<<
>>

ГЛАВА 3 От первых колоний до создания Соединенных Штатов Америки

Основание британских колоний. Первые переселенцы из Англии золота в Северной Америке не нашли, но убедились в том, что доходы и пропитание даст им плодо­родная земля, населенная индейскими племенами и потому казавшаяся легкой добычей.
Земледелие же, в отличие от по­гони за золотом или дорогими мехами, требовало постоянного притока рабочих рук и приложения капиталов.

Британская экспансия в Северной Америке сопровожда­лась не вывозом природных богатств в метрополию, а освоени­ем их колонистами в своих собственных интересах. Мате­риальные и людские ресурсы британских владений бурно рос­ли, пополняясь выходцами из всей Европы. Это и заложило ос­нову так называемого переселенческого капитализма.

Не желая обострять отношения с Испанией и истощать каз­ну, король Яков I Стюарт в 1606 г. предоставил права (хартии) на заселение и раздачу земель на Атлантическом побережье Америки двум частным компаниям — Лондонской и Плимут­ской. Король объявил себя суверенным владельцем Виргинии, как назвали тогда эту территорию, а колонистов — своими подданными.

Укрепленный поселок Джеймстаун, построенный к маю 1607 г. на виргинской земле, явился первым постоянным посе­лением англичан в Северной Америке. Они гибли от голода, болезней и стычек с индейцами. Но научившись к 1616 г. вы­ращивать и обрабатывать табак, виргинцы стали получать прибыль от его продажи в Англии. Новый король Карл I объ­явил Виргинию королевской колонией и назначил туда губер­натора.

Те, кому удавалось разбогатеть, ведя плантационное, обыч­но табаководческое, хозяйство, образовали слой местной «арис­тократии». Свободные поселенцы (фримены), имевшие недви­жимость, пользовались правом голосаи могли избираться в за­конодательное собрание колонии. Низший слой виргинского общества состоял в основном из людей, которые не имели средств для переезда через океан, но обязались отработать долг, выполняя различные тяжелые работы сроком до семи лет.

После этого они получали свободу и иногда участки зем­ли. Лица, заключившие такой контракт, назывались сервен- тами. По прибытии в Америку капитаны кораблей передава­ли сервентов в распоряжение их хозяев, не заинтересованных в предоставлении им земли и жестоко их эксплуатировавших. Фактически эти люди становились временными рабами, кото­рых использовали на плантациях и в качестве прислуги.

Будучи верховным правителем колоний, король раздавал земли крупнейшим аристократам. В 1632 г. он пожаловал Се­силу Калверту, второму лорду Балтимору, хартию на владение северной частью Виргинии (колония Мэриленд). Лорд обладал в ней почти неограниченной властью и всеми правами фе­одального сеньора. Созыв и решения местной законодательной ассамблеи зависели от его воли. Свободные колонисты, посе­лившиеся на землях короля или лордов, должны были пла­тить им фиксированную подать (квитренту) или арендную плату.

В 1681 г. Карл II выдал семейству Уильяма Пенна хартию на земли, образовавшие, по имени их владельца, колонию Пенсильвания. На следующий год Пенн прибыл в Америку и основал город Филадельфию. Подобно тому как лорд Балтимор поощрял въезд в Мэриленд своих единоверцев-католиков, Пенн оказывал предпочтение гонимой в Англии протестант­ской секте «друзей» квакеров, — к которой сам принадле­жал. Впрочем, в обеих колониях соблюдалась веротерпимость, что привлекало туда поселенцев различного вероисповедания и этнической принадлежности. Так, в колонизации Пенсиль­вании большую роль играли немцы-меннониты.

Собственники колоний были лично заинтересованы в засе­лении земель, с которых собирали ренту, и в мирных отноше­ниях с индейцами (У. Пенн даже заключил с ними договор). Там широко использовался и труд сервентов, причем лорд Бал­тимор ограничил срок их службы пятью годами и предусмот­рел наделение их землей после освобождения. Однако в 70-е годы XVII в, землю там смогли получить' не более 4% бывших кабальных слуг.

К владельческим колониям относились Северная и Южная Каролина, а также провинция Нью-Йорк, первоначально при­надлежавшая Нидерландам и захваченная в 1664 г.

англича­нами. Город Новый Амстердам переименовали в Нью-Йорк, и это название распространилось на всю колонию. В 1685 г. ее владелец герцог Йоркский стал королем Яковом II, а колония — королевской. Южная ее часть, отданная другим владельцам, стала называться Нью-Джерси. Небольшая колония Делавэр, бывшая Новая Швеция, до 1776 г. формально входила в состав Пенсильвании, но пользовалась широкой автономией. Коло­ния Джорджия на крайнем юге британских владений, создан­ная в 1732 г. как частновладельческая, через 20 лет отошла под власть короны.

Заселение северо-восточной части земель, примыкавших к французским владениям (Канаде), дало третий тип колониза­ции — корпоративный. У его истоков были эмигрировавшие в Америку члены религиозных общин, которые заняли еще не отданные лордам-собственникам земли в Новой Англии, как стала называться эта местность.

