<<
>>

3. Средняя Азия в конце XVIII — первой половине XIX в.

Эмиры Мангытской династии довольно успешно боролис! с феодальной раздробленностью, хотя изжить ее до конца 1| смогли. Тем более, что при втором эмире Даниял-бие око! чательно обособляется Хорезм (Хивинское ханство), где пс еле освобождения от господства иранцев в 1747 г.
завязалас борьба за власть, окончившаяся захватом ханского престол в 1763 г. Мухаммедом Амином, вождем племени кунграт, ^ имени которого и новая династия была названа Кунгратскои Хотя войны с Бухарой продолжались, но это уже были скора территориально-престижные споры, нежели попытки верную Хиву под власть Бухары, как это было раньше.

В 1758 г. также бесповоротно от Бухары отделяется 1Ц кандское ханство в составе уделов Андижана, Маргилана, Щ мангана и Коканда и во главе с Иодана-бием, внуком основу теля нового государства Шахрух-бия. В дальнейшем терри тория ханства значительно увеличилась, охватив южну^ часть казахских степей и достигнув по площади примерно по! л овины всего пространства Средней Азии. Быстрый рост ег| населения во многом объяснялся притоком в его главную об| ласть — Ферганскую долину, в основном мало пострадавшую во время войн и смут при последних Джанидах, жителей опуса тевшего Самарканда и соседних регионов — Кашгара (в Кий тае) и Кухистана (в Афганистане).

Наблюдалась такж| значительная миграция в Ферганскую область киргизов Се верного Тянь-Шаня, а также калмыков, впоследствии слив шихся с киргизами, и особой группы казахов, впоследстви! называвшихся «кыпчаками Ферганы». Сюда же устремилисЕ различные группы тюрок из завоеванного Китаем Восточного Туркестана (Кашгара). Таким образом, в образовании и уси­лении Кокандского ханства велика роль миграций как кочево­го, так и оседлого населения.

Территория Бухарского эмирата в результате обособления от пего двух государств уменьшилась, но положение его несколь­ко улучшилось, поскольку теперь основная тяжесть сложных отношений с кочевниками (казахами, туркменами, кара-кал- | паками, калмыками) легла на Коканд и Хиву.

Дело осложнялось } также тем, что долгое время основная масса этих и других ко- | чевников входила с 1635 г. в Джунгарское ханство, вовлекавшее I в свою орбиту многих степняков от Енисея до Волги. Однако | разгром Джунгарии в 1758 г. Китаем привел к дезорганизации ! всего многообразия этносов, ею объединявшихся, и к дестаби- ! лизации отношений между ними. В этих условиях часть казах - | ских племен уже в 1731 г. приняла российское подданство."

Еще раньше переговоры об этом с Петром I вели в 1700 г., I 1703 г. и 1714 г. послы хивинского хана Шах-Нияза. Однако ; направленная в Хиву в 1717 г. экспедиция Бековича — Чер­касского для завершения переговоров и поиска золота в рус­ле Аму-Дарьи была вероломно уничтожена хивинцами, среди которых редко наблюдалось согласие, в том числе — по во­просам внешней политики. Ханы Кунгратской династии ос­новное внимание уделяли как обороне от кочевников (в том числе — своих подданных), так и борьбе с непокорными фео­далами и вождями племен. Наибольших успехов в этом дос- тигнул хан Мухаммед Рахим (1806—1825), которому удалось объединить государство, подчинив мелких властителей. Он провел налоговую реформу и учредил верховный совет, до­бившись политической стабилизации внутри ханства. Однако сам характер социальных отношений в Хорезме, где сплета­лись воединб патриархально-клановые, феодальные и ра­бовладельческие порядки, постоянно рождал конкуренцию родов, межплеменные споры, столкновения из-за земель и па­стбищ, традиционное соперничество знати.

