<<
>>

ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРОПЫ КОНЕЦ XVIII - XIX ВЕК.

Революция во Франции 1789 г. и особенно свержение монархии и казнь короля в 1792 г. вызвали разные оценки в Европе. Одни приветствовали революционных французов, другие, как, например, Э.

Берк считали всё произошедшее “сатанинским делом”. Европейские монархические режимы увидели в антиаристократическом и республиканском характере революции угрозу принципам монархизма, да и феодальному устройству в целом. Более того, “революционная зараза” находила отклик во многих странах, ведь и там политическая почва была подготовлена неоднозначными итогами политической пропаганды времён Просвещения, и даже реформаторством “просвещенных деспотов”. Поэтому в 1792 г. начинаются войны революционной Франции с контрреволюционными коалициями России, европейских монархов, более всего страдающих от революционного поветрия (Австрия, Пруссия, ...), и торийской аристократическо-буржуазной Англии, решавшей вопрос колониальных приобретений и ликвидации очага, из которого и на Остров распространялись идеи демократизации британской политической системы.

Очень скоро революционная Франция, особенно под влиянием якобинства, переходит от концепции обороны к “экспорту революции” для оказания помощи революционерам в сопредельных странах, т.к. это создавало наиболее выгодные условия, для защиты революции путем изменения окружающего мира. Французы оказывают помощь “демократам” в Бельгии, где созданы Объединённые бельгийские штаты, в Голландии, где после свержения власти финансовой аристократии установлена Батавская республика, в Швейцарии, где возникает Гельветическая республика, расширившая число уверенных кантонов, сбросившая власть аристократов и влияние иностранных государей. Впрочем “розовый” период свободы, которую несли революционные французские армии скоро завершился, постепенно окружающие республики попадают под жёсткий политический контроль Франции, особенно после термидорианского (27 июля 1794 г.) переворота.

Так уже не идёт разговор о провозглашении Майнцской республики, а отобранные у Пруссии Рейнские земли присоединяются к Франции на правах департаментов. Французы выступают против создания единой Италии и перекраивают карту полуострова, создавая там республики: Цизальпийскую, Римскую, Партенопейскую, которые являются сателлитами Франции. Однако даже тогда, когда войны ведущиеся Францией всё более из революционных превращаются в империалистические (великодержавные), проводимые преобразования на зависимых территориях носят прогрессивно-буржуазный и демократический характер Надо учитывать и то, что некоторые преобразования носили идеологический, а часто и вынуждено-политический характер (например, отмена рабства в 1794 г и в связи с восстанием на Гаити), поэтому радикализм тех же аграрных реформ, варьировался в зависимости от региона.

Установление единоличной, а затем и императорской власти Наполеона I, усугубило великодержавные помыслы французской буржуазии. Правда, надо отметить, что агрессия Франции вне Европы шла параллельно с колониальной агрессией Великобритании. В европейских делах во многом продолжает чувствоваться потребность в создании социально-экономически идентичных Франции государств и отбросить подалее от её границ Австрию и Пруссию, лишить Россию агентов-союзников в её антиреволюционной политике. Но и на континенте всё более и более ощущаются имперские планы. Наполеон нарушает и Люневильский и Амьенский договоры о перемирии. Проводится “рецессия” Германии, где ликвидировано более 50 независимых государств. Гельветическая республика преобразована в конфедерацию швейцарских кантонов, а Наполеон становится медиатором (посредником) в их делах. Военный разгром Австрии и Пруссии позволяют Императору французов ликвидировать Священную Римскую империю германской нации и образовать т.н. Рейнский союз. Создаётся Герцогство Варшавское. Наполеон начинает рассаживать на новых европейских престолах своих родственников. Вмешивается в гражданскую войну в Испании. Начинает континентальную блокаду Англии.

Пытается привлечь Россию к разделу Европы, чтобы купить её благосклонность.

Русская кампания 1812 года стала роковой для императора французов, но еще более трагичным было то, что Александр I, не прислушавшись к возражениям Кутузова, начал Заграничный поход русской армии с целью окончательного разгрома Франции. Сметая феодальные системы в Европе, французская революция “очистила” дремавшие под их покровами нации: уже абсолютистские государства де-факто были национальными, хотя политическая система покоилась на феодальных династических основаниях, затемнявших новый факт европейской истории; близкородственные этнические группы совместной социально-экономической и политической, государственной жизнью сплачивались в политические нации. Революция сметя династии и систему вассалитета, привела к осознанию того, что государства существуют на действенном желании народа (= нации) поддерживать совместное государственно-политическое существование (заметьте, что часть революционных республик имели название от “своего народа”). Однако великодержавные планы французской буржуазии и самого Наполеона, его “династическая” девиация (отклонение) от провозглашенных национальных и республиканских принципов, способствовали подъёму национально-освободительной борьбы в Европе, часто совмещавшей буржуазно-демократические устремления с антифранцузской направленностью. Итак, вступление русской армии способствовало началу широкого и всё более организованного антинаполеоновского движения, не только как контрреволюционного союза монархов, но и как народного движения. Именно поддержка населением русских армий и переход на их сторону отдельных воинских формирований, ранее союзных французам, подтолкнуло владык Пруссии и Австрии на возобновление войны с Францией. Сражение под Лейпцигом (1813 г) было “битвой народов” не только из-за обилия этнических групп, сошедшихся в схватке, но и потому, что её исход решили сами народы (кульминацией сражения стал переход саксонцев на сторону антифранцузской коалиции).

В 1813 г. начался массовый отход союзников от Наполеона и изгнание его родственников с престолов.

Затяжная война, ухудшение экономического положения Франции, вызванное континентальной блокадой Англии, потерей части колоний, упадком международной торговли, авантюризм Наполеона I — всё это вызывало недовольство императором и во Франции. Были и заговоры, а когда страна оказалась под оккупацией войск коалиции, высшие сановники и Сенат принимают решение о низложении Наполеона и возведении на престол Людовика XVIII, что создало для Франции приемлемые условия окончания войны.

В апреле 1814 г. произошла реставрация монархии Бурбонов, Франция, в основном, вернулась к границам 1792 г., а вот в отношении других революционных изменений всё было не так просто. Власть «Короля французов» слегка была ограничена Хартией 1814 г., которая, однако, лишила большую часть населения избирательных прав. Вернувшиеся аристократы мечтали о полном восстановлении дореволюционных порядков, а это не устраивало многих. “Реставрационная горячка” феодальной знати привела к тому, что когда Наполеон I, бежав с о. Эльба с отрядом сторонников 1 марта 1815 г. высадился на континенте, нация приняла своего Императора французов. Начались знаменитые 100 дней Наполеона I, окончившиеся вторичным его свержением 22 июня 1815 г., после поражения в битве при Ватерлоо (в качестве пленника Наполеон находился до 1821г. на о. Св. Елены, где и скончался). Во Францию вернулись Бурбоны, которые вынуждены несколько скорректировать свою внутреннею политику.