В сентябре 1620 г. группа пуритан-сепаратистов, гонимая религиозными преследованиями, отбыла в Америку на кораб­ле «Мэйфлауэр» по договору с Плимутской компанией и в кон­це года высадилась на побережье нынешнего штата Массачу­сетс, где основала поселение Новый Плимут. В последующие годы туда прибыли еще несколько партий эмигрантов. Будучи предоставлены сами себе, колонисты решили учредить «граж­данское общество». Еще на борту «Мэйфлауэра» они подписа­ли соглашение, обязавшее его участников строго следовать со­обща принимаемым законам «ради общего блага колонии».

Колонисты учредили выборную губернаторскую власть и высший орган самоуправления — общее собрание фрименов. Сервенты к политической деятельности не допускались, и на­деление их землей не предусматривалось. Свободные колонис­ты поделили между собой участки земли на уравнительных началах (это не помешало в дальнейшем имущественному рас­слоению) и ввели суровую дисциплину, регламентировав об­щественную и частную жизнь. Признавая верховную власть короля, руководство колоний собиралось основать общество по образу и подобию «Иерусалима» или «Ханаана» и изгоняло инаковерующих.

Огромным влиянием в колонии Массачусетс пользовались пуританские священники. Теократическое прав­ление и религиозный фанатизм вылились во второй половине

XVII в. в средневековую «охоту на ведьм». По обвинению в колдовстве в Сейлеме были публично казнены 20 и арестованы 150 человек.

Все это грозило окончательно потушить «светоч демокра­тии», зажженный на «Мэйфлауэре». Даже переход Массачу­сетса под юрисдикцию короля не изменил обстановку в коло­нии. Только в первые десятилетия XVIII в. внутренняя оппо­зиция пуританским ортодоксам усилилась настолько, что с гнетом теократии было покончено навсегда. Современники на­звали эту победу разума «Великим пробуждением».

Массачусетс стал родоначальником ряда поселений Новой Англии, на основе которых оформились колонии Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Гэмпшир и Мэн. Из цитадели пуританизма колонисты уходили на поиски более плодородных земель и ра­ди установления либеральных порядков. Так, основателем Род-Айленда стал изгнанный из Массачусетса священник Род­жер Уильяме, резко разошедшийся во взглядах с пуританской верхушкой. В этой небольшой колонии, начало которой отно­сится к 1636 г., соблюдалась веротерпимость, церковь была от­делена от светской власти, земля не захвачена силой, а купле­на у индейцев. Опасаясь «поглощения» более сильным Масса­чусетсом, «дочерние» колонии заручились согласием Карла II на свою самостоятельность под юрисдикцией короны. Нью-Гэмпшир и Мэн принадлежали частным владельцам, но это были слабо заселенные местности, и территория последней вошла в состав Массачусетса.

Социально-экономическое развитие ко­лоний. Феодализм не мог пустить прочных корней в Север­ной Америке, где отсутствовало главное условие его существо­вания — монопольное право феодалов на землю. Оно деклари­ровалось, но не соблюдалось в полном объеме, так как заставить колонистов платить квитренту при обилии свобод­ных земель и возможности уйти из владений лорда было невоз­можно. В целом же феодальный строй в XVII—XVIII вв. себя изживал, а условия колонизации не способствовали его искус­ственному оживлению.

Плантационное хозяйство южных колоний, наоборот, по­лучило прочную коммерческую основу. Оно носило предпри­нимательский характер: плантаторы не получали земельных пожалований, а вкладывали капитал в землю и работников. Работали на плантациях как сервенты, так и пожизненные черные рабы из Африки (первую их партию доставили в Вир­гинию в 1619 г. голландские работорговцы). Без принудитель­ного труда было бы невозможно вести крупное, рассчитанное на экспорт производство табака, риса, индиго, сахарного тро­стника, позднее — хлопка. Свободные поселенцы не шли на такую работу, а заставить выполнять ее пленных индейцев не удалось. Работорговля являлась чрезвычайно прибыльным бизнесом, в котором участвовали наряду с американскими купцами предприниматели из Англии и других морских дер­жав Европы. В колониях процветали также контрабанда, неэквивалентная торговля с индейцами, у которых приобре­тались за бесценок или выменивались на спирт и оружие цен­ные меха. Развивалась земельная спекуляция. Колониальные дельцы не уступали в предприимчивости британским и гол­ландским.

Основную массу сельского населения (до 80%) составляли фермеры. Те, что жили в «глубинке», вели индивидуальное се­мейное хозяйство — ради собственного прокормления. Земле­дельцам Массачусетса еще в XVII в. удалось стать фактически частными собственниками, так как они не платили квитренту. В более трудном положении были фермеры владельческих ко­лоний к югу от Новой Англии, а мелкие арендаторы на землях лендлордов находились в личной от них зависимости. Вместе с тем в Америке развивалось скваттерство — самовольное присвоение колонистами никем не занятых земель. Оно под­рывало монопольное право на землю, дав толчок стихийному движению на Запад.