Почти непрерывными были стычки со степняками, кото­рых Хива тщетно пыталась поставить под свой контроль, кон­фликты с Бухарой, эпизодические (с 1605 г.) проникновения в Хорезм русских отрядов и экспедиций. В 1734 г. казахский хан Абдулхаир получил похвальную грамоту от правительст­ва России за приведение в российское подданство «Большой кайсацкой Орды и Аральского хана каракалпаков». Это заде­вало непосредственно интересы Хивы, как и Коканда, по­скольку оба ханства также стремились подчинить себе казахов и каракалпаков.

Положение еще более осложнилось после

того, как в 1763 г. почти все остальные казахские ханы при« сягнули на верность России. Практически на рубеже XVIII—Я XIX вв. шла борьба за влияние на казахов между РоссиейЯ среднеазиатскими ханствами и цинским Китаем, пытавшими ся воспользоваться уничтожением Джунгарии. Я

Среди ханств Бухара несомненно лидировала, особенно по'Я еле успехов в борьбе с феодальной анархией Даниял-бияЯ и Шах-Мурада (1785—1800). Базируясь на достигнутой имя относительной экономической и политической стабилизации« эмир Хайдар (1800—1826) возобновил войны с Хивой, а затетЯ и с Кокандом, не прекращавшиеся вплоть до присоединений Средней Азии к России. Это требовало новых затрат, а следов вательно — новых поборов, всей тяжестью ложившихся наЯ крестьянство, в основном безземельное и хозяйствовавшее наЯ правах издольщины либо на государственных (амляк), либоЯ на частных (мульк), либо на принадлежавших духовенству™ (вакуфы) землях. Внутренняя стабильность была тем самымЯ подорвана как военными усилиями бухарцев, так и вызван1» ными тяготами нового положения массовыми выступления-Я ми, среди которых наиболее значительны были восстания к и-Я тай-кипчаков (1821 — 1825) и ремесленников Самарканда« (1826). К тому же, кокандские ханы Алим (1800—1809), Омар* (1809—1822) и Мухаммед Али (Мадали), правивший в 1822—Я 1842 гг., смогли чрезвычайно усилить свое государство и рас-Я ширить его, в основном — за счет Бухары, а также — за счетЯ поощрения миграций новых жителей, в том числе — с Ближ-Я него Востока и севера Индии. Бухара утратила перешедшие® к Коканду Ташкент, Ходжент, Дарваз, Каратегин, Куляб. Ц Достигший расцвета в первой трети XIX в. Коканд славил-■ ся своим хлопком и рисом (на его территории находилась пло- 1 дородная Ферганская долина), шелком и тканями, высоким I уровнем кустарно-ремесленного производства. На границах 1 с владениями казахских ханов были возведены крепости Ак- | Мечеть (Кзыл-Орда), Аулие-Ата (впоследствии Джамбул), | Пишпек и другие.

При Алим-хане был выработан принцип | формирования наемной армии, в которой состояли 6 тысяч | афганцев и таджиков и 10 тысяч рабов из Йемена и Ирана. Впоследствии (в 1820—1840-х годах) в армии оказалось не­мало индийцев и даже цыган.

Однако смуты, изнутри подрывавшие основы всех ханств Средней Азии, и вызывавший возмущение народа деспотизм