К середине первого десятилетия XIX века революция сменилась контрреволюцией. Венский конгресс ставил своей целью всеобъемлющую реставрацию политических и желательно социально-экономических порядков, но реальность была иной. В политической сфере Венский конгресс якобы руководствовался принципом “легитимизма” (признание законных прав, правивших до революций и наполеоновских войн династий), однако Европа снова была переделена. Пруссия — получила Саксонию и Вестфалию, Австрия —часть германских и итальянских земель, Голландия — Бельгию, Швеция — Данию, Россия — ещё одну часть польских земель (Королевство Польское), Италию вообще заново перекроили, также была разделена часть французских колоний. Повезло Швейцарии — она была признана суверенным, нейтральным государством. На политической карте появилась и новая модель германской конфедерации — Германский союз (38 государств). “Восстановив” Европу страны-победительницы взяли на себя обязанность поддерживать нерушимость “старых-новых” границ и впредь. В умиротворённой Европе должно было произойти и внутреннее успокоение, понимавшееся как возвращение прежних династий на престолы и искоренение демократической крамолы. Гарантом порядка в Европе выступил т.н. «Священный Союз» (создали Россия, Австрия, Пруссия при поддержке Англии), собиравший свои конгрессы в 1815, 1818, 1820, 1821, 1822 г.

Конец первого десятилетия девятнадцатого столетия характеризуется реакцией, а в ряде стран, например, во Франции и террором. Однако, земельной аристократии, восстановившей власть, и финансовой олигархии, укрепившей свою власть, в этот период не удалось демонтировать все новые, буржуазные отношения как в политической, так и в социально-экономической сферах. Существовали представительные институты, которые желали вернуть себе и полноту законодательных функций, сохранялись некоторые гражданские и политические свободы, в Западной Европе более, а в Центральной менее были сокрушены феодальные отношения в экономической области. Гарантом этих “родимых пятен” революции выступала не добрая воля монархов, а во многом их бессилие. Мы выяснили, что “легитимизм” был своеобразным, и он породил борьбу сторонников разных династий внутри каждой национальной партии монархистов, что ослабляло их. Во-вторых, за годы революции массы не только получили опыт самостоятельного действия, но и продолжался процесс институализации различных групп в рамках “третьего сословия”, то есть началось формирование политических партий. Более того, эти партии были не только группами действия, но организациями, которые более или менее понимали свои цели и предполагали результаты в рамках политических идеологий либерализма, а позже и социализма, то есть вели почти осознанную политическую деятельность, что сужало поле для манёвра консервативным силам. В-третьих, продолжалось развитие капитализма, и новые буржуазные группы, становившиеся все более экономически могущественными, требовали своего участия в управлении государством. Весь клубок противоречий постреволюционной Европы вновь ставил на повестку дня вопрос: реформа или революция?

Первая новая революция в Испании в 1820 г. Главным требованием было восстановление Конституции 1812 г., развернувшаяся борьба радикалов и умеренных продолжалась вплоть до 1822 г ., когда в испанские дела вмешался Священный союз, выступивший на стороне консерваторов. Это выступление против испанской ветви Бурбонов спровоцировало революционные волнения в Италии. Революционно настроенные военные и буржуазные слои требовали изменить политико-государственные режимы Сицилии, Неаполя, Пьемонта в духе либеральной конституции Испании 1812 г. Итальянские революции также были прерваны вмешательством Священного союза.

В конце XVIII - начале XIX в. под влиянием французской революции находилось и внутреннее развитие Англии. Революционно-демократические лозунги революции 1789 - 1794 гг. стимулировали движение за политические реформы (в первую очередь реформу парламента). С аристократической и финансово-олигархической властью в 1790-е гг. вступили в борьбу не только виги, но и новые формации, в частности, Лондонское корреспондентское общество. Однако, сочувственные настроения в отношении революционной Франции вызвали опасение правящих кругов, которые обрушили репрессии на либеральное движение. Вплоть до начала 1820-х гг. в Англии был т.н. “антиякобинский период”, когда движение за реформы было третируемо властями. В 1815 г. английское правительство пытаясь сохранить выгодное для аристократии и финансовых кругов и аграриев положение сложившееся в годы войны, принимает “хлебные законы”, которые прецедентно посягали на право “свободной торговли”. Именно борьба за свободную торговлю и политическую реформу стала рефреном внутренней жизни страны вплоть до 1850-х гг.

В 1816 -1819 гг. в Англии возобновляются рабочие стачки и демонстрации с требованием реформы парламента. В начале 20-х гг. движение сторонников преобразований расширяется за счёт присоединения к вигам “левых тори”. Это происходит по причине того, что политическое господство земельной аристократии пришло в полное противоречие со значимостью промышленной буржуазии в условиях завершения “промышленной революции”. Следующей серьёзной проблемой для власть предержащих стал многочисленный рабочий и ремесленный класс Англии, который вступает в борьбу как за свои экономические интересы, так и за демократию. Причем, именно английский пролетариат и стал массовой базой либерально-демократического движения. Поэтому в 1824 г. правительство пошло на отмену закона 1799 г. о запрете стачек и рабочих организаций, именно это положило начало тред-юнионам. В 1832 г. в Англии проведена парламентская реформа, расширившая число избирателей и сделавшая выборы более справедливыми, ликвидировав “гнилые местечки” и урегулировав систему избирательных округов. В 1837 г. была проведена вторая парламентская реформа.

Французские аристократы, возвращенные к власти в 1815 г., еще несколько лет явно не могли адекватно оценить необратимость изменений, произошедших в сознании французской нации. Вплоть до начала 1830-х гг. аристократия жаждала реванша, возбуждая недовольство общественного мнения прожектами феодального толка, принятием клерикальных законов, возрождавших мрачные времена инквизиции, а также такие одиозные акты, как закон 1825 г. о вознаграждении бывших эмигрантов за конфискованные у них во время Французской революции земли. Особенно реакционная направленность режима усилилась после вступления на престол в 1824 г. Карла Х.