В Америке установился олигархический тип правления. Из поколения в поколение ею управляли на основе имевшихся хартий наиболее зажиточные и влиятельные семейные кланы. Однако в отличие от европейских государств того времени, не говоря уже об остальном мире, власть в колониях в целом от­личалась мягкостью, а жизнь была гораздо менее стесненной и регламентированной — разумеется, только у свободных коло­нистов и исключая первые годы борьбы за выживание, а также более чем полувековую теократию в Массачусетсе. Сложилось, хотя и в несовершенном виде, разделение властей — законо­дательной в лице ассамблеи или собраний фрименов и испол­нительной, которую осуществлял губернатор. От него, как правило, зависела и судебная власть. Большинство губерна­торов обладали правом вето на решение ассамблей, однако последние могли сдерживать произвол администрации, поль­зуясь исключительным правом утверждать бюджет колоний, в том числе размер губернаторского жалованья.

Колонисты неоднократно восставали против губернатор­ского произвола, и в этих движениях участвовали как оппози­ционно настроенная верхушка, так и «низы». Самыми круп­ными были вооруженные выступления под руководством плантатора Натаниэла Бэкона в Виргинии (1676) и купца Джейкоба Лейслера в Нью-Йорке (1689—1691). Они были жестоко подавлены. Их участники выдвигали и демократи­ческие требования, в частности расширения избирательных прав.

В Новой Англии огромную роль играли так называемые го­родские митинги, продолжавшие традицию общих собраний первых колонистов — членов церковных общин. На них при­сутствовали не только обладавшие правом голоса собственни­ки, но и те свободные колонисты, которые его не имели. Функ­ция этих митингов заключалась не просто в осуществлении «прямой» демократии, но и в поддержании политического равновесия между различными слоями общества.

Уровень жизни свободных колонистов — средняя ее про­должительность, материальная обеспеченность и др. — был выше среднего европейского. Потомки первых поселенцев практически не знали голода и не испытывали нехватки само­го необходимого. Как показали историко-антропометрические исследования, урожденные американцы были более высокого роста, чем европейцы, — они лучше питались, в их рационе преобладали мясо и овощи. В городах отсутствовали трущобы и такое количество деклассированных элементов, бродяг и ни­щих, как в Англии эпохи Тюдоров и Стюартов. Европу сотря­сали опустошительные войны, а колонисты жили за океаном гораздо спокойнее, воюя время от времени только с индейца­ми. Они были избавлены и от того бремени, которое несли на­логоплательщики Англии и других европейских стран, — по содержанию постоянных армий, королевских дворов и много­численной аристократии. В XVII — первой половине XVIII в. колонисты имели определенные преимущества перед жителя­ми метрополии; она брала на себя даже расходы на оборону ко­лоний.

Важнейшей особенностью американского общества уже на ранней стадии его развития было то, что человек там мог с го­раздо большим успехом, чем в Старом Свете, пользоваться ре­зультатами собственного труда и предприимчивости. Протес­тантская вера требовала высокой культуры труда, трудолюбия и бережливости, а честно накопленное богатство считалось признаком божественной избранности человека. Хотя колони­зация Америки сопровождалась работорговлей, прямым грабе­жом индейцев, мошенническими сделками и спекуляцией, обогащением авантюристов всех мастей, основная масса рядо­вых американцев приобретала собственность упорным трудом, и именно из них формировался средний класс.

Свободных колонистов трудно было подчинить власти, ис­ходившей от метрополии. Отсюда — нетерпимое отношение даже к малейшему ущемлению изначально существовавших прав и свобод. Обладая большей экономической, политической и религиозной свободой, чем жители Европы, американцы стремились к их расширению и упрочению и потому с тревогой и беспокойством относились к ужесточению политики метро­полии, полагая, что король и парламент намерены превратить их в зависимое население.

Предпосылки Войны за независимость. Война североамериканских колоний за независимость (1775— 1783) явилась закономерным результатом тех сложных про­цессов, которые происходили как в Америке, так и в самой Англии. К середине XVIII в. колонии значительно выросли в хозяйственном отношении, налаживалась внутренняя торгов­ля, преодолевались былая экономическая разобщенность и замкнутость. По существу, они уже не зависели от поставок метрополии, так как имели собственный флот, неисчерпаемые запасы леса и плодородных земель; плантаторы производили продукцию на экспорт — табак, рис, индиго, пытались выра­щивать хлопок. Значительно выросло население: так, если в 1688 г. там проживало около 200 тыс. человек, то в 1775 г. — свыше 2,7 млн, включая негров-рабов, составлявших 18% жи­телей. Хотя колонии принадлежали Англии, туда эмигрирова­ли почти из всех стран Европы, и подавляющее большинство иммигрантов относилось к трудовому населению главным об­разом Ирландии и Германии.

Показателем социально-экономического развития коло­ний стал рост портовых городов, являвшихся центрами внут­ренней и внешней торговли, — Бостона, Нью-Йорка, Фила­дельфии, Балтимора, Чарлстона и др. Развивались образова­ние и культура, с начала XVIII в. в колониях выходили собственные газеты, появились общественные и частные шко­лы и колледжи. На базе колониальных колледжей выросли та­кие всемирно известные американские университеты, как Гар­вардский, Йельский, Принстонский, Колумбийский. К концу колониального периода выросла плеяда выдающихся мысли­телей, деятелей американского Просвещения — таких, как Бенджамин Франклин, Томас Джефферсон, Джон Адаме, Джеймс Мэдисон и ряд других. Все это говорило не только о материальных возможностях, но и о духовном потенциале рас­тущей нации.

