<<
>>

ГЛАВА 1 Начало нового времени

К XVI в. Европа и Америка представляли собой конгломераты разнообразных этносов и государств. Едва на­чавшееся освоение Нового Света — Америки — европейцами дало толчок глубоким переменам не только в Америке, но и в Европе: способствовало созданию условий и атмосферы для зарождения и развития новой цивилизации.

Кризис Европы. Неравномерное развитие ев­ропейских народностей, государств, культур и хозяйственных укладов на пороге XVI столетия характеризовалось обострени­ем их внутренних и внешних коллизий.

В Центральной и Западной Европе господствовало рим- ско-католическое христианство. Папа и иерархи церкви сосре­доточили в своих руках огромные богатства и активно участво­вали в мирских делах, хотя на превосходство над государями претендовать уже не могли. Стремление к обогащению любой ценой, кровавые интриги и торговля отпущением грехов по­шатнули их авторитет. Военно-монашеские ордены — оплот могущества папства — утратили прежнюю силу. Начался мо­рально-политический кризис католичества.

Но он не разру­шил общность христианской основы культур большей части Европы: поиск путей преодоления кризиса церкви не выходил за рамки христианства.

К началу XVI столетия активизировались процессы поли­тической и экономической интеграции вокруг народностей, создавших наиболее значительные центры власти, сельского и ремесленного производства, торговли и финансов. Ограниче­ние Османской империей притока в Европу азиатских изделий и растущий спрос на европейские товары на заокеанских рын­ках побуждали европейцев добиваться увеличения производ­ства и искать новые пути в далекие страны Азии.

Все большее значение для развития каждой из народнос­тей приобретают добыча полезных ископаемых, выплавка ме­таллов. Все шире распространяются ветряные и водяные мельницы, насосы для воды и воздуха, совершенствуются ин­струменты для строительства, выделки кож и изготовления тканей.

Уже не только на севере Апеннинского полуострова, но и в Англии и других странах Западной и Центральной Европы по­являются рассеянные и централизованные мануфактуры с раз­делением трудовых операций и применением наемной рабочей силы. Эксплуатация наемного труда повышает производитель­ность, увеличивает количество товаров и приносит возрас­тающие прибыли. Капиталистический способ хозяйствования, преобладавший в торговле, стал распространяться на произ­водство. Расширение производства и торговли вело к формиро­ванию внутренних рынков и способствовало превращению вов­леченных в них народностей в нации.

Ставшее очевидным увеличение доходов властителей от расширения владений и от способов использования их бо­гатств и занятий населения побуждало государей не только расширять и ограждать владения от агрессии соседей, но и со­действовать специализации сельского хозяйства, развитию ре­месел и торговли, устраняя мешавшие ограничения. Это уско­ряло формирование рынков и наций и вело к усилению госу­дарственной власти.

Наиболее интенсивно шла политическая и экономическая интеграция народностей в государства-нации в Западной Ев­ропе. Борьба за освобождение от арабских завоевателей, освое­ние земель, развитие ремесел и торговли сплачивала в нацию разнородные этносы Испанского королевства. Из пестрых эт­носов Французского королевства формировалась французская нация. Подобный процесс шел и в Английском королевстве.

В Центральной и Северной Европе, как и на Апеннинском полуострове, имелись крупные центры ремесел и мануфактур, а также финансово-торговых операций, но их интеграция и формирование наций осложнялись непреодоленной политиче­ской раздробленностью огромного пространства и узкокорыст­ными действиями многих государей. Самое крупное из госу­дарств региона — Священная Римская империя германской нации — оставалось конгломератом средних и мелких и не только немецких государств.

Формирование наций и их государственности не вело к обособлению европейских стран друг от друга.

К началу XVI столетия значительно увеличилась торговля между ними и окрепли товарно-денежные отношения. Неуклонно возрас­тал спрос на деньги для специализации сельского хозяйства, расширения производства и торговых операций, а также на войны и другие нужды государей. Это способствовало разви­тию ростовщичества, процветанию ранее возникших крупных финансовых контор и появлению новых. Острая повсеместная потребность в деньгах толкала на любые способы их получе­ния.