В 1830 г. во время пика демократического движения за расширение избирательных прав, введения ответственного перед парламентом правительства, местного самоуправления, свободы слова и отмены клерикальных законов, даже монархисты стали склоняться к замене правящей династии на Орлеанов. Однако, глава ультрароялистской партии Карл Х Бурбон пошел на обострение конфликта с парламентом, распустив только что избранную палату, где преобладали сторонники либерализации. Кроме того, были опубликованы королевские ордонансы, которые оставили избирательные права лишь у дворян, финансовой олигархии и владельцев крупных предприятий и еще более ограничили свободу печати. Итогом стали массовые выступления буржуа, ремесленников и рабочих против короля-деспота, которому ставили в вину и ухудшение экономической ситуации, правда последнее было вызвано первым в истории капиталистической Европы кризисом перепроизводства 1825-1826 гг. и последовавшей за ним вплоть до 1830 г. депрессией. Но так или иначе, восставший народ захватил Париж, Карл Х бежал и 31 июля 1830 г. на престол был возведен Луи-Филипп Орлеанский, обещавший либерализацию, и вошедший в историю как “король - буржуа”. 14 августа 1830 г. была принята новая конституция, которая представляла собой либерализованную версию Хартии 1814 г. Были увеличены права парламента. Во Франции установился режим буржуазной монархии.

Французская революция 1830 г. имела всеевропейское значение. В августе под прямым влиянием французских событий вспыхнула революция в Бельгии, итогом которой стало провозглашение независимости от Голландии. Уже к октябрю Священный союз, Англия и Франция признали свершившийся факт, с которым Голландия смирилась лишь в 1838 г. На политической карте Европы появилось Бельгийское королевство, на престоле которого оказалась Сакен-Кобургская династия.

Прямым следствием той же революции стало и польское восстание 1830-1831 гг., развернувшееся на землях Королевства Польского. Противоречия между польской аристократией, демократическим лагерем и крестьянством позволили русскому царизму подавить восстание, которое начало принимать общеевропейское значение (важную роль в «польском вопросе» играли Австрии и Пруссии, владевшие другими польскими землями. Более того, совместное «владение» Польшей, сплачивало династии «Священного Союза».).

Революционное брожение коснулось и германских земель, где началось выдвижение требований о принятии конституций. В итальянских землях разворачивалось движение за объединение Италии, положившее начало Рисорджименто (Возрождение, — в смысле национального возрождения.). Идеи “национального возрождения” получают распространение в Венгрии и славянских землях Австрийской империи правда в последнем случае — и под влиянием национально-освободительной борьбы сербов против турецкого владычества на Балканах.

Политическое развитие европейских стран в последующие годы определялось: социальными и экономическими проблемами, порождаемыми раннеиндустриальным развитием Европы; борьбой новых буржуазных слоев, сопровождавшейся широким демократическим движением за ликвидацию государственно-политических институтов абсолютистско-монархического периода; борьбой ремесленников и пролетариата за свои экономические и социальные права; а также началом роста национализма, являвшегося плодом национального возрождения в Центральной и Южной Европе.

Как мы уже отмечали, в 1830-е гг. в Англии начинается ограниченно-демократическое реформирование избирательной системы. В Германии повсеместно распространяются требования конституций. В Испании в ходе династической т.н. “карлистской войны” 1833 - 1837 гг. вновь вводится конституция, имевшая своим прообразом либеральную конституцию 1812 г., и получают размах антиклерикальные выступления. В Швейцарии в 1830-40-е гг. начинается демократический пересмотр конституций кантонов, который в 1847 г. из-за сопротивления олигархии кантонов, основавших т.н. Зондербунд (особый союз), привел к гражданской войне. Итогом этого столкновения стала швейцарская конституция 1848 г., превратившая Швейцарию в прочное союзное государство с всеобщим мужским избирательным правом. Во Франции в этот период наблюдается рост республиканских настроений, а с другой стороны, ширится буржуазное движение за либерализацию конституции 1830 г.

Рабочее движение наибольший размах приобретает в Великобритании. Причем, оно протекает не только в рамках тред-юнионов, но начинается и политическая институализация движения трудящихся слоев. В 1836 г. образовалась Лондонская ассоциация рабочих, поставившая своей целью выработку т.н. “Народной хартии”. Чартер предусматривал всеобщее мужское избирательное право, ежегодное переизбрание парламента, тайное голосование, равные избирательные округа. Подобные документы, выработанные в 1839 и 1847 гг., включали еще и требования социального характера и разрыва унии Англии с Ирландией 1801 г. Во Франции движение ремесленников и рабочих за свои социальные права было тесно связано и с республиканским и общедемократическим течениями. Однако, для этой страны был характерен радикализм, унаследованный от революционной традиции. Поэтому неоднократно в 1830 - 40-е гг. в различных городах Франции вспыхивали рабочие восстания, часто организаторами их, да и вообще движения трудящихся, выступали различные тайные организации, как, например, “Общество семей”, а затем “Времена года” Огюста Бланки (бланкизм).

В этот же период в германских, славянских землях Габсбургов и на Аппенинском полуострове начинается движение за национальное объединение (у славян — за автономию), сопряженное с общедемократическим движением.

Довершением всего клубка сложнейших социально-экономических и политических противоречий стал промышленный спад 1846-47 гг., особенно сильно сказавшийся на Франции.

Во Франции вторая половина 1840-х гг. характеризовалась активной пропагандистской кампанией за политическую реформу, монархия же была склонна перейти к репрессиям. 22 февраля 1848 г. король запретил банкет демократического движения, что привело к массовым демонстрациям протеста, во время которых даже Национальная гвардия высказалась за смену правительства. 24 февраля в ходе вооруженного восстания королевская власть пала, было сформировано Временное правительство, которое представляло собой компромисс между различными классами, учавствовашими в революционном выступлении. Именно этот характер Временного правительства и привел к длительной дискуссии: республика или монархия?! Социальная политика правительства также несла на себе отпечаток его классовой разнородности: с одной стороны, был сокращен рабочий день (11-10 часов), более того, под влиянием идей социалистов были созданы “национальные мастерские”, объединившие 113 тыс. человек. С другой стороны, для ограничения влияния на политику правительства со стороны трудящихся Парижа была создана “мобильная гвардия”. Революционные выступления горожан сопровождались массовым аграрным движением.

Выборы в Учредительное собрание принесли победу правым республиканцам и монархистам, что в условиях революционной горячки в Париже привело 15 мая 1848 г. к попытке государственного переворота со стороны радикалов, создавших Революционное правительство. Авантюра радикалов, которые, правда, объективно выражали социальные интересы ремесленников и пролетариев Парижа, привела к столкновениям, длившимся до 25 мая, роспуску национальных мастерских и попытке высылки их рабочих в провинцию и в армию, что, в свою очередь, привело к восстанию 23-26 июня. Правительству под руководством генерала Кавиньяка удалось подавить эти выступления. В ноябре принята конституция, а в декабре прошли выборы президента республики, на которых победу одержал Луи Бонапарт. Выборы в Законодательное собрание в мае 1849 г. привели к увеличению влияния, с одной стороны, монархистов, а с другой — левых демократов и социалистов и поражению правых республиканцев.

