<<
>>

2. Особенности политического развития стран Ближнего и Среднего Востока.

Политическую жизнь Турции, Ирана и Афганистана объединяет не только общее географическое положение, но и общие цивилизационные основы. Все они являются мусульманскими странами, которые были подвер­жены сильному влиянию западной модернизации, что нало­жило свой отпечаток на их общую судьбу и перспективы развития этих стран в новом XX] веке.
Основные тенденции общественно-политического развития для этих стран опре­делялись в основном борьбой двух главных направлений в общественно-политической жизни стран Ближнего и Сред­него Востока. С одной стороны — исламское политическое движение, пользующееся огромным влиянием в этих стра­нах, а с другой — секуляристское, демократическое направ­ление, которое также пробивало себе дорогу в условиях тра­диционалистских представлений о политике и власти ос­новной массы населения мусульманских государств. И это, пожалуй, является одной из важных особенностей полити­ческой жизни этих стран на современном этапе.

Исламский фактор достаточно ясно обозначил себя во время исламской революции в Иране 1979 года.

После террористи­ческих актов 11 сентября 2001 года в США и крупномасш­табных военных операций в Афганистане и Ираке, события на Востоке привлекли внимание всего мирового сообщества. В научной и политической литературе прочно утвердилось понятие политического ислама. Со времен исламской рево­люции Ирана позиции политического ислама не ослабевали. Активизация в последние десятилетия исламистов и их идей создания исламского государства имела на то несколько глав­ных причин. Прежде всего, проникновение и утверждение западного образа жизни в восточных государствах, а также интеграционные процессы в мировой экономической и соци­ально-политической жизни, которые привели к значитель­ной политической и религиозной радикализации во всем ис­ламском миря.
Под исламскими лозунгами стал выступать международный терроризм, в последнее десятилетие прини­мающий всеобъемлющий характер. Террористы из стран Ближ­него и Среднего Востока стали действовать во всех уголках мира. Во-вторых, уход советских войск из Афганистана, а затем последовавший распад СССР были восприняты экстре­мистами как победа исламского движения над одной из сверх­держав. Усиленные атаки террористов на Россию в начале XXI века были вызваны стремлением экстремистов исполь­зовать слабость российского государства, ставшего преемни­ком Советского Союза. После исчезновения СССР политичес­кие исламисты взяли на себя роль борцов за социальную справедливость и равенство. Красное знамя коммунистичес­кого движения уже ушло с политической арены безвозврат­но, но исламские экстремисты попытались заменить его зе­леным знаменем Пророка. В-третьих, проявляясь в разных формах, используя свое влияние в мусульманской среде насе­ления, политический ислам пытался завоевать властные по­литические структуры в большинстве мусульманских госу­дарств. Процессы секуляризации в этих странах, по суще­ству, стали приобретать характер острой политической борь­бы. Даже в Турции, где вестернизация и лаицизм утверди­лись с 20-х годов, следует все-таки признать, что основу всей политической борьбы в этом государстве на современном эта­пе определяла борьба политического ислама и секуляризма.

В Турции еще во второй половине XIX — начале XX вв. сложилась стойкая антирелигиозная оппозиция. Она оказала существенное влияние в период Младотурецкой революции 1908 года и сумела осуществить политику секуляризма в пе­риод правления Кемаля Ататюрка, Реформы Кемаля ограни­чили влияние ислама во всех сферах жизни и ориентировали общество на западную модель капиталистического развития и на западные культурные ценности. Во второй половине XX ве­ка борьба между секуляризмом и исламским направлением обострилась, что привело даже к неоднократному вмешатель­ству в политическую жизнь военных, пытавшихся предотвра­тить гражданскую войну.

В начале XXI века борьба этих двух политических направлений составляла основу всех полити­ческих баталий в стране. Формированию исламских полити­ческих партий способствовало развитие демократических форм правления в Турция. Конфликт между исламистами, нахо­дившимися достаточно долгий период в оппозиция, и сторон­никами светского режима стал определять социально-полити­ческое развитие турецкого государства на современном этапе.

Влияние политиков-исламистов стало заметно возрастать с середины 50-х годов, после появления многопартийной системы и значительной либерализации всей внутренней жиз­ни турецких граждан. Именно тогда появляются исламские партии и организации. Появление политических исламских партий стало отражением конфликта взаимоотношений ис-ламо-тюрксной общности с западной моделью модерниза­ции. Исламистское политическое течение довольно успешно завоевывало себе сторонников, пользуясь достаточно ясны­ми и определенными исламскими догмами. За последние де­сять лет исламские партии дважды формировали правитель­ство. Кратковременное пребывание у власти исламистов в 90-е годы во главе с Н. Эрбаканом лишь активизировало действия исламских организаций. Вернуть политические по­зиции политикам от ислама удалось в 2002 году, хотя их позиция выглядели значительно умеренней, чем прежде.

