<<
>>

«Причины войны»

За 43 года, разделившие основание Германской империи в 1871 г. и начало в 1914 г. первой мировой войны, европейской войны, переросшей в мировую, в самой Европе и за ее пределами заявляли о себе противоречивые силы, что вполне проявилось уже в семидесятых годах.
В ходе войны и после нее модно было оглядываться назад и видеть в этих противоречивых силах, внутренних и международных, «причины» войны, распределяя вину между участниками. Впоследствии «причины* заменило слово «запал» — после того как американский историк Лоуренс Лафор написал о «запале замедленного действия» войны1. Когда рассматриваемый период только начался, Дизраэли предсказал возможное будущее, заявиъ парламенту в 1871 г., что война между Францией и Пруссией не была «обычной войной, как Крымская, итальянская или австро-прусская. Она представляет собой еще большее политическое явление, чем Французская революция прошлого века» (при этом Дизраэли проницательно добавил, что не говорит о «большем или столь же значительном социальном явлении»). «Перед нами новый мир, новые влияния, неизвестные стремления и опасности, с которыми придется иметь дело». Одна из сил этого «нового мира» была не новой. Она не ограничивалась одной страной или группой стран и в отдельных местах обладала просто религиозной силой. Теперь мощь ее росла, и великий оппонент Дизраэли Гладстон видел в ней величайшую опасность в непред-

151

152 глава 4

сказуемом будущем. (Другой подобной опасностью была для него плутократия, власть богатства.) Милитаристы высоко подняли головы. Мужчины, в яркой форме восседавшие на конях, гордились не только своим званием и кодексом чести, но, что казалось наиболее зловещим, они гордились и своим оружием; Его демонстрировали не только на парадах, но и на международных выставках. В Европе между 1870 и 1914 гг. рост сухопутных и морских вооружений составил 300%. Он стал возможен не только в силу решений, принятых политическими руководителями, но и благодаря растущему благосостоянию и развивающимся технологиям, связанным с индустриализацией. Другой силой была автократия, представленная во время первой мировой войны по обе стороны фронта, где Российская империя противостояла империи Габсбургов. В Вене ее сдерживали либерализм и популизм. В России же вплоть до 1905 г. самодержавная власть ограничивалась только цареубийством. На Александра II было совершено три покушения, пока он не был убит бомбой анархиста в 1881 году*. Первая русская социалистическая партия была организована в 1883 г. не в России, а в Швейцарии**, и когда в 1905 г. разразилась революция — при обстоятельствах, которых революционеры-изгнанники не могли предвидеть, — они вернулись слишком поздно, чтобы оказать влияние на события. Перед тем как революция была подавлена, было арестовано 70 тыс. человек и 15 тыс. человек погибло. Результатом революции стал созыв царей национального собрания — Думы, собравшейся в апреле 1906 г., но она была распущена спустя всего два месяца. До 1914 г. созывалось еще три Думы, но добились они немногого. Автократизм давал о себе знать и в Германии, где, пусть анахронично, индустриализация сопровождалась «неоабсолютистской культурой двора», в которой особую роль играла военная верхушка. Ежегодные расходы на двор превышали расходы на рейхсканцлера и его канцелярию, имперское министерство юстиции, министерство иностранных дел (включая весь дипломатический корпус) и министерство колоний вместе взятые. В подчинении гофмаршала находилось около 500 человек2.

Третьей силой был империализм — этим словом обычно обозначалось приобретение земель — за пределами Европы и яростное соперничество в далеких странах за прибыль и могущество. «Реалистичным»

* Неудачных покушений на Александра II было не три, а восемь. Убийца царя И.И. Гриневицкий анархистом не был, а принадлежал к организации «Народная воля», ставившей целью именно захват политической власти. — Примеч. пер. ** Речь идет о плехановской группе «Освобождение труда». — Примеч. пер. СОПЕРНИЧЕСТВО И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ, 1871-1914 153

государственным деятелям, особенно в Германии, имперская политика казалась способной отвлечь внимание от внутренних социальных конфликтов. Князь Бернгард фон Бюлов, назначенный министром в ходе важной министерской перестановки 1897 г. и скоро ставший канцлером, в 1914 г., уже находясь в отставке, писал в своей популярной книге, что «Weltpolitik» (мировая политика) была «подлинным противоядием против социал-демократии». Четвертой силой, менее поддающейся точному определению, было моральное разложение общества, выражалось ли оно в действиях л ид еров-демагогов или в массовой истерии. «Народное воображение никоим образом нельзя не принимать во внимание при оценке политических сценариев», — утверждал в 1897 г. автор популярного журнала «Science Siftings»*. На протяжении этого и следующего десятилетия в Германии, Франции, Австрии и Британии все больше пользова­лись словом «массы», чаще говоря о «Masspsychosen»** и психологии масс, чем о «народном воображении». Одним из таких психозов был антисемитизм. Евреи стали козлами отпущения в Берлине, Вене, Москве и Париже. Нападки на евреев привели в движение силы, которые было нелегко удержать под контролем. В своем известном исследовании «Толпа» французский социолог Гюстав Лебон переключил внимание с личностей на то, что он называл «коллективным разумом». Одним из ключевых в его труде стало понятие «общественной заразы». В работе английского либерального автора Дж. Гобсона милитаризм, империализм, самодержавие и «общественная зараза» выступали как взаимосвязанные явления. Гобсон оказал влияние на русского марксиста Ленина (настоящее имя Владимир Ульянов), который разделял его взгляды на империализм и пришел х убеждению, что успешная революция произойдет в результате войны, как и случилось в России в 1917г. Впрочем, в поисках «причин» ъойны большинство людей не шло дальше того, что заместитель одного германского министра назвал (в августе 1914 г., месяце, когда разразилась европейская война) «этой чертовой системой союзов, проклятием нового времени». В октябре 1916 г. американский президент Вудро Вильсон, чья страна находилась вне этой системы, возложил ответственность за войну на «взаимосвязь союзов и договоров, сложную паутину интриг и шпионажа, которые вовлекли всю семью [народов] в свои сети». То обстоятельство, что эта сеть в значительной степени создавалась в тайне, было, по «Научный анализ» (англ.). — Примеч. пер. *«Массовых психозах» (нем.}. — Примеч. пер. 154 глава 4

