<<
>>

ГЛАВА 9 От раздробленности к объединению Италии

На пути к просвещенному абсолютизму. Эпоха гуманизма и Возрождения, ознаменовавшаяся расцве­том экономики и культуры итальянских государств, уступила место в XVII в. глубокому политическому и экономическому упадку, продолжавшемуся до начала XVIII в.
Налицо была по­литическая раздробленность Италии, осложнявшаяся сопер­ничеством правителей, реакционной политикой папства и Папского государства, засильем европейских держав — Испа­нии, Франции, империи Габсбургов. Из-за Османской импе­рии и разгула пиратства в Средиземном море Италия утратила роль посредницы в торговле Европы с Ближнем Востоком, следствием чего был упадок Венецианской и Генуэзской рес­публик, купечества и банкиров государств Северной и Цент­ральной Италии. Контрреформация в сочетании с засильем Испании и австрийских Габсбургов способствовала рефеодали- зации: укреплению всемогущества знати и усилению крупного землевладения, особенно на юге и на островах, упадку ману­фактур и предпринимательства, росту ростовщичества. Повсе­местно укрепились феодально-абсолютистские режимы с ярко выраженными партикуляристскими чертами и гегемонист- скими устремлениями. В республиках (Генуя, Венеция, Лук- ка) власть принадлежала торгово-финансовой олигархии.

Положение осложнилось в XVIII в. с превращением Апен­нинского полуострова в арену следовавших одна за другой войн в Европе, наносивших ощутимый ущерб экономике стра­ны и вызвавших резкое падение жизненного уровня населе­ния, в особенности крестьянства. Войны за Испанское и Авст­рийское наследство и Семилетняя война затронули в той или иной степени все государства, обусловили крайнюю нестабиль­ность их границ и смену правящих династий. Так, в соответст­вии с условиями Раштаттского мирного договора 1714 г. на смену испанскому господству в Миланском герцогстве (Лом­бардии) пришло австрийское владычество; в ряде государств Центральной Италии воцарились родственные Габсбургам ди­настии — Лотарингская и д'Эсте либо зависимые от Австрии.

Неаполитанское королевство обрело автономию от Мадрида, но стало владением испанской ветви Бурбонов. Уменьшалось влияние Венецианской и Генуэзской республик. Лишь образо­ванное в 1718 г. Пьемонтское королевство, возглавляемое представителями Савойской династии, искусно лавируя меж­ду претендентами на господство в Италии, сумело расширить свои владения за счет Франции, Генуэзской республики, Лом­бардии и других пограничных территорий, а позднее и переда­чи ему острова Сардиния. В свою очередь Папское государство расширило границы, получив выход к Адриатике и став барье­ром между Южной и Центральной и Северной Италией.

Кризис феодального строя принял в итальянских землях затяжной характер, в немалой степени из-за засилья клерика­лизма, своекорыстной политики верхов и социальной апатии низов. Только с середины XVIII в. в условиях определенного экономического оживления в ряде итальянских государств распространились идеи Просвещения со специфической гума­нистической окраской, обусловленной традициями Возрожде­ния. С реформаторскими идеями, прокладывавшими путь по­литике просвещенного абсолютизма, выступили такие видные мыслители, как Ч. Беккариа, П. Верри, Д. Караччоло и др. Они обращали внимание на пагубные последствия нищеты крестьянства, невежества, на пороки системы правосудия, произвол чиновничества, засилье церкви, ратовали за обновле­ние государственных институтов и законодательства.

Серьезный импульс реформам в итальянских государствах дала политика в духе просвещенного абсолютизма Австрий­ской империи, в том числе в Ломбардии, во времена царствова­ния Марии Терезии и ее преемника Иосифа П. Речь шла о про­ведении серии социальных и административных реформ, при­званных устранить наиболее одиозные формы феодальных привилегий, упорядочить административную, судебную и на­логовую системы, увеличив поступления в бюджет и расширив прерогативы центральной власти за счет позиций знати на местах. В этих целях в Ломбардии, как и во всей империи, был проведен кадастр (перепись) имущества и введен единый иму­щественный налог, в том числе на дворянскую и церковную собственность.

Из рук откупщиков в ведение государственных органов был передан сбор таможенных пошлин, дорожных сборов и других платежей. Были сняты ограничения с куп- ли-продажи недвижимости, ускорившие становление институ­та частной собственности; сужены судебные функции церкви и приняты меры к ограничению деятельности ряда религиозных организаций, в особенности иезуитского ордена.

Наиболее последовательные реформы во второй половине XVIII в. были проведены в Тоскане великим герцогом (офици­альный титул тосканского правителя) Петром Леопольдом — младшим сыном Марии Терезии. Здесь помимо налоговой ре­формы и снятия ограничений с купли-продажи недвижимости были ликвидированы цеховая система, инквизиция, право «мертвой руки» (изъятие церковью имущества умерших, не имевших наследников). В 1786 г. был принят один из самых прогрессивных для своего времени в Европе уголовный закон, отменявший пытки и смертную казнь.

Более ограниченный характер носили реформы в Неаполи­танском королевстве, инициированные королевой Марией Ка­ролиной, супругой Фердинанда IV Неаполитанского и до­черью Марии Терезии, а также рядом крупных сановников, разделявших некоторые воззрения просветителей. В напря­женном противоборстве с духовенством сицилийскими барона­ми и неаполитанской знатью были упразднены инквизиция и многие монастыри с конфискацией их имущества. Однако ряд реформ, в особенности налоговая, свелись к половинчатым ме­рам, не затронувшим привилегии землевладельцев и дворянст­ва. Еще более умеренными были реформы в Парме и Пьячен- це, тогда как в Папском государстве, Сардинском королевстве (Пьемонте) и других государствах они не проводились либо бы­ли сведены к отдельным административным новациям.