Французская революция 1848 г. нашла свой отклик во всей Европе (всеевропейская революция). Во многом под влиянием этих событий развивалось демократическое движение в Англии и Швейцарии, она же привела к новым революциям в Испании. Революции пережили и все государства итальянских земель. В ходе революционных выступлений в итальянских монархиях введены либеральные конституции, а в Риме была свергнута светская власть Папы и в феврале 1849 г. провозглашена республика, более того, революционное брожение в Италии чуть ли не впервые привело к реальным действиям по объединению наций. После восстания населения Северной Италии против австрийского владычества Сардинское королевство (Пьемонт) объявило войну Австрии, которая шла весной - летом 1848 г. и в марте 1849 г. Однако, страх правящих кругов итальянских государств перед революцией породил их нейтралитет в этой войне. В итоге, Австрия не только удержала свои владения в Италии, но и вместе с Испанией и Неполитанским королевством подавила революционные очаги на полуострове.

Сама австрийская империя также переживала нелегкие времена. Под давлением демократического движения, оплотом которого стали земельные ландтаги и областные сословные собрания, в отставку был отправлен Меттерних и в апреле - мае 1848 г. были введены конституция и избирательные законы, приведшие к формированию либерального Рейхстага. Однако попытки правительства распустить Политический комитет Национальной гвардии привели к бегству из Вены императорского дома и восстанию Академического легиона. Революционные выступления в Австрии для правящего дома были отягощены революционными и национальными выступлениями в Венгрии, Трансильвании, Чехии. Однако националистические противоречия руководящих элит славянского и германского населения позволили правительству стравливать народы империи друг с другом и перебрасывать почти одни и те же воинские части (в основном сербы, хорваты генерала Елачича) для подавления вооруженных выступлений в разных концах империи. Наиболее длительным было выступление в Венгерском королевстве, которое продолжалось до сентября 1849 г. Венгерское революционное правительство под руководством Лайоша Кошута в апреле 1849 г. провозгласило Венгерскую республику, однако игнорирование национальных интересов немцев, румын и славян, а также введение в империю 140-тыс. русского корпуса под руководством Паскевича привело к подавлению революции в Венгрии.

Австрийские события 1848-49 гг. нельзя рассматривать в отрыве от революции в германских землях. Демократические собрания требовали отмены феодальных повинностей, демократизации государственного управления, создания Национальной гвардии введения суда присяжных. Революционное давление приводит в ряде германских земель к появлению конституций и персональным сменам монархов (Бавария). В Прусском королевстве выступления общественности привели к появлению либерального правительства и выборам в прусское Национальное собрание (ранее — только ландтаги). Попытка правительства навязать народу нелиберальную конституцию приводит к вооруженному столкновению.

Однако, кроме вопросов демократизации государственного устройства в отдельных германских странах, была проблема, ставшая стержнем революции во всех землях, населенных германцами. Это было требование национального объединения в рамках Германской империи. Принципы национального объединения должен был выработать Общегерманский парламент во Франкфурте-на-Майне, делегаты на который были избраны от всех мужчин-германцев. 8 марта 1849 г. была выработана конституция Германской империи, которую признали 29 германских государств, а временным правителем Германии стал австрийский эрцгерцог Иоганн. Однако это было эфемерное образование: судьба империи решалась не парламентом, а борьбой Австрии и Пруссии.

Германская империя мыслилась как объединение всех земель Центральной Европы, где проживали германцы, вне зависимости от того, какому государству принадлежали эти территории. Проблема была ещё и в том, что правящая династия Австрии не желала поступаться своими ненемецкими землями, в обмен на доминирование в германском мире, а другие германские владыки опасались гегемонии громадной Восточной империи. Другой проблемой германского единства стал Шлезвиг-Гольштейн. Эта датская территория пережила восстания германского большинства, которому оказали военную помощь войска Пруссии. Однако, под давлением Англии, России и Швеции Прусское королевство согласилось на совместное с Данией управление этой территорией, причем общегерманский парламент утвердил такой договор. Однако, подобный исход вызвал в сентябре 1848 г. восстания в ряде городов Германии, в ходе которых восставшие, в основном рабочие союзы, выдвигали не только демократические требования, но и республиканские, так как монархи были готовы поступиться национальными интересами ради династических. Так оно и было: Австрия и Пруссия договорились друг с другом, что и похоронило и империю, и ее конституцию. Подавив локальные восстания в июне 1849 г. власти разогнали Общегерманский парламент.

Итак, несмотря на поражение революции 1848-1849 гг. в большинстве европейских стран, она ликвидировала систему феодализма, ввела в политическую жизнь парламент и конституцию и частично — принцип ответственности правительства перед народным представительством. В ходе революции выявилась самостоятельная роль ремесленников и пролетариата, и было положено начало институализации социалистического движения. Это в свою очередь сплотило буржуазию как класс, оторвав финансовую олигархию от земельной аристократии, и заставило поделиться политической властью с промышленными кругами. В то же время в ходе событий 1848-49 гг. стал преодолеваться антагонизм между аристократией и буржуазией. В Европе устанавливается буржуазный строй и буржуазный класс из революционного, т.е. стремящегося захватить политическую власть, превращается в класс, эту власть удерживающий.

Сметая феодальные системы в Европе французская революция “очистила” дремавшие под их покровами нации, уже абсолютистские государства де-факто были национальными, хотя политическая система покоилась на феодальных династических основаниях, затемнявших новый факт европейской истории, близкородственные этнические группы совместной социально-экономической и политической, государственной жизнью сплачивались в политические нации. Революция, сметя династии и систему вассалитета, привела к осознанию того, что государства существуют на действенном желании народа (= нации) поддерживать совместное государственно-политическое существование. Началось оформление принципа национализма, который первоначально понимался как сопричастность личности государству основанному на общей этнической культуре, правах человека и гражданина.

Ретроспективно осмысливая развитие европейского национализма, можно выделить несколько этапов: 1 фаза — “культурный национализм”, существовал в форме “патриотизма”, — развитие централизации управления в абсолютных монархиях, заменявшее сословно-корпоративную лояльность государственной; развитие товарно-рыночной экономики, формирование национальных рынков; секуляризация жизни, вытеснявшая религиозный надгосударственный универсализм; образование на родном языке, и шедшее параллельно создание национального литературного языка, заменявшего местные разговорные диалекты; целенаправленное изучение национальной истории и культуры и создание мифов нации. Под влиянием идей Просвещения о суверенитете народа и прав человека, в условиях революционных изменений в Европе произошло замещение принципа “монарх — центр, и сущность государства” на признание принципа “государство — дело народа, ради народа”, т.е. введения понятия “нации” как народа, воспроизводящего своё культурное и политическое единство. Оформилось понятие Отечества.