Вместе с формированием наций в Западной и Центральной Европе изменялась социальная структура населения. Знать и дворянство, как и духовенство, крепко держались за свои со­словные привилегии. Но рыцарская культура пришла в упа­док: оружию, сражениям и турнирам сеньоры стали предпо­читать роскошь, увеселения и выколачивание из зависимых людей денег на новые нужды. Все чаще место человека в обще­стве определялось не происхождением, а его собственными умениями и усилиями. Но богатство, какими бы способами оно ни приобреталось, ценилось выше человеческого достоин­ства. Христианская мораль переживала кризис.

Основная часть населения (90—95%) занималась сельским хозяйством, но возможности его развития за счет освоения залежных земель были почти исчерпаны. Пашни истощались, и урожайность падала. Аграрный кризис стал причиной не­хватки продовольствия, голодания населения и стремительно­го роста числа людей, оказавшихся без средств к существова­нию и ради выживания готовых на все.

Большинство городов, превратившихся в центры ремесел и торговли, добились самоуправления и освободились от непо­средственного подчинения крупным феодалам и даже госуда­рям. Горожане и любой человек, проживший в городе больше года, становились гражданами сообщества, управлявшегося представителями цехов и гильдий.

Чтобы укрепить свою власть и умножить доходы, короли, опираясь на разбогатевшие города, укрощали крупных феода­лов и заставляли повиноваться дворянство и духовенство, до­биваясь абсолютной власти. В этом направлении больше дру­гих продвинулись короли Испании, Франции, Англии.

Еще более существенным выражением неравномерности развития Европы являлось то, что у различных славянских племен и румын преобладало общинное устройство, не свобод­ное от родоплеменных традиций, но почти всюду подчиняв­шееся местным наследственным властителям. Многие этносы не имели собственной государственности. Разные по величине и, как правило, полиэтнические государства возглавляли князья, короли, а многие балканские народы попали под власть османского султана. Крупнейшим из восточноевропей­ских государств стало Великое княжество Московское. Как и в остальной Европе, между государями почти непрерывно ве­лись войны за обладание источниками доходов — землями и подданными.

Феодальные и общинные земли обрабатывались традици­онными способами. Большие налоги-поборы и личные повин­ности ограничивали заинтересованность земледельцев и эф­фективность производства. Местные ремесла и торговля еще не получили значительного развития. Ему способствовали мирная экспансия и иммиграция ремесленников и купцов Центральной и Западной Европы, более всего немцев и евреев. Автономных городов в Восточной Европе почти не было — большинство их оставалось собственностью государей.

Несмотря на активный прозелитизм Ватикана, в Восточной Европе и на Балканах преобладали греческо-византийские христианские вероисповедания, из которых наиболее распро­страненным было русское православие. Иерархи православной церкви умиротворяли паству и служили государям, не пыта­ясь вознестись над ними.

Но и на востоке Европы происходили перемены. Они всюду ставили под сомнение прежние устои общества — традицион­ные уклады и верования. Это был кризис прежней Европы. Никогда прежде в ней не было такого множества нищих и го­лодных, стремившихся выжить любой ценой, а также громад­ного спроса на деньги всех слоев общества — высших, средних и низших. Этот спрос и пассионарность толкали людей не толь­ко на самые гнусные преступления, число которых необычайно возросло, но и на открытия — географические и духовные.

Начало «великого прорыва». В истории Ев­ропы XVI столетие стало веком «великого прорыва». Начало ему было положено открытием европейцами заокеанских зе­мель — Нового Света — и достижениями Возрождения. Ограб­ление новых земель дало мощный импульс европейской эконо­мике, а на почве Возрождения выросла Реформация.

К концу XV столетия у соперничавших государей Пиреней­ского полуострова, стремившихся любой ценой расширить свои владения и приумножить богатства, скопились средства для рискованных поисков новых путей в Индию и другие за­океанские земли, в легендарную «страну пресвитера Иоанна».

Появились первая карта мира, составленная Паоло Тосканел- ли, более совершенные навигационные приборы и способные к дальним плаваниям вместительные каравеллы. Не было недос­татка в опытных мореплавателях и на все готовых авантюрис­тах из обнищавших дворян, сельских и городских люмпенов.