Влияние революционной Франции на итальянские государства и общество. Революционные процессы во Франции оказали серьезное, хотя и весьма проти­воречивое воздействие на судьбы и общественную жизнь Ита­лии. Как и в других странах Европы, они обусловили частич­ный демонтаж феодальных структур и институтов, способство­вали крушению монархических режимов и проведению серьезных политических и социальных преобразований, осу­ществлявшихся при активном содействии французских войск и оккупационных властей.

Наивысшей стадии революционное — «якобинское» — движение достигло в Италии в 1796—1799 гг., когда одна за

другой возникли республики — Цизальпинская, Лигурий­ская, Римская, Партенопейская (по античному названию Не­аполя). В них были приняты конституции, во многом дублиро­вавшие французскую Конституцию 1795 г., создавались новые органы власти и представительные институты. Активную роль в этих преобразованиях играли, как правило, умеренные де­ятели «патриотического» лагеря. С различной мерой радика­лизма были возобновлены и продолжены преобразования, на­чатые в свое время поборниками просвещенного абсолютизма по ликвидации феодальных привилегий и форм личной зави­симости крестьянства. В широких масштабах осуществлялась конфискация и распродажа церковной собственности.

Однако эффект этих безусловно прогрессивных мероприя­тий был во многом ослаблен тем, что новые республиканские режимы волей обстоятельств превращались в пособников либо заложников беспрецедентного разграбления страны француз­скими войсками и властями Директории. Из страны бесцере­монно вывозились уникальные музейные и культурные цен­ности; на жителей оккупированных городов и целых госу­дарств ложилась тяжесть непомерных контрибуций и военных реквизиций, обрекавших их на нужду и голод. Под нажимом Директории и французского командования новые власти были вынуждены заключать с Францией союзные договоры, обязы­ваясь, в частности, содержать французские войска, координи­ровать с Парижем свою внутреннюю и внешнюю политику.

Неудивительно, что возмущение французским господством подогревало сопротивление республиканским режимам со сто­роны не только клерикальных и монархических кругов, но и социальных низов, обманувшихся в надеждах на реализацию своих чаяний, прежде всего решение аграрного вопроса и улучшение условий жизни. Трагедия разразилась в 1799 г., когда под совместным напором австрийских и российских войск при поддержке английского и российского флотов и не­аполитанской королевской армии французские войска были вынуждены очистить большую часть страны и вести тяжелые оборонительные бои в Северной Италии. Республиканские ре­жимы были свергнуты, сотни и тысячи республиканцев-пат­риотов — «якобинцев» и «умеренных», а также их сторонники поплатились жизнью за свои убеждения и действия, подверг­лись суровым репрессиям, покинули пределы Италии. Особен­но жестокий характер репрессии носили в Неаполе и Риме, где в массовой резне приняли участие «санфедисты» (от итал.

jaiila 1ейе — святая вера) — представители духовенства, крестьяне, люмпенизированные слои городского населения, солдаты и др.

Новый тур борьбы в более сложных внутренних и междуна­родных условиях развернулся в начале XIX в. в ходе противо­борства Франции и ее союзников со второй—пятой антиф­ранцузскими коалициями. Набиравший силу консул, а потом император Наполеон Бонапарт рассматривал итальянские государства как ценный источник людских и материальных ресурсов, как разменную монету в дипломатической игре с ев­ропейскими державами, форму вознаграждения своих родных и приближенных. К 1810 г. вся Италия, за исключением ост­ровов Сардинии и Сицилии, остававшихся, благодаря присут­ствию английского флота, опорными базами Савойской и Бур- бонской династий, оказалась под владычеством Франции. При этом Пьемонт, Венецианская республика с ее владениями в Адриатике и ряд территорий Центральной Италии вошли в со­став Французской империи в виде департаментов. Значитель­ная часть Северной и Центральной Италии была объединена в 1802 г. в Италийскую республику с центром в Милане, а в 1805 г. составила Итальянское королевство во главе с коро­лем Наполеоном Бонапартом и вице-королями. Неаполитан­ское королевство и ряд других территорий были переданы уч­режденным императором новым династиям — маршалу И. Мюрату, супруге императора Марии Луизе и др.

На новом этапе французского господства специальным за­коном 1806 г. был упразднен феодализм как тип организации социальных отношений; на Италию были распространены (в разной мере в различных областях) нормы французского Гражданского кодекса; был узаконен институт частной собст­венности. Возобновился процесс перераспределения земельной собственности, преимущественно за счет церковных и общин­ных владений, благодаря чему возрос удельный вес буржуаз­ного землевладения. В начале XIX в. в Италии, как и во Фран­ции, возобладал дух обогащения, финансовых спекуляций. Ускоренными темпами формировалась централизованная и унифицированная система управления по французскому об­разцу. Благодаря французскому господству рушились тамо­женные и иные преграды, препятствовавшие контактам и свя­зям прежде изолированных государств и регионов. Все эти ме­ры, вопреки намерениям Французской империи и ее главы, стимулировали формирование в различных слоях итальянско­го общества национального самосознания, а также распростра­нение либеральных и демократических воззрений, утрачивав­ших к этому времени свой престиж во Франции. Немаловаж­ным фактором секуляризации общественного сознания стала ликвидация светской власти папства и Папского государства и насильственное перемещение папы во Францию.

Вместе с тем бесцеремонное вмешательство французских властей в положение дел на Апеннинском полуострове, пере­кройка политической карты Италии, давление, оказываемое на государственную политику и общественную жизнь, усили­вали антифранцузские настроения в Италии. Тяжелым ис­пытанием стало навязанное стране присоединение к конти­нентальной блокаде, направленной против Англии, участие принудительно призываемой итальянской молодежи во всех крупных военных кампаниях Франции в Европе, в том числе против России, пресечение деятельности патриотических и де­мократических организаций. Как и в других странах Европы, в Италии множились проявления антифранцузского сопротив­ления — от неуплаты налогов и уклонения от военной службы до бунтов и вооруженных восстаний. В 1807—1814 гг. в стране сложилось и стало функционировать строго законспирирован­ное движение карбонариев. При всей незрелости, эклектичнос­ти программных положений и приверженности мистическим ритуалам и символике оно сыграло важную роль в консолида­ции патриотических и прогрессивных слоев общества либе­ральной и демократической направленности.