Первое проявление национализма надо отнести к английской действительности XVII-XVIII вв. В английской революции оптимистический гуманизм соединился с кальвинистской этикой, а влияние пуританского восприятия Ветхого завета сообщило английскому национализму того времени мессианские черты, перенесённые с религиозно понимаемой миссии древних израильтян. Английский национализм указанного периода был всё же более близок религии, чем последующим политическим идеологиям, но он оказал большое влияние на формирование французского и американского вариантов национализма.

Французский национализм базировался на рациональной вере в человечество и в либеральное развитие. Его краеугольными камнями стали: индивидуальная свобода, человеческое равенство, братство всех людей, французская культура открыта для всех образованных людей, принадлежность к культуре есть основание гражданства, народный суверенитет. Революционный французский национализм выдвинул идею свободного индивидуального решения об образовании государства, то есть идею плебисцита ( в смысле решения народа о создании государства), позднее это принцип трансформировался в право нации на самоопределение. Однако необходимо помнить те метаморфозы, которые произошли с французским национализмом в период наполеоновских войн (превращение в шовинизм, сводимый к идее исключительности французской нации и французских ценностей).

Параллельно осуществлению французского национализма в Европе подобная политическая идеология проявилась на североамериканском континенте. Население 13 английских колоний в этой части Америки унаследовало традиции пуританства, английского конституализма, частично в их новой интерпретации в духе французского Просвещения. Английская колониальная политика вынудила английских поселенцев потребовать от парламента и Короны уважать “английскую конституцию”: “нет налогов без представительства”. В условиях попытки Англии подавить так называемое “континентальное”, то есть американское национальное движение, причём с помощью наёмной армии, американцы пошли на провозглашение своей независимости и создали для совместной борьбы Соединённые Штаты Америки (1776 г.). Борьба против Англии сплотила бывших колонистов в американскую нацию. Американский национализм как идеология новой нации носил черты гуманизма, либерализма и американского мессианизма: Америка есть авангард человечества и ради него борется за свободу, равенство и счастье.

Однако, становление американской нации поджидали и внутренние препятствия. После принятия Конституции США (1787 г.), которая заменила Декларацию Независимости, в стране развернулась борьба о сущности американской федерации, которая раскалывала нацию на националистов (федералисты) и республиканцев. Первые отстаивали самоценность американской нации и этим обосновывали наращивание полномочий центральной власти как организатора жизнедеятельности и обороноспособности нации в условиях английской угрозы и необходимости осваивания новых территорий — “Запад”. Вторые подчёркивали, что американское государство — союз государств (штатов), которые существовали до федерации, и лишь делегируют её права по своему усмотрению. Американские государства, через свой народ обладают суверенитетом и лишь на договорной основе делятся им с федерацией. Однако проблема, кому принадлежит суверенитет — федерации или штатам обсуждалась уже в условиях, когда в сознание американцев проник национализм, то есть они считали себя единым народом, и поэтому даже 10-я поправка к Конституции (Десять поправок, так называемый Билль о правах), которая формально ограничивала суверенитет Федерации лишь прямо делегированными её полномочиями, передавая все остальные вопросы на усмотрения Штатам, оставляла их ещё и “за народом”, под которым понимались все американцы, а это оставляло лазейку для расширения прерогатив Федерации.

Социально-экономические реалии США привели к тому, что раскол на федералистов и республиканцев — совпал с делением на южные и северные штаты. На Юге господствовали олигархические правительства плантаторов. Север же с его фермерами, промышленниками и пролетариями, стал оплотом демократизма в XIX в.

В первой половине девятнадцатого столетия ещё одним полем приложения и возрастания национализма в США стало территориальное расширение за счёт покупки и захватов земель на Западе и их последующего освоения. Эта ситуация стала осмысливаться в рамках т.н. “Доктрины Монро”—“Америка для американцев”. Но расширение американского союза вновь поднимало проблему федерализма. Американцы пытались поддерживать паритет между свободными и рабовладельческими штатами, и поэтому, когда в 1820 г. принятие в Союз рабовладельческого штата Миссури меняло соотношение 11 к 11 произошел конфликт. Одни требовали запрета в Миссури рабства, южане, выступавшие за право граждан каждого штата самим определять отношение к рабству, угрожали сецессией, начались военные столкновения сторонников и противников рабства, сторонников и противников усиления власти федерации. итогом стал “Миссурийский компромисс”, установивший граница рабовладения по параллели 36° 30 северной широты.

Дальнейшее социально-экономическое развитие США приводило к тому, что рабовладение на Юге все более было нетерпимо не только с политической и моральной точек зрения, но и экономически. Разворачивается аболиционистское (“отмена”) движение, объединившие граждан — противников рабства. В 1850-е годы рабовладельцы и поддерживавшие их группы республиканцев сумели добиться распространения Закона о возвращении беглых рабов на Север. А в 1854 г. в штатах Канзас и Небраска населению было предоставлено право самому решать вопрос о рабстве, таким образом был преодолён Миссурийский пакт. Это вызвало гражданскую войну в Канзасе, организацию некоторыми аболиционистскими группами восстаний против рабовладения (например, Джонс Браун, 1859 г.) и перестройку американской партийно-политической системы.

Начал складываться союз промышленной буржуазии Севера с фермерами и переселенцами. Их требованиями стали: отмена рабства, требование гомстеда (бесплатное наделение землей из госфонда). Все это не устраивало плантаторскую олигархию Юга. К середине столетия в 15 рабовладельческих штатах проживало 12 млн. человек, из них 4 млн. рабов и 6 млн. бедных фермеров, согласно штатным избирательным законам это население не участвовало в выборах властей штата, но проблема была еще и в том, что федеральное представительство в США формируется на основе численности населения каждого штата, и эти выборы проходят на основе законов каждого штата. Таким образом, южная олигархия, не допуская бедняков к выборам в Палату представителей, избирала конгрессменов от их имени, что ставило в неравное положение избирателей Севера. Более того, южане требовали, чтобы в пропорцию, от которой избирались представители в Конгресс, засчитывали и 1/3 рабов. Северяне в ответ требовали отмены рабства, это превратилось в главный политический лозунг.

