<<
>>

4. Секуляризм и религиозный традиционализм в Индии.

Атал Ваджпаи и Мапмохан Сингх. Этап 1996-2004 гг. явил­ся серьезным испытанием для Индийского национального кон­гресса. Это было время, когда партия находилась в оппозиции. После 30 лет почти бессменного правления ИНК вынужден был уступить власть другим политическим партиям.
Начиная с 1996 года, практически ни одна из политических партий не смогла сформировать однопартийного правительства, поэтому партии пошли по пути создания различных блоков и коали­ций, Эта выработанная тенденция сохранилась на весь совре­менный период истории Индии. Состоявшиеся выборы 1996 года окончательно убедили всех, что однопартийному правлению ИНК пришел конец. ИНК смог получить только 23 процентов голосов избирателей и 141 место в парламенте. К власти при­шло коалиционное правительство Объединенного фронта (ОФ), состоящего из блока политических партий.

У лидеров Конгресса сложилось мнение, что итоги выбо­ров — явление временное, поэтому, оказав поддержку ОФ, они не вошли в состав образованного правительства. Для ИНК более важным в этих условиях было не допустить к власти Бхаратию Джаната парти (Индийская народная партия), ко­торая постоянно набирала голоса и становилась основным со­перником конгрессистской партии. На выборах 1998 года Ин­дийский национальный конгресс вновь потерпел поражение и в очередной раз не смог получить большинства голосов изби­рателей. Это становилось уже закономерностью и говорило о болезни Конгресса как политической организации. Лидерам ИНК требовалось задуматься над необходимостью изменения тактической и стратегической ориентации. Борьба Конгресса с религиозно-националистическими партиями и организациями велась и ранее, однако наибольшую остроту она приняла в середине 90-х годов.

Внеочередные выборы 1999 года показали, что шкала голосующих за Конгресс продолжает снижаться. Это было третье поражение конгрессистов на выборах. Конгресс поте­рял всякую надежду на формирование не только однопар­тийного правительства, но и участие во властной коали­ции. Поддержка населением ИНК по сравнению с ее наи­высшим показателем сократилась почти в два раза. В то же время росла популярность основного политического против­ника конгресса — Бхаратии Джаната парти (БДП). На дос­рочных выборах в 1999 году победу одержал Национально-демократический альянс (НДА), представлявший коалицию во главе с БДП, которая завоевала 297 мест из 537 и сфор­мировала свое правительство. Правительство возглавил пре­мьер-министр Атал Бихари Ваджпаи, известный активист национально-освободительного движения, крупный политик и лидер оппозиции Конгресса.

Количество поданных голосов за Конгресс продолжало снижаться. Он получил всего 133 места в парламенте. Ос­лабление политических позиций Конгресса было заметно не только в центральных федеральных органах, но и в штатах. Неудачи постигли конгрессистов в штатах Западная Бенга-лия, Бихар, Тамилнад, Утар-Прадеш. Тенденция ослабле­ния влияния ИНК была не случайной. Причиной тому — утрата веры и надежд на способность ИНК решать пробле­мы современной Индии. 30-летпий срок был для этого до­вольно значительным периодом. Развитие социализма ин­дийского образца не дало ожидаемых успехов. Три десятиле­тия назад, когда принимались первые пятилетние плавы, все смотрели в будущее с надеждой.

Страна действительно менялась. Но изменения экономического состояния Индии не принесли значительного и видимого улучшения основной массе индийского населения.

Положение, которое сложилось в конце 90-х годов, ста­ло даже вызывать тревогу. Рост валового национального продукта имел тенденцию к сокращению, темпы роста эко­номического развития с начала 90-х годов замедлились. Все это осложнялось демографическим кризисом, значительным ростом населения, которое уже перевалило за миллиард. Темпы прироста населения опережали рост экономики. Жиз­ненный уровень по-прежнему оставался чрезвычайно низ­ким, почти половина жителей Индии находилась на уровне ниже установленного «порога нищеты». Разочарование эко­номической политикой Конгресса выразилось в падении ко­личества голосов, подаваемых за лидеров ИНК.

