<<
>>

4. Внешняя политика Турции: новые приоритеты, Тур­ция и Россия.

Есть основы внешней политики Турции, ко­торым она следовала в течение всего послевоенного време­ни. Главная из них — ориентация на Запад. Турция всегда пыталась стать мостом между христианским Западом и му­сульманским Востоком.
Еще Кемаль Ататюрк мечтал ви­деть турецкую республику цивилизованной страной, частью европейской системы. Какие бы цели ни ставила Турция во внешней политике, все они были подчинены экономической и военной интеграции в западные структуры. Гарантом ев­ропеизации Турции выступала армия, которая вмешивалась в политическую сферу тогда, когда процессы «вестерниза-цни» ставились под угрозу. Именно в этом был смысл всех военных переворотов, произошедших после второй мировой войны. Исламистам не удавалось сменить внешнеполити­ческую ориентацию, поскольку прозападная политика для военных, стоящих на страже принципов Ататюрка, остава­лась незыблемой.

С конца 40-х годов Турция становится основным военно-политическим союзником США. В годы ♦холодной войны» Турция проявила свою приверженность Западу, и это обеспе­чило ей экономические и политические выгоды. С 1947 года в соответствии с доктриной Трумена, а затем планом Маршал­ла, она стала получать крупные кредиты и безвозвратные суб­сидии. В 1952 году Турция вступила в военный блок НАТО, а чуть позже приняла участие в создании Багдадского пакта, переименованного после выхода из него Ирака в 1958 г. в СЁНТО. В период Суэцкого кризиса 1956 года Турция под­держала тройственную агрессию претив Египта. В 1959 году правящие круги Турции подписали с США двустороннее со­глашение, которое предусматривало возможность военного вмешательства США в случае проникновения а страну «меж­дународного коммунизма». Последовало затем вступление Турции в Международный валютный фонд (МВФ), Междуна­родный банк реконструкции и развития (МБРР), Генераль­ное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ).

Начиная с 60-х годов, во внешней политике Турции появ­ляются новые черты. Внешнеполитический кypc становится более гибким и реалистическим. В 1965 году турецкое прави­тельство заявило, что не будет участвовать в многосторонних ядерных силах НАТО, а в 1967-63 годах объявила о поддер­жке договора о нераспространении ядерного оружия, выступи­ла за запрещение химического и бактериологического оружия. Турции удалось добиться пересмотра и смягчения соглашений об американских базах. В вопросе арабо-израильского конф­ликта Турция заняла нейтральную позицию, но она се пре­рвала торговых и дипломатических отношений с Израилем. Вместе с тем, свои военно-политические обязательства как члена НАТО И СЕНТО Турция соблюдала неукоснительно. По линии НАТО Соединенные Штаты осуществляли перевоору­жение турецкой армии, строили военные базы.

Турция сразу же поддержала США в борьбе с терроризмом после событий 11 сентября 2001 года. Турция начала актив­но вести борьбу с террором, поскольку «турецкие моджахе­ды» в организациях Бен Ладена готовили планы атак на важнейшие объекты в турецком государство, включая разру­шение посольств США, Израиля и уничтожение мавзолея Ататюрка. Турция не только поддержала США в войне про­тив талибов Афганистана, но и направила туда военное под­разделение спецназа. Правда, Турция не позволила размес­тить у себя группу войск США в период войны с Ираком в 2003 году, но Соединенные Штаты сохранили возможность присутствия американских самолетов, базирующихся па во­енно-воздушной базе Инджирлик.

Турецкое государство пе­рекрыло границу с Ираком, и даже вело разговоры о разме­щении турецких войск на территории Ирака в курдской зоне. Прозападное направление внешней политики Турции объяс­нимо, так как осуществление «вестернизацни» просто невоз­можно без внешнеполитической ориентации на США и Евро­пу. Пришедшие к власти умеренные исламисты пытаются сохранить преемственность внешнеполитического курса, ины­ми словами, мусульманские лидеры открыто не претендуют на разрушение избранного пути международной политики. Вместе с тем внешняя политика Турции, несмотря па четко обозначенную прозападную и проамериканскую ориентацию, имеет ярко выраженные специфические черты, которые опре­деляются как особыми турецкими интересами в регионе стран Ближнего и Среднего Востока, так и процессами глобализа­ции в мировом сообществе.