Реставрация. Крушение наполеоновской им­перии в 1814—1815 гг. вместе с торжественными заверениями организаторов Венского конгресса о решимости дать Европе мир, порядок и спокойствие были с облегчением встречены на­селением Италии, уставшим от политических потрясений и военных невзгод. Даже возврат легитимных, по терминологии Венского конгресса, династий и монархов на первых порах воспринимался как благо. Но очень скоро надежды на переме­ны к лучшему рассеялись, сменившись осознанием пагубного для страны движения вспять, своего рода «антирисорджимен- то», по оценке итальянских историков.

В эпоху Реставрации возродилась политическая раздроб­ленность, а с ней — партикуляристские предпочтения монар­хов и знати. Резко возросла зависимость Италии от Австрий­ской империи, превратившейся в гаранта Венской системы на

Апеннинском полуострове. Согласно решениям Венского конг­ресса, Ломбардия и владения бывшей Венецианской респуб­лики составили так называемое Ломбардо-Венецианское коро­левство и были включены в состав Австрийской империи. В Тоскане, Парме и Модене утвердились родственные Габсбур­гам «легитимные» династии. С Неаполитанским королевством (или, как его называли, Королевством обеих Сицилии), где вновь воцарились испанские Бурбоны, Австрия заключила секретный договор о совместных мерах по борьбе с конститу­ционными и реформаторскими силами и настроениями. Важ­ным средством давления Австрийской империи на итальян­ские государства было сосредоточение в Ломбардско-Венеци- анском королевстве значительных вооруженных сил, а в ряде важных в стратегическом отношении пунктов Центральной Италии — военных гарнизонов. Отсутствие у большинства итальянских государств сколько-нибудь значительных армий (исключение составляли пьемонтская и неаполитанская ар­мии и швейцарские наемники восстановленного Папского го­сударства) делало их беспомощными перед властями Австрии.

Повсеместно в итальянских государствах, особенно в Сар­динском (Пьемонт) и Неаполитанском королевствах, Модене, Папском государстве, усилился диктат откровенно реакцион­ных, приверженных абсолютизму и клерикализму кругов, стремившихся искоренить все нововведения. Широко исполь­зовались полицейско-репрессивные методы расправы с тайны­ми заговорщическими организациями. Были приняты жест­кие цензурные меры против распространения зарубежных ли­беральных и демократических изданий; в университетах и других учебных заведениях восстановлен жесткий контроль над профессурой и студенчеством со стороны религиозных инстанций и, в частности, возрожденного папой Пием VII иезуитского ордена. Из административных органов и армий увольнялись лица, заподозренные в конституционалистских воззрениях либо активно сотрудничавшие с властными инс­танциями в наполеоновскую эпоху.

Церковь и духовенство в духе сотрудничества «трона и ал­таря» стремились восстановить утраченный духовный конт­роль над обществом, активно пропагандировали консерватив­ные убеждения идеологов Реставрации Ж. Де Местра и Л. Бо- нальда. Римские понтифики были инициаторами широкой пропагандистской кампании, направленной против индустрии как таковой, научных и технических идей и нововведений.

Они стремились воспрепятствовать культурным связям с пере­довыми европейскими странами, осуждали проявления начав­шей складываться с конца XVIII в. новой городской культуры.

Карбонарии и сопротивление Рестав­рации. Разрозненным и неоднородным патриотическим и конституционным силам и движениям в 20— 30-е годы при­ходилось вести неравную борьбу против абсолютистских и кле­рикальных режимов и поддерживавшей их Австрийской им­перией, Эта борьба была сопряжена с тяжелыми потерями и поражениями, но возобновлялась вновь и вновь. В основе скла­дывавшегося с немалым трудом оппозиционного лагеря лежа­ли социальные перемены в структуре итальянского общества, обусловленные развитием капиталистических форм хозяйст­вования в Италии, воздействием происходившего в ряде евро­пейских стран промышленного переворота, влиянием европей­ской общественной мысли.

Наибольший отклик эти процессы находили среди город­ских и сельских предпринимателей, многочисленных средних городских слоев — ремесленников, лавочников, служащих, чиновного люда, отчасти пролетарских и полупролетарских слоев. Немалую дань оппозиционным настроениям отдавали просвещенные круги аристократии, высшей бюрократии, ли­ца свободных профессий, университетская профессура, уча­щаяся молодежь, военные, прошедшие выучку в наполеонов­ской армии, и т. п.

Настроения этих кругов с наибольшей полнотой выражали карбонарские организации, в первые десятилетия Реставра­ции функционировавшие в конспиративных условиях. Они за­нимали весьма критическую позицию по отношению к правя­щим режимам, ратовали за конституционные порядки, а по­рой и за республиканское устройство, выражали сочувствие социальным бедам Италии. Карбонарии были инициаторами революционных движений 1820—1821 и 1831 гг., охвативших ряд итальянских государств и имевших немалый международ­ный резонанс.

2 июня 1820 г. восстанием распропагандированной карбо­нариями воинской части в провинциальном городке Нола на­чалась Неаполитанская революция, охватившая все коро­левство, включая о. Сицилию. Главным требованием восстав­ших, в том числе жителей столицы — Неаполя, было введение конституционного строя по типу испанской конституции 1812 г. Король Фердинанд I Бурбон был вынужден даровать конституцию, дать согласие на созыв парламента и сформиро­вать правительство с участием сторонников умеренного конс­титуционного курса. Армия в массе своей поддержала консти­туционные перемены.