ханов в конце концов подточили мощь Коканда. Бухарский Эмир Насрулла-хан (1826—1860) воспользовался внутренни­ми неурядицами в Коканде и благоприятной для себя ситуаци- 1 ей (внимание извечного другого противника — Хивы — было ( отвлечено хоть и неудачным, но все же грозным для хивин- Дев походом на их столицу 5-тысячного русского отряда гене­; рала Перовского в 1839—1840 гг.). В этих обстоятельствах ! *мир нанес Коканду ряд ударов в 1839—1842 гг./вернув себе ! Ташкент и Ходжент. Более того, Коканд фактически сдался, | Приняв бухарского наместника и других чиновников. При­! вванный народом двоюродный брат Алим-хана Шир-Али-хаы I (1842—1845) сумел выгнать бухарцев и утвердиться в Кокан- 1 де, а затем, отбив новый натиск Насруллы, отвоевал Ташкент | И Ходжент. Впрочем, Коканд воспрянул лишь на 20 лет. По­следнему хану Худояру (1845—1879) пришлось в основном думать об угрозе с севера, хотя он не мог забывать ни о сопер­никах внутри государства, ни о претензиях Бухары, а тем бо­; лее Китая, от протектората которого, навязанного после раз­грома Джунгарии, Коканд освободился лишь в 1814 г. После Этого были случаи ухода к китайцам, особенно-враждебных Коканду кочевников, например, 10 тысяч казахских семейств Во главе с Адиль-ханом, но были и ответные миграции. В 1826—1830 гг. 10—12 тыс. семейств уйгуров перешли из Кашгара в Фергану. Все это было возможно ввиду того, что Пекин тогда плохо контролировал Кашгар. Более того, впо­следствии события 1864—1878 гг. в Кашгаре и возникновение там мусульманского государства, стали возможны благодаря Якуб-беку, бывшему кокандскому чиновнику, опиравшему­ся на своих земляков из Андижана.

Но главный узел противоречий завязался вокруг столкно­вения в регионе интересов России и Великобритании. Анг­личане противодействовали российскому продвижению на Восток, прежде всего с целью расширения зоны своего коло­ниального влияния, а также в надежде овладеть обширным рынком и ценным хлопком Средней Азии. В качестве задачи- минимум они хотели максимально обеспечить безопасность своего господства в Индии и как можно дальше отодвинуть от Индии зону влияния какой-либо из великих держав, в дан­ном случае — России. С этой целью Великобритания усилен­но подталкивала не только Османскую империю, Иран и Аф­ганистан, но также эмира Бухары, ханов Коканда и Хивы к постоянной конфронтации с Россией. Ради этого англичан« даже готовы были поддержать зародившейся в середине XIX вЯ панисламизм, хотя он и угрожал их господству на БлижненИ и Среднем Востоке: к концу XIX в. в колониальных владении ях Англии проживали 82 млн мусульман, т. е. в два с лиш! ним раза больше, чем их тогда было в России и ОсманскоЯ империи, вместе взятых. Я

Характерно, что именно хан Худояр впервые выдвинуД идею объединения мусульман разных стран — от АфганистаЯ на и Средней Азии до Индии и Ближнего Востока — с цельиЯ объявления ими джихада (священной войны) как против Рос» сии, так и против Англии. Впоследствии его поддержал видЯ ный исламский мыслитель и реформатор Джамаль ад-ДиЯ аль-Афгани, которого и стали считать идеологом панисламизм ма. Однако Худояр не сумел, да и не мог получить от этогсЯ никакого политического выигрыша. Противопоставив себя обеим великим державам, столкнувшимся в Средней АзииЯ он не нашел поддержки и у Османской империи, в 50—Я 60-е годы XIX в. придерживавшейся в основном прозападной го курса и лишь позже, после вступления на престол в 1876 гЯ Абдул-Хамида И, оценившей все выгоды панисламизма« с точки зрения геополитических интересов Стамбула. Но зтЯ произошло уже после ухода Худояра с политической сцены. Я Великобритания, закрепившаяся к тому времени экономичеЯ ски в Иране и Османской империи, стремилась вытеснить оттудД русское купечество и проникнуть в Закавказье. Однако ТуркЯ манчайский договор 1828 г. обеспечил военное господство РосЯ сии на Каспийском море и отрезал англичан от Закавказьем и Средней Азии. К этому же времени обострилась и англо-русЯ екая конкуренция в Афганистане. Поэтому Великобритании с удвоенной энергией стремилась захватить Афганистан, удерЯ жать на антирусских позициях Иран и создать из среднеазиатЯ ских ханств своего рода бастион против России. Россия, стре-"1 мясь сорвать эти планы (как и планировавшееся англичанами! оснащение ханских войск в Средней Азии современным оружи-1 ем), не хотела, к тому же, отдавать Лондону выгодный бухар-1 ский рынок с его более дешевым, чем в Европе, сырьем, с его ! возможностями сбыта российских товаров (неконкурентоспособ-1 ных, как правило, тогда в Европе). Путь в Индию, Китай, Иран, | Афганистан через Бухару также давал России преимущество перед более отдаленной Англией. А среднеазиатский хлопок, ;

высоко котировавшийся в России с начала XIX в., особенно стал Нужен после падения экспорта хлопка из США в связи с началом | Там гражданской войны.