Уже к середине XV в. корабли португальского принца Эн- рике, прозванного Мореплавателем (сам принц никогда не выходил в море), исследовали побережье Гвинейского залива, откуда привезли первую партию негров-рабов, названных поз­же «черным золотом». В другом направлении Изабелла Кас­тильская и Фердинанд Арагонский послали корабли под ко­мандованием Христофора Колумба. В августе 1492 г. Колумб открыл остров, названный Сан-Сальвадор, а затем и другие острова и континент, именовавшиеся Вест-Индией, или Но­вым Светом, а позднее — Америкой, по имени описавшего кон­тинент мореплавателя Америго Веспуччи. На этих землях, объявленных владениями испанской короны, создавались ко­лонии, строились крепости. У аборигенов отбирали ценности, их обращали в католичество и заставляли работать на захват­чиков, а непокорных уничтожали.

В 1498 г. португалец Васко да. Гама обогнул Африку и до­стиг Индии. Португальцы начали с ней торговлю и создали там свои базы, положили начало захватам на юге Африки и в Южной Азии, проложили морской путь к Дальнему Востоку. Однажды в Атлантическом океане сильный шторм вынес ко­рабли португальца Педру Кабрала к неведомой земле, где он основал колонию и назвал ее Бразилией. Так португальцы по­пали в Америку. Для раздела сфер владения в Западном полу­шарии между Португалией и Испанией при посредничестве папы в 1494 г. был заключен Тордесильясский договор: земли за­паднее 30-го меридиана входили в сферу Испании, восточнее — Португалии.

Испания активно расширяла свои владения в Америке. Ее флот увеличивался за счет огромных судов-галеонов, вывозив­ших из Вест-Индии несметные богатства, а туда доставлявших завоевателей, администраторов, священников и всякого рода авантюристов. Карибское море было объявлено закрытым для иностранцев, только испанцам разрешалось селиться и торго­вать в их новых владениях.

Флот и войска, в которые стекались авантюристы под ко­мандованием Э. Кортеса, начали завоевание Центральной Америки, ведя маневренную войну с комбинированным ис­пользованием артиллерии, конницы и пехоты. Почти одновре­менно двинулись на завоевание Америки такие же войска Ф. Писарро.

К тому времени на открытом европейцами континенте су­ществовали государства ацтеков, майя, инков с весьма разви­тыми оригинальными древними культурами. Их население по­клонялось богам, олицетворявшим различные силы природы, приносило им в жертву людей и имело своеобразные иерогли­фические письменности, астрономические знания и системы образования.

Этими народами создавались различные орудия труда и оружие из камня, а некоторыми и из бронзы, прекрасные из­делия из золота и серебра. Они выращивали незнакомые евро­пейцам картофель, кукурузу, табак, томаты, перец, сахарный тростник, кофейные зерна, хлопок и другие растения, имели мелких домашних животных, изготовляли одежды из шерсти и хлопка. Для тяжелых работ использовался труд рабов. Ими были построены пирамиды, города, дворцы и храмы, а также ирригационные сооружения и дороги.

Но они не знали железа, лошадей и принципа колеса. А главное — не были готовы оказать отпор европейским заво­евателям. Организации сопротивления мешали противоречия между различными слоями населения этих государств и их разобщенность.

В результате вторжения европейских завоевателей государ­ства ацтеков, майя, инков, их своеобразные общества были разрушены, население лишено прав или уничтожено, богатст­ва расхищены, древние культуры исчезли. Земли и природные ресурсы древних цивилизаций стали добычей европейцев и ос­ваивались ими по-своему.

Географические открытия не ограничивались Америкой. Кругосветное путешествие португальца Фернана Магеллана в 1519 г. не только доказало шарообразность Земли, но и дало европейцам возможность использовать для своего обогащения громадное количество ранее неведомых стран. Число занимаю­щихся их грабежом стремительно росло. Поступления в ис­панскую казну из ставших сравнительно легкой добычей зе­мель Нового Света многократно превышали доходы государей Франции, Англии и Священной Римской империи вместе взя­тые. Испании и Португалии, тоже быстро богатевшей за счет захваченных заморских владений, завидовали все европей­ские монархи. Английские мореплаватели под руководством

Д. Кабота достигли берегов Северной Америки почти одновре­менно с Колумбом. За ними побывали в Северной Америке ко­рабли Голландии и Франции. Но они не обнаружили там до­стойных объектов грабежа и продолжали тщетно искать путь в Китай через Ледовитый океан, а русские устремились в Си­бирь. Однако соперничать с испанскими и португальскими колонизаторами монархам и купцам других стран в начале XVI в. было трудно.