В XVII в., когда колонисты больше всего нуждались в опе­ке, метрополия была поглощена решением своих внутренних проблем (борьба короля и парламента, революция, реставра­ция Стюартов). В XVIII столетии все получилось наоборот. Ко­лонии созрели для независимости, но Великобритания, стаби­лизировавшаяся внутренне и победившая Францию в Семи­летней войне 1756—1763 гг., стала полновластной хозяйкой Северной Америки, присоединив Канаду и другие француз­ские владения.

Попытки метрополии ограничить свободу предпринима­тельства в колониях и подчинить его своим интересам созда­вали экономические предпосылки Войны за независимость. Во второй половине XVII и в первые десятилетия XVIII в. была издана серия парламентских актов, регламентировавших внеш­нюю торговлю колоний. Они запрещали свободно торговать с другими морскими державами, а также развивать в колони­ях обрабатывающую промышленность. Но удаленность Север­ной Америки делала такие запреты малоэффективными.

Закон 1763 г., запрещавший самовольно переселяться на за­пад, за Аппалачские горы, должен был удерживать колонистов в определенных административных границах земельной моно­полии короля и лордов-собственников, пытавшихся увеличить квитренту. Кроме того, британское правительство озаботилось поисками средств для содержания разросшегося управленческо­го аппарата колониальной империи и размещавшихся там войск. Для этого в 1764 г. вводились новые таможенные пошли­ны на ряд товаров. Акт 1765 г. предусматривал расквартирова­ние в Америке 10 тыс. солдат регулярной армии, а для покры­тия расходов на них в том же году был принят акт о гербовом сборе.

В отличие от прежних постановлений, данный закон касал­ся практически всех колонистов, так как гербовой пошлиной облагались оформление любых документов и выпуск печатных изданий. Принятие его парламентом вызвало первую бурную вспышку протеста в колониях. Движение против гербового сбора проходило под лозунгом «никаких налогов без предста­вительства» . Колонистов возмущала не тяжесть налога (он не был разорительным), а сам факт его введения парламентом, в котором отсутствовали представители североамериканских ко­лоний. Впервые в американской истории наэлектризованные массы вышли на улицы городов. Радикально настроенные ко­лонисты развернули антианглийскую агитацию, создав подо­бие политических клубов под названием «Сыны свободы». Уг­розами и демонстрацией силы они срывали исполнение акта о гербовом сборе, не дав ни одному сборщику приступить к сво­им обязанностям.

Одновременно усиливалось аграрное движение против фе­одальных повинностей, принявшее особенно большой размах в колониях Нью-Йорк, Северная и Южная Каролина. Войскам, разбросанным по всей территории колоний, не удавалось за­крыть западную границу от скваттеров. В начале 70-х годов XVIII в. развернулась партизанская борьба у Зеленых гор, ко­торые были тогда приграничным районом современного штата Вермонт. Фермеры и сельское население, наряду с частью го­рожан, составили основную массу будущих борцов за незави­симость, хотя силы тех и других еще были разобщены.

Гербовый сбор был заменен новыми таможенными пошли­нами, но это не внесло успокоения в колонии. В Бостоне 5 марта 1770 г. произошло столкновение горожан с британски­ми солдатами, которые, обороняясь, убили и ранили несколь­ко человек. «Сыны свободы» успешно использовали «полити­ку улицы» и неуклюжие действия британских властей для разжигания недовольства. Они применяли тактику коллек­тивного бойкота привозных английских товаров, устраивали самочинные обыски у подозреваемых в сговоре с властями, но без убийств и кровопролития. Одним из самых активных «смутьянов» был бостонский служащий Сэмюэл Адаме, по инициативе которого группа колонистов, переодевшись индей­цами, в 1773 г. выбросила на дно бостонской гавани груз анг­лийского чая («бостонское чаепитие»). Он же стал основате­лем «комитетов связи», которые осуществляли координацию антибританских, или патриотических, сил.

Англия усиливала нажим, перейдя к крутым администра­тивным мерам против Массачусетса, закрыв бостонский порт и присоединив американский северо-запад к своей провинции

Квебек (Канада). Патриотические круги по всей стране высту­пили против этих «нестерпимых актов». В 1774 г. в Филадель­фии собрался первый Континентальный конгресс — совет представителей колоний (такой же совет собирался в 1765 г. по поводу акта о гербовом сборе). В принятой «Декларации прав» говорилось о праве колонистов на самоуправление, а также на «жизнь, свободу и собственность». Это еще не было провозглашением независимости, хотя страна стояла на ее по­роге. В марте 1775 г. в законодательном собрании Виргинии один из лидеров патриотов Патрик Генри заявил: «Неужели жизнь так дорога и мир так сладок, что их следует покупать даже ценой кандалов и рабства?.. Что касается меня, я не по­щажу своей жизни для дела свободы».