Однако в судьбах неаполитанского конституционализма роковую роль сыграла нерешительность правительства и пар­ламента, боязнь умеренных лидеров движения социальных потрясений, озабоченность ходом событий в Сицилии, где на фоне политических перемен усилились сепаратистские тен­денции. Для борьбы с ними на остров были направлены регу­лярные войска, что в определенной мере дезориентировало и деморализовало поборников конституционализма в армии. Между тем король вступил в прямые контакты с руководством Священного союза и дал согласие на австрийскую вооружен­ную интервенцию, которая уничтожила очаг конституциона­лизма на Юге Италии.

Почти на исходе Неаполитанской революции по анало­гичному сценарию в марте — апреле 1821 г. развернулись ре­волюционные события в Пьемонте. В них приняли участие части пьемонтской армии, поддержанные горожанами и заго­ворщическими организациями. Пьемонтский король Виктор Эммануил I поспешил отречься от престола, а назначенный регентом принц Карл Альберт (впоследствии король Пьемон­та) не воспротивился требованиям принятия конституции и создания временного правительства под руководством видного аристократа Сантарозы. Однако новый режим не успел консо­лидироваться, поскольку уже в начале апреля 1821 г. повстан­ческие силы были разгромлены регулярными частями, верны­ми монархии, и пришедшими им на помощь австрийскими войсками. В Пьемонте, как и во всей Италии, возобладала ре­акция.

Уже в то время сложилась характерная для политической истории Рисорджименто взаимозависимость между правым и левым радикализмом и приверженность поборников последне­го к заговорщическим и повстанческим методам борьбы.

Революционные потрясения в Средней Италии в 1831 г. на­чались под непосредственным воздействием Июльской рево­люции во Франции и борьбы за независимость и конституци­онный строй в Бельгии. Средоточием повстанческих движений на этот раз были Парма, Модена и Папская область; их, од­нако, не поддержали обескровленные Пьемонт и Неаполи­танское королевство и оставшаяся нейтральной Тоскана. Как и в 1820—1821 гг., участники выступлений ненадолго доби­лись конституционных свобод, формирования временных пра­вительств и — на этот раз — провозглашения Объединенных итальянских провинций с центром в г. Болонье как формы сплочения перечисленных итальянских государств. При­званные папой Григорием XVI австрийские войска вынудили повстанцев к капитуляции и облегчили кровавую расправу с участниками движения. Папские тюрьмы и условия содер­жания заключенных в 30 — 40-е годы XIX в. вызывали ужас не только европейского общества, но и правительств многих европейских стран.

Мадзинизм. Кризис и упадок карбонаризма, последовавший за событиями 1831 г., стимулировал критиче­ский пересмотр опыта борьбы новыми поколениями борцов против реакционных проявлений Реставрации и дальнейшую дифференциацию оппозиционных сил на два основных тече­ния: революционно-демократическое и «умеренное» — конс­титуционно-либеральное.

Особый вклад в становление революционной идеологии и разработку программы действий внес молодой юрист и талант­ливый публицист и организатор, уроженец Генуи Джузеппе Мадзини (1805—1872). Отдав в молодые годы дань карбона- ризму, он был вынужден значительную часть жизни провести в изгнании, где установил личные контакты со многими вид­ными деятелями европейской демократии и национально-ос­вободительных движений. Важным рубежом, способствовав­шим становлению мадзинизма как особой системы воззрений революционной демократии Италии и Европы, стала деятель­ность организации «Молодая Италия» и издание одноименно­го журнала — трибуны Дж. Мадзини и его соратников.

Условием решения «итальянской проблемы» и насущных задач итальянского общества Мадзини считал борьбу за свобо­ду и независимость Италии и создание единого итальянского государства в тесной взаимосвязи с реализацией широкого круга демократических преобразований и утверждением в стране республиканского строя. Этому он посвятил всю свою энергию и недюжинные способности. Чтобы добиться незави­симости, единства и свободы, необходимо было, по мнению Мадзини, вовлекать в революционную борьбу против папства, монархий и Австрийской империи народные массы, формиро­вать национальное самосознание и своего рода религию свобо­ды — готовность к величайшим жертвам во имя нации и роди­ны у широких слоев населения. «Бог и народ» — таков был один из главных девизов «Молодой Италии».

Социальные воззрения Дж. Мадзини отличались опреде­ленной расплывчатостью. Но он одним из первых среди италь­янских демократов воспринял социалистические воззрения французских мыслителей-утопистов, в особенности стремле­ние к достижению социальной гармонии с помощью ассоци­аций и социального сотрудничества предпринимателей и рабо­чих, землевладельцев и крестьян. Мадзини страстно полеми­зировал с марксистами, критикуя их за недооценку роли наций и национального вопроса, а марксисты критиковали его за уто­пизм, фразерство, пренебрежение антагонизмом классов.

Под воздействием конспиративной деятельности «Моло­дой Италии» и других родственных ей организаций, кружков, течений в Италии распространялись патриотические и демо­кратические воззрения, особенно в кругах средней и мелкой буржуазии, а также среди учащейся молодежи и городских низов. Неоднократно предпринимались попытки восстаний, военные экспедиции из-за рубежа (савойская экспедиция 1834 г., восстание в Сицилии 1837 г., экспедиция братьев Бандьера в Калабрию 1844 г. и др.). Все они были сопряжены с тяжелыми жертвами и оборачивались новой волной репрессий.

Важным импульсом становления итальянского либерализ­ма (помимо мадзинизма) был начавшийся в 30 — 40-е годы про­мышленный переворот, способствовавший развитию ману­фактурного производства, применению паровых двигателей, ткацких станков, шелкопрядильных машин, сельскохозяйст­венной техники и т. п. Наиболее быстрыми темпами процесс индустриализации шел в Ломбардии и ряде регионов Северной Италии. Его первые результаты убеждали «обуржуазивших­ся» дворян, предпринимателей, ученых в необходимости пре­одоления экономической отсталости страны, решения соци­альных проблем, развития системы обр азования, здравоохра- нения, средств сообщения.