СОПЕРНИЧЕСТВО И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ, 1871-1914 155

мнению Вильсона, еще одним фактором, способствовавшим началу войны. Орудием дипломатии служили «утечки» секретных сведений, в том числе преднамеренные. Ту же роль играла дешифровка кодов и другие виды деятельности военной и морской разведки, значение которой в 1890—1914 гг. заметно выросло.

Корни европейской системы договоров лежали в далеком прошлом, однако именно при Бисмарке

— работавшем, исходя из реальных возможностей и деловых предпочтений для отдельных стран,

— эта система стала успешно применяться как инструмент мира. Уже до основания Германской империи Бисмарк показал себя мастером заключения договоров, изобретательно использующим в своих целях как явные, так и тайные соглашения. После 1871 г., когда он провозгласил Германскую империю «удовлетворенной» державой, он по-прежнему был полон решимости, подобно Меттерниху, использовать договоры для контроля над другими странами. Его искусство было безупречным. Почтение внушала и стоявшая за его действиями военная мощь, которую, как показали события до 1870 г., он всегда готов был использовать. Бисмарк не только точно знал, чего хотел, но и тонко чувствовал, насколько далеко можно зайти для достижения определенной цели.

Тем не менее мир Бисмарка был миром, в котором соперничество и конфликты скорее использовались, чем преодолевались, чувство общеевропейского интереса Бисмарку было чуждо. Иногда эта эксплуатация конфликтов была столь тонкой и изощренной, что вновь порождала непонимание, не в последнюю очередь в его собственной стране. Бисмарка нередко преследовали страхи. Страх царил среди правителей, чиновников и в широких слоях общества, в особенности страх социальной революции.

Возможно, последовательное превращение европейской системы союзов после 1890 г. в жесткую систему военно-политических блоков было вызвано именно тем обстоятельством, что Бисмарк больше не стоял у руля и на смену ему пришли менее значительные люди. К их числу относился и его непосредственный преемник генерал Георг Каприви, верный слуга нового императора Вильгельма II. Однако и он, и те, что следовали за ним, мыслили в одних и тех же категориях, рассматривая войну как законное продолжение политики. Выражение «сфера интересов» было излюбленным в их словаре и использовалось как в отношении Европы, так и в отношении всего мира. В 1871 г. Великобритания давно была мировой державой. Она была ею с XVIII в. и нА протяжении долгого времени сама определяла свои «сферы влияния». В конце XVIII в. это понятие было расширено: в него включили то, что либеральный империалист лорд Розбери

назвал зонами «предотвращения», то есть территориями, на которые могли бы претендовать другие державы. Германия, которая в 1871 г. не была мировой державой, стала осознанно стремиться к этому лишь после отставки Бисмарка в 1890 г. Многие немцы, независимо от по­литических позиций, считали, что Британия должна утратить свое господствующее положение. Открытое стремление Вильгельма властвовать над миром имело как интеллектуальные, так и экономические предпосылки. В 1890 г. экономист и историк экономики Густав Шмоллер предсказал, что великими мировыми державами XX в. станут Германия, Россия, Британия, США, а впоследствии, возможно, Китай. Европа, заявлял он и другие авторы, слишком мала и перенаселена, поэтому необходима экспансия. Более того, и в самой Европе, как считали многие немцы, их страна находится в «окружении». После 1897 г. вожди Германии стремились вырваться из него и приступить к экспансии. Все это предполагало неизбежный конфликт с Британией.

<< | >>
Источник: Бриггс Э., Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней / Пер. сантл.АА. Исэрова, B.C. Нестерова. — М: Издательство «Весь Мир», - 600 с.. 2006

Еще по теме «Причины войны»:

  1. Причины Гражданской войны.
  2. Мировые войны XX века. Причины и последствия
  3. Мировые войны XX века. Причины и последствия
  4. МИРОВЫЕ ВОЙНЫ XX ВЕКА. ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
  5. Причины поражения Крестьянской войны.
  6. 2.1. ПРИЧИНЫ ВОЙНЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ
  7. 4.1.ПРИЧИНЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЙНЫ
  8. § 85. Причины и ход Гражданской войны
  9. 89. ПРИЧИНЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1914–1918 ГГ.)
  10. 2. Какие события послужили причиной Первой мировой войны?
  11. Глава 15. Мировые войны XX века. Причины и последствия
  12. ГЛАВА 15. МИРОВЫЕ ВОЙНЫ XX ВЕКА. ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ
  13. Глава 15. Мировые войны XX века. Причины и последствия
  14. САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ВОЙНЫ КАЗАКОВ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ
  15. § 4. Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Советский тыл в годы войны
  16. 6.2. КОНЦЕПЦИЯ ПРИЧИННОСТИ В МАРКЕТИНГЕ И УСЛОВИЯ ПРИЧИННОСТИ
  17. 16. Какие были итоги Второй мировой войны? Какие изменения в Европе и мире произошли после Второй мировой войны?
  18. Балканские войны.
  19. Периодизация войны.