Утрата конгрессистами политических позиций имела и другие причины, которые состояли, прежде всего, в неблаго­получном состоянии дел внутри самой партии и в политичес­ких ошибках ее руководства. Во-первых, за годы пребыва­ния Конгресса у власти, начиная с 1947 года, в стране про­изошли существенные изменения в социальной сфере. Нахо­дясь у власти, Конгресс монопольно выступал как основная политическая сила, отражающая интересы всех слоев обще­ства- Он выступал как главная мобилизирующая сила, ши­рокая социальная коалиция. Но чем дальше шло развитие страны, чем глубже становилась социальная дифференциа­ция, тем сложнее Конгрессу приходилось объединять вокруг себя разные социальные группы. В этом состояла главная причина постоянных расколов в ИНК и отмежеваний от партии тех социальных слоев, интересы которых уже проти­воречили стратегии Конгресса. Социальная коалиция, руко­водимая Конгрессом, стала постепенно распадаться, и кри­тическая масса распада стала приходиться на начало 90-х годов. Образовавшийся вакуум в социальной среде заполнял­ся конкурирующими организациями и партиями, основным соперником ИНК — Бхаратией Джаната парти.

Во-вторых, традиционно Конгресс всегда опирался на низ­шие слои общества. Под них подстраивалась стратегия де­мократического социализма, социальной справедливости и секуляриэма. Усиление расслоения общества было связано с ростом средних слоев, как в городе, так и в деревне, с появ­лением мелких собственников и фермерства. Они тоже требо­вали своей доли участия в управлении страной. Эти новые слои все больше склонялись к традиционным устоям обще­ства, к религии, увидев в ней идеологическую основу разви­тия страны и ее организационной структуры. Они покидали ИНК, выражая поддержку тем партиям, которые ближе все­го находились к традиционализму, религии и национализму.

В-третьих, у лидеров и членов Конгресса годами вырабо­талось убеждение в пользу однопартийного правления, что ИНК может без поддержки других политических партий прийти к власти. Сказался синдром длительного однопар­тийного управления страной. Бхаратия Джаната парти об­ладала преимуществом перед ИНК, поскольку ей удалось создать вокруг себя альянс из 24 политических партий, объе­динить противников ИНК. Председатель Конгресса Соня Ганди, не так давно начавшая политическую деятельность, ориентировала партию на самостоятельную борьбу, будучи уверенной в получении Конгрессом большинства представи­телей в парламенте.

Был еще немаловажный фактор, влиявший на процессы предвыборных кампаний в Индии. Индийский национальный конгресс делал ставку на сохранение династийности в его руководстве и, следовательно, в управлении страной. Лиде­ры Конгресса попытались использовать преимущества, кото­рые создавались председателем Конгресса Соней Ганди, яв­лявшейся членом семьи Неру-Ганди. Соня Ганди, вдова по­гибшего от рук террористов Раджива Ганди, пыталась ис­пользовать этот аргумент в целях осуществления победы на выборах. В предвыборных гонках участвовали и ее дочь При-янка и сын Рахул, но и это не принесло Конгрессу ожидае­мых результатов. Более того, руководители БДП в предвы­борной кампании 1999 года поставили вопрос о запрете ли­цам иностранного происхождения занимать высшие посты в законодательных, исполнительных и судебных структурах власти. Возникший конфликт в высших эшелонах ИНК при­вел к очередному расколу и выходу части членов партии из Конгресса, и образованию ими отдельной Национальной кон-грессистской партии. События вокруг возможности продол­жения династийного правления «семейства красной розы» вызвали неоднозначный подход к данной проблеме. В ходе предвыборной кампании ИНК так и не смог представить из­бирателям своего кандидата на пост премьер-министра.