Когда в 1860 г. президентом США был избран организатор новой республиканской партии, наследницы федералистов, противник рабства А. Линкольн, экстремистские элементы на Юге пытались не допустить нежелательной для них политики президента угрозой сецессии. В декабре 1860 г. о своём выходе из Союза заявила Северная Каролина, а в феврале 1861 шесть южных штатов образовали Южную конфедерацию и начали военные действия против федеральных властей. Гражданская война в США шедшая с 1861 по 1865 год унесла жизни около 5 млн. человек. Северяне не только силой оружия заставили конфедератов признать главенство федерации над штатами, но и ордонансом 1863 г. А. Линкольна “Об освобождении рабов мятежников”, положили начало ликвидации рабства в Соединённых Штатах.

Ретроспективно осмысливая гражданскую войну, надо отметить, что она всё таки велась в рамках американского национализма, так как южане использовали войну с целью устранения неугодного национального правительства и ослабления прерогатив Федерации, сецессия использовалась более для шантажа и не кто не оспаривал существование американской нации и необходимости её государственного образования.

После военной победы северян, правящая элита в лице консерваторов в республиканской партии пытается добиться “национального примирения” за счёт чёрного населения Юга. Однако, левое крыло республиканцев, опираясь на демократическое движение, сумело провести через Конгресс 13-ю и 14-ю поправки к Конституции, запретивших рабство в США и политическую дискриминацию по цвету кожи. Политическая борьба обострилась когда президент Джонсон попытался сместить министра обороны, который по поручению Конгресса готовил “реконструкцию” Юга. Конгресс отстаивая свои прерогативы, предпринял попытку подвергнуть президента импичменту. В этом конфликте победу одержали сторонники Конгресса и в 1867 - 1876/77 годах проводится Реконструкция Юга. В 1868 г. Верховный суд США согласился с правом Конгресса устанавливать правительства в тех штатах, которые в годы гражданской войны предприняли попытки отделения. Юг был разбит на 5 военных округов, во главе которых поставлены генералы, опирающиеся на армию и негритянскую милицию. Чёрные получили право голоса, а 100 тыс. активистов-конфедератов были его лишены. К 1870 г. было закончено формирование правительств в 11 южных штатах уже на основе выборов. В 1869 г. Верховный Суд США вынес решение о нерасторжимости отношений в Союзе. акт объединения окончателен и не имеет места для пересмотра. Утвердилась унитаристская трактовка концепции дуалистического федерализма, которая признавала суверенитет за народом, то есть за федерацией представляющей всю нацию, а не за «произвольной совокупностью людей» (штат).

Вернёмся в Европу. Идея нации-государства, как мы знаем, была сообщена Французской революцией всему европейскому континенту, и она стала нормативной. Однако, в период реставрации в начале XIX в. она оставалась по большей мере идеей, т.к. сохранялся династический принцип государственности на большей части Южной, Центральной и Восточной Европы. Но эти земли переживали так называемое “Национальное возрождение”, а на Балканах, в условиях упадка Османской империи и вмешательства европейских держав началось становление-восстановление сербской и греческой государственности.

Можно сказать, начинается 2 фаза в развитии европейского национализма. Идеи либерального гуманистического национализма конца XVIII в. нашли свою питательную среду в умах отдельных патриотически настроенных идеологов, которые обратились к разработке языка, истории и культуры своих народов. Причём, перенос националистических идей происходил с неизбежным изменением культурного и политического характера. В Германии, а затем и в других землях укореняется национализм, основанный не на народном суверенитете, а на культурном своеобразии своего народа, зарождался этнонационализм. Более того либеральные и гуманистические принципы прежнего национализма не выдерживали испытания реальным капитализмом, общество все более раскалывалось на антагонистические и самоосознающие себя классы, таким образом, граждане всё менее верили в своё единство, равенство и братство, поэтому гражданская общность нации всё чаще заменялась новыми теоретиками на этническую общность нации. Последние надежды либеральных националистов утонули в этнической и классовой розни, сопровождавшей европейскую революцию 1848 - 1849 годов.

Наиболее длительной была деятельность итальянских либеральных националистов (Джузеппе Мадзини, Джузеппе Гарибальди). Всю первую половину XIX столетия эти деятели, опираясь на движения карбонариев, либералов итальянских государств, пытались объединить Италию и освободить её земли от австрийских и французских войск. Но роль объединителей страны выпала правящей элите Сардинского королевства (Пьемонт), которая, используя противоречия Австрии с Францией и Пруссией, в сообществе с последними сумела освободить большую часть полуострова от австрийцев (в том числе и ценой территориальных уступок Наполеону III) и прибрать к рукам плоды народных восстаний и походов добровольцев Гарибальди в Неаполитанском королевстве (1860 г.) и Папском государстве (1871 г.). Таким образом, в 1861 г. было создано Итальянское Королевство, а в 1871 г. его столицей стал Рим.

В германских землях дело объединения страны оказалось в руках прусской элиты, которая объединила Германию “железом и кровью” в войнах с Австрией и её германскими союзниками, и в войне с Францией 1870-71 гг. Была создана Германская империя под скипетром Гогенцоллернов. Германский национализм второй половины прошлого столетия носил ярко выраженный этнокультурный характер, это проявилось в присоединении к империи Эльзаса и Лотарингии, хотя германское население этих территорий соотносило себя с французской нацией, это проявлялось в политике германизации славянского населения в восточных землях империи, Германская империя была германским миром, который в дальнейшем должен был впитать и другие земли где жили немцы.

В конце XIX в. этнонационализм расцвёл на Балканах. Новые государства Сербия, Греция, Румыния, Болгария грезили старо-новыми мифами о своей Великой стране, проводилась политика культурной экспансии, притеснения этнических меньшинств, насильственные действия становились нормативными для достижения своей националистической цели.

Во второй половине того столетия именно национальные проблемы и попытки осуществления сразу нескольких национализмов стали причиной кризиса Австрийской империи. В конце 1840-х — начале 1860-х гг. в стране происходит беспрестанное чередование дарования либеральных конституций и их отмен, целью всего этого было лавирование с одной стороны между аристократией и буржуазией, а с другой — между немцами, славянами и венграми в поисках наиболее оптимальной для правящей элиты системы отношений. Однако, подобный политический прагматизм не только позволял находить некоторые решения, но и в большей степени продолжал возбуждение трёх национализмов, да ещё в крайне не благоприятной внешнеполитической ситуации. Видимо, поэтому Габсбурги в конечном счёте сделали ставку на компромисс между немецкой и венгерской элитами, как наиболее развитыми и национально активированными. В 1867 г. была создана дуалистическая Австро-венгерская империя, это была сложносоставная федерация под скипетром «австрийских императоров — венгерских королей» Габсбургов, в административном плане поделённая по р. Лейте на Цислейтанию (Австрия) и Транслейтанию. Соглашение было подписано на 10 лет и затем продлевалось, однако это не решило всех проблем Восточной империи, и в дальнейшем пришлось и австрийцам и венграм делать уступки и славянам.

