<<
>>

Падение монархии

За четыре месяца до своего роспуска Учредительное собрание, по предложиию Робеспьера, постановило, что ни один из его депутатов не может быть избран в Законодательное собрание. Ре­зультатом подобной демонстрации бескорыстия стало то, что чле­нами Законодательного собрания, которое начало работу 1 ок­тября 1791 і .
стали люди, не обладавшие опытом законотворче­ства и государственной деятельности.

Всего было избрано 745 депутатов. Правое крыло Собрания со­ставили федьяны — около 260 человек. Являясь сторонниками конституционной монархии, они считали, что с принятием Кон­ституции 1791 г. Революция исчерпала свою миссию и должна быть закончена, ."[свое крыло Собрания занимали примерно 130 депу- татов-респубшканцев. Многие из них были членами Якобинского клуба. Среди них выделялись две группы. Лидером более крупной был парижский журналист Бриссо, из-за чего ее члены подучили прозвище «брнссотинцев». Позднее их также называли «жирон­дистами», поскольку ряд ведущих деятелей этой «партии» был выбран в Собрание от департамента Жиронда. И, наконец, не­большая труппа крайне «левых» занимала в Собрании самые вер­хние места, п з-за чего получила прозвише «монтаньяры» (горцы).

Остальные члены Собрания составляли его центр («болото») и поддерживали го одно, то другое крыло.

Едва приступив к работе, Законодательное собрание столкну­лось с множеством тяжелейших проблем. Начавшееся в Сан-До­минго восстание черных рабов нарушило экономические сияли с колониями. Возникли перебои с поставками колониальных про­дуктов, входивших в рацион многих жителей французских горо­дов. Недовольные граждане устраивали беспорядки на рынках, а в Этампе толпа растерзала мэра за отказ регулировать цепы.

Крестьяне, убедившись, что значительную часть сеньориаль­ных повинностей им придется выкупать, подняли «жакерию» в центральных и южных областях страны. ВЛозере и Вандее проис­ходили выступления крестьян против церковной реформы и в за­щиту неприся! пувших священников.

Ранее принадлежавший Папе и только что присоединенный к Франции Авиньон оказался охвачен гражданской войной. В октяб­ре 1791 г. страна была потрясена известием о массовой резне мир­ных жителей, устроенной в башне Глаеьер авиньонскими рево­люционерами и ответ на убийство муниципального чиновника.

Обострилась и международная обстановка. Если на протяже­нии предшествующего периода иностранные государи довольно нейтрально от носились к Французской революции, то с 1791 г. ее события все больше стали привлекать их внимание. Аннексия Ави­ньона покатала, что хотя революционная Франция на словах и отказалась от завоеваний, фактически для ее вмешательства впол­не достаточно, чтобы какая-то часть населения, подняв восста­ние, обратилась к ней за помощью. Кроме того, австрийский им­ператор не мог согласиться с тем, что действие декретов 5 — 11 августа 178ч г. было распространено на владения немецких кня­зей в Эльзасе, которые, согласно международным договорам о присоединении к Франции этой территории, оставались под юрис­дикцией имперского права. И, наконец, обращение с королев­ской четой как с пленниками, особенно после Варен некого кри­зиса, не могло не возмутить царствующих монархов. 27 августа 1791 г. в Пнльпицс австрийский император и прусский король подписали декларацию в защиту монархического правления во Франции, оставив за собой право применить для его укрепления все «необходимые средства».

Передовым отрядом интервенции должны были стать фран­цузские дворяне-эмигранты, возглавляемые братом короля гра­фом Прованским, При нем было создано правительство пол руко­водством А. б. Калонна. При финансовой поддержке иностранных дворов эмш ранты сформировали в немецком юроде Вормс 15-тысячную армию принца Конде.

В ноябре 1791 г. Законодательное собрание по предложению Бриссо приняло закон, угрожавший конфискацией имущества тем эмигрантам, кто із течение двух месяцев не вернется на родину. Еше один декрет был направлен против неприся гнувших священ­ников. предусматривая для них до двух лет тюрьмы. Король вос­пользовался своим конституционным нравом и наложил вето на эти декреты, вызвав бурю возмущения левых.

«Партии^ по-разному отнеслись к. угрозе войны. Король и его приближенные связывали с военным конфликтом надежду на подавление Революции руками иностранных войск. Желал вой­ны, хотя и по другим причинам, Лафайет, рассчитывая, что, воз­главив армию, сможет защитить конституционный порядок ог посягательств «слева». А йот близкие к нему по своим политиче­ским взглядам фельяны, напротив, опасались, что война дестаби­лизирует общество и тем самым погубит Конституцию. Среди «ле­вых» также не было единства мнений. Большинство якобинцев разделяло воинственные настроения Бриссо, полагая, что пред­стоящая война окончательно дискредитирует двор и приведет к установлению Республики. Но были и несогласные с этим мнени­ем, прежде всего Робеспьер, призывавший сосредоточиться на борьбе с внутренним, а не внешним врагом.

9 марта 1792 г. король назначил министром финансов Э, Клавь- ера, внутренних дел — Ж. М, Ролана, иностранных дел — Ш.Ф.Дюмурію. Все они были тесно связаны с жирондистами. Но­вое правительство сразу взяло курс на войну с австрийским им­ператором, которая и была объявлена 20 апреля.