От поборников либерализма исходили проекты налоговых, таможенных, административных реформ, кардинальной пере­стройки судебной системы. Они, в противовес революционной демократии, действовали легально, занимались предпринима­тельской деятельностью, пропагандой и внедрением научных и технических знаний; по их инициативе были созданы прию­ты для престарелых и сирот и другие благотворительные учреждения, учебные заведения. Многие либералы содейство­вали консолидации интеллектуальных кругов в итальянских государствах. Несмотря на жесткие цензурные порядки, раз­вивались публицистика и периодическая печать. Множились проекты преодоления пагубных последствий политической раздробленности страны, в противовес унитаризму Мадзини — на принципах федерации итальянских монархов (проекты Ч. Бальбо, М. Д'Адзелио, Д. Дурандо и др.).

Одновременно в Италии получили широкое распростране­ние различные варианты «католического» либерализма, или, как его называли, «неогвельфизма». Его поборники, в особен­ности В. Джоберти, стремились совместить борьбу за незави­симость и единство Италии с реформированием церкви и для укрепления ее пошатнувшегося авторитета предлагали рим­скому первосвященнику — папе встать во главе процесса воз­рождения Италии. Именно Джоберти принадлежит использо­вание термина Рисорджименто (возрождение) в качестве той возвышенной цели, достижение которой способно возродить славные традиции итальянской истории и культуры и спло­тить итальянский народ. В конце 1847 г. в Турине — столице Пьемонта — при участии графа Б. К. Кавура стала выходить газета с аналогичным названием «Рисорджименто».

Реформы 1846—1848 гг. как пролог рево­люционных потрясений 1848—1949 гг. Кончина ярого реакционера папы Григория XVI и вступление на папский пре­стол Пия IX в 1846 г. положили начало борьбе за реформе в итальянских государствах. Она достигла апогея осенью 1847 — весной 1848 г., став прологом мощного антиавстрийского дви­жения и революционных потрясений в Италии в марте 1848 — августе 1849 г.

Новый папа, чтобы разрядить мрачную атмосферу, объ­явил о политической амнистии и разрешил возвращение на ро­дину изгнанников. Известие об этом, равно как и о намерении папы провести административные реформы, породило волну ликования по всей Италии. Повсюду проходили массовые ма­нифестации и народные сборища, которые от изъявления вос­торгов в адрес Пия IX быстро переходили к требованиям ради­кальных преобразований и прежде всего снятия цензурных запретов, свободы слова, печати, собраний, ограничения про­извола и даже запрета иезуитских конгрегации, создания гражданской гвардии — в противовес армии и жандармерии, устранения с высоких постов реакционеров. В ряде городов и в провинциях такие манифестации нередко перерастали в схватки с силами порядка, Всю Италию наводняли либераль­ные и демократические издания — легальные и нелегальные; программы преобразований обсуждались в клубах, на банке­тах и т. п.

Осенью 1847 — весной 1848 г. наступила новая фаза — пе­реход от абсолютистских порядков к конституционным фор­мам правления, избрание представительных органов и форми­рование умеренно-реформаторских правительств. Так, в авгус­те — сентябре 1847 г. правитель Великого герцогства Тосканы Леопольд II был вынужден признать свободу печати, дать согласие на создание гражданской гвардии, нового правитель­ства и совещательного органа при нем — Государственной консульты. Позже Леопольд даровал подданным конститу­цию. В октябре 1847 г. последовала долгожданная отставка ре­акционного советника короля Пьемонта. После бурных вы­ступлений жителей Турина в королевстве была введена глас­ность судопроизводства, ослаблена цензура и ограничено всевластие полиции, избраны муниципальные советы.

Под давлением этих перемен заколебался реакционный ре­жим в Неаполитанском королевстве, особенно после того как в январе 1848 г. мощное повстанческое движение жителей Си­цилии привело к крушению на острове бурбонской админист­рации и почти полной эвакуации правительственных войск. Временное либеральное правительство, учрежденное в Сици­лии, поставило вопрос о признании Неаполем независимости острова и обратилось к итальянским государствам с призывом к созданию федеративного союза. Под непосредственным воз­действием этих потрясений король Фердинанд II поспешил признать автономию острова, отправил в отставку ненавистно­го многим главу неаполитанской полиции, даровал амнистию и конституцию. Был избран двухпалатный парламент и сфор­мировано умеренно-либеральное правительство.

В марте—мае 1848 г. в Пьемонте после долгих дискуссий был обнародован Альбертианский статут, выполнявший роль конституции в Сардинском королевстве. Он деклариро­вал гражданские и политические свободы, переход к парла­ментскому режиму, формирование ответственного правитель­ства. Вопреки ожиданиям Пий IX декларировал свое негатив­ное отношение к происходившим в Италии переменам. Он ограничился в Риме реорганизацией правительства и создани­ем комиссии, призванной выработать проект реорганизации «светского управления церковного государства».

Патриотический подъем и война за не­зависимость. Весной и летом 1848 г. борьба в Италии приоб­рела ярко выраженную патриотическую, антиавстрийскую ок­раску. Этому в немалой степени содействовали революцион­ные события во Франции, Германии и особенно в Австрийской империи в феврале—марте 1848 г., повергшие в глубокий кри­зис Венскую систему в целом и меттерниховский режим в Ав­стрии — в частности.

После нескольких дней борьбы патриотов с австрийским гарнизоном и властями 23 марта была провозглашена Вене­цианская республика. Под руководством Д. Шанина — главы республики она мужественно сражалась за независимость до августа 1849 г., несмотря на многомесячную блокаду и бом­бардировки с моря. После героических пяти дней сражений на баррикадах с многотысячным австрийским гарнизоном 18 — 23 марта 1848 г. жители Милана вынудили имперские войска покинуть город и сформировали Временное правитель­ство. Его призыв к изгнанию австрийских войск из Италии был подхвачен жителями Ломбардии и Венецианской области. Одновременно изгнания австрийских гарнизонов добились жители Центральной Италии, включая Папские владения.