Война началась стихийно. 19 апреля 1775 г. английский главнокомандующий в Америке генерал Гейдж распорядился захватить склад оружия, устроенный патриотами недалеко от Бостона, и арестовать лидеров «заговорщиков». Посланный им полк завязал бой с вооруженными фермерами в районе Лексингтона и Конкорда. Перевес вначале был у англичан, но при движении обратно (лидеры патриотов сумели заблаговре­менно скрыться, а часть оружия была вывезена) их непрерыв­но обстреливали из-за всевозможных укрытий местные жите­ли. Потеряв треть солдат, полк с трудом добрался до Бостона. Первое сражение Войны за независимость было удачным для патриотических сил.

Война за независимость и образование США. Собравшийся в мае 1775 г. второй Континентальный конгресс стал уже не колониальным, а американским прави­тельством. На нем, как и на первом, имелись сторонники при­мирения с метрополией, но ход событий подталкивал членов конгресса к решительным действиям, прежде всего к набору армии. Во главе будущих американских сил был поставлен крупный виргинский плантатор и опытный воин полковник Джордж Вашингтон. В июне добровольческие отряды амери­канцев, еще не организованные в армию, стойко сражались с англичанами при Банкер-Хилле близ Бостона и нанесли им чувствительные потери.

Огромную мобилизующую силу имел опубликованный большим тиражом памфлет просветителя радикального на­правления Томаса Пейна под названием «Здравый смысл». В нем Пейн убедительно доказывал, насколько абсурдно бо­

роться за свободу, не порывая с метрополией, и что только не­зависимость и республиканский образ правления дадут Аме­рике великое будущее. Эти слова оказались пророческими.

4 июля 1776 г. конгресс принял составленную Т. Джеф- ферсоном Декларацию независимости, ставшую эпохальным документом не только американской, но и мировой истории.

Это была первая перенесенная на практическую почву декла­рация прав человека, опиравшаяся на передовые теории анг­лийских философов XVII в., особенно Джона Локка, француз­ских просветителей XVIII в., а также на традицию борьбы за свободу американских колонистов. «Все люди сотворены рав­ными, — гласила Декларация независимости, — все они ода­рены Создателем некоторыми неотъемлемыми правами, к чис­лу которых относятся право на жизнь, свободу и стремление к счастью... Всякий раз, когда форма правления начинает проти­воречить этим целям, право народа — изменить ее либо вовсе уничтожить и учредить новое правительство...»

Впервые в истории официальный документ провозглашал принцип народного суверенитета как основу государственного устройства. Декларация обвиняла английского короля и пар­ламент в тирании, нарушении элементарных прав человека и заявляла, что отныне колонии считаются «свободными и неза­висимыми штатами», которые «приобретают полное право объявлять войну, заключать мир, вступать в союзы, вести тор­говлю и совершать любые акты и действия — все то, на что имеет право всякое независимое государство».

Говоря о естественных и неотчуждаемых правах человека, Джефферсон изменил традиционную формулировку Локка — право на «жизнь, свободу и собственность». Подобно Ж. Ж. Рус­со, великий американский просветитель относил собственность не к естественным, данным человеку от рождения, а к граж­данским правам — согласно существующему уровню развития общества. Однако в Америке преобладала «английская» точка зрения на собственность как на естественное право человека, не менее важное, чем жизнь и свобода. Именно обладание соб­ственностью давало человеку свободу и независимость, в том

97

числе в выражении своих взглядов. Те же, кто ею не обладал, — наемные рабочие, арендаторы, прислуга, рабы, замужние жен­щины — были зависимыми и потому не могли, согласно пред­ставлениям того времени, участвовать в гражданской жизни и заниматься политикой, т. е. избирать и быть избранными. «Невежественным и зависимым людям можно доверять обще-

4 И. М. Кривогуз

ственные дела не больше, чем детям», — заявил в 1787 г. один из создателей федеральной Конституции.

Сама идея независимости разделялась далеко не всеми аме­риканцами. Имелось немало таких, кто по экономическим, политическим и другим мотивам не желал отделения от Анг­лии. Это большая часть лендлордов, королевских чиновников, торговцев, опасавшихся разрыва деловых связей с Англией, а также лица, боявшиеся разгула «черни», анархии и граж­данской войны. Они назывались лоялистами — людьми, лояльными королю и парламенту. Часть фермеров и арендато­ров также примыкали к ним, если местный лендлорд, их глав­ный притеснитель, поддерживал патриотов. Большинство не- гров-рабов бежали к англичанам, обещавшим им свободу, по­скольку основная часть плантаторов выступала за независи­мость (экономической причиной этого была их колоссальная задолженность английским торговым домам, от которых они получали кредиты).

К верхушке патриотов, помимо плантаторов, относилось и большинство американских купцов, выступавших за свободу торговли и предпринимательства. Они оказывали финансовую помощь делу независимости. Первым, кто поставил свою под­пись под Декларацией независимости, был «король» бостон­ских купцов-контрабандистов Джон Хэнкок. Лидерами пат­риотов стали молодые честолюбивые политики, стремительно делавшие карьеру в Континентальном конгрессе, местных ор­ганах власти и в армии. Простые люди поддерживали незави­симость Ъ силу демократических убеждений и в надежде на лучшую жизнь, за которую они проливали кровь на полях сра­жений.