Одиннадцатые выборы 1996 года и последовавшие за ними внеочередные выборы 1998, 1999 годов явились существен­ным рубежом в истории Индии и Конгресса. В основном эти выборы продемонстрировали противоборство двух главных политических направлений: с одной стороны, секулярнстс-кое, демократическое направление, управляемое Индийским национальным конгрессом, а с другой — религиозно-нацио­налистическая коалиция, возглавляемая партией Бхаратия Джаната парти (БДП). Пресса писала о том, что в Индии появилась тенденция создания двухпартийной системы, фор­мирующейся вокруг партий ИНК и БДП. Основной полити­ческий противник ИНК — партия Бхаратия Джаната парти во главе с А. Б. Ваджпаи — с начала своего образования, с 1980 года, постоянно наращивала свой политический вес и превратилась в мощную политическую силу в начале 90-х годов. Она развернула острую критику идей секуляризма. Иде­ологи индуистского традиционализма были уверены в том, что секуляризм неприемлем для Индии, в которой около 83 процентов исповедуют индуизм. Подобная позиция созда­вала антимусульманские настроения в обществе и нередко приводила к серьезным конфликтам на религиозной почве.

Партиями религиозно-коммуналистического направления ру­ководили видные деятели индийского государства. Активным сторонником религиозного традиционализма был Атал Биха-ри Ваджпаи, премьер-министр Индии (1998-2004). Семейство Ваджнан принадлежало к древнему роду каньякбуджских брах­манов. Атал Бихари Ваджпаи еще в 40-е годы стал членом религиозной индуистской организации Раштрия сваямсавак сангх (РСС) и состоял в ее руководстве. Несколько лет он сидел в тюрьме за участие в национальном движении и борьбу против англичан. Это ему принадлежат знаменитые в Индии слова: «Мы можем сломаться, но пе сломиться». Выходец из касты брахманов, А. Б. Ваджпаи в 1951 году принял участие в организации и вошел в руководство религиозно-националис­тической партии Бхаратия Джана сангх (БДС), и был гене­ральным секретарем, а затем председателем партии. Вся жизнь А. Б. Ваджпаи (1926 года рождения), была связана с религи­озными политическими организациями БДС, РСС и БДП. Био­графия А. Б. Ваджпаи как нельзя лучше отражала историю религиозных партий и страны, которым он верно и преданно служил. Кавалер «Ордена Лотоса» (вторая по значимости на­града в Индии) был одним из немногих, кто не был причастен к скандалам и обвинениям в коррупции. Никогда не был же­нат, по имеет двоих приемных дочерей.

А. Б. Баджпап всегда был оппозиционером правящей партии ИНК. А. Б. Ваджпаи был противником курса Неру и активно выступал против социалистических идей Индиры Ган­ди. Ему удалось сколотить оппозиционный блок против г-жи Ганди, стать основателем предвыборной коалиции Джаната парти и премьер-министром страны с 1977 по 1979 годы. После распада коалиции в 1980 году Джана сангх была пре­образована в Ехаратию Джаната парти с целью ее обновле­ния и перестройки. А. Б. Ваджпаи стал одним из главных ее основателей в 1980 году и бессменным ее руководителем. Надо признать, что А. Б, Ваджпаи сыграл значительную роль в разработке стратегической и тактической ориентации БДП, повышении ее влияния среди индуистского населения. Об­новление партии и изменение ее стратегических лозунгов в конечном итоге привели Бхаратия Джаната парти к победе в 1996 году. В практической деятельности руководители БДС, а затем БДП, не выпячивали националистические и религи­озные лозунги. На выборах лидерами партии определялись задачи перестройки Индии на основе индийской культуры, политической, социальной и экономической демократии, ко­торые гарантировали равенство и свободу всем гражданам. С 1996 года БДП стала самой крупной партией в парламенте и главным политическим соперником Конгресса.

Сформулированная Бхаратией Джаната парти идеология индусского национализма, опирающаяся на традиционные ценности индуизма, оказалась достаточно популярной. Ин­дия — религиозная страна с огромным количеством верую­щих, которые составляли около 90 процентов, из них по­чти 83 процента населения страны составляли индуисты, мусульмане — 11 процентов, христиане — 2,5 процента. В стране проживали верующие других конфессий — буддис­ты, сикхи и пр. Рост благосостояния среднего класса — чи­новников, торговцев* учителей, зажиточного крестьянства, сопровождался повышением их культурных запросов и ори­ентации на традиционные индусские культурно-религиоз­ные ценности. Это сопровождалось усилением политическо­го влияния религиозно-националистических партий, преж­де всего, Бхаратии Джаната парти.