24 марта 1848 г. вступлением пьемонтской армии в Лом­бардию началась первая война за независимость против Авст­рии, в которой помимо войск Пьемонта на первых порах при­няли участие вооруженные силы и добровольческие отряды Тосканы, Папской области и Неаполитанского королевства, а также патриоты-волонтеры из всех государств. Во главе добро­вольческих соединений встал вернувшийся из длительной эмиграции Дж. Гарибальди, имевший к этому времени репута­цию отважного борца за свободу и талантливого полководца, испытавшего себя в Латинской Америке.

В первые месяцы войны велись дипломатические перегово­ры между Пьемонтом и другими государствами о заключении военно-политического союза. По инициативе Турина были проведены плебисциты, на которых жители Ломбардии, Вене­цианской области, а также герцогств Пармы и Модены выска­зались за присоединение к Пьемонту. Но время для активных наступательных операций было упущено. Австрийское коман­дование во главе с австрийским военачальником Й. Радецким реорганизовало войска, отступившие в сильно укрепленный район четырех крепостей (Верона, Мантуя, Пескьера, Ленья- го). С мая 1848 г. австрийские войска перешли к активным операциям и в кровопролитных сражениях вынудили патрио­тов к отступлению. В конце июля 1848 г. в затяжном сраже­нии при Кустоцце пьемонтская армия потерпела тяжелое по­ражение. 8 августа король Карл Альберт, опасаясь полной ка­тастрофы, заключил перемирие на тяжелых для Пьемонта условиях.

Радикально-демократические течения усилили критику монархий, папы Пия IX, настаивали на созыве общеитальян­ского Учредительного собрания, а монархи и большая часть либералов все более опасались социальных потрясений. Рас­кол фактически сложившегося в начале войны за независи­мость патриотического лагеря имел негативные последствия. В мае 1848 г. в Неаполе был разогнан едва начавший работу парламент и с помощью репрессий фактически были аннули­рованы конституционные ре фор мы. Неаполитанское коро- левство вскоре стало прибежищем папы, покинувшего выхо­дивший из повиновения Рим, где возросла роль демократиче­ских кругов, возглавляемых Дж. Мадзини и Дж. Гарибальди. В Ломбардии и Венецианской области возрождавшаяся авст­рийская администрация при поддержке армии расправлялась с участниками патриотических выступлений. Венеция, ока­завшаяся в кольце блокады, и Пьемонт, готовившийся снова к войне, все больше оказывались в изоляции в своем противо- действии Австрии.

В этих условиях решение о возобновлении войны с Австри­ей 20 марта 1849 г., принятое королем Пьемонта под давлени­ем патриотически настроенного правительства и демократиче­ских кругов, было тщетной попыткой возродить патриотиче­ский подъем весны 1848 г. и реализовать наметившиеся перспективы объединения Северной Италии под главенством Савойской династии. Но и на этот раз успех был на стороне австрийских войск. 23 марта 1849 г. в битве при Поваре пье­монтская армия была разгромлена, король Карл Альберт от­рекся от престола в пользу сына Виктора-Эммануила и по­спешно покинул Италию. Условия нового перемирия, а позд­нее Миланского мирного договора были крайне тяжелыми для Пьемонта и для дела независимости и объединения Италии. Были признаны недействительными итоги плебисцита 1848 г.,

что означало признание австрийского господства в Ломбардии и Венецианской области и отказ от помощи сражавшейся Ве­неции; был проложен путь к реставрации проавстрийских ре­жимов в Парме и Модене. Пьемонт был вынужден выплатить Австрии значительную контрибуцию, а до уплаты ее — согла­ситься на оккупацию стратегически важных территорий коро­левства австрийскими войсками. Король удалил из правитель­ства радикально настроенных деятелей, но аннулировать Аль- бертианский статут и гражданские свободы не решился.

На выступления тосканских и римских демократов за объ­единение страны, некоторые социальные реформы, а главное — провозглашение Римской республики реакционеры ответили консолидацией своих сил. Их поддерживали не только Авст- ~ рийская империя, но и Французская республика, Испания.

; Они направили свои вооруженные силы для подавления по­

следних очагов сопротивления.

3 июля 1849 г. после тяжелых оборонительных боев с французскими, австрийскими и неаполитанскими войсками капитулировала Римская республика. С помощью француз­ского экспедиционного корпуса была восстановлена светская власть папы, что сопровождалось новой волной репрессий. К лету 1849 г. при помощи испанских войск неаполитанским войскам удалось подавить антибурбонские силы в Сицилии; там был восстановлен абсолютистский деспотический режим. I 11 апреля 1849 г. при активном содействии австрийских сил

р- был осуществлен контрреволюционный переворот в Тоскане и

'г восстановлена власть Леопольда П. 22 августа капитулировала

и Венеция.

* Поражение патриотических и конституционалистских дви-

: жений и радикально-республиканских течений отбросило Ита-

р лию к временам начала Реставрации. Репрессии, тяготы войн

А ввергли жителей Италии в состояние тяжелой апатии. Однако

I период 1846—1849 гг. способствовал формированию граждан-

Г ского и национального самосознания у все более широких кру­

гов населения, что позволило уже через десятилетие возобно­вить борьбу за единство и независимость страны.

Решающие битвы Р и со р д ж и м е и то. Со­здание Итальянского королевства. 50-е годы отмечены тяжелым кризисом демократических и либеральных сил и возраставшими разногласиями о путях освобождения и воз­рождения Италии. Мадзини полагал, что дело Рисорджименто

может одержать победу только при условии изоляции монар­хов и либералов, в то время как Дж. Гарибальди и определен­ная часть демократов считали для себя возможным сотрудни­чество с этими силами. Унитаризму сторонников Мадзини противостояли идеи поборников федерализма (К. Каттанео, Ф. Феррари и др.).

