил правительство и привел к власти кабинет лидера сентябристов М. Пасуша да Силвы, который восстано­вил конституцию 1822 г. Либеральная эра продолжалась, од­нако, очень недолго: уже в июле 1837 г. кабинет Пасуша да Силвы пал, в 1838 г. либеральная конституция была заменена новой, усилившей королевскую власть, сократившей число из­бирателей и установившей двухпалатный парламент, а в 1842 г. хартисты организовали военный переворот и формаль­но восстановили хартию 1826 г. Фактически же их лидер Кош­та Кабрал в течение четырех лет правил как неограниченный диктатор.

Ненавистная народу диктатура Кошты Кабрала привела к крестьянскому восстанию под руководством Марии да Фонте, которое началось в апреле 1846 г. на севере, а затем распрост­ранилось на всю страну. Крестьяне захватывали помещичьи земли, создавали местные органы власти — революционные жунты. Реакционеры, получив помощь со стороны Испании, Франции и Англии, подавили восстание, но Коште Кабралу пришлось уйти в отставку, а новое правительство для успокое­ния масс провело некоторые либеральные реформы.

<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, В. Н. Виноградов, Н. М. Гусеваидр.. Новая история стран Европы и Америки : учеб. для вузов; подред. И. М. Кривогуза. — 5-е изд,, стереотип. — М. : Дрофа,— 909 с.. 2005

Еще по теме ГЛАВА 10 Войны, революции и реформы на Пиренейском полуострове:

  1. Глава 9. Страны Пиренейского полуострова
  2. ГЛАВА 16 ПИРЕНЕЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА В VIII—XV вв.
  3. 1. Реформы и революции в политическом развитии общества.
  4. Глава 21. ДРЕВНИЕ ГОСУДАРСТВА АРАВИЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА
  5. Революция и реформы Мэйдзи в Японии.
  6. Глава IIIРАННИЕ ГРЕЧЕСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ НА БАЛКАНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ И В МАЛОЙ АЗИИ
  7. 68. СОЦИАЛЬНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ РЕФОРМЫ И РЕВОЛЮЦИИ
  8. СТЕФАН БАТОРИЙ,ЕГО РЕФОРМЫ В ПОЛЬШЕ,ОРГАНИЗАЦИЯ ДНЕПРОВСКИХ КАЗАКОВИ ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОЙНЫ В ЛИВОНИИ
  9. Пиренейские государства в XI—XV вв.
  10. Социальные изменения. Социальные революции и реформы
  11. Социальные изменения. Социальные революции и реформы
  12. Социальные изменения. Социальные революции и реформы
  13. 1. Древние государства Корейского полуострова
  14. Южные славяне в раннее средневековье Расселение славян на Балканском полуострове
  15. 50. Земская реформа 1864 г. Городская реформа 1870 г
  16. 37. Реформы феодального землевладения и сословные реформы Петра Великого
  17. САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ВОЙНЫ КАЗАКОВ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ
  18. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советский тыл в годы войны
  19. ГЛАВА 2 Революция и становление парламентской монархии в Англии
  20. Глава четвертая ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