Военные действия велись с переменным успехом. После первых окрыляющих удач 1775 г. наступила длительная по­лоса поражений. Британские войска намного превосходили американцев боевой выучкой и количеством, но американцы воевали с гораздо большей энергией и воодушевлением. Дж. Вашингтон умело маневрировал, то нанося стремитель­ные удары, то отступая, а в ряде случаев его небольшая армия просто спасалась бегством. Британскому командованию не удавалось навязать американцам генеральное сражение, в ко­тором они неминуемо были бы разбиты, а Вашингтон не имел достаточно сил для решающей победы.

Тяжелое положение американских войск усугублялось враждебными вылазками лоялистов, создавших свои военные отряды, которые действовали совместно с англичанами. Снаб­жение армии Вашингтона было плохим, хронически не хвата­ло вооружения и денег. За фураж и продукты приходилось расплачиваться долговыми расписками, заменявшими порой жалованье офицерам и солдатам. Англия также испытывала трудности с переброской больших масс войск. Еще в 1775 г. король Георг III обратился к российской императрице Екате­рине II с просьбой предоставить 20-тысячный корпус, но полу­чил категорический отказ. Недостающие войска были на­браны в германских княжествах, поставлявших за большие деньги наемных солдат. К концу Войны за независимость в Америке находилось около 56 тыс. английских солдат. Армия Вашингтона и в лучшие для нее времена не превышала 20 тыс., но ее поддерживали многочисленная иррегулярная милиция (ополчение) и партизанские отряды.

После тяжелых боев близ г. Нью-Йорка осенью 1776 г. Дж. Вашингтону с трудом, благодаря счастливой случайности, удалось спасти остатки армии. Она смогла оправиться и зимой 1776/77 г. нанесла врагу чувствительные удары в штате Нью-Джерси. Осень 1777 г. принесла американцам и пораже­ние (английские войска заняли столицу США Филадельфию), и победу (на севере). Семитысячный корпус англичан был ок­ружен у Саратоги превосходящими силами добровольцев и ми­лиции и капитулировал. Известие об этом помогло действовав­шему в качестве дипломата Б. Франклину заключить союз с Францией (1778).

После Франции в войну с Великобританией вступила Испа­ния (1779), на следующий год — Нидерланды. Хотя для двух последних война не была удачной, международная изоляция их общего врага увеличила шансы американцев на победу. Россия и Австрия выступили с предложениями мирного по­средничества, а создание в 1780 г. Россией системы вооружен­ного морского нейтралитета было направлено против произвола Англии на морях — захвата торговых кораблей нейтральных держав. В числе добровольцев, сражавшихся за независимость Америки, были маркиз де Лафайет, которого во Франции прозвали «героем Старого и Нового Света», российский дворя­нин Г. X. Веттер фон Розенталь, польский патриот Тадеуш Костюшко и др.

Англия тем не менее продолжала войну и в 1780 г. доби­лась крупных успехов на Юге США. Ее войска овладели Чарлстоном, а американские силы в Южной Каролине были разгромлены. Англичане двинулись в Виргинию, но встретили сопротивление милиции и партизан. Когда к берегам Америки подошел французский флот с десантными частями, американ­цы и французы окружили 8-тысячный корпус лорда Корнуол­лиса под Йорктауном (Виргиния), который 19 октября 1781 г. сдался. Это решило исход войны.

Предварительный мирный договор США и Англия подпи­сали в Париже в 1782 г., окончательный — 3 сентября 1783 г. Его главный результат — официальное признание Соединен­ных Штатов Америки самостоятельным, независимым госу­дарством с западной границей по р. Миссисипи. Южнее 31-й цараллели начиналась Флорида, которую получила Испания, а Канада осталась за Англией.

Пока шла война, руководители молодой республики прове­ли большие внутренние преобразования. Бывшие колонии ста­ли штатами с республиканской формой правления и разделе­нием властей. В 1776—1780 гг. там были приняты конститу­ции. Им впервые придавалось значение фундаментальных законов, на основе которых должна была действовать граж­данская власть. В ряде штатов отсутствовал имущественный ценз для права голоса, губернаторов же избирали. В 10 штатах из 13 законодательные органы (легислатуры) имели по две па­латы, как в колониальных ассамблеях, причем нижние были более демократическими по составу. Их «уравновешивали» верхние палаты, ибо главной заботой создателей конституций было так строить власть, чтобы она сама себя ограничивала и не превращалась в тиранию.

Конституции семи штатов дополнялись биллями о правах граждан, в частности, на неприкосновенность личности и жи­лища, суд присяжных, свободу слова и собраний, определение судом законности ареста и др. Огромное значение имело реше­ние аграрного вопроса. Новая власть отменила феодальные держания и повинности, право первородства, ввела неограни­ченную частную собственность на землю. Имущество актив­ных лоялистов конфисковывалось, а свободные земли объяв­лялись государственным достоянием. Ордонансом (законом) 1787 г. конгресс образовал фонд общественных земель на севе- ро-западе, который подлежал распродаже в частные руки.

В северных штатах и на свободных землях было отменено рабство, в том числе сервентов, что стимулировало развитие наемного труда. Но на Юге оно сохранялось по настоянию плантаторов, которые заменили сервентов неграми.

