<<
>>

Парижская мирная конференция и Версальский договор

К тому времени атасть в Соединенных Штатах перешла от демократов к республиканцам и «новая эпоха» Вильсона пришла к концу. Его «Четырнадцать пунктов» были нацелены на

«оздоровляющее», гибкое европейское мирное урегулирование и на уничтожение бесплодных

* Республиканским преемником Вильсона был Гардинг, победивший на выборах 1920 г.

Именно Гардингу и принадлежит лозунг «Back to Normalcy» («Назад к нормальной жизни»). В 1923 г. Гардинг неожиданно умер, н его пост занял вице- президент Кулидж. — Примеч. пер.

270 ГЛАВА?

двусторонних союзов и тайных договоров (пункты 2,4 и 14). Но за высокопарностью языка «Четырнадцати пунктов» и восторженным приемом, оказанным Вильсону европейской публикой, когда тот пересек Атлантику, чтобы возглавить заседания Парижской мирной конференции, скрывался трудный торг между державами-победительницами, особенно между «Большой четверкой» — британским премьер-министром Ллойд-Джорджем, французским и итальянским премьерами Клемансо и Витторио Орландо и, конечно, самим Вильсоном.

Многим казалось, что парижскими переговорами руководил Клемансо, человек «с лицом и фигурой китайского мандарина», как описывал его американский государственный секретарь Роберт Лэнсинг. Мирная конференция стала тяжким делом для всех участников. Громоздкая и необдуманная система переговоров не могла смягчить неудобства делегатам, многие из которых к тому же страдали от «испанки» — мировой эпидемии гриппа, погубившей больше людей, чем война. Джон Мейнард Кейнс, британский экономист, присутствовавший на мирной конференции, считал, что условия Версальского договора с Германией стали «миром, который, если он... будет проведен в жизнь, должен нанести дальнейший ущерб... деликатной сложной структуре [мировой экономики], уже подорванной и разрушенной войной». После того как Кейнс покинул британскую

делегацию, он написал чрезвычайно влиятельную и убийственно критическую работу «Эконо­мические последствия мира» (1919).

Он доказывал, что «честная и понятная» политика Франции, стремящейся навсегда ослабить Германию представляет огромную будущую опасность в «вечной схватке на ринге» (совершенно невильсоновский образ европейской политики). У Кейнса были основания так говорить. Ход мирной конференции подчеркивал положение Германии как побежденной державы. С немецким правительством не консультировались в ходе переговоров — немцам дали возможность взглянуть на договор только тогда, когда был готов его последний вариант. Им дали 15 дней, чтобы представить союзникам свои жалобы в письменном виде. Затем небольшие поправки были красными чернилами внесены в уже готовый договор. Таким образом, немецкие делегаты Герман Мюллер и Иоханнес Белль были унижены еще до того, как перед аудиторией в две тысячи зрителей они подписали договор — в том же Зеркальном зале Версальского дворца Людовика XIV, где Бисмарк унизил французов в 1871 г. Договор был подписан 28 июня 1919 г., в пятую годовщину сараевского убийства. Его сторонники доказывали, что отношение к немецким делегатам ничем не отличалось от отношения Пруссии к Франции в 1871 или Германии к России в 1918 г. НОВЫЙ ПОРЯДОК? 1919-1929 271

Тем не менее член британской делегации в Париже Гарольд Никол-сон, оставивший живое описание тех событий, считал, что несмотря на такое уничижительное отношение, «жалкий и смертельно бледный» вид немецких делегатов не означал, что немцы в 1918 г. были навсегда побеждены. Принявшие вильсоновские «Четырнадцать пунктов» как основу для переговоров о перемирии и нового демократического строя, известного как Веймарская республика, они смотрели на парижские заседания в растущем смятении. Всем немцам было ясно, что с их страной не обращались как с равной, и неудивительно, что этот мир они стали называть «диктатом» или «Schandvertrag» («позорным договором»). Вместо того чтобы принести Европе спокойствие, он на долгие годы стал источником социального, политического и экономического недовольства.

В 1919 г. в Британии и Франции бушевали антинемецкие настроения, хотя по разные стороны Ла- Манша отношение к Германии разнилось. В обеих странах определенные круги общественного мнения, подогретые шовинистической прессой, хотели урвать от немцев свой кусок.

Клемансо говорил: «Наши испытания породили глубокое чувство необходимости репараций; это не только вопрос материального возмещения — не менее велико требование морального возмездия». Клемансо, Ллойд-Джордж и даже Вильсон, казалось, были в конце концов готовы пойти навстречу призыву «повесить кайзера!», но были избавлены от бремени открытого суда над бывшим германским императором, когда нейтральные во время войны голландцы отказались выдать нежеланного гостя. По другим вопросам столь удачных решений принято не было. Даже если французские и британские национальные интересы совпадали, они не всегда соответствовали интересам Соединенных Штатов. Более того, когда союзникам и удавалось в неразберихе комитетских заседаний достичь соглашения, их находки редко, если вообще когда-либо, отвечали немецким надеждам на справедливый и почетный мир.