В мае французские войска, почти не встречая сопротивления, вторглись в Бельгию. Однако очень скоро стало ясно, что Фран­ция к войне нс готова. Экономический кризис углублялся, налоги собирались плохо, государству не хватало средств, а выпуск все новых ассигнатов подстегивал инфляцию. Армия испытывала не­достаток квалифицированных офицеров, поскольку многие из них эмигрировали. Тем же, кто остался, солдаты не доверяли. Дисцип­лина в войсках была низкой. При первых же серьезных столкнове­ниях с австрийцами французские солдаты бежали.

В мае Законодательное собрание приняло еше один репрессив­ный декре т против неприсягнувших священников, а в начале июня постановило создать под Парижем лагерь для 20 і ыс. федератов — национальных гвардейцев из разных департаментов, которые дол­жны были прибыть в столицу для празднования годовщины 14июля. Жирондисты планировали использовать их как военную силу для борьбы против монархии. Король наложил вето на оба закона и отправил жирондистское правительство в отставку, назначив но­выми министрами фельянов,

20 июня организованная «левыми» народная манифестация в честь годовшины клятвы в Зале для игры в мяч завершилась втор­жением толпы в королевский дворец Тюильри. Король несколько часов находился в окружении плебса, который в грубой форме требовал от мою вернуть к власти жирондистов і! начать пресле­дование неириеягнувших священников. Лишь прибытие мвра Па­рижа, жирондиста Петиона, позволило удалить толпу из дворца,

В июле на территорию Франции вторглась авсіро-прусская ар­мия под командованием герцога Брауншвейгского, Собрание про­возгласило: «Отечество в опасности!». Депутаты-жирондисты от­крыто обвиняли короля в измене. В столицу со всей Франции стя­гивались отряды федератов. После праздника 14 июля нм было предложено отправиться на фронт, но они отказывались ото сде­лать, требуя ни счожения короля. К этому же призывали к наибо­лее радикалі.но настроенные секции (районы) Парижа. 24 июля в Якобинском клубе Робеспьер также призвал низвергнуть монарха и созвать Национальный Конвент для пересмотра Консттуции.

I августа в Париже стало известно о манифесте герцога Браун­швейгскою. іде тот обещал разрушить французскую столицу и покарать ее жителей, если королю будет причинен вред. Однако его угрозы вызвали именно те последствия, которые он хогел предотвратить.

В ночь па 10 августа уполномоченные от всех секций Парижа собрались в Ратуше и, отстранив законно избранный муниципа­литет, создали повстанческую Коммуну. Утром повстанцы — па­рижский плебе и федераты — попытались захватить королевский дворец Тюильри. Защищавшие его дворяне и швейцарские гвар­дейцы отбили первый натиск с большими потерями для нападав­ших. Однако король, искавший с семьей убежища в Законода­тельном собрании, под нажимом депутатов отдал приказ гарни­зону Тюильри сложить оружие. Тот подчинился, после чего боль­шинство находившихся во дворце людей, включая слуг, были звер­ски убиты толпой. Лишившийся своих последних защитников мо­нарх был отстранен Законодательным собранием от власти и аре­стован.

II августа Собрание приняло декрет о проведении на основе «всеобщею» волеизъявления (разумеется, в понимании того вре­мени, не предполагавшем наделение избирательными правами женщин и слуг) выборов в Национальный Конвент, коему пред­стояло определить будущее государственное устройство Франции.

Событии 10 августа открыли новую стадию Революции. Если до этого веду шунт роль в борьбе против монархии играли представи­тели просвещенной элиты, которым и целом удавалось удержи­вать плебс под своим влиянием, то теперь движение «ни зов» об­рело автономный характер, имея собственный организующий центр — Коммуну Парижа.

Армия герцога Брауншвейгского неумолимо приближалась к французской столице. 23 августа пала крепость Лонгви. 2 сентяб­ря — Верден. Население Парижа было охвачено страхом. Распро­странялись слухи о предательстве и об аристократическом «заго­

воре». Эти настроения вылились в массовые убийства заключен­ных тюрем, организованные 2 — 5 сентября революционными ак­тивистами при откровенном попустительстве Коммуны И ПОЛНОМ бессилии 'Законодательного собрания помешать происходящему. Погибло до 1,5 тыс. человек, в основном не имевших никакого отношения к политике. Вслед за Парижем подобные убийства имели место и и некоторых других городах.

<< | >>
Источник: Под ред. Чудинова А.В., Уварова П.Ю., Бовыкина Д.Ю. История Нового времени: 1600-1799 годы. 2007

Еще по теме Падение монархии:

  1. дуалистическая монархия
  2. Падение курсов
  3. Ограниченная монархия
  4. Парламентарная монархия
  5. ПОБЕДА МОНАРХИИ
  6. нетипичные виды монархии
  7. Аравийские монархии
  8. Падение Милета
  9. Падение Перикла
  10. ПАДЕНИЕ ВАВИЛОНА
  11. § 63. Падение Западной Римской империи
  12. Феодально-абсолютистская монархия.
  13. АБСОЛЮТНАЯ МОНАРХИЯ
  14. Падение авторитарных режимов в европейских странах.
  15. Падение тирании в Афинах
  16. «Взлет и падение каталога»
  17. Падение ордынского ига.
  18. Испанская монархия в начале XVII в.