В Новом Свете, как тогда называли заокеанские земли, на развалинах местных обществ и культур стали возникать посе­ления испанцев, португальцев, а затем и других европейцев. Они привозили и приспосабливали к жизни на новых землях христианские идеи и обычаи, учреждения, общественные от­ношения, ремесла и торговлю, домашних животных (лошадей и крупный рогатый скот) и хлебные злаки.

Существенными оказались последствия ограбления Нового Света и для Европы. Из Нового Света в европейские страны по­пали картофель, томаты, перец, кукуруза, табак, кофе, хлопок и способы их использования. А главное — уже с начала XVI столетия через Испанию и Португалию в Европу хлынул поток золота и других ценностей. Золотая испанская монета вошла в торгово-финансовые отношения Западной Европы. Началась революция цен, способствовавшая повороту от нату­рального к товаро-денежному хозяйству. К середине века об­щее количество звонкой монеты в Европе увеличилось более чем в четыре раза. Цены стремительно росли, а заработная плата и земельная рента обесценивались. Это обогащало долго­срочных арендаторов земель и всякого рода предпринимате­лей, а вместе с тем вело к расширению эксплуатации наемной рабочей силы, распространению капиталистических способов хозяйствования.

На рубеже XV — XVI вв. было положено начало широким и глубоким связям между Европой и Америкой. Эти связи вели к коренным необратимым изменениям в жизни людей на этих континентах. Океан, как и Средиземное море в древности, не разъединял, а соединял жившие на его берегах народы. Уже с начала XVI в. его непрерывно бороздили многомачтовые вмес­тительные испанские галеоны и португальские карраки. По обе стороны океана быстро развивалось судостроение и многие другие производства, выходившие за рамки цеховой ограни­ченности. Новые масштабы, структуру и формы приобрела торговля и финансовые операции, появились торговые биржи и ценные бумаги. Перемены происходили во всех сферах жиз­ни. Их современник Мартин Лютер писал: «Сколько ни чи­тай всемирных хроник, не найдешь ни в одной из ее частей, начиная от Рождества Христова, ничего подобного тому, что произошло на протяжении этих последних ста лет. Таких со­оружений и посевов не было еще в мире, так же как столь раз­нообразной (на любой вкус) пищи, изысканных яств и напит­ков. Своего предела достигла также изысканность и роскошь в одежде. Кто прежде знал о таком купечестве, которое, как ны­нешнее, объехало бы вокруг света и связало своими делами весь мир? Несравнимо с прежними временами поднялись и расцвели всевозможные искусства — живопись, резьба по де­реву, чеканка по металлу, меди, шитье».

Великие географические открытия и их последствия изме­нили взгляды людей на устройство мира, на роль человека и общественные отношения. Идейно эти изменения были подго­товлены эпохой Возрождения — изучением и осмыслением видными мыслителями и художниками XV — XVI вв. достиже­ний культуры античности. Деятели Возрождения — Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти, Микеланджело Буонарроти, Н. Ко­перник, П. Помпонаццо, Эразм Роттердамский, Д. Чосер, С. Брандт, Н. Макиавелли и другие — не представляли антич­ность «золотым веком», а стремились выработать принципы гармонии для настоящего и будущего.

Оставаясь искренне верующими христианами, они во мно­гом расходились с теологами-схоластами и мрачной религиоз­ной экзальтации противопоставляли земную жизнь со всеми ее страстями и мирскими радостями, а феодальному аристок­ратизму — гражданский индивидуализм. Освобождаемые ими от схоластического догматизма знания и создававшиеся худо­жественные образы разрушали эсхатологическую философию и аскетизм, подтачивали каноническое учение церкви.

Мыслители и мастера Возрождения — гуманисты — стре­мились освободить людей от гнета религиозных догм и фило­софских абстракций и утверждали независимость, свободу и самоценность личности. Выдающийся деятель Возрождения Эразм Роттердамский (1469—1536) заявлял: «Я хочу быть гражданином мира». Гуманисты учили: «Бог не требует от лю­дей ничего иного, как чистой и праведной жизни».