Более полувека Турция демонстрирует свой стратегичес­кий выбор в пользу европеизации как основного пути раз­вития страны. Вступление в Европейскую систему «Общего рынка» стало главным приоритетом в сфере внешнеполити­ческой деятельности турецкого государства. Еще в 1963 году в Анкаре был подписан Договор об ассоциации, который вступил в силу с декабря 1964 года и стал основополагаю­щей базой для турецко-европейского сотрудничества. Глав­ная заинтересованность, которую проявляла Турция к Ев­ропейскому экономическому сообществу, состояла, как от­мечалось в Договоре, в «ликвидации разрыва, существую­щего между турецкой экономикой и экономикой стран — членов Сообщества». Особенность данного документа состо­ит еще и в том, что статья 28 предусматривала получение Турцией статуса полноправного члена ЕЭС в течение срока осуществления договора. Договор предусматривал три ос­новных этапа интеграции Турции а Европейское экономи­ческое сообщество. Предполагалось, что Турция станет пол­ноправным членом ЕЭС с 1995 года.

Немало времени ушло с тех пор, ЕЭС было преобразовано в Европейский союз (ЕС), а неоднократные заявки Турции на вступление в ЕС остались нереализованными. Европа не торопилась принять Турцию в члены союза, несмотря на то, что ей удалось добиться некоторых успехов на пути рефор­мирования экономики и добиться даже установления между Турцией и Евросоюзом режима таможенного союза по торгов­ле промышленными товарами. С одной стороны, Европа за­интересована в тесном сотрудничестве с Турецкой республи­кой, ЕС привлекает геостратегическое положение Турции, ее особое место в мусульманском и тюркском мире. Проявлени­ем этой заинтересованности стало решение саммита з Копен­гагене в декабре 2002 года, который определил, что Турция может рассчитывать на полноправное членства в союзе не ранее 2005 года. С другой стороны, Турция вполне может стать вечным претендентом на вступление в ЕС. Турция не вписывается в приемлемые для страны — члена Евросоюза стандарты ни по достигнутому уровню социально-экономи­ческого развития, ни с точки зрения показателей экономи­ческой эффективности. Сложности вступления Турции в ЕС лежат именно в экономических и социальных факторах.

Но существует еще один немаловажный аспект в междуна­родной политике, который явился тормозом вступления Тур­ции в систему европейского сообщества. Настроения значитель­ной части политиков ЕС выразил Жискар д'Эстен, председа­тель Конвенции о будущем Европы, бывший президент Фран­ции. Он отметил, что Турция важная и близкая Европе страна, но она не европейское государство, Турция — страна с другой, мусульманской культурой и образом жизни. Слишком разные законы и разная система управления не позволяют осуществить полную интеграцию Турции в ЕС. Мнение многих политиков состояло в том, что вхождение Турции в ЕС было бы «концом Европы». Б случае вступления Турции в ЕС, она станет самым большим государством среди членов Союза. В Турции к началу нового века проживало 66 млн человек, а по прогнозам к 2015 году ее население составит 80 млн человек. Согласно уста­ву ЕС представители турецкого государства могли бы получить большее количество мест в Европарламенте, других структурах Союза. Поэтому вступление Турции в ЕС, по мнению части западных политиков, может привести к обострению противоре­чий Востока и Запада. Все это составило основные причины того, что европейское сообщество не торопится с принятием Анкары в члены Союза. Предложение государств ЕС о начале нового раунда переговоров о членстве Турции в Евросоюзе с июля 2005 года может стать фактором дальнейшего продле1ГИЯ срока вступления в ЕС.

Новая ситуация, новые возможности и новые приорите­ты во внешнеполитической деятельности появились для Турции в связи с окончанием «холодней войны» и распадом Советского Союза в 90-е годы. Сложилась новая геополити­ческая ситуация, которая выдвинула Турцию на передовые позиции в центре Евразии. С распадом СССР Турция стала играть ведущую роль в этом обширном регионе, частью ко­торого являются государства Центральной Азии и Кавказа. Этому способствовала этническая и языковая близость на­родов огромного региона и Турции. Возникшая идея един­ства тюркских народов после распада Советского Союза для националистов и исламистов казалась вполне реализуемой.

Турецкие политики и предприниматели устремились на северо-восток, где на территориях бывших советских респуб­лик сосредоточены богатейшие запасы нефти и газа, цветных металлов, в которых остро нуждалась не только турецкая, по и западная экономика. В новых условиях Турция приоб­рела для Запада дополнительную ценность. Турция в оди­ночку не в состоянии освоить рынки государств Центральной Азии и Кавказа, поэтому призывает Западную Европу и США включиться в реализацию ее политики в регионе. Одновре­менно она рассчитывает па предоставление финансовой по­мои; и турецкому государству в осуществлении планов освое­ния азиатского рынка. Турция стала рассматриваться как форпост Запада в Центральной Азии против проникновения туда исламского фундаментализма и как средство продвиже­ния на Восток нужной Западу экономической модели и поли­тической демократии. Турция взяла на себя миссию стать «местом» между тюркскими республиками бывшего СССР и Западом. Турция, используя своя исламские и тюркские кор­ни, достаточно быстро стала влиять на политику в мусуль­манских странах Центральной Азии и Кавказа.