Политической и идеологической предшественницей БДП была, как принято считать, террористическая, религиозно-националистическая партийная группировка Хинду Махасаб-ха, созданная еще в начале XX века. После убийства Махат­мы Ганди она утрачивает политический вес и исчезает с по­литической арены. Значительная часть ее членов перешла в образовавшуюся в 1951 году партию Бхаратия Джана сангх (БДС), которая действовала в Индии как религиозно-шови­нистическая организация и строила свою политику на осно­ве традиционной коммуналистической, общинной структу­ры. БДС сразу же стала составной частью давно действую­щей религиозной организации Раштрия сваямсевак сангх (Союз добровольных служителей нации). Идеологические и политические корни Бхаратии Джаната парти, руководимой А. Б. Ваджпаи, заключались в религиозно-националистичес­ком движении начала XX века.

РСС объединял большинство религиозных партий, но, кро­ме разномастных организаций религиозно-политического на­правления, в РСС входили некоторые индийские профсоюзы, студенческие союзы, рабочие, женские группировки и т. д. Все организации, примыкавшие к РСС, стали впоследствии называться «Семьей хиндутвы», содержащей определенный религиозно-националистический смысл (хиндутва — индус-скость). Эта идеологическая направленность была основной в противостоянии идеологическим принципам Индийского национального Конгресса. Основная националистическая цель РСС — оживление духовных ценностей индуизма и возрож­дение древней славы Бх&рата (древняя Индия). Поэтому идея хиндутвы, как идея формирования и развития нации, полу­чила широкое распространение и популярность и обрела на рубеже веков новое дыхание. Эта идеология получила назва­ние «истинного национализма». В то же время нельзя не видеть, что хиндутва, ставшая стержнем идеологии БДП, представляет одну из форм религиозного фундаментализма, которая охватила значительную часть индийского общества, прежде всего представителей бизнеса и интеллигенцию, часть среднего класса.

Создание Национального демократического альянса под руководством БДП было шагом к формированию в индус­ском обществе традиционной религиозно-общинной идеоло­гии. Лидеры НДА пытались объединить на этой основе раз­личные политические и социальные группы и слои, руковод­ствуясь схожестью или близостью их интересов. НДА в этом смысле никогда не представлял прочного, единого формиро­вания. Серьезные противоречия внутри альянса обострялись л связи с различными подходами в осуществлении и реали­зации идеи создания «Хинду раштра* (государства индусов). Создание теократического, индуистского государства могло осуществляться лишь на основе ущемления прав нацио­нальных меньшинств и других конфессий. Практическая реализация этих идей в 90-е годы натолкнулась на сопро­тивление неиндусской части населения, прежде всего мусуль­ман, которых насчитывалось в Индии более 90 млн человек. Поэтому правительство А. Б. Ваджпаи сразу же столкнулось с проблемами межрелигиозной розни. Некоторые акции БДП вызывали неоднозначную реакцию в среде индийского обще­ства. Реанимация идеи строительства храма бога Рамы в Айодхье принесла некоторые дивиденды БДП и даже усили­ла ее позиции в среде индусов. В 90-е годы БДП поддержала массовые выступления индусов против мусульман за восста­новление храма Рамы вместо построенной несколько веков назад мечети Бабура. Но эта акция впоследствии вызвала разгул высококастового шовинизма, что явилось причиной потери влияния БДП в значительной части индусских сред­них слоев, мусульман и других категорий населения.