Проблему надо было решать. И правительство России реши- | ло начать с Коканда, который занимал наименее благоприят­ную в отношении России позицию и набирал в армщо наемни­ков из Индии и Афганистана, а также — из русских,п ленников И бежавших из России татар, башкир и поляков из Сибири.

Отношения Коканда с Россией были натянуты уже с начала : XIX в. Возводя крепости на территории подчинившихся им казахских племен и собирая с них дань, ханы Коканда прак­тически брали (совместно с Хивой) под свой контроль уже Давно налаженную торговлю России с Бухарой. Особенно стра­дали торговые караваны русских и бухарских купцов от воин- | ственных набегов подчиненных Коканду казахов и формаль­но примыкавшей к Хиве части туркменов. В ответ на это С 1824 г. в степь стали посылать русские отряды, которые воз­водили военные поселения, организовывали округа с выбор- I ными султанами из казахов, каковых русские уже со времен | Екатерины II («богоподобной царевны киргиз-кайсацкой ор- I ды», как называл ее Г.Р. Державин в своей оде «К Фелице») | считали своими подданными. Были таким образом основаны Каркаралинск и Кокчетав в 1824 г., Акмолинск в 1827 г., Сергиополь (Аягуз) в 1831 г., Кокпешты и Урдожар в 1834 г. Всего за 30 лет (вплоть до 1854 г.) была выстроена почти не­* прерывная цепь русских укреплений в приграничных с По­волжьем и южной Сибирью степях, а также Сырдарьинская (по реке Сыр-Дарье) и Семиреченская (от Усть-Каменогорска до Верного, т. е. Алма-Аты) линии укреплений. Все это про­ходило не гладко, сопровождаясь мятежами недовольных сул­танов или сторонников ориентации на Коканд и Хиву, столк­новениями и миграциями, а иногда — перемешиванием кочующих племен и отдельных родов казахов. Постепенно система всех этих мер привела к тому, что влияние Коканда и Хивы на казахов было устранено. Тогда же начался и отход от Коканда ранее подчиненных ему киргизов, которые пред­почли ханскому деспотизму российское подданство. Многие из них, ранее спустившиеся с гор в долины, уходили из Фер­ганской области обратно на Памир.

Ослабленное Кокандское ханство, теснимое, к тому же, со­седями и провоцируемое англичанами на антирусские акции,

много сил потратившее в 1839—1842 гг. на борьбу с бухарским эмиром Насруллой, стало сравнительно легкой добычей России, В 1864 г. русские войска, заняв города Туркестан, Чимкент и Аулие-Ата (ныне Джамбул), соединили воедино Сибирскую и Сырдарьинскую линии укреплений. В январе 1865 г. был^ создано Туркестанское генерал-губернаторство на территории от озера Иссык-Куль на востоке до Аральского моря на западу С переходом к России Ташкента (в мае 1865 г.) и Ходжент^ (в мае 1866 г.) Коканд попал в полную зависимость от России Ослабление власти хана Худояра и одновременное усиление ив налогового гнета вызвали восстание 1873—1876 гг., начавшееі

СЯ как Выступление КИРГИЗОВ ПРОТИВ НеПОСИЛЬНОГО бремеНИ ПО) датей, а затем переросшее в широкое движение и против власті хана, и против русского царизма. Важную роль в нем играл«! мусульманское духовенство. »

