<<
>>

От войны к Наполеону и от Наполеона к миру

По мере продолжения революционной войны Директория заигрывала с генералами, хотя никогда не была уверена, как следует вести себя с ними, когда они получали все большую власть. Напротив, Бонапарт, самый заметный из таких генералов, хорошо знал, как вести себя.
Ро­дившийся в 1748 г. Жак Луи Давид, бывший еще художником Людовика XVI, теперь был счастлив писать портреты Наполеона. «Переход Наполеона через Альпы», возможно, является его наиболее удачной картиной.

Наполеон был тем редким типом человека, чья карьера заставляет задуматься обо всех вопросах, касающихся роли личности в истории, в особенности «великих людей» или «героев». Русский писатель Лев Толстой в своем романе «Война и мир» предположил, что Наполеон, возможно, был своего рода марионеткой: «Чем выше стоит человек на общественной лестнице... тем больше власти он имеет на других людей, тем очевиднее предопределенность и неизбежность его по­ступка. Царь — есть раб истории». Это взгляд человека позднейшего времени. Ранее, в 1784 г.

— в год поступления Наполеона в военное училище, — немецкий философ Иммануил Кант предсказал появление выдающегося гения-законодателя, который совершит для человеческого общества то же, что в прошлом сделали великие ученые и мыслители для изучения физической вселенной: «Предоставим природе произвести того человека... Ведь породила же она Кеплера, подчинившего неожиданным образом эксцентрические орбиты пла-

34 глава 1

почетный гражданин Франции Иеремия Бентам отдал свой голос Наполеону в 1799 г. Перед наступлением мира в Европе, необходимость которого осознавал и сам Наполеон — именно его он обещал Франции, — нужно было побеждать дальше, ведь через 14 месяцев после Кампо- Формио Австрия отказалась от договора с Францией, и новая — вторая — коалиция, включившая Россию и Британию, готова была отбросить Францию в пределы ее «естественных границ».

Коалиция могла выставить на поле боя вдвое больше солдат, чем Франция. Победы русского генерала* Александра Суворова (родился в 1730 г.) в Италии полностью свели на нет все достижения Наполеона в этой стране. Русские войска даже вступили в Швейцарию, превращенную французами в апреле 1798 г. в Гельветическую республику. (В то же время был аннексирован город-государство Женева.)

К счастью для Наполеона новый русский император Павел, преемник Екатерины Великой, был разочарован поведением своих союзников, в особенности Австрии, и, выйдя из второй коалиции, которой не хватало единой стратегии, в конце 1799 г. отозвал свои войска. В новой ситуации Наполеон в июне 1800 г. победил австрийцев при Маренго. В декабре того же года была одержана победа при Гогенлиндене. Новый мирный договор, заключенный в Люневиле в феврале 1801 г., не был простым подтверждением соглашений в Кампо-Формио. Теперь Австрия признавала Батавскую, Гельветическую, Цизальпинскую и Лигурийскую республики и аннексию левого берега Рейна Францией. В следующем месяце по Аранху-эсскому договору в Италии создавались королевство Этрурия и Луккская республика, а Неаполь уступал Франции Эльбу. Неудивительно, что в начале 1801 г. — когда Пруссия была нейтрализована, а Россия по-прежнему настроена мирно — Наполеон улаживал незначительные споры с малыми европейскими странами. В апреле он заключил конкордат с новым папой Пием VII, а еще ранее получил у Испании Луизиану**. Враждебной оставалась только Британия, но удача и здесь улыбнулась Наполеону: Уильям Питт, пришедший к власти как человек короля, в феврале 1801 г. подал в отставку с поста премьер- министра, который занимал с 1784 г. Питт до самого конца оставался слугой короля и не препятствовал политике Георга III в Ирландии (куда фран- * С ноября 1794 г. Суворов был генерал-фельдмаршалом. — Примеч. пер. ** Передача Луизианы Франции была закреплена тем же Аранхуэсским договором 21 марта 180! г. — Примеч. пер.

РЕВОЛЮЦИЯ И ИМПЕРИЯ: ОПЫТ И ВОЗДЕЙСТВИЕ, 1789-1815 35

цузы организовали в 1798 г.

неудачное вторжение), хотя и пришел к выводу, что отказ короля провести гражданскую и политическую эмансипацию католиков был ошибкой. Преемнику Питта Эддингто-ну не доставало ни опыта, ни способностей предшественника. Как и Питт, он, однако, извлек выгоду из обстоятельства, что к началу XIX в. бывшие друзья Революции, включая Вордсворта, разочаровались в ней, и лишь немногие из них (например, Уильям Хэзлитт) ис­пытывали симпатии к Наполеону.

Какими бы ни были общественные настроения и кто бы ни был премьер-министром, официальное отношение Британии к Франции и Наполеону в целом оставалось простым и последовательным. Франция была старым соперником, причем в начале конфликта намного более сильным, чем Англия. Еще со времен Людовика XIV Британия была вынуждена бороться, чтобы не допустить установления французского господства в Европе.

Однако вести сухопутную войну Британия была готова лишь в случае крайней необходимости, как это случилось, когда французы в 1792 г. объявили свободную навигацию по Шельде. Главную роль в сдерживании французской мощи в Европе и гарантии безопасности британских заморских владений играла война на море. Для Питта подобные соображения, ясно высказанные им в 1804 г., значили гораздо больше, чем любая контрреволюционная идеология. Когда Бёрк писал в 1791 г. свои «Размышления о Французской революции», он был политическим оппонентом, а не сторонником Питта. Именно французская политика в Нидерландах заставила Питта примкнуть к первой коалиции. И именно там, при Ватерлоо возле Брюсселя, состоялась и была выиграна последняя битва Британии против Наполеона.

Наполеоновский мир ненадолго воцарился после подписания в марте 1802 г. Амьенского договора, молчаливо уступавшего Франции господство в Европе и признававшего все британские приобретения вне ее. (Британский представитель на переговорах Корнуоллис был вице-королем Ирландии, генерал-губернатором Индии и командиром британских войск при Йорктауне во время американской войны за независимость.) Соглашение не включало торгового договора, а без него

— на что с самого начала жаловались его британские критики — статья I, провозглашавшая мир и дружбу между Британией и Францией, была лицемерием. Тем не менее стремление к миру суще­ствовало в обеих странах, и Наполеон на время был удовлетворен. «В Амьене, — объяснил он впоследствии, — я совершил моральное завоевание Европы».

<< | >>
Источник: Бриггс Э., Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней / Пер. сантл.АА. Исэрова, B.C. Нестерова. — М: Издательство «Весь Мир», - 600 с.. 2006

Еще по теме От войны к Наполеону и от Наполеона к миру:

  1. 8. Как проходили войны Наполеона? Какие были предпосылки к кризису и крушению Империи?
  2. Оценивая Наполеона
  3. Гражданский кодекс Наполеона
  4. Отступление Наполеона.
  5. Введение. Секрет Наполеона и Конфуция
  6. НОВЫЙ НАПОЛЕОН
  7. Внутренняя и внешняя политика Наполеона.
  8. Обострение франко-русских противоречий. Вторжение Наполеона в Россию.
  9. § 3. М. Вебер: от мира традиций к миру рациональных действий
  10. Некоторые применения модели робинзонады к реальному миру
  11. САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ВОЙНЫ КАЗАКОВ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ
  12. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советский тыл в годы войны