Они понимали, как трудно осуществить подобные идеалы в реальном обществе. Итальянский политический мыслитель Никколо Макиавелли (1469—1525), проанализировав общест­венные отношения разных эпох, разработал концепцию «ново­го государя» — мудрого монарха, который обязан «по возмож­ности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла». Суть власти он видел в «общественном благе» и общена­циональном интересе. Насилие, считал он, должно исправлять грехи, а не разрушать человеческое доверие.

Поиски земной мирской основы человеческих стремлений приводили гуманистов Возрождения к выводу, что светская власть происходит не от непогрешимого Бога и не от церкви, а поэтому духовенство не должно влиять на государство и ис­пользовать страх верующих перед Страшным судом. Они тре­бовали веротерпимости и свободы совести.

Идеи гуманистов находили отклик и распространялись сре­ди ловких администраторов и советников, служивших князь­ям и королям, а также предприимчивых образованных куп­цов. Они способствовали формированию новых политических ориентиров, но не выходили за круг людей, знавших латынь, на которой писали деятели Возрождения.

Для изменения сознания более широких слоев населения существенное значение имело непосредственное знакомство верующих с Библией, переведенной с латыни на живые языки Д. Уинклифом, Я. Гусом и М. Лютером. Книгопечатание, го­родские светские школы и выступления бродячих артистов по­пуляризировали библейские сюжеты. Читатели и слушатели сами сопоставляли слова и дела церкви с заветами. Результа­том стало распространение бюргерских ересей, требовавших удешевления церкви, упразднения сословной отчужденности священников и монахов, секуляризации богатств церкви и ограничения власти ее иерархов.

На этой идейной почве во втором десятилетии XVI столетия в Европе возникла Реформация — широкое религиозно-поли- тическое движение за освобождение людей от сковывавших их свободу догматов и учреждений римско-католической церкви и многих других поддерживавшихся ею порядков. Реформа­ция выражала стремление различных слоев общества многих европейских стран преодолеть кризис католицизма и устарев­ших общественных отношений, обновить мировоззрение в со­ответствии с происходившими в мире переменами и указать людям ориентиры для использования открывавшихся новых возможностей.

В этом идейно-политическом движении в странах Цент­ральной и Западной Европы имелись различные течения. Наи­более важную роль сыграли три направления: либеральное, провозглашенное немецким ученым-богословом Мартином Лютером, радикальное, разработанное Жаном Кальвином, и «королевское» (англиканское), осуществленное английскими монархами Генрихом VIII и Елизаветой I. К концу столетия Реформация значительно изменила не только духовный, но и политический облик Европы.

Ограбление Нового Света и Реформация способствовали об­новлению мировоззрения, производства и торговли, ускоре­нию формирования наций и усилению государственной влас­ти, в частности абсолютных монархий. Все это и стало началом «великого прорыва», который усилил неравномерность духов­ного и экономического развития европейских стран.

Могущество Испании и крушение аван­тюристической политики ее властителей. Раньше и больше всех обогатившаяся за счет Нового Света Испания бы­стро стала самой могущественной державой Европы. К началу XVI в. испанской монархии принадлежали Южная Италия, Сардиния и Сицилия, а также Нидерланды и огромные владе­ния в Новом Свете. С первых десятилетий XVI в. ее войска и купцы осваивали Средиземноморское побережье Африки.

Все это в 1516 г. унаследовал король Испании Карл I Габс­бург. Вскоре рейхстаг Священной Римской империи герман­ской нации избрал его императором — Карлом V. В его владе­ниях, говорили льстецы, никогда не заходило солнце. Карл стремился расширить свои владения и создать всехристиан- скую империю Габсбургов.

Он опирался на духовенство и не считался с правами и при­вилегиями феодалов и городов Испании. Его желание любыми способами увеличить королевские доходы и власть натолкну­лось на сопротивление провинциальных представительных со­браний — кортесов, горожан и дворянства. В 1520 г. в стране вспыхнуло восстание городов и дворянства, поддержанное частью грандов. Его участники создали «Святую хунту» и вой­ска. Более радикальная часть повстанцев в Кастилии образова­ла «Хунту отрядов». Но между дворянством и горожанами, а также между провинциями имелись противоречия, которые использовал король. Вернувшись в Испанию с немецкими вой­сками, Карл подавил восстание, а затем расправился с восста­ниями в других районах. Это нанесло значительный ущерб экономике страны. Король же укрепил свою власть, подчинил себе кортесы и местное самоуправление, ограничил политиче­скую роль грандов и городов.