Серьезная перегруппировка происходила и в либеральном лагере, где в противовес прежним антипьемонтским настро­ениям крепли надежды на консолидирующую роль Пьемонта с его конституционными порядками и возродившей боеспособ­ность армией. Стремительно рос авторитет пьемонтского либе­рала графа Б. К. Кавура, возглавлявшего с 1852 по 1861 г. правительство и сумевшего в сложных условиях проводить ли­беральный кур с. Блестящий политик и искусный дипломат, мастер политических компромиссов, Кавур придерживался «золотой середины», осуждая крайности правого и левого ра­дикализма. Он противодействовал диктату Австрии, сохранял лояльные отношения с папой Пием IX, опирался на диплома­тической содействие Англии и стремился к военно-политиче- скому союзу со Второй империей во Франции.

Пьемонт участвовал на стороне Англии и Франции в Крым­ской войне 1853—1856 гг. против России, а после ее заверше­ния — в Парижском мирном конгрессе. Кавуру удалось при­влечь внимание участников конгресса к положению в Италии и заложить основу будущего сотрудничества с бонапартист­ской Францией. Луи Наполеон дал согласие на совместную войну против Австрии и обещал содействие планам объедине­ния Северной Италии под властью Пьемонта, а также созда­нию итальянской конфедерации под главенством папы. За это Пьемонт должен был передать Франции принадлежавшие ему Ниццу и Савойю.

Дело шло к войне. Сардинская армия была приведена в со­стояние боевой готовности. 23 апреля 1859 г. Австрия в форме ультиматума потребовала разоружения Пьемонта и тем самым дала ему повод начать военные действия, поддержанные Фран­цией. В ходе итало-франко-австрийской войны Пьемонту вновь удалось заручиться поддержкой волонтеров со всей Ита­лии. Возглавил добровольческие части Гарибальди, авторитет которого в итальянском обществе был очень высок. Волонтеры взяли ряд укрепленных городов в предальпийской части Лом­бардии. 4 июня 1859 г. французские и пьемонтские регуляр­ные войска нанесли австрийской армии серьезное поражение при Мадженте. 8 июня был освобожден Милан, а 24 июня со­стоялась крупная битва при Солъферино и Сан-Мартино, в ко­торой австрийская сторона вновь потерпела поражение. От­крывалась возможность продвижения союзных войск в Вене­цианскую область.

Успехи в военных действиях против Австрии стимулирова­ли антиавстрийские выступления в Тоскане и Эмилии. Здесь были созданы временные правительства, выказавшие готов­ность добровольно присоединиться к Пьемонту. Повсеместно росли патриотические настроения.

Французский император нанес тяжелый удар делу объеди­нения Италии, подписав с Австрией сначала перемирие, а за­тем мирный договор. Австрия уступила Франции Ломбардию для последующей передачи ее Пьемонту, но сохранила за со­бой Венецианскую область и другие сферы влияния. Наполеон III получил Савойю и Ниццу. Так закончилась оче­редная война за независимость.

Между тем в действие вновь вступили народные массы. Патриотические силы добились удаления австрийских гарни­зонов из Тосканы, Пармы и Модены. Восстала Романъя — часть территории Папской области; вновь развернулись анти- бурбонские выступления в Неаполитанском королевстве и осо­бенно в Сицилии. Воспользовавшись этим, демократические организации и движения развернули подготовку военной экс­педиции в Сицилию для оказания помощи повстанцам. По инициативе Гарибальди для закупки оружия был создан фонд добровольных пожертвований «Миллион ружей». Шли вер­бовка и обучение волонтеров — гарибальдийской «Тысячи». Из эмиграции поспешно вернулся Д. Мадзини.

В мае 1860 г. 1200 волонтеров высадились в Сицилии. Им противостояли около 25 тыс. королевских войск, не считая ка­валерийских частей, артиллерии и полицейских формирова­ний. Тем не менее, благодаря энтузиазму бойцов и пришедших им на помощь местных жителей, гарибальдийской «Тысяче» удалось выиграть крупную битву при Калатафими. Затем га­рибальдийцы завладели центральным городом Сицилии — Па­лермо. Вскоре весь остров был очищен от королевских войск, а Гарибальди установил на нем режим революционной диктату­ры во имя «Италии и Виктора Эммануила».

События в Сицилии усугубили глубокий кризис Неаполи­танского королевства. Сменивший на престоле скончавшегося Фердинанда III — «короля-бомбу» Франческо II был глух к требованиям перемен, уповая на репрессии. Летом 1860 г. га- рибальдийские войска высадились в Калабрии и, не встречая сопротивления деморализованных правительственных войск, двинулись к Неаполю. На помощь к ним стекались доброволь­цы с севера и из Сицилии, из всех областей Неаполитанского королевства. Без боя они овладели Неаполем, а затем нанесли поражение оставшимся верными престолу войскам при Воль- турно. Это решило судьбу Бурбонов и королевства.

Представители демократии — Д. Мадзини, К. Каттанео и др. _ настойчиво советовали Гарибальди сохранить диктатор­ские полномочия и использовать момент для освобождения си­лой Папской области, а затем Венеции. Стремясь предотвра­тить дальнейшие успехи гарибальдийцев, пьемонтские регу­лярные войска вторглись в Папскую область, освободили Марке и Умбрию, где и без того было сильное повстанческое антипапское движение, а затем вошли в Неаполитанское коро­левство с севера. Тем самым исключалась возможность воен­ных действий Гарибальди против Папской области, чреватая для Пьемонта осложнениями со стороны Англии и Франции.

По настоянию Гарибальди был организован плебисцит, в ходе которого 21 октября 1860 г. подавляющее большинство жителей Неаполитанского королевства высказались за присо­единение к Пьемонту. Виктор Эммануил в сопровождении Га­рибальди торжественно въехал в Неаполь, а ФранческоП вскоре после очередного поражения верных ему войск поки­нул королевство.