Основной акцент в сфере внешней политики стал делаться на этническую и духовную близость турок с остальными тюр­ками. Особо подчеркивалась общность исторического проис­хождения, существование общей культуры и даже общей ре­лигии. Анкарой стали прилагаться большие усилия в области формирования совместного культурного и информационного пространства тюркских народов. Распространение получила пантюркистская идея образования «тюркского общего рын­ка», идея создания единого государства «Туран». В рамки «туранского пояса» попали республики и территория бывше­го СССР: страны Центральной Азии, Азербайджан, Крым, мол­давская Гагаузия, Татария и Башкирия. Особую активность в практическом развитии пантюркистскпх идей проявили пре­зиденты Т. Озал, С. Демюрель, премьер-министры Б. Эджевит, Н. Эрбакан, Т. Чиллер, причастность к реализации пантюрки-стскпх замыслов имел Р. Зрдогап. Политические руководители после распада СССР переживали некоторую эйфорию в связи с возможной легкостью захвата сфер влияния в тюркском про­странстве. Образовавшийся вакуум в Евразии Турция стреми­лась заполнить до предела. Создание единой геополитической структуры тюркских народов строилось под эгидой Турции. Поэтому все 90-е годы характеризовались активной политичес­кой деятельностью турецких лидеров в республиках Азии. Пре­зиденты Т. Озал и С. Демюрель пытались компенсировать не­удачи и трудности внутриполитического и экономического раз­вития охватом глобальных планов. Патетические лидеры пре­увеличили ту легкость, с которой, как им казалось, было воз­можно достижение пантюркистских цепей.

Ликвидация СССР была встречена в Турции с ликованием. Во внешней политике Турции появились новые приоритеты. Правительство С. Демюреля первым признало суверенитет рес­публик Центральной Азии и Кавказа и установило с пими тесные политические и экономические отношения. Турецкие политики понимали, что в условиях ослабления российского государства важно было успеть занять необходимые позиции в мусульманских странах бывшего советского Востока. Поли­тические лидеры Турции подчеркивали, что с этими республи­ками турецкий Народ «связывают уходящая в глубь веков история отношения дружбы и родства». В начале 90-х годов в результата визитов в Турцию президентов Казахстана, Турк­менистана, Узбекистана, Киргизии были подписаны серии со­глашений в сферах политики, экономики, торговли, комму­никаций, подготовки кадров. Т. Озал, С. Демюрель посетили тюркские республики Средней Азии, с визитами в странах Евразии находился президент Ахмед Сезер.

Установление прямых деловых контактов способствовало значительному оживлению экономических связей. В респуб­ликах Центральной Азии возникли десятки СП, деятель­ность которых сводилась к распространению турецких това­ров на центрально-азиатских рынках. Турецкие предприни­матели вкладывали капиталы в развитие сферы услуг, ту­ризма, строительства, способствовали организации частно­предпринимательских структур по производству товаров широкого потребления, переработки сельхозпродукции. Пре­зидент Ахмед Сезер выразил надежду создания Азиатского союза по типу ЕЭС. Эта инициатива была проявлена на встрече с лидером Казахстана Н. Назарбаевым в 2002 году.

Однако охватить в сфере экономики все центрально-ази­атские страны Турции было не под силу, поэтому акцент делался на развитие культурных и религиозных связей. В 90-е годы официальные лица Турции провели серию пан-тюркистских встреч с руководителями Центрально-азиатс­кого региона. Турецкая сторона предприняла энергичные меры по унификации языков. Она убедила центрально-азиатских тюрок перейти с кириллицы на латинский алфавит, предла­гая в качестве образца турецкий язык. Турция никогда не жалела средств на распространение массовыми тиражами книг, газет, журналов с упором на культурные и религиоз­ные темы. Под эгидой Турции создан Евразийский совет но телевидению, задачей которого была организация общетюр­кского радио и телевидения.

Нельзя не заметить, что, делая акцент на историческую и культурную общность тюрок, Турция стремилась к созданию единого культурного пространства. Турецкие политические деятели сосредоточивали усилия на развитии системы обра­зования, приспосабливая ее к системе рыночной экономики и частного предпринимательства. Исходя из этого, Турция в 90-е годы оказывала помощь бывшим республикам СССР программами, оборудованием, специалистами. В Казахстане создан Турецко-казахский университет, в Узбекистане созда­на сеть лицеев и училищ. В Анкарском университете обуча­ются турецкому языку студенты из Центральной Азии.