Первоначально государственное устройство США представ­ляло собой конфедерацию, основанную на договоре суверенных штатов. «Статьи конфедерации и вечного союза» были рати­фицированы ими в 1781 г. Центральную власть осуществлял Континентальный конгресс, состоявший из представителей штатов, которые не избирались народом, а назначались легис­латурами. Не было ни президента, ни сената, ни Верховного суда. Власть эта оставалась номинальной, так как штаты явля­лись самостоятельными республиками. Сразу после освобож­дения от колониальной зависимости трудно было ожидать об­разования какой-то иной государственной структуры. Тем не менее наиболее дальновидные политики стремились к федера­тивной республике с сильным центром и общенациональной конституцией (предложения сделать США монархией, короно­вав Дж. Вашингтона или принца Генриха Прусского, обсужда­лись лишь в узких кругах).

Идею централизации власти усиливали экономический упадок и хаос. Американские купцы и плантаторы должны были вести расчеты с иностранными торговыми домами и бан­кирами в звонкой монете, а в стране ее не хватало. Правитель­ство конфедерации не имело полномочий собирать налоги и пошлины или вводить единую денежную единицу. Штаты от­городились друг от друга таможенными барьерами, в стране ходили разные денежные знаки, в том числе бумажные ассиг­нации. Отставные ветераны армии тщетно ожидали от властей штатов выплаты обещанного им в годы войны жалованья. В час­ти штатов разрешалось платить налоги и погашать личные дол­ги обесценившимися бумажными деньгами, но это только уве­личивало хаос. Применялось и тюремное заключение за неупла­ту долга. Выправить ситуацию могла лишь реформа власти.

Важным аргументом в пользу преобразований стал рост внутренней нестабильности, угроза народных волнений. В 1786—1787 гг. в Массачусетсе и соседних штатах происходили волнения фермерской бедноты, вызванные нежеланием мест­ных властей пойти на уступки должникам. Должники во главе с Даниэлом Шейсом фактически контролировали положение в западных и центральных графствах Массачусетса. Против них было послано ополчение, набранное в штате. Континенталь­ный конгресс не имел права вмешиваться в дела штатов и по­сылать туда войска, да их у него почти и не имелось.

Федеральная Конституция, разработанная летом 1787 г. на полуофициальном съезде (конвенте) представителей всех шта­тов, была призвана устранить недостатки конфедеративного устройства власти. В подготовке ее проекта участвовали наибо­лее авторитетные граждане, в том числе Дж. Вашингтон и Б. Франклин, и лучшие умы из нового поколения американских политиков —Александр Гамильтон, Джеймс Мэдисон и др.

Конституция оказалась весьма разумной как по предло­женному механизму власти, так и по четкости определения полномочий центра (прочие права остались у штатов). Была выработана процедура принятия поправок к Конституции, до­полнявших, а не отменявших ее; сама Конституция действует и поныне. Вводились прямые выборы палаты представителей Конгресса пропорционально числу жителей штатов (рабовла­дельческих — с учетом 3/5 рабов), а число сенаторов было сде­лано равным от каждого штата (по два человека), чтобы не ущемлять интересы малых штатов.

Учреждались выборная должность президента США с до­вольно широкими полномочиями и независимая судебная сис­тема во главе с Верховным судом США, которому предстояло следить за нерушимостью Конституции и за соответствием ей принимаемых законов. Конституция была разработана на ос­нове целого ряда компромиссов, поскольку интересы северных и южных штатов часто не совпадали. Последним сделали су­щественную уступку, разрешив ввозить рабов до 1808 г.

Федеральной Конституции предстояло вступить в силу пос­ле ее утверждения девятью штатами из тринадцати. Эта про­цедура вызвала напряженную политическую борьбу в стране. Противники Конституции — антифедералисты критиковали ее в основном по двум причинам: они не желали ограничения суверенитета штатов, опасаясь узурпации власти центром, и указывали на отсутствие билля о правах. Ее сторонники — фе­дералисты имели лишь небольшой перевес, и ратификация происходила с большим трудом. При этом решительными сто­ронниками сильной центральной власти показали себя ремес­ленники и рабочие в крупных городах. В июне 1788 г. новая Конституция вступила в силу, а в ноябре 1791 г. начал дейст­вовать принятый конгрессом Билль о правах, составивший первые десять поправок к ней.

Характер и особенности революции. Процесс образования США носил революционный характер. Борьба с внешним врагом — метрополией — шла одновремен­но с кардинальными внутренними переменами. США стали первой демократической республикой нового времени, ее уст­ройство воплощало политические идеалы эпохи Просвещения. Кое-что осталось и от колониального прошлого — институт рабства, устройство местных органов власти. Но того «старого порядка», с которым боролись революционеры в Европе, в полном объеме в Америке никогда не существовало, и решаю­щим условием внутренних перемен было завоевание независи­мости.