В конце века национализм вступил в свою 3 фазу: в нём не осталось и следа либерализма, он стал составной частью консервативной идеологии и являлся орудием для торможения общества, в борьбе с его социальным размежеванием; с другой стороны, национализм стал использоваться для мобилизации населения той или иной страны по отношению к так называемому внешнему врагу и в тех условиях сомкнулся с политикой империализма. Отныне под национализмом стали понимать политический принцип, суть которого состояла в том, что политическая и национальная единицы должны совпадать, то есть чтобы управляемые и управляющие внутри данной политической единицы принадлежали к одному этносу.

XIX в. характеризуется окончательной победой капитализма на европейском и американских континентах, более того, через политику колониализма капиталистические отношения начинают определять и вообще развитие всего земного шара. Европейский мир становится всё более миром индустриализма и городов. Формируется новый облик общества. Оформляется современное мировоззрение, в сегодняшнем понимании этого феномена: научная революция дошла до дарвиновской теории и оказалась на пороге атомной физики; выявилось полное несовпадение научной и религиозной картин мира, отсюда, возникает необходимость (психологическая) в картине Вселенной, подчиняющейся двойной морали, основанной на разведение религиозных чувств со ставшей уже очевидно мифичной библейской картиной мира, возникают философские рационализации религиозности, однако, итогом этих поисков и ухищрений становится лишь убеждение: “Бог умер!”; происходит разрушение связей Церкви с общественно-политическими структурами; ширится секуляризация и политизация общественной жизни. Однако, сохраняется скрытая преемственность современного (конец XIX—начало XX века) западного мировоззрения и христианства. Это изменённые до неузнаваемости: этические ценности и вера в человеческий разум и в умопостигаемость эмпирической вселенной (гуманизм); трепетное отношение к правам человека и свободе выбора (либерализм); превосходство западной культуры перед всеми другими культурами (евроцентризм); вера в линейное историческое движение человека к высшему свершению, вера в эволюцию или в революцию, иными словами, в то, что в конце концов на земле утвердится справедливое и совершенное общество, построение которого зависит от степени овладения разумным человеком природным и социальным миров (прогресс); вера в чудесную силу науки и техники; обожествление человека, но источником всякого усовершенствования мира и раскрепощения человечества отныне признана не Божья, а человеческая воля.

Капитализм создаёт и новую социальную структуру общества, доминирующее положение начинают занимать буржуазия и пролетариат, именно интересы этих классов всё более определяют политическое и социальное развитие, происходит уменьшение численности крестьянства и истончение слоя земельной аристократии, теряющей свои политические позиции, формируется слой интеллектуалов, который играет всё более заметную роль в формировании духовного облика нации и вливаясь в ряды бюрократии принимает участие в руководстве политическими процессами.

Новые социально-культурные реалии способствуют весьма определённому осмыслению социально-экономических условий жизни. Уже в конце XVIII в. впервые в истории человечества возникли политические идеологии, которые в отличие от более ранних подобных явлений не были инспирированы религией и охватывали крупные группы населения. Предпосылкой этому стало создание общественного мнения путём печатного слова. Эти идеологии характеризовались тем, что системы представлений о действительности и существующие оценки несли отпечаток трудовых и жизненных условий в социально-экономических группах, являвшихся их политической основой.

Несомненна истинность всех идеологий — так как каждая из них проецировалась на специфическую среду, в которой она возникла и развивала свои оценки и представления о действительности, о всём обществе, то есть идеологии являются выражением того, что эти группы (классы) испытывали в соответствующей среде и должны были воспринимать как рациональное, правильное и справедливое.

В XIX в. свободное общественное мнение привело к появлению трёх весьма различных идеологий, которые легли в основу совмещённых идейно-политических противоречий и разделения граждан по различным партиям. Это — либерализм, консерватизм, социализм.

Либерализм:

Основывается на серьёзной экономической общественной философии и базируется на индивидуализме (наличествует как оптимистическая, так и пессимистическая оценка природы человека). Согласно его пониманию, общество получает наибольшую пользу, если каждый в рамках свободной конкуренции на рынке товаров и услуг попытается удовлетворить свои собственные интересы.

Два основных течения либерализма в XIX веке: манчестерский и социальный. Манчестерский — выступал за полную экономическую свободу, считал, что лишь “государство - ночной сторож”, политическим идеалом полагал элитарную демократию.

Во второй половине XIX в. либерализм пережил серьёзный кризис, так как партии проповедовавшие его, превратились из “партий движения” в “партии поддержания status quo”, также распалось “третье сословие”, из недр которого вышел рабочий класс, чьи интересы либеральные партии игнорировали, начав ориентироваться на “порядочный средний класс”, однако рост классовой борьбы и обострение (в теории и политике) противоречий между либеральными понятиями “равенство” и “свобода” привели к постулированию принципов социального либерализма (Джон Стюарт Милль).

Новое течение характеризовалось гуманизмом и социальным реформаторством. Утверждалось, что результаты рыночного ведения хозяйства должны корректироваться мерами социальной помощи в том объёме, насколько это экономически возможно. В то время как “манчестерские” либералы понимали свободу “в негативном плане”, как свободу главным образом помочь самому себе, социальные либералы — в “позитивном плане”, считали свободу результатом баланса власти в обществе, в котором потребности в защите и свободе обеспечиваются как государственной социальной политикой, так и свободным частным вкладом людей. К концу XIX в. либералы стали всё чаще выступать за демократию в современном смысле этого понятия.

Консерватизм:

Его доктрина покоится более на историческом эмпиризме, чем на рационалистических системных построениях. Появление консерватизма связанно с реакцией на террор и разрушительность Французской революции и основано прежде всего на скептическом взгляде на способность человека успешно и быстро реформировать общество, как правило, это убеждение обычно сочеталось с христианскими представлениями о первородном грехе человека, когда впервые и проявилась неспособность людей изменять мир, полагаясь на своё разумение. Понятие “народ”, одно из смыслообразующих, трактуется: как преемственная цепь поколений, составляющей единое целое из мёртвых, живущих и будущих жить поколений. Таким образом, народ составляет органическое единство во времени и пространстве. Задача политики — беречь это органическое единство, особенно защищая интересы тех, кто придёт в будущем, не теряя исторического наследия. Народ существует, пока существует его государство, а поэтому задача живущих ныне людей, сохранять государство своей нации. Поэтому для консерватизма наиболее приемлемым средством политики является — реформизм. В XIX -- начале XX в. данная теория организма наложилась на политический национализм и установила связь обязательств человека перед вечным народом нации и собственным государством.