Летом 1875 г. хан Худояр бежал в Ташкент под защиту русских войск, а сменивший его Насреддин-бек вскоре также был свергнут за попытку договориться с русскими. Ряд yen©! хов повстанцев во главе с наиболее авторитетным их вождеві Пулат-беком (Исхаком Муллой Хасан оглы) не спасли поло жения. В январе—феврале 1876 г. повстанцы были разбить русскими войсками под командованием генерала М.Д. Скобе' лева. Провозглашенный повстанцами хан Пулат-бек бежал) но был в марте 1876 г. схвачен и казнен. Еще раньше, в фей рале того же года, Кокандское ханство было ликвидировано а учрежденная 'на его месте Ферганская область включені в состав Туркестанского генерал-губернаторства. і

Иной была судьба Бухарского ханства, правители которой из династии Мангытов оказались политически бЬлее гибкими^ Их правление сопровождалось бесконечными восстаниями^ интригами, междоусобицами и войнами эмиров с непокорным^ феодалами, отделившимися областями, племенами казахов и туркменов, Хивой и Кокандом. Продвижение русских в каі захские степи и в пределы Кокандского ханства вызвалс столкновение с бухарцами и начало войны с ними в 1866 г* После поражения под Самаркандом в 1868 г. эмир Музаффаш эд-Дин (1860—1885) вынужден был признать протекторат! России, согласившись на превращение Бухары в вассальное 1 государство. По договорам 1868 г. и 1873 г. Россия согласи-' лась оставить трон династии Мангытов, забрав себе реальную' власть.

Для характеристики внутреннего положения Бухары в то время достаточно привести такой пример. Армия эмира, в значительной мере состоявшая из наемников, оказалась не­боеспособна не только ввиду военного и технического превос­ходства русских, но и ввиду деспотизма и недальновидности эмира, жестоко (и часто неоправданно) расправлявшегося С собственными воинами. В частности, он так третировал слу­живших ему афганцев, чтр из них 400 человек во главе с Ис- кандар-ханом в самом начале войны восстали, перешли на сторону русских и в дальнейшем уже сражались на их сторо­не против эмира. Именно при их участии русскими был взят в 1868 г. Самарканд.

История подчинения Хивы была более длительной и запу­танной. Расположенное к России ближе всех других средне­азиатских государств, Хивинское ханство раньше них начало вести переговоры о переходе в русское подданство. Однако со второй половины XVIII в. новая династия из племени Кун- грат повела более амбициозную политику, значительно уси­лила ханство, подчинив своей власти, помимо узбеков и турк­мен, также многих казахов и каракалпаков. Это вызвало но­вые трения и конфликты с Россией и Бухарой, не говоря уже о постоянной борьбе с Ираном, либо поддерживавшим бунто­вавших против хана туркменов, либо пытавшимся силой подчинить их власти шаха. Хива весьма настороженно сле­дила за регулярно развивавшимися (через Астрахань и полу­остров Мангышлак) русско-туркменскими связями, тем бо­лее — за военным сближением многих племен с Россией, их участием в войнах с Ираном на стороне России, а особенно, за вступлением ряда туркменских племен-абдалов, чаудоров, игдыров и других в российское подданство. Естественно ха­ны оглядывались на соседний Иран и прислушивались к уго­ворам британских эмиссаров и агентов.

Стремясь опередить англичан, русские войска высадились в 1869 г. на восточном берегу Каспия, где основали город Крас- новодск, ставший оплотом дальнейшего продвижения и влия­ния в регионе. В 1873 г. русские отряды одновременно пошли на Хиву из Оренбурга, Ташкента, Мангышлака и Красноводска. Слабое сопротивление хивинских войск было сломлено. Хан вы­нужден был пойти на признание вассальной зависимости от Рос­сии, вдобавок уступив ей правый берег Аму-Дарьи. Однако на этом дело не кончилось. Колонизаторская грубость царских властей вскоре вызвала возмущение туркменов, особенно могу­чего племени текинцев, ранее хорошо относившихся к русским* Определенную роль сыграла и агентура Англии, постаравшаяся разжечь фанатизм и сепаратистские настроения феодально-пат! риархальной верхушки текинцев. Попытка подавить восстаний текинцев в оазисе Ахал-теке, предпринятая в 1879 г. отрядов генерала Н.П. Ломакина, окончилась неудачей: безуспешнй штурмуя главный оплот текинцев — крепость Геок-Теке, Лом® кин понес большие потери и вынужден был отступить. Новую экспедицию в 1880—1881 гг. возглавил генерал М.Д. Скобелев? благодаря дальновидным и умелым действиям которого Геок) Тепе была взята 12 января 1881 г. 18 января 1881 г. русскими войсками был занят аул Асхабад (современный Ашхабад). В со4- став России впоследствии вошли также Атрек, Теджен, МерВ и Пендинский оазис (к 1885 г.). Еще раньше, в 1882 г. была образована Закаспийская область с центром в Асхабаде. <