Большое значение придавалось меж религиозным связям. Развитие культурного и духовного единства с азиатскими народами осуществлялось на основе исламской религии. В определенной степени этому способствовали некоторые лиде­ры суверенных государств. Ток, президент Узбекистана Ка­римов и президент Туркмении Ннязов демонстративно совер­шили хадж в Мекку, после чего в Туркмении было введено изучение основ ислама в средней школе. Турция строила в азиатских республиках не только культурные центры, но и мечети. При этом турецкое руководство подчеркивало при­мер Турции, сочетающей признание исламских ценностей и неуклонную верность ценностям западной демократии.

Однако многие идеи пантюркистов так и не были реали­зованы. Намерения Турции явно превысили ее возможнос­ти. Многие захватывающие проекты и планы, посвящен­ные перспективам экономического сотрудничества, так и ос­тались в начале XXI века нереализованными. Гигантское строительство железных дорог от Франции до Китая, вос­становление «великого шелкового пути», проекты гигантс­ких нефтепроводов остались на бумаге. Что касается проек­тов развития нефтяной промышленности и сотрудничества в области металлургии, то Турции не обойтись без участия западных стран и привлечения их капиталов. Однако эти проекты наталкивались на неразвитость системы транспор­та, необходимой инфраструктуры. Обозначенные трудности подвели пантюркистские замыслы к определенному тупику. Причина провала пантюркистской политики заключалась еще и в том, что страны Центральной Азии официально отказались от пантюркизма и исламизма. Уже к концу 90-х годов стало ясно, что республики стремятся к разви­тию отношений с Турцией на двусторонней основе, но не на региональной и общетюркской. Эти республики проявили склонность к выходу на международную арену самостоя­тельно, а не в рамках принятых групповых обязательств под эгидой Турции. В начале XXI века Центрально-азиатс­кий регион, равный по площади территории Индии и Па­кистана и расположенный, по Хантингтону, на «стыке ци­вилизаций», стал регионом столкновения интересов Рос­сии, Китая, Ирана, Афганистана. Турция выступала как проводник европейских интересов во всей Евразии.

Особое внимание после развала СССР Турция уделяла Кав­казу, образованию там ряда суверенных «мусульманских» республик. В 90-е годы Северный Кавказ, Крым, республики Башкирия и Татарстан оказались в сфере активной полити­ческой деятельности Турции. Главный акцент их политики, опиравшейся на национализм В ислам, был направлен на постепенную изоляцию тюркских народов от Российского го­сударства. Турция в 2000 г., в бытность президентства С. Демюреля, предлагала создать на Кавказе международную организацию по «поиску путей стабильности на Кавказе». Деятельность проектируемого пакта должна была осуществ­ляться при непосредственном руководстве Турции. Речь шла о решении карабахской проблемы, проблемы Чечни и пр. Организация международного кавказского «союза» так и не состоялась, но для многих политиков в Турции она остается идеей, которая вполне могла быть пригодной для реализа­ции. Со времен частых визитов в Турцию президента Чечни Джохара Дудаева турецкие исламистские круги продолжали поддерживать чеченских сепаратистов. Согласно турецким ста­тистическим данным в Турции проживают 30 тысяч человек-выходцев с Кавказа. Их предки бежали с Кавказа после по­давления восстания во главе с Шамилем. Турецкая мусуль­манская община приняла их, поскольку турки, как и чечен­цы, исповедуют ислам суннитского толка. Солидарность с чеченскими экстремистами проявлялась не только в демонст­рациях протеста в столице Турции и Стамбуле, но и в сборе средств на приобретение оружия и даже в участии на стороне бандформирований.

На Кавказе Турция сделала ставку на родственные тюрк­ские народы, прежде всего на Азербайджан. Бывший прези­дент Азербайджана Г. Алиев назвал Турцию «партнером номер один». Турецко-азербайджанские отношения строи­лись на основе Договора о дружбе и братстве. Турция имела сильное влияние на религиозно-националистическую элиту в Азербайджане, в котором господствовало шиитское на­правление ислама, хотя, строго говоря, фактически рели­гия не имела там глубоких корней, а в советские времена она вовсе утратила свое значение. Но в период формирова­ния государственных структур после развала СССР в идео­логии одерживали идеи национализма с опорой на исла­мизм. Не случайно именно здесь получили широкое распро­странение идеи Тюркеша.