В 20 — 30-е годы войска Карла нанесли ряд крупных пора­жений Франции, короли которой пытались захватить Италию и вытеснить из нее испанцев. Испанские войска не раз вторга­лись во Францию и угрожали Парижу. Франции пришлось подчиниться продиктованным победителями условиям.

При поддержке римско-католической церкви Карл бросил силы и богатства Испании на борьбу против Реформации и князей-протестантов в своей Священной империи. Неудачи в этой войне побудили его отречься от императорского, а затем и испанского престола. Империя досталась его брату Ферди­нанду; Испанию с ее владениями в Новом Свете и в Италии, а также Нидерланды унаследовал сын Карла Филипп II.

Филиппу II пришлось продолжать войну с Францией, кото­рая закончилась миром только в 1559 г. Франция удовольство­валась приобретением нескольких крепостей у своих границ, а Испания надолго упрочила свое преобладание в Италии.

Испанцам — завоевателям Нового Света было чем платить за товары. На них ориентировались европейское и местное производство и торговля. Это стимулировало развитие в Испа­нии ремесел и даже крупных мануфактур, особенно производ­ство тканей и судостроение. Но разбогатевшим завоевателям было прибыльнее вкладывать деньги в колонии, а не в отечест­венное производство. Торговля между провинциями остава­лась слабой — ее сдерживали сепаратизм и рост импорта ино­земных товаров. Производство шерсти было сосредоточено в руках крупных овцеводов, союз которых — Места — пользо­вался поддержкой властей, расширявших пастбища ради уве­личения доходов казны. Шерсти производилось больше, чем могли переработать испанские производители, и она экспорти­ровалась.

Устаревшее земледелие не обеспечивало страну продоволь­ствием, и значительная его часть импортировалась. Селяне часто голодали и разорялись, пополняя ряды нищих и авантю­ристов. А в Арагоне сохранялось крепостное право. Разрознен­ные восстания отчаявшихся земледельцев беспощадно подав­лялись. Огромные деньги, полученные королем и знатью из Нового Света, тратились на войны и роскошь. Большая часть их перетекла в руки зарубежных финансово-торговых компа­ний и ничего не принесла стране и ее народу.

Филипп II фанатически преследовал одну цель — торжест­во католицизма и уничтожение еретиков. Опираясь на коро­левское всевластие, инквизиция терроризировала население, притесняла и уничтожала немногих протестантов и потомков мусульман — морисков. В ереси обвинялись противники коро­ля. За время царствования Филиппа около тысячи человек бы­ли сожжены. Король перенес столицу королевства в Мадрид и создал огромный административный аппарат. В конце 60-х — начале 70-х годов королевские власти жестоко подавили вос­стание морисков: мужчины были истреблены, а женщины и дети проданы в рабство.

Филипп почти три десятилетия вел жестокую войну против народа Нидерландов, вмешивался в дела Англии, послал ис­панские войска во Францию на помощь католикам, воевал против Османской империи. Но в конце концов контроль над Нидерландами был утрачен, интриги в Англии провалились, и посланная против нее «Непобедимая армада» погибла, при­шлось вывести испанские войска из Франции. Приток бо­гатств из Нового Света уменьшился, а силы конкурентов воз­росли. Испания еще располагала огромными богатствами и значительными силами, но она стала утрачивать прежние по­зиции.

Удач у Филиппа, кроме укрепления позиций в Италии, бы­ло всего две. После ряда поражений только в 1571 г. испа- но-венецианский флот смог разгромить у Лепанто в Коринф­ском заливе морские силы Османской империи. Это на время подорвало господство турок в Средиземном море. А в 1581 г., воспользовавшись гибелью короля Португалии, Филипп при­соединил ее и ее огромные колониальные владения к Испании. Но это не остановило социально-экономической деградации его королевства.

Войны потребовали к концу века в несколько раз увели­чить налоги на производство и торговлю, что привело к их упадку, росту цен и повсеместной нехватке денег. Произвол Месты, притеснения феодалов и повышение налогов разоряли земледельцев. Добиваясь только пополнения казны, власти не оказывали поддержки отечественному производству. Конку­ренты теснили испанские товары даже в Испании, не говоря уже о рынках других стран. Таможенная система затрудняла торговлю между провинциями и благоприятствовала закупке испанского сырья иностранцами.