Первоначально либерализм по преимуществу был идеологией буржуазных кругов, консерватизм же стал обоснованием борьбы, которую вели аристократия и высокопоставленная бюрократия с буржуазными порядками. Однако, утончение слоя аристократии и полное укоренение буржуазных социально-экономических порядков, а с другой стороны, социальное и политическое оформление нового антагониста существующего строя в лице пролетариата с разделяемой им идеологией социализма привели к тому, что консервативная и либеральная идеологии были инкорпорированы в идеологию буржуазных партий.

Социализм:

Предсоциалистические идеи начинают формироваться в конце XVIII столетия как реакция на обнищание широких народных масс сопутствовавшее первоначальному развитию капитализма, и крушение традиционной культуры. Порокам первоначального индустриализма противопоставлялись надежды на построение нового общества производителей, основанного на коллективизме. По мере становления класса наёмных рабочих, идеологи социализма именно с ним стали связывать возможности построения справедливого общества.

В начале XIX в. существуют самые разнообразные социалистические теории, существенно отличающиеся друг от друга: это немедленное глобальное коммунистическое (общий) переустройство общества путём революционного переворота и революционной диктатуры и введения последовательной общности имуществ; это создание производственных ассоциаций рабочих, которые должны вытеснить частного предпринимателя; это ассоциации эквивалентного обмена, рассматриваемые как средство преобразования общества мирным путём на базе экономического сотрудничества классов. Важно то, что почти все социалистические теории того периода начали разворачиваться в сторону экономической общественной философии. От многочисленных социальных эгалитарных (равенство) теорий прошлого социализм отличают акценты на связь социальных бедствий с отношениями собственности на средства производства, на необходимость соотнесения политических изменений с преобразованиями в социальной сфере. Первоначальное распространение социализм получил в Великобритании и во Франции, но также имел и международные институции, объединявшие чаще всего левых политических эмигрантов и писателей.

Переломным для развития социалистической идеологии стал 1848 г., когда в ходе революции рабочие и ремесленники впервые пытались отстоять свои социально-экономические и политические интересы, а также именно в феврале этого года вышел “Манифест Коммунистической партии” К. Маркса и Ф. Энгельса, которым принадлежит попытка научного обоснования социализма (научный социализм, позже марксизм, он же коммунизм), и создания интернационального социалистического движения для осуществления построения коммунистического общества.

Марксизм: основывается на экономическом детерминизме, и поступательном развитии общества через общественно-экономические формации, движущим фактором общества является классовая борьба, как выражение противоборства социальных классов за место в системе социально-экономических отношений. Капитализм создаёт предпосылки для социалистического общества, а носителем социальной стороны этой тенденции является пролетариат, итогом развития капитализма будет пролетарская революция (политическая и социальная). Так же основоположники научного социализма высказали некоторые размышления о построении коммунистического общества путём преодоления частной собственности, и создания федерации производственно-территориальных ассоциаций трудящихся.

Тогда, когда Маркс и Энгельс разрабатывают экономическую и политическую философию социализма, продолжается рост рабочего класса в целом и его развитие в новых странах. Социализм в середине столетия пускает корни в германских землях (Ф. Лассаль и марксисты). Возникают международные организации социалистов (Первый, затем Второй Интернационалов), для координации теоретической и политической деятельности. Но, самое главное начинают появляться национальные социалистические ( и социал-демократические) партии в Германии, Франции, Англии и разворачивается профсоюзное движение рабочих, в рамках которого они начинают организованную борьбу за свои социально-экономические интересы, а это создаёт условия для инкорпорации социализма в рабочее движение, что происходит к концу века. Однако, это соединение и вообще популярность социализма на рубеже веков приводят к тому, что доктринальные аспекты в социализме, отступают на второй план, возникает весьма широкое левое движение, по-разному понимающее интересы рабочих и способы их достижения. “Движение всё — конечная цель ничто!”.

С социализмом происходит и ещё одна метаморфоза, нарастание рабочего движение и угроза овладения им социалистическими партиями с одной стороны, и отсутствие аргументов против уничтожающей критики социалистами буржуазного общества с моральных позиций с другой , а с третьей стороны, попытки цепляющейся за власть аристократии и консерваторов использовать рабочее движение для создания управляемой угрозы буржуазии и либералам, приводят к тому, что некоторые социалистические требования и положения находят отражение в социальном законодательстве Англии, Франции, Германии; во-вторых, зарождается христианско-социалистическое движение как эклектизм консерватизма и социализма; в-третьих, в ряде случаев правящие круги, например Отто Бисмарк в Германии, начинают заявлять о возможности проведения политики “государственного” или “национального социализма”.

Подведём некоторые итоги XIX в. На большей части “европейского” мира происходит переход от аграрного общества к индустриальному. Период с 1830 по 1890-е годы принято считать временем классического индустриального капитализма: довольно свободная рыночная экономика, регулирование со стороны государства слабое, предприятия редко становятся монополистами, развивается иерархическая структура рабочего класса и наличествует слабое расслоение среди служащих, предпосылки классовой борьбы в организованной форме только закладываются. В политической сфере происходит переход от власти феодалов к системе власти буржуазии посредством бюрократии, а с рубежа XIX—XX веков происходит прорыв рабочего класса к соуправлению государством через свои политические партии.

<< | >>
Источник: БОБРОВ И.В.. КУРС ЛЕКЦИЙ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ. 1999

Еще по теме ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРОПЫ КОНЕЦ XVIII - XIX ВЕК.:

  1. Социально-экономический и политический строй Ирана в конце XVIII — начале XIX век
  2. 4.5. Страны Европы и Северной Америки в XIX в.4.5.1. Индустриальное развитие стран Запала во второй половине XVIII—XIX вв.
  3. 4.5. Страны Европы и Северной Америки в XIX в. 4.5.1. Индустриальное развитие стран Запала во второй половине XVIII - XIX вв.
  4. XIX век: политическое развитие России и общественно-политическиедвижения
  5. § 53. Политическое развитие стран Европы и Америки в XIX в.
  6. 34. ПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТА ЕВРОПЫ В XVIII В
  7. 2. Как выглядела политическая карта Европы в раннее Средневековье (конец V—середина ХI в.)?
  8. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.
  9. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.
  10. 10.3. Экономическое развитие стран Европы в XVIII в.
  11. Экономическое развитие Европы в XVI—XVIII вв.
  12. 1. Политическая наука в Европе конца XIX-XX века
  13. 2. Общественно-политическая борьба в провинциях «Османской Сирии» XVIII — начале XIX в.