Возможно, самым тяжелым испытанием, с которым пришлось смириться немецкому народу в 1919 г., стало поражение в схватке, в которой, как казалось немцам до лета 1918 г., они побеждали. Условия мира были суровыми. Германия теряла более 27 тыс. кв. миль* с населением около 7 млн человек — около одной десятой своей довоенной территории, — а ее недолгий заморский империализм завершился потерей колоний в Танганьике и Юго-Западной Африке. Территориальный передел сильно изменил карту Европы. Эльзас * 70 тыс. кв. км. — Примеч. пер. 272 глава?

и Лотарингия возвращались Франции, из узкой полоски Западной Пруссии был создан так называемый «Данцигский коридор», чтобы предоставить новой независимой Польше выход к морю. Бывший немецкий ганзейский порт Данциг, расположенный в конце «коридора», получил статус вольного города, так как Ллойд-Джордж препятствовал идее слишком откровенной передачи полякам немецких земель, особенно процветающего культурного города, где немецким было 90% населения. Передать его «примитивным» полякам, считал он, было бы тем же самым, что отдать «часы в обезьяньи лапы».

Эти и некоторые другие территориальные соглашения вызвали горькую обиду немцев и казались им грубым нарушением вильсонов-ских «Четырнадцати пунктов» и обещаний Антанты, что с демократической Германией будут обращаться справедливо.

Было запрещено объединение с Германией немецкого народа Австрии, а более 3,5 млн судетских немцев стали частью населения

новой Чехословакии. Французское правительство пошло бы еще дальше. Оно требовало, например, создания независимой немецкой Рейнской области. Лишь в последнюю минуту Ллойд- Джордж убедил провести плебисциты в восточно-прусских округах Алленштейн и Мариенвердер*. В итоге этим землям позволили остаться германскими.

Требования союзников разоружить Германию, хотя и были гневно восприняты консервативными кругами германского общества, не встретили большого недовольства немецкого народа в целом. Рейнская область была демилитаризована, армия сокращена до 100 тыс. добровольцев, Германия лишалась своего военного флота**. Все эти военные запреты, а также такие экономически мотивированные решения, как передача богатого углем Саара на 15 лет Франции, не вызвали в Германии такого же народного недовольства, как наспех решенный вопрос «вины за войну» — ответственность за ее начало была полностью возложена на Германию и ее союзников. Про­тиворечивый вопрос «вины за войну» обеспечил с тех пор работой легион историков, не в последнюю очередь и тех, кого германское министерство иностранных дел задействовало в 1919 г. с целью опровержения этого заявления Антанты. Репарации также вызвали противоречия, и связанные с ними вопросы оставались запутанными еще долго после 1919 года. * В настоящее время города Ольштын и Квидзын в Польше. — Примеч. ред. ** Не полностью: Германии оставляли 6 броненосцев, 6 легких крейсеров, 12 контрминоносцев и 12 миноносцев. Целиком ликвидировался только германский подводный флот. — Примеч. пер.

<< | >>
Источник: Бриггс Э., Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней / Пер. сантл.АА. Исэрова, B.C. Нестерова. — М: Издательство «Весь Мир», - 600 с.. 2006

Еще по теме Парижская мирная конференция и Версальский договор:

  1. 2. Версальский договор
  2. 6. Резолюция о нарушении Германией военных условий Версальского договора, принятая Советом Лиги наций
  3. 12. Французская нота протеста против нарушения Германией военных условии Версальского договора, сообщенная германскому правительству
  4. 3.1. Британия и формирование Версальско-Вашингтонской системы международных отношений
  5. 68. ПАРИЖСКАЯ КОММУНА
  6. 3.6.ПОСЛЕДНИЕ АКТЫ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ
  7. 3.1.ИДЕОЛОГИЯ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ
  8. 3.8.5. Налоговая база в случаях получения дохода на основе договоров поручения, договоров комиссии или агентских договоров
  9. 8.5. Налоговая база в случаях получения дохода на основе договоров поручения, договоров комиссии или агентских договоров
  10. 3.8.4. Налоговая база в случаях получения дохода на основе договоров поручения, договоров комиссии или агентских договоров
  11. 3.ПАРИЖСКАЯ КОММУНА1870-1871 гг.
  12. Парижское восстание 1356—1358 гг.
  13. Июньское восстание парижских рабочих.
  14. Решения Потсдамской конференции.
  15. Вопрос 44. Вторая республика. Парижская коммуна
  16. 15.Парижская хартия для новой Европы
  17. I. Итоги Первой мировой войны и проблемы послевоенного урегулирования. Версальско-Вашингтонская система
  18. Глава IIIПАРИЖСКАЯ МЕЖПАРТИЙНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