Политическую силу БДП представляла лишь как лидер оппозиционной коалиции, объединяющей многочисленные ре­лигиозно-националистические круги. Неспособность партии прийти в одиночку к власти заставило БДП сотрудничать с другими, в том числе региональными партиями, создавая все­возможные союзы и альянсы. Идея создания политической коалиции различных социальных групп позволила ей уси­лить позиции в палатах законодательной власти. Тогда ей удалось создать коалицию из 18 партий, которая базирова­лась на религиозной идеологии и идеологии традиционализ­ма. После внеочередных выборов 1999 и выборов 2004 гг. БДП была представлена как лидер правительственной коа­лиции — Национально-демократического альянса. Тактика создания политических объединений позволяла БДП доста­точно прочно удерживать позиции в борьбе с Конгрессом.

Эффективно используя тактику коалиций, партия в то же время определяла свои социальные ориентиры. БДП всегда черпала основную политическую поддержку из высших и богатых слоев населения. В то же время ее стремление one­реться на союзников по коалиции и представителей из сред­них социальных слоев обеспечивало БДП более широкий ох­ват различных групп населения. Из партии, спирающейся на горожан из высших каст, она стала ориентироваться на более широкую социальную базу в лице средних слоев и за­житочного крестьянства. При этом БДП пыталась усилить свое воздействие на традиционные общинно-религиозные структуры индийского общества, его кастовое деление.

Классовое и кастовое деление в Индии представляло со­бой два независимых, но во многом совпадающих фактора. Социальную базу БДП составляли высококастовые индусы и члены средних земледельческих каст в деревне. БДП под­держивали богатые и зажиточные группы, в основном брах­маны, раджггуты, бхумихары, городские торговые касты. Союзников по коалиции поддерживали джата, маратха, ред-ди, патидары, курми и др. То есть БДП располагала наи­большим влиянием среди высших каст и классов и наи­меньшим среди низших. Поэтому удерживаться во власти БДП могла благодаря поддержке со стороны союзников по коалиции, обеспечивающих охват низших слоев населения.

Традиционная религиозно-общинная структура индийско­го общества является уникальной основой всей индийской куль­туры. Дело в том, что кастовая структура является своеобраз­ной формой самоорганизации общества и она сумела пережить столетия. Эта архаичная система дожила до наших дней, хотя в несколько иной форме. Конституция Индии формально про­возглашала равенство людей вне зависимости от кастовой при­надлежности, но касты, как ил парадоксально, не только не исчезли, но имели тенденцию к определенному развитию. Кас­ты, являясь основой религиозно-культовых начал индийского общества, легко приспособились к потребностям современного времени. Основанные на родовой связи, эти замкнутые груп­пы выполняли универсальную функцию — они служили осно­вой разделения труда и сословно-классового устройства обще­ства. В современной Индии, отмечал академик Л. С. Василь­ев, касты играют роль стабилизирующего фактора при нали­чии острых социальных противоречий. Вошедшее в норму не­равенство держит три четверти населения страны на уровне бытия вчерашнего дня. Индийское государство, учитывая спе­цифику кастового деления, вынуждено было бронировать пред­ставителям низших каст определенные квоты в вузах, госу­дарственных учреждениях и т. д.

В процессе исторического развития традиционные цен­ности, ориентирующие людей на сохранение существующе­го порядка, постепенно претерпевают изменения, уступают место новым требованиям. Отношения между кастами, осо­бенно в условиях современности, были подвержены демок­ратизации. Общество и кастовая структура видоизменились. Высшие касты уже не всегда ведут соответствующий образ жизни, низшие касты, протестуя, получают образование, читают священные книги, женятся на представителях дру­гой касты и пр. Хотя роль каст действительно постепенно падает, все-таки в современной жизни они имеют большое значение. В современных условиях каста заменила отсут­ствие гражданского общества Индии. Главной политичес­кой силой, способствующей укреплению кастовой структу­ры в качестве своеобразной формы социальной организации индийского общества, стала партия Бхаратия Джаната парти. Опираясь на социальные задачи кастовых и религиозных общин, БДП пытается ориентировать индийцев на форми­рование государства, в основе которого лежали бы традици­онные социальные институты, закрепленные «навечно» древ­нейшими законами Ману.