Характерно, что остальные районы Хивинского ханства,) в том числе туркменские, спокойно восприняли присоединен ние к России. Возможно, причина была в том, что во многих' случаях политика русских властей была достаточно гибкой; Сам победитель при Геок-Тепе М.Д. Скобелев писал в этой связи: «Наступает новое время полной равноправности и иму­щественной обеспеченности для населения, раз признавшего наши законы. По духу нашей среднеазиатской политики па­риев нет; это наша сила перед Англией. ...Чем скорее будет! положен в тылу предел военному деспотизму и военному тер-! рору, тем выгоднее для русских интересов». И это не было! лишь словами: новые порядки, о которых писал Скобелев; были тут же установлены в Ахалтекинском оазисе, бывшем до этого главной ареной боевых действий, а ряд представите­лей феодально-племенной знати стали офицерами местной милиции. Пятеро из них во главе с Тыкма-сардаром были при-1 няты в Петербурге царем и военным министром.

Через весь Туркменистан прошла выстроенная в 1880 — 1888 гг. Закаспийская железная дорога. Появилось около 40 караван-сараев, открылась торговля дефицитными товарами: сахаром, стеклом, резиновой обувью, чаем, керосином. Начали издаваться первые русско-туркменские газеты, от­крывались гимназии, школы, больницы, аптеки. Русские врачи ликвидировали малярию и трахому. Были запрещены работорговля и аламанство (набеги с целью грабежа).

<< | >>
Источник: Под ред. А.М. Родригеса. Новая история стран Азии и Африки. XVI—XIX вв. : учебник для студ. высш. учеб. заведений [Е.Ю. Ванина и др.]; в 3 ч. — М. : Гуманитар, изд. центр ВЛАДОС, — Ч. 2. — 463 с.. 2010

Еще по теме 3. Средняя Азия в конце XVIII — первой половине XIX в.:

  1. 47. Фискалы и прокуроры в конце XVIII-первой половине XIX вв
  2. 6. ИРАН И СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э.
  3. Г. Ф. ИЛЬИН, И. М. ДЬЯКОНОВ. Лекция 19. ИНДИЯ, СРЕДНЯЯ АЗИЯ И ИРАН В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э.
  4. Глава 11. Италия в XVIII - первой половине XIX в.
  5. 4.6. Россия в XIX веке4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  6. 4.6. Россия в XIX веке 4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  7. 1. Средняя Азия в XVI—XVIII вв.
  8. 3. Политические идеи в России второй половины XIX - первой половины XX в.
  9. Общественное развитие Кореи в конце XVIII — начале XIX в.
  10. Глава 3. Средняя Азия в XVI—XIX вв.
  11. Италия в конце XVIII- начале XIX в.
  12. Болгарское государство в конце XII- первой половине XIII в.
  13. 2. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В КОНЦЕ XVIII – НАЧАЛЕ XIX вв.
  14. Начало экономического упадка Польши в конце XVI — первой половине XVII в.
  15. 4.5. Страны Европы и Северной Америки в XIX в.4.5.1. Индустриальное развитие стран Запала во второй половине XVIII—XIX вв.
  16. 4.5. Страны Европы и Северной Америки в XIX в. 4.5.1. Индустриальное развитие стран Запала во второй половине XVIII - XIX вв.
  17. Культура Вьетнама в XVI — первой половине XIX вв.