<<
>>

Промышленность

Выше уже отмечалось, что в рассматриваемый период, а если точнее — со агорой половины XVII в., возобновился рост юро­дов, приостановившийся в предшествующее столетие из-за кро­вопролитных межконфессиональных конфликтов но многих стра­нах континента.
Особенно быстрые темны развития были харак­терны для столиц и портов, а в некоторых государствах — и для отдельных промышленных центров. Причем ускоренный роет каж­дого из этих трех типов городов был обусловлен своими специфи­ческими факторами. В тех случаях, когда столица являлась пор­том, как, например, Лондон или Лиссабон, разные факторы дей­ствовали одновременно, дополняя друг друга.

С завершением централизации государств и возникновением постоянно расширяющегося бюрократического аппарат а роль сто­лицы в жизни каждой страны неизмеримо выросла. Именно здесь отныне сосредоточивались главные административные и судеб­ные органы с их непрерывно растущим штатом чиновников, а нередко располагался и двор монарха. Для удовлетворения созда­ваемого этом массой народа потребительского спроса необходимо было множество ремесленников разных специальностей, слуг, торговцев, медиков, литераторов, художников, музыкантов и лиц других профессий. Все вместе они и составляли многочисленное, пестрое и беспокойное население столиц. Сюда же тянулись из провинции и наиболее энергичные, предприимчивые люди, меч­тавшие поймать шанс и сделать успешную карьеру в той или иной сфере жи ши обшества. Не удивительно, что именно столи­ца обычно становилась самым большим и густонаселенным го­родом страны.

Успешное освоение колоний в Азии, Африке и особенно в Америке вело к быстрому расширению заморской торговли, став­шей в укатанный период одной из важнейших и наиболее дина­мично развивающихся отраслей экономики большинства запад­ноевропейских государств. Этим были обусловлен!,1 высокие тем­пы роста портовых городов, связанных с колониальной торгов­лей, таких, как Бристоль, Ливерпуль и Глазго в Великобрита­нии, Кадис. Севилья и Барселона в Испании, Амстердам в Ни­дерландах. Лиссабон в Португалии, Нант, Бордо и Марсель во Франции. Напротив, старые торговые центры, ршбогатевшис в свое время па средиземноморской торговле и не сумевшие пере­ориентироваться на новые, колониальные рынки, постепенно приходили в упадок, как, например, Генуя и Венеция.

Торговля колониальными товарами — хлопком, табаком, кофе, пряностями, индиго, сахаром и т.д. — была весьма доходной и способствовала быстрому росту инфраструктуры портовых горо­дов и соответствующих отраслей промышленности. В этих юродах и вокруг них создавались судостроительные верфи, полотняные и канатные мануфактуры, винокурни, предприятия по переработ­ке сахарного тростника и т.д. Как правило, производство на всех этих предприятиях было организовано на капиталистических прин­ципах — с применением наемного труда. Да и в самой колониаль­ной торговле капиталистические отношения получили максималь­но широкое распространение. Если в Средние века и в начале Нового времени для ведения коммерческих операций с тем или иным видом товаров необходимо было состоять в соответствую­щей купеческой гильдии, которая строго регламентировала дея­тельность своих членов и крайне неохотно принимала в свои ряды новых, то в XVII в.

получили распространение новые формы орга­низации горговли — паевые, или акционерные, общества, по­зволявшие любому желающему, без каких-либо ограничений, при­нять участие 13 финансировании колониальной экспедиции, а по­том получить свою долю прибыли от нее. Именно так строилась деятельность голландской и английской Ост-Индских, а также практически всех других компаний, торговавших с колониями и дальними странами.

Гораздо медленнее утверждались капиталистические отноше­ния в традиционных отраслях промышленного производства. На­чиная со Средних веков, ремесленники, работавшие в этих отрас­лях, были объединены в цехи, которые в рассматриваемый пери­од не только сохранились, но и до середины XVII в, продолжали укрепляться при поддержке правительств, использовавших их как инструмент взимания налогов с ремесленников. Борясь за поддер­жание высокого качества продукции, цехи строю регламентиро­вали процесс производства, не позволяя своим членам отступать от традиционного порядка и вводить какие-либо технические нов­шества. Цехи также старались обеспечить более или менее равный доход состоявшим в них мастерам, а потому ограничивали коли­чество применяемых ими станков и принимаемых на работу под­мастерьев. К тому же цехи внимательно следили за соблюдением своей привилегии на работу в данной отрасли ремесла и не допус­кали проникновения в нее посторонних.

