<<
>>

Внутренний фронт

Лидеры военного времени Гитлер, Сталин, Рузвельт, Муссолини и Черчилль стали наиболее влиятельными политиками в истории своих государств в XX в. Все они решительно и зачастую бескомпромиссно управляли своими странами, хотя исход войны, возможно, в наибольшей степени определили решения, принятые Гитлером (например, план «Барбаросса» или «окончательное решение еврейского вопроса»).
Главной задачей для правительств второй мировой, как и в 1914—1918 гг., стала мобилизация людских и экономических ресурсов, установление баланса между нуждами промышленности и нуждами армии. В Британии и Советском Союзе эта проблема была особенно острой на ранних этапах войны. В ходе мировых войн военные неудачи оказывали важное воздействие на внутреннюю политику, хотя степень дозволенной публикой критики зависела от характера правящего режима. В Германии лидерство Гитлера было неоспоримым. Итальянская политическая жизнь, напротив, была сложнее. К 1942 г. итальянская фашистская партия начала распадаться изнутри. Всегда характерные для режима Муссолини фракционная борьба и внутренние распри обострялись, особенно когда в борющиеся группы, стремившиеся возродить падающую боеспособность Италии, вошел «клан Петаччи» — друзья и семья любовницы Муссолини Кларетты Петаччи. В 1942 г. началось воссоздание четырех основных антифашистских партий — сторонников прямого действия, коммунистов, социалистов и католиков. Хотя этим партиям еще предстояло разработать организационную структуру и подготовить программы, в них входили политики, которым предстояло сыграть важную роль в послевоенной истории Италии, например бывшему вождю Народной партии и будущему христианскому демократу Альчиде Де Гаспери. Он способствовал разгрому фашизма и созданию в Италии демократической политической системы. 1942 год принес наиболее серьезный политический вызов Черчиллю. За военными поражениями 1940—1941 гг., особенно в Норвегии, при Дюнкерке, в Греции и Северной Африке, последовали

известия о падении Сингапура и Тобрука. Способности Черчилля как военачальника, впрочем, не ставились под сомнения. В первую очередь правительство критиковали за неудачи в управлении военной экономикой и неоказание помощи Советскому Союзу. Летом того года бывший посол Британии в СССР, популярный молодой политик-лейборист ОТ ЕВРОПЕЙСКОЙ К МИРОВОЙ ВОЙНЕ, 1933-1945 379

сэр Стэффорд Крипе, по образованию адвокат, изгнанный до войны из лейбористской партии за поддержку Народного фронта, поставил под сомнение лидерство Черчилля в ведении войны. Но ни по личным качествам — его называли серым кардиналом, — ни по широте политической поддержки Крипе не выдерживал сравнения с Черчиллем. В ноябре 1942 г. исследователи общественного мнения сделали вывод, что народ «полностью разочаровался» в Крипсе. Положение Черчилля было устойчивым.

Одной из основных трудностей Британии была нехватка боеприпасов. Вплоть до декабря 1941 г. она во многом зависела от поставок из ненадежного источника — президенту Соединенных Штатов приходилось обходить правила американского нейтралитета. Борьбу за организацию британских ресурсов для тотальной войны вновь возглавили деловые люди. Усвоив уроки первой мировой войны, британцы на этот раз быстро установили правило: на каждого солдата должен приходиться один рабочий в военной промышленности и еще два рабочих в гражданской экономике, производстве продовольствия, одежды и других необходимых для войны товаров.

Уже эти цифры дают некоторое представление о важности внутреннего фронта в войне. Существовала так называемая «броня», освобождавшая от призыва на военную службу.

Просчеты при определении соотношения рабочих и солдат могли дорого стоить. В Советском Союзе массовая мобилизация войск на линию фронта в 1941—1942 гг. путем призыва квалифицированных рабочих, в том числе из военной промышленности, серьезно подорвала военную экономику как раз в тот момент, когда германские войска вторглись в промышленное сердце страны. В тридцатых годах Гитлер подчеркивал, что ключом к победе в войне является эффективное управление экономикой. Однако несмотря на широкие приготовления Германии к войне в мирное время, немецкая экономика в годы войны относилась к наименее эффективным. Одной из причин было то обстоятельство, что Гитлер готовился начать широкомасштабную войну в 1941—1942 г.; развязывание войны в 1939 г. повлекло за собой спешную импровизацию. Более того, если британские военные усилия сравнительно хорошо управлялись координированной бюрократией, усиленной людьми из деловых кругов, то военной экономике Германии не хватало подобной согласованности. Региональные власти сопротивлялись централизованным приоритетам войны. Напряженное соперничество за ресурсы и власть разгорелось между такими людьми, как Геринг, отвечавший за авиационную промышленность и снабжавшую ее 380 ГЛАВА 9

огромную корпорацию, и Вальтер Функ, занимавшийся гражданской экономикой. Геринг утверждал, что «нет такой задачи, которую немец не мог бы решить». Однако даже усилия Альберта Шпеера, бывшего архитектора, обладавшего вкусом к административной деятельности, который в феврале 1942 г. был назначен координировать германское военное производство, принесли лишь ограниченные результаты. Шпеер, как и Ратенау, верил в централизованный капиталистический контроль. К 1943 г. при полной поддержке Гитлера он добился расширения военного производства Германии более чем вдвое. К середине 1943 г. оно уже утроилось, однако качество многих образцов вооружений было ниже, чем у союзников.