Самая поразительная черта Североамериканской револю­ции XVIII в. — это отсутствие террора, которым отличалась и Английская, и особенно Французская революция конца XVIII в. Ни один королевский губернатор не был казнен, а ло- ялистам дали уехать из США. Борьба колоний за независи­мость и провозглашение республики не вызывали у цивилизо­ванных европейцев чувства ужаса. За пределами Великобри­тании к американцам относились вполне благожелательно. Даже самодержавная Россия, которая с республиканской Францией воевала, с республиканской Америкой торговала. Хотя российское правительство не торопилось устанавливать с последней дипломатические отношения, прибывший в С.-Пе­тербург в 1782 г. американский уполномоченный Ф. Дейна по­лучил от вице-канцлера И. А. Остермана официальное завере­ние в том, что лично он и его соотечественники, «которым слу­чится отправиться в Российскую империю по торговым или другим делам», встретят самый благожелательный прием и за­щиту в соответствии с международным правом. В глазах Екатерины II, а затем Павла I образ американца отнюдь не ас­социировался с «образом врага» — французского санкюлота или якобинца.

Столь хорошей репутацией США пользовались, конечно, не случайно. Появление независимой республики в Новом Све­те не угрожало феодально-монархической Европе революцион­ными потрясениями. В отличие от Французской революции, провозгласившей «мир хижинам, войну дворцам», Американ­ская такую цель не ставила. Во внутренней политике «от- цы-основатели» США использовали легитимные средства борьбы — без насильственных переворотов и последующей расправы над побежденными. Ради сохранения власти они обычно шли на компромисс. В американский идеал — свободу и собственность — верили все социальные слои, а широкие гражданские свободы «отводили» социальную напряженность в мирное русло.

Даже участники движения под руководством Д. Шейса действовали в основном мирно, пикетируя (хотя и с оружием в руках) здания судов и предъявляя ультиматумы судьям. Их попытка захватить армейский арсенал была отбита картечью, после чего восстание пошло на убыль. Командиры и солдаты посланного против них ополчения стремились избежать крово­пролития и принудили восставших сдаться без боя. Лидерам движения вынесли смертные приговоры, но новый состав ле­гислатуры штата принял решение о помиловании.

Принятие федеральной Конституции, дополненной Биллем о правах, означало доведение до конца преобразований, дан­ных стране независимостью. В начале 1790-х годов новое цент­ральное правительство, которое возглавлял дважды избран­ный президентом США Дж. Вашингтон (1789—1797), и Конг­ресс США одобрили ряд необходимых законов. Федеральная власть, получив необходимые механизмы формирования бюд­жета и регулирования торговли, взяла на себя выплату долгов штатов, создала Национальный банк и ввела в обращение еди­ную валюту — доллар. Экономическими преобразованиями руководил талантливый и энергичный министр финансов А. Гамильтон.

Конец XVIII в. ознаменовался для США некоторым сбли­жением с Великобританией, — в 1794 г. они подписали, сде­лав ряд уступок, договор о дружбе и торговле, и ухудшением отношений с Французской республикой. Правительство Ва­шингтона отказалось как-либо помогать ей в «революционной войне», мотивируя это тем, что союзный договор был заклю­чен с королем Людовиком XVI. Американские государствен­ные мужи проявили трезвый расчет. Основой внешней полити­ки США стали нейтралитет и намерение свободно торговать со всеми странами под нейтральным флагом, для чего и важно было хотя бы на время упрочить отношения с «владычицей морей». Франция из союзника превратилась во врага, угрожая торговым кораблям США, но конфликт удалось прекратить в 1800 г. дипломатическим путем.

Как внутренняя, так и внешняя политика федеральных властей позволила упрочить результаты Войны за независи­мость, но в стране развернулась острая политическая борьба между партией власти (федералистами) и растущей демокра­тической оппозицией. На авансцену выходили новые могуще­ственные политические силы.

<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, В. Н. Виноградов, Н. М. Гусеваидр.. Новая история стран Европы и Америки : учеб. для вузов; подред. И. М. Кривогуза. — 5-е изд,, стереотип. — М. : Дрофа,— 909 с.. 2005

Еще по теме ГЛАВА 3 От первых колоний до создания Соединенных Штатов Америки:

  1. Глава 16. Образование Соединенных Штатов Америки.
  2. 22. Крымская конференция руководителей трех союзных держав — Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании
  3. 4. Каковы были итоги борьбы за независимость британских колоний? Как образовались Соединенные штаты Америки?
  4. 7. Совместное заявление президента Российской Федерации В.В. Путина и президента Соединенных Штатов Америки Дж. Буша о новых отношениях между Россией и США
  5. Вопрос 62. Соединенные Штаты Америки и Латинская Америка
  6. Глава 15. Английские колонии в Северной Америке. Война за независимость и образование США
  7. Колонии в Америке.
  8. 12.3. Война за независимость в английских колониях Северной Америки
  9. 12.3. Война за независимость в английских колониях Северной Америки
  10. 12.3. Война за независимость в английских колониях Северной Америки
  11. Английские колонии в Северной Америке и причины их борьбы за независимость.
  12. Вопрос 36. Борьба за независимость в Соединенных Штатах Америки
  13. 9. Закон об укреплении обороны Соединенных Штатов. (Закон о ленд-лизе)
  14. § 18. Соединенные Штаты Америки
  15. §4. Соединенные Штаты Америки
  16. Соединенные Штаты Америки.
  17. § 8. Соединенные Штаты Америки
  18. 8. Цели и программы Соединенных Штатов по национальной безопасности. Меморандум Совета национальной безопасности № 68. (Директива «СНБ-68»)
  19. § 2. Соединенные Штаты Америки в 1945 - 1990-е г.