Турецкое общество на рубеже нового века оказалось рас­колотым. Сторонники секуляризма не собираются уступать политическим исламистам и продолжают протестовать про­тив ползучей исламизации страны. Путь исламистам пыта­лись преградить светские партии, значительная часть интел­лигенции, а также другие слои населения, поддерживавшие конституционный секуляризм, и армия, традиционно следу­ющая идеалам Кемаля Ататюрка. Вступление в новый XXI век показало определенное равновесие между светским направле­нием и исламистской оппозицией. Политическая борьба не способствовала процессам модернизации и решению социаль­но-экономических проблем, а приводила к социально-поли­тическому напряжению и внутренним конфликтам.

В тех странах, где исламисты находились у власти, об­ществу навязывалось свое понимание политического уст­ройства и социального порядка. Там удалось ввести в пол­ном объеме нормы шариата, запретившие все, что было, по мнению духовных правителей, несовместимым с догмати­кой Корана. Такие сценарии в той или иной форме реализо-вывались в Иране, Афганистане, Пакистане. Важнейшей особенностью политической жизни стран, в которых победу одержали исламские лидеры, стало претворение в жизнь един­ства власти и религии. Этот принцип был введен еще проро­ком Мухамедом, воплощавшим в себе религиозные и поли­тические основы единства уммы (мусульманская община). Исламская революция в Иране, как и власть талибов в Аф­ганистане, попыталась воплотить в жизнь идеи Пророка о гармоничном сочетании религиозного и государственного начал в управлении исламским обществом.

Как во времена халифата во главе государства стоял глав­ный факих, то есть шиитский духовный лидер, так и в со­временном Иране и талибском Афганистане ему принадлежа­ла высшая духовная и светская власть. Ва высшим духов­ным лидером была закреплена роль главного управляющего делами правоверных и имамата, и в то же время он был высшим лицом государства. Таким образом, верховная теок­ратическая власть являлась в то же время верховной госу­дарственной властью. Исламское духовенство имело и другие теократические структуры, к которым можно отнести На­блюдательный совет по охране конституции в Иране или Лоя-джиргу в Афганистане. В Афганистане талибы, Придя к вла­сти и основав Исламский эмират, сразу же заявили, что свя­щенный Коран станет главной основой государственного уст­ройства. Хотя основной закон Афганистана обнародован не был. Конституцию заменял Коран, закон шариата.

Исламская политическая и Экономическая организация ока­залась менее эффективной, чем светские структуры большин­ства мусульманских стран. Именно это явилось основной при­чиной роста реформаторских настроений в Иране, роста оппо­зиции, считавшей несовместимым религиозную деятельность с хозяйственными и политическими делами. Тенденция секуля­ризма и демократизма робко, но постепенно пробивала дорогу. В Иране никогда не стихала борьба за ограничение религиоз­ного компонента в политической структуре власти. В разные периоды результаты борьбы проявлялись по-разному. Наблю­далась постепенная эволюция исламского режима в направле­нии увеличения роли светских органов и его демократизации. Этот процесс стал особенно заметным после смерти великого имама. Нынешний духовный лидер Ирана Сайед Али Хаме-веи, отстаивающий незыблемость исламской государственнос­ти, все же вынужден пойти на некоторые изменения государ­ственных структур, установленных когда-то аятоллой Хомей-■ ни. В конституцию были внесены изменения, которые ликви­дировали пост премьер-министра, усилили роль президента и ограничили религиозные прерогативы Наблюдательного сове­та. Важным законом, укрепившим президентскую власть и ее светские функции, стало получение президентом права конт­роля над соблюдением конституции, которое ранее принадле­жало исламским политикам.

После смерти аятоллы в 90-е годы в Иране стала прово­диться приватизация и либерализация в экономике, и это потребовало снижения роли государства в иранской хозяй­ственной структуре. При новых властителях стала прово­диться политика привлечения иностранного капитала и со­здания свободных экономических зон. Президент Хатами прилагал усилия к либерализации общественно-политичес­кой жизни, деятельности СМИ, политических организаций и партий. Деятельность Хатами, как полагали многие ис­следователи, была направлена на создание условий разви­тия гражданского общества, на расширение связей с миро­вым сообществом. Именно поэтому в Иране, как и в Турции и Афганистане, в обществе произошел раскол на реформа­торов и консерваторов. Борьба двух тенденций в обществен­ном развитии стала определять политическое развитие стран. Однако для Ирана характерно, как считают исследователи, движение к демократии, но демократии особой, исламской.

В Иране не ставят под сомнение исламские принципы раз­вития, но нельзя в то же время не заметить развитие в стра­не демократических норм, составляющих основу западной политической культуры. Речь идет о развивающейся в стра­нах системе выборов и функционировании многопартийной системы. Фактически в Иране, как и в других странах Ближ­него и Среднего Востока, создается традиция выборности всех звеньев власти на всех уровнях, включая выборы в местные и центральные органы власти. Вступление в действие закона о партиях позволило создать условия для многопартийной системы. В начале XXI века число политических партий в

Иране перевалило за сотню. Факты студенческих волнений а Иране в 2003 году показали рост реформаторских сил. Стремление иранцев идти по пути реформ стало определять главную тенденцию развития страны в XXI веке. В 2004 году, исполняется 25 лет исламской революции в Иране. Этот пе­риод уже наглядно показал несостоятельность многих ис­ламских канонов, несовместимых с потребностями техноло­гического века. Вот почему начало нового века станет для Ирана продолжением реформации и укреплением прагматиз­ма в сфере экономики и социальной жизни.