Политика властей, служившая фанатическим целям абсо­лютных монархов-католиков, лишила народ возможности ис­пользовать богатства Нового Света для развития производства и торговли, привела к ослаблению и упадку крупнейшей дер­жавы Европы. Население беднело, а церковь завладела почти четвертью всей территории страны и накопила огромные бо­гатства, соревнуясь в роскоши с королями и знатью.

В начале XVII в. удар по торговле и мореплаванию страны нанес изданный в угоду церкви указ о выселении из Испании морисков. Вскоре ослабевшая власть не смогла удержать Пор­тугалию, которая в 1640 г. в результате восстания вернула се­бе независимость.

Своими действиями в Новом Свете и в Европе испанцы про­славились как отважные мореплаватели и жестокие завоевате­ли, действовавшие на огромном пространстве — от Нового Све­та до Османской империи. Это поглощало почти всю их энер­гию, которой уже не хватало на сомнения в католицизме и освобождение от бремени церкви. В то же время испанцы со­здали новые по духу и по мастерству произведения. Облик Испании того столетия нашел отражение в картинах Д. Велас- кеса. Мысли и чувства народа в переломный период выразили М. Сервантес, создавший образ странствующего рыцаря Дон- Кихота и его слуги, и драматурги Лопе де Вега и П. Кальдерон. В их героях сконцентрированы качества, которые обеспечили испанцам, несмотря на ослабление страны, огромную роль в начале новой истории.

От войн и распрей к консолидации и усилению Франции. Франция значительно отставала от Испании в освоении Нового Света. В начале XVI в. ею правили короли, занимавшиеся укреплением своей власти, изданием общефранцузских законов и обузданием феодалов. Они переста­ли созывать представительный орган сословий — Генеральные штаты и ограничили местное самоуправление, но поддерживали развитие отечественного производства и торговли даже за рубе­жом. Отдавая сбор пошлин и налогов откупщикам и распрода­вая государственные должности, короли получали достаточно средств для содержания сильной армии. У папы они добились права выдвигать кандидатов на церковные должности, что дава­ло им возможность использовать церковь в своих целях.

Попытки Карла VIII и Франциска I завоевать Италию встретили отпор итальянских княжеств и республик, а глав­ное — натолкнулись на активное противодействие Испании. Поражение в войне с Испанией и даже пленение испанцами Франциска I не заставили его отказаться от своих планов. Он и король Генрих II вели безуспешные войны с Испанией. Они за­ключили союз с Османской империей, которая угрожала вла­дениям Габсбургов с востока и на Средиземном море, а фран­цузские купцы получили привилегии в торговле с нею.

Затянувшиеся войны требовали средств, для получения ко­торых увеличивались налоги. В то же время росли цены. Это вызвало недовольство значительных слоев населения. В юго- западных провинциях, где были сильны сепаратистские тен­денции, вспыхнули народные восстания. Они были подавле­ны, но волнения продолжались.

Испании, увязшей в борьбе с Реформацией в Германии, Ни­дерландах и Англии, тоже трудно было продолжать войну. По­этому в 1559 г. был подписан мирный договор, по которому Франция получила несколько крепостей, а испанцы закрепи­ли за собой Италию.

Франция не имела такого притока богатств из Нового Све­та, какой был у Испании. Но она обладала множеством круп­ных ремесленных и торговых центров, из которых наиболее значительным являлся Париж. Мануфактуры изготовляли разнообразные ткани, добывали руды и уголь, ковали и отливали оружие, печатали книги. Французские купцы торго­вали с европейскими и азиатскими странами и начали прони­кать в Новый Свет.

Среди растущего числа горожан и разорявшихся дворян, стремившихся расширить свои права и за счет церкви улуч­шить свое положение, стали распространяться идеи кальви­низма, особенно на юге и юго-западе страны. Их поддержала часть знати, желавшая ограничить власть короля, в том числе принцы Конде и зависимые короли Наварры.