В феврале 1861 г. в Турине состоялось торжественное открытие итальянского парламента, а 14 марта Виктор Эмма­нуил II был провозглашен королем Италии. Тем самым была решена одна из главных задач Рисорджименто — объединение страны, однако пока без Папской и Венецианской областей. В отличие от Германии, где главную роль в преодолении раз­дробленности страны сыграли войны под главенством Прус­сии, в Италии на решающем этапе объединения переплелись, соперничая друг с другом, революционно-демократические си­лы, либеральные круги дворянства и буржуазии. Наряду с массовыми движениями использовались военные и диплома­тические средства. Отсюда незавершенность Рисорджименто — отсрочка решения вопроса о Папской и Венецианской облас­тях. Когда в 1862 г. Гарибальди на свой страх и риск предпри­нял попытку с двумя тысячами человек освободить Рим, он был остановлен королевскими властями по личному приказу

Виктора Эммануила. Герой Рисорджименто был ранен и от­правлен в ссылку на небольшой остров Каиреру (резиденция генерала вплоть до смерти в 1882 г.). Вторичная попытка гари- бальдийской экспедиции в Папскую область в 1867 г. также была пресечена.

Сардинское королевство, продолжая политический курс Кавура после его смерти (1861), делало главную ставку на дип­ломатические маневры для решения «Римского вопроса» и ос­вобождения Венеции. Это объяснялось острыми внутренними проблемами, в особенности на юге страны. Там тяжело сказы­вались такие последствия краха Неаполитанского королевст­ва, как дороговизна, безработица, несостоятельность админи­страции в налаживании нормальной жизни, недовольство крестьянских масс, саботировавших распоряжения властей и отказывавшихся платить налоги. Обманутые в своих надеж­дах на скорое решение насущных социальных проблем, жите­ли Сицилии и других южных областей ответили на деятель­ность новоявленной итальянской администрации взрывом крестьянских восстаний. Именно с этого времени в Сицилии стала возрастать роль мафии — преступных формирований, действовавших в контакте с крупными землевладельцами, консервативным клиром и насаждавших произвол, насилие, политические убийства и грубое вымогательство.

Непросто укреплялась новая власть и в других областях. На протяжении 60—70-х годов утверждались прогрессивные нормы гражданского права, налоговой системы, снимались таможенные барьеры, были приняты некоторые акты, ущем­лявшие позиции церкви и фактически отделившие ее от госу­дарства.

Первое десятилетие существования единого королевства характеризовалось масштабным по тем временам железнодо­рожным строительством, бурной банковской деятельностью, спекулятивными операциями, положившими начало крупным состояниям и мощным финансовым группировкам. Вместе с тем последствия связанных с объединением расходов — тяго­ты налогов, денежная эмиссия, рост государственного долга, дороговизна жилья и продуктов питания — ложились на пле­чи народных масс, порождая социальное недовольство.

Политический и социальный компромисс дворянства и буржуазии, достигнутый под эгидой Савойской монархии на заключительном этапе Рисорджименто, существенно затруд­нил деятельность демократических сил и нарождавшегося в стране рабочего и социалистического движений. Неудача рим­ских экспедиций 1862 и 1867 гг. ускорила кризис и изжива­ние гарибальдизма, этой своеобразной вооруженной формы де­ятельности революционно-демократических сил. Актуальным становилось использование парламентских и внепарламент­ских форм социальной и политической борьбы вокруг насущ­ных проблем молодого Итальянского государства.

На этом менявшемся социальном и политическом фоне присоединение к королевству Венеции и Венецианской облас­ти состоялось вследствие участия Италии на стороне Пруссии в войне с Австрией в 1866 г. Позднее, в период франко-гер- манской войны, крушение Второй империи сделало возмож­ным вступление итальянских войск в сентябре 1870 г. в Рим и включение в единое королевство Папской области. Папа был лишен светской власти, а Рим объявлен столицей Италии. В скором времени Итальянское государство стало важным субъектом международных отношений.

<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, В. Н. Виноградов, Н. М. Гусеваидр.. Новая история стран Европы и Америки : учеб. для вузов; подред. И. М. Кривогуза. — 5-е изд,, стереотип. — М. : Дрофа,— 909 с.. 2005

Еще по теме ГЛАВА 9 От раздробленности к объединению Италии:

  1. ГЛАВА 7 Германия: от раздробленности к объединению
  2. Глава 12. Борьба за объединение Италии.
  3. Объединение Италии
  4. ГЛАВА 21Денежная система Италии
  5. ГЛАВА 29Банковская система Италии
  6. Глава 22. Денежная система Италии
  7. Глава 31. Банковская система Италии
  8. ГЛАВА 26 РАННЕЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ В ИТАЛИИ (XIV—XV вв.)
  9. ГЛАВА 2. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ 2.1.
  10. ГЛАВА 9. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКИЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ
  11. ГЛАВА 2"НАШ ПЛАН": ДЖОН РОКФЕЛЛЕР И ОБЪЕДИНЕНИЕ АМЕРИКАНСКОЙНЕФТИ
  12. Италия в IX — XI вв. Политическая раздробленность.
  13. Политическая раздробленность
  14. Глава IV БОРЬБА ПРОТИВ ОРДЫНСКОГО ИГА. ОБЪЕДИНЕНИЕ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ ВОКРУГ МОСКВЫ
  15. Глава 3. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЕГИПТА И СОЗДАНИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ОБЩЕЕГИПЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА. ЭПОХА СТРОИТЕЛЬСТВА ВЕЛИКИХ ПИРАМИД
  16. 18. Каковы черты феодальной раздробленности в Германия в ХI—ХV вв.?
  17. Причины и последствия раздробленности.
  18. Вопрос 53. Образование Италии
  19. 2. Феодальная раздробленность русских земель
  20. 3 2,3. Феодальная раздробленность на Руси, ее политические и экономические последствия