В Афганистане после проведения коалиционными силами США и ряда европейских стран с участием «Северного аль­янса» антитеррористической операции теократический режим в стране был ликвидирован. Результатом этой крупномасш­табной акции стало уничтожение системы административно­го управления, созданной талибами, и бегство их лидеров. Установление светской власти произошло здесь в результате разгрома исламского режима. Однако говорить о полном унич­тожении движения талибов, как и в целом исламского поли­тического движения, было бы преждевременным. Талибам удалось раствориться в среде пуштунского населения на юге и востоке Афганистана, многие бежали за границу, в Пакис­тан. Условия для исламских экстремистов остались. Тали­бам удалось наладить связи с исламистски настроенным Г. Хекматияром, бывшим вице-президентом Афганистана.

После разгрома Исламского эмирата в Афганистане в 2001 году была создана совершенно новая система государственного уст­ройства при полной экономической, финансовой и военной под­держке США и Запада. Формирование нового государства про­ходило под эгидой ООН и жестким контролем над исполнением решений ее представителей. Государственное строительство на­чиналось с нуля. Создание Временной администрации в Афга­нистане учитывало традиции афганского народа и их религиоз­но-социальную структуру. Первое переходное правительство определила Всеафганская ассамблея старейшин и представите­лей племен народов — Лоя-джирга. Кроме того, эта традицион­ная организация избрала членов переходного парламента и членов конституционной комиссии. Вместо теократического государ­ства создавалась светская структура с учетом традиционных форм центрального и местного управления. При формировании временной администрации был соблюден также принцип поли-этничности: в нее вошли пуштуны, таджики, хазарейцы и т. д.

Несмотря на присутствие иностранных миротворцев экст­ремистски настроенные исламисты не отказались от попыток дестабилизировать обстановку в Афганистане. Ситуация вплоть до 2005 года оставалась не достаточно стабильной. В некото­рых случаях власть губернаторов во многом зависела от поле­вых командиров, располагавшихся на их территории. Цент­ральной власти приходилось принимать меры по ликвидации зависимости местных властей от вооруженных формирований и исламистов. В начале века многочисленные террористичес­кие акты, непрекращающиеся взрывы в крупных городах, по­кушения на главу администрации X. Карзая, заговоры против временного правительства характеризовали обстановку пер­вых лет функционирования временного правительства. Рас-, крыт один из крупных заговоров исламиста Г. Хекматияра и его сторонников против временного правительства.

Итак, в страны Ближнего и Среднего Востока постепен­но пробиваются современные формы политического процес­са — многопартийность, парламентаризм, легальная поли­тическая деятельность, выборы и т. д. Однако в подавляю­щем большинстве эти формы пока не определяют социальную и политическую жизнь этих стран. Политические гражданс­кие организации в мусульманских странах под внешне со­временной оболочкой зачастую сохраняют традиционную сущ­ность, объединяя людей по этническому, религиозному или земляческому принципу. Многие востоковеды считают, что в обозримом будущем формирование гражданского общества представляется маловероятным. Да и сами демократические процессы приобретают весьма специфический характер.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 2. Особенности политического развития стран Ближнего и Среднего Востока.:

  1. 7.1. Особенности развития стран Востока в Средние века
  2. 7.1. Особенности развития стран Востока в Средние века
  3. 7.1. Особенности развития стран Востока в Средние века
  4. ЧАСТЬ 3. СТРАНЫ БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА
  5. Глава 6 Особенности развития стран Востока в Средние века. Арабы в VI–XI вв.
  6. Блок третий Ближний и Средний Восток
  7. БЛИЖНИЙ И СРЕДНИЙ ВОСТОК: ИСЛАМ, ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА
  8. Рынки стран Африки и Ближнего Востока
  9. 1. Каковы были государства Ближнего и Среднего Востока (Древний Египет, государства Двуречья, Ассирия, Финикия)?
  10. 1. Экономический и военно-политический подъем Ассирии в конце X — IX в. до н. э. Международная обстановка на Ближнем Востоке в начале I тысячелетия до н. э.
  11. Глава 15 Религиозно‑цивилизационный фундамент и особенности развития стран Дальнего Востока
  12. РЕЛИГИИ ВОСТОКА: РОЛЬ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СТРАН СОВРЕМЕННОГО ВОСТОКА. ИСЛАМ
  13. Страны со среднем уровнем развития.
  14. Страны со среднем уровнем развития.
  15. Страны со среднем уровнем развития.
  16. 4.Политическая эволюция стран Востока
  17. Страны со среднем уровнем развития.
  18. 3. Взаимодействие современного и традиционного в социальной сфере стран Востока. а) Российские востоковеды о современном и традици­онном в структуре стран Востока.