Узконационалистический курс и религиозные подходы БДП в политике не всегда способствовали росту влияния этой партии. Эта политическая ориентация в начале XXI века стала противоречить интересам крупного бизнеса и иност­ранных инвесторов, вкладывающих свои капиталы в индий­скую экономику. Политика, окрашенная религиозным ду­хом, вряд .те смогла привлечь деидеологизированный капи­тал. Да и попытки вхождения Индии в мировую экономику, осуществляемые премьером А. Б. Ваджпаи, требовали праг­матического подхода. Все большую значимость вновь приоб­ретали идеи секуляризма. Деятельность ИНК, пропаганди­рующего на протяжении многих лет секуляризм, говорила о том, что эпоха Индийского национального Конгресса не за­кончилась, и она оказалась востребованной в начале нового XXI века, когда в Индии начался новый пересмотр основных идеологических ценностей в государственной политике.

Несмотря на довольно значительное развитие индийской экономики за период нахождения у власти Бхаратия Джана­та парти, все же она вынуждена вновь уступить властные позиции Индийскому национальному конгрессу. Рост эконо­мики существенно не изменил сохранившуюся отсталость и нищету. Правительству БДП решить задачи борьбы с бедно­стью не удалось. К выборам 2004 года безработица в стране составляла более 20 процентов (около 150 млн), треть насе­ления по статистике жила за шкалой «абсолютной беднос­ти», тысячи мелких фермеров покончили с собой из-за дол­гов и голода. Лидеры БДП не считали эту статистику ужаса­ющей, а тем более проявлением кризиса. На фоне развернув­шегося экономического роста экономики традиционная ин­дийская бедность не могла быть укором правительству БДП. Поэтому правящая партия и ее союзники по альянсу никак не ожидали возможного поражения. Но главная причина скры­валась не столько в экономических проблемах, сколько в политических. Избиратели отвергли программу ожесточен­ного религиозного индуистского национализма.

Выборы, проходившие в мае 2004 года, привели к от­странению от власти БДП и возглавляемого ею Националь­но-демократического альянса. А. Б. Ваджпаи, занимавший пост премьер-министра с 1998 года, признал свое пораже­ние и подал в отставку. Коалиция во главе с Индийским национальным конгрессом получила большинство голосов и право формировать правительство. ИНК выступала в коа­лиции с Союзом левых сил, основу которого составляла Ком­мунистическая партия (м). Такое сотрудничество объясня­лось тем, что ИНК и коммунисты объединились для сотруд­ничества с целью не допустить БДП к власти и не позво­лить ей уничтожить индийскую светскую демократию. Об­щая задача — преградить путь религиозному индуистскому национализму. Индийский национальный конгресс был не в состоянии в одиночку противостоять религиозно-национа­листическому направлению, поэтому вынужден был заклю­чить союз с КПИ (м). Выборы показали увеличивающийся рост левых сил. Левый фронт, традиционно пользующийся абсолютным преимуществом в штатах Западная Бенгалия, Керал, Трипур, в то же время увеличил на 20 мест количе­ство представленных в парламенте депутатов.

Маятник борьбы секуляризма против религиозно-национа­листического направления, возглавляемого БДП, качнулся в сторону ИНК. Индийцы отдали предпочтение светской секу-ляристской политике. Индийский национальный конгресс, находясь в оппозиции, выдержал испытания, но это уже была практически другая партия. От прежнего Конгресса осталось одно название. Изменения коснулись, прежде всего, его сопи­альной базы. ИНК всегда являлся партией индийской буржу­азии и интеллигенции, которая действовала от имени всей нации. При помощи концепции демократического социализма и секуляризма она могла разворачиваться в сторону низших слоев, выдвигая лозунги борьбы с бедностью и отсталостью и набирая голоса низкокастовых слоев населения.