Поэтому не удивительно, что новая, построенная на капита­листических принципах форма организации производства в тра­диционных отраслях промышленности первоначально стала при­меняться за пределами старых городов — в сельской местности либо в небольших городках, где не было цехов. Такой новой фор­мой орган» ■;;[[!ни труда стада мануфактура — предприятие, осно­ванное на ра (делении труда и ручной технике. Существовало два вида мануфактур — рассеянная и централизованная. В первом слу­чае предприниматель раздавал сырье (например, пряжу) рабо- чим-надомппкам — нередко в качестве таковых выступали кре­стьяне, выполнявшие эту работу по вечерам, — а потом забирал у них готовую продукцию, оплачивая трудовые затраты. В централи­зованной мануфактуре работа происходила в одном помещении.

Если ремесленник занимался изготовлением своего товара це­ликом, лично выполняя все стадии производственного процесса, то каждый »( рабочих мануфактуры мог специализироваться на осуществлении какой-либо одной операции, доводя ее ло авто­матизма, что позволяло существенно повысить производительность труда. Ппотому мануфактуры нашли широкое применение имен­но в тех отраслях промышленности, на продукцию которых спрос в указанный период резко увеличивался. Помимо упомянутых выше отраслей, сажанных с колониальной торговлей, ого были произ­водство предметов роскоши, военная индустрия и текстильная промышленность.

После возникновения централизованных монархий особенно важное общественное и государственное значение приобрел ко­ролевский двор, ставший главным местом пребывания аристо­кратии. Его роскошь символизировала богатство и могущество ко­роля. Придворные изо всех сил пытались соответствовать подоб­ному образу жизни и превзойти друг друга в роскоши. Все это создавало устойчивый спрос на ее предметы, удовлетворит!, кото­рый могло только мануфактурное производство. Правительства охотно поддерживали создание подобных предприятий. Например, строительство Версаля, блистательной резиденции Людовика XIV, дало мошный импульс для возникновения во Франции мануфак­тур по проишодству зеркал, гобеленов, шелка. Результатом уси­лий, предпринимавшихся многими германскими государями по созданию производства фарфора, стало основание в Саксонии знамен ито и Мейсе некой мануфактуры.

Создание постоянных армий и флотов, размеры которых неук­лонно росли, порождало устойчивый спрос на вооружение, бое­припасы и экипировку. Для его удовлетворения правительства разных стран активно поощряли учреждение мануфактурных пред­приятий в горнодобывающей и металлургической промышлен­ности.

Кроме оружия солдатам и матросам требовалось обмундирова­ние, а потому армия и флот были также главными потребителями продукции шкетильных мануфактур. В течение долгого времени такой продукцией было преимущественно сукно. К 1700 г. круп­нейшими центрами суконного производства стали Амьен и Аб­виль во Франции, Лидс, Галифакс и Эксетер в Англии. Аахен в

Германии, „-к і і ден и Гарпем в Нидерландах. Однако в XVIII в, на­чалось широкое распространение хлопчатобумажных тканей, из­готовлявшихся из колониального хлопка. Во второй половине XVIII в. зга отрасль промышленности вступила в период бурного развития. Так. если в 1760 г, на производстве хлопчатобумажных тканей и Каталонии было занято 10 тыс. рабочих, то к концу века — 100 гые.

Однако если, к примеру, в Каталонии или Франции дальней­шее нарашпиапие объема производства продукции в згой отрасли могло происходить за счет умножения числа мануфактур и привле­чения новой рабочей силы, то в Англии, где уже и перши полови­не XVIII в. возник дефицит свободных рабочих рук и заработные платы наемным работникам достигли довольно высокого уровня, резервы для подобного экстенсивного развития промышленности были исчерпаны. Поэтому именно в текстильно і і промышленнос­ти Англии раньше, чем где бы то ни было, начался переход от ручного мануфактурного производства к фабричному, осуществ­ляемому с применением машин. Такой переход получил название промышленного переворота, или промышленной революции. Подроб­нее речь о ней пойдет в главе, посвященной Англии,

<< | >>
Источник: Под ред. Чудинова А.В., Уварова П.Ю., Бовыкина Д.Ю. История Нового времени: 1600-1799 годы. 2007

Еще по теме Промышленность:

  1. 5. Соглашение между федерацией британской промышленности и имперской (германской) группой промышленности
  2. Интеграция промышленных и финансовых структур в финансово-промышленные группы.
  3. Промышленность и транспорт.
  4. Развитие промышленности.
  5. Финансово-промышленные группы
  6. ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  7. 72. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В США
  8. Финансово-промышленная группа
  9. Внедрение промышленных монополий в банковское дело.
  10. Реализация региональной промышленной политики
  11. ТОРГОВЛЯ И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
  12. 3. НАЧАЛО ПРОМЫШЛЕННОГО ПЕРЕВОРОТА
  13. ССУДНЫЙ И ПРОМЫШЛЕННЫЙ КАПИТАЛ
  14. Промышленные парки
  15. Финансово-промышленные группы
  16. Оптовая цена промышленности
  17. Расходы на промышленность, энергетику и строительство