Как и в ходе «Великой» войны, правительство подняло на новую высоту контроль над хозяйством и населением. Война вновь стала важным стимулом к развитию американской экономики. С 1940 по 1944 г, объем американского промышленного производства вырос на 300%. Хитроумные американские дельцы использовали каждую отпущенную войной возможность увеличить размеры продаж — например, компания «Кока-кола» убедила американскую армию, что ее напиток необходим для поднятия боевого духа, — так что в войну процветала и индустрия широкого потребления. В годы войны большинство американцев достигли исключительного процветания — по крайней мере, так казалось по сравнению с лишениями времен Великой депрессии. В отличие от событий тридцатых годов, опыт второй мировой войны подтвердил, что капитализм может принести Соединенным Штатам несказанные богатства.

Интерес к широкомасштабной социальной реформе был в Британии намного выше, чем за океаном. Мир и Черчилль увидели его в том общественном признании, которое получил

опубликованный в ноябре 1942 г. длинный отчет, известный как доклад Бевериджа. Его автор сэр Уильям Беверидж, бывший директор Лондонской школы экономики, разработал перспективные схемы послевоенного социального обеспечения для всех граждан. Опубликованный Би-би-си и широко разрекламированный за границей доклад прославил и самого автора. Прием был столь восторженным, что Беверидж, как он сам говорил, будто бы «ехал на слоне» сквозь «ликующую толпу». Беверидж никогда не был социалистом, но он заложил основы системы социального обеспечения «от колыбели до могилы», получившей развитие в дальнейших правительственных документах. Война породила общее чувство, что все члены общества должны быть на равных ус­ловиях вовлечены в послевоенную социальную политику. Она также ОТ ЕВРОПЕЙСКОЙ К МИРОВОЙ ВОЙНЕ, 1933-1945 381

показала, сколь важно иметь «честную долю для всех» — эта цель была реализована в карточном снабжении, которое разрабатывалось под руководством лорда Уолтона, министра продовольствия, назначенного Чемберленом не из числа членов парламента и ставшего позднее министром реконструкции, а затем председателем консервативной партии. Впрочем, сразу после окончания войны схемами восстановления экономики воспользовалась лейбористская партия, выиграв впервые за десять лет всеобщие выборы в июле 1945 года.

Классовые барьеры сохранялись, однако по мере того как война тянулась дольше, чем все ожидали, росла решимость построить общество, где каждый гражданин исполнял бы свою роль во имя общего блага.

<< | >>
Источник: Бриггс Э., Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней / Пер. сантл.АА. Исэрова, B.C. Нестерова. — М: Издательство «Весь Мир», - 600 с.. 2006

Еще по теме Внутренний фронт:

  1. БОРЬБА НА ВНУТРЕННЕМ ФРОНТЕ
  2. В ПОИСКАХ ЕДИНОГО ФРОНТА
  3. Борьба за единый национальный фронт
  4. Реклама фронт-энд товара
  5. 3. Как складывалось положение на фронте и в тылу в 1915–1916 гг.?
  6. Военные операции 1944 г. на советско-германском фронте.
  7. 13. Пятый конгресс Коммунистического Интернационала о тактике единого фронта
  8. § 8. Демократическая революция в Испании и Народный фронт
  9. 6. Программа Народного Фронта
  10. 9. Рабочий материал Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала о задачах Народного фронта во Франции
  11. ПОЛОЖЕНИЕ НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ И ДНЕПРОВСКИЕ КАЗАКИ
  12. 2.1. Положение на фронте и в тылу (1914-1915)
  13. § 7. Сопротивление фашизму. Народный фронт во Франции
  14. § 7. Военные действия на фронтах второй мировой и Великой Отечественной войн в 1944-1945 г.
  15. Военные действия на советско-германском фронте летом 1942 г. Сталинградская битва.
  16. НАПРЯЖЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НА ЛИВОНСКОМ ФРОНТЕ И ВНУТРИ СТРАНЫИ ОРГАНИЗАЦИЯ ПОГРАНИЧНОЙ СЛУЖБЫ КАЗАКОВ НА ЮЖНЫХ ГРАНИЦАХ
  17. Понятие и роль внутреннего аудита
  18. Внутренний аудит
  19. ВНУТРЕННИЕ ЛИНИИ ТРЕНДА
  20. 2.2. Внутренняя среда