В усилении ИНК стал нуждаться крупный капитал для установления контроля над беднейшей массой и сдержива­ния ее экстремистских порывов. Высшая элита индийского общества понимала, что при всех глубочайших противоречи­ях страна может развиваться ритмично лишь в мире и спо­койствии. Конгресс как нельзя лучше подходил к этой роли как партия, в основе которой заложены принципы миролю­бия великого Махатмы Ганди. С другой стороны, ИНК по­степенно стала ориентироваться на крупных собственников, средние имущие слон населения. Ориентация на ликвидацию бедности стала носить несколько другой характер. Ликвида­ция отсталости, по мнению руководителей ИНК, заключа­лась не в прежней системе государственной опеки я соци­альных фондах, а в процессе развития занятости, улучше­ния условий деятельности среднего класса, мелкого промыш­ленного производства, развития системы услуг и пр.

За пост премьера страны развернулась политическая борь­ба между сторонниками династийпой власти и теми, кто не разделял особой симпатии к претендующим на этот пост осо­бам из семейства Неру-Ганди. Реально могла претендовать на пост премьера председатель ИНК Соня Ганди, вдова Рад­жива Ганди, Она проявила благоразумие, предварительно заявив о своем отказе занимать высокую должность. Моти­вируя тем, что она может стать причиной нападок на ИНК, Соня не стала вносить раскол в конгрессисгскую среду. Де­путаты Конгресса за закрытыми дверями 20 мая 2004 года тайным голосованием избрали Манмохана Сингха лидером победившего на выборах Индийского национального конг­ресса, и он же по законам страны стал премьер-министром. Сингх сформировал коалиционное правительство, состоящее из представителей ИНК, Коммунистической партии (м) и ре­гиональных групп.

Монмохан Сингх, 1032 года рождения, является одним из выдающихся политических деятелей и ученых современной Индии. Он был министром финансов страны и одним из авто­ров проводимых реформ. При Индире Ганди он был совет ни­ком по экономическим вопросам. При премьере Наросим Рао руководил реформами, в результате которых была ли реализирована и фундаментально преобразована экономика Индии. Работал в структуре Международного валютного фон­да. С 1991 по 1996 гг. — государственный министр финан­сов. Манмохая Сингх обладатель многочисленных степеней и дипломов. Он изучал экономику в Кембридже и Оксфорде и имеет дипломы Пенджабского, Кембриджского, Оксфордского университетов, имеет степени доктора философии и доктора литературы.

Доктор Манмохан Сингх стал премьером, не представля­ющим индуистскую религию. По вероисповеданию он явля­ется сикхом, приверженцем одной из самых многочисленных сект Пенджаба. М. Сингх четко обозначил политические и экономические ориентиры, которые будут приоритетными. Проблема национального единства признана им одной из важ­нейших проблем. Реформирование ■ страны может осуществ­ляться лишь в условиях мира и гармонии. В своем про­граммном обращении М. Сингх обратился к народу с призы­вом сплотиться и объединить усилия на решении неотлож­ных задач, какой является борьба с бедностью. В заявлении прозвучала идея преемственности экономических реформ, ко­торые осуществлялись прежними правительствами. М. Сингх наилучшим образом представляет эту преемственность, по­скольку сам принимал участие в разработке и осуществлении экономических преобразований на протяжении длительного времени, со времен реформ Дж. Неру, Как бы ни осуществля­лись реформы, но борьба за демократию и секуляризм против религиозного национализма будет продолжена.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 4. Секуляризм и религиозный традиционализм в Индии.:

  1. Религиозное мировоззрение и религиозный этос
  2. 4.2.9. Религиозные организации
  3. Религиозные обряды
  4. Культура Индии.
  5. Религиозный опыт
  6. Колонизаторы в Индии.
  7. S 5.4. Иностранные колонии в Индии
  8. Проблемы Индии
  9. 3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ
  10. Религии и религиозно‑культурные традиции
  11. § 5.3. Резервный Банк Индии
  12. §5.1. Открытие Индии
  13. § 22. Ранние цивилизации Древней Индии
  14. 21. РЕЛИГИОЗНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ
  15. Направления исследования религиозности молодежи.
  16. 6 ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ
  17. Социальные и религиозные характеристики фундаментализма
  18. Общественные и религиозные организации (объединения)
  19. Рутинизация харизмы. Религиозная иерархия
  20. Национальный конгресс и борьба за независимость Индии