Связи Турции с Грузией также являются партнерскими и стратегическими. Турция входит в десятку крупнейших ин­весторов Грузии. Но расширению коммерческой деятельности турецких компаний мешает политическая нестабильность Грузии и коррумпированность грузинских чиновников. Меж­ду государствами-соседями, Турцией и Арменией, до сих пор отсутствуют дипломатические отношения. Одна из главных преград между Анкарой к Ереваном — неурегулированность нагорно-карабахского конфликта. Другая проблема — гено­цид армян, проводившийся в Османской империи в начале XX пока. В ноябре 2000 года Европарламент принял резо­люцию, требующую от Турции признания геноцида армян.

Огромный интерес Турция проявляет к событиям в Кры­му. Вернувшиеся на полуостров 250 тысяч крымских та­тар, очень рассчитывают на помощь Турции, о которой их роднит общий язык и исламская религия суннитского тол­ка. В 2003 году президент Турции Ахмед Сезер посетил летом Крым и встретился с руководством крымской авто­номии.

Используя распад Советского Союза, Турция предприняла довольно решительные шаги в направлении организации госу­дарств в районе Черного моря под эгидой Турции. В апреле 1990 года Турция по инициативе ее тогдашнего президента Т. Озала выступила с предложением создать в районе Черного моря механизм сотрудничества на региональном уровне. Меж­дународная региональная организация Черноморское эконо­мическое сотрудничество (ЧЭС) была создана в июне 1992 г. в Стамбуле 11 странами Причерноморья (Азербайджан, Болга­рия, Греция, Грузия, Молдавия, Россия, Румыния, Турция и Украина). В декларации, подписанной лидерами этих госу­дарств, подчеркивалось, что ЧЭС рассматривает экономичес­кое сотрудничество как вклад в формирование общеевропейс­кого пространства, а также как путь к повышению степени интеграции в мировую экономику.

На практике формирование регионального объединения со­здало неплохие условия для деятельности турецких предпри­нимателей, которые безуспешно стучались в двери «Общего рынка». Турция сделала серьезную попытку освоить рынок менее развитых стран на тан называемом «посткоммунисти­ческом» пространстве.

Россия является членом ЧЭС и развивает сотрудниче­ство с Турцией, как на многосторонней, так и на двусто­ронней основе. Окончание холодной войны дало мощный импульс российско-турецким отношениям во всех областях. Важнейшее значение для обеих сторон имеет Договор об основах отношений Российской Федерации и Турецкой рес­публики, ратифицированный парламентами в 1994 году. По мнению президента РФ Б. Ельцина и президента Тур­ции С. Демюреля, Договор стал качественно новой страни­цей в российско-турецких отношениях. Подписанный дого­вор ощутимо сказался, прежде всего, на развитии торгово-экономических связей. За 10 минувших лет товарооборот увеличился более чем в шесть раз, и, по мнению специали­стов, этот объем увеличится к 2010 году до 30—40 милли­ардов долларов. Строительство — одно из главных направ­лений сотрудничества. В 90-е годы в России принимало участие и строительстве более 100 турецких компаний и

ежегодно| трудилось до 50 тысяч человек. Широкое развитие получил туризм. По числу иностранных туристов, побывавших в Турции, Россия вышла на второе место после Германии. Свои отношения Россия и Турция строят на ос-нове долгосрочной программы развития торгово-экономи-ческого, промышленного и научно-технического сотрудни-чества. Программа рассчитана сроком на 10 лет. Политики Турции и России уверены, что реализация перспективной долгосрочной программы будет проходить в условиях доб­рососедства и сотрудничества. Добрососедство, по не сопер­ничество должно определять развитие двух соседних государств.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 4. Внешняя политика Турции: новые приоритеты, Тур­ция и Россия.:

  1. 3. Виды государственной налоговой политики и приоритеты ее развития в России
  2. 2. Цели и приоритеты кадровой политики в государственном аппарате
  3. Ч. МЕРРИАМ Новые аспекты политики
  4. Внешняя Политика.
  5. Итоги внешней политики Петра I.
  6. 4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  7. 80. Внешняя политика государства
  8. ТУР ДЕ ФРАНС
  9. 13.6. Внешняя политика
  10. Внешняя политика.
  11. Внешняя политика.
  12. Восточное направление внешней политики.
  13. Внешняя политика.
  14. 3. Концепция внешней политики Российской Федерации.
  15. 4.2, Россия в XV! - начале XVII вв. 4,2.1 о Реформы Ивана Грозного. Политика опричнины, ее цели и последствия
  16. 5.6.5. Внешняя политика СССР в 30-е годы
  17. 1. Концепция внешней политики Российской Федерации
  18. Внешняя политика.
  19. § 4. Внешняя политика советского государства