Но активизация кальвинистов, которых во Франции на­зывали гугенотами, и их заговоры в целях захвата власти натолкнулись на сильный отпор. Против них выступали при­держивавшиеся католицизма и поддерживавшие усиление ко­ролевской власти знать во главе с герцогами Гизами, откупщи- ки-финансисты, торгово-промышленные слои севера и цент­ральной части страны, чиновники и служилое дворянство. Екатерина Медичи — королева-мать трех царствовавших до 1589 г. безвольных королей — искусными интригами добива­лась сохранения абсолютной власти за сыновьями.

Карлу IX, остро нуждавшемуся в деньгах для упрочения своих позиций, Генеральные штаты средств не дали. Отноше­ния между двумя политическими лагерями католическим и гугенотским — обострились до предела. Нападение герцога Ги- за на гугенотов в 1562 г. в местечке Васси положило начало кровопролитным религиозным войнам между католиками и гугенотами. В последующие 30 лет они сотрясали и разоряли всю страну. При этом католическая знать стремилась полу­чить поддержку от Испании, а гугеноты — от Англии.

Организованная Екатериной Медичи в августе 1572 г. мас­совая резня католиками-фанатиками гугенотов в Париже---------------------------------------------------------------------------

Варфоломеевская ночь — обострила конфликт до раскола Франции. Гугеноты создали на юге страны свою Конфедера­цию: республику городов и дворян с правительством, деньга­ми, вооруженными силами и крепостями. На севере Гизы, стремившиеся занять трон, сколотили Католическую лигу. С середины 80-х годов она стала конфедерацией северных горо­дов и дворянства. У нее тоже были деньги, войска и крепости.

Действия Лиги против династии, организация ею выступ­лений католиков в Париже против слабого Генриха III побуди­ли короля объявить о роспуске Лиги. Однако спровоцирован­ное этим восстание парижан заставило его бежать и просить помощи у главы гугенотов, короля Генриха Наваррского. Па­риж примкнул к Лиге, а в других городах разгорелась борьба между местными группировками.

Генрих III приказал убить Гизов, но в 1589 г. сам оказался жертвой подосланного ими убийцы. Его наследником стал вождь гугенотов Генрих Наваррский — Генрих IV. Однако ни Гизы, ни север страны, ни Париж его не признавали. Чтобы поддержать католиков, испанский король прислал в Париж свои войска, хотя это вызвало недоверие горожан к вождям Лиги.

При безвластии почти вся страна была охвачена восстания­ми селян против откупщиков, чиновников, дворян. Повстан­цы называли своих врагов «кроканами» (грызунами) и рас­правлялись с ними. Это заставило всех имущих стремиться к восстановлению в стране власти.

Не видя иного выхода, Генрих IV признал, что «Париж сто­ит мессы», принял в 1598 г. католичество (король менял веру уже третий раз), и Париж открыл ему ворота. Возглавив Фран­цию, он подавил восстания селян и восстановил сильную коро­левскую власть. Различными уступками Генрих IV стремился умиротворить лидеров католиков и заключил соглашение с гу­генотами. Его Нантский эдикт (1598) объявлял католичество официальной религией Франции, но при этом гугеноты полу­чили равные с католиками права, а также свободу вероиспове­дания всюду, кроме Парижа и нескольких других городов, со­хранили за собой льготы, провинции, города и крепости на юге. Такой ценой было восстановлено государственное единст­во Франции и абсолютная власть короля.

Достижение политической стабильности и устойчивости цен способствовало восстановлению и быстрому развитию эко­номики страны. Генрих IV проводил протекционистскую по­литику, его правительство активно содействовало развитию мануфактур и торговли. Купцы расширили свои операции на Востоке, в Испании и Новом Свете. Были снижены прямые на­логи на селян, их имущество ограждалось от продаж за долги. Это благоприятствовало успехам виноградарства, садоводства, шелководства.

После убийства Генриха IV фанатиком-католиком знать при его малолетнем наследнике — как гугеноты, так и католи­ки — пыталась ослабить королевскую власть. В стране снова возникла смута. Конец ей положил кардинал Ришелье — А. Ж. дю Плесси, ставший первым министром Людовика XIII в 1624 г. и остававшийся фактическим правителем государст­ва до своей смерти в 1642 г.

Ришелье был политическим мыслителем и опытнейшим государственным деятелем, сочетавшим последовательность с политической гибкостью. Укрепляя единство страны и абсо­лютизм, он создал государственный аппарат и подобрал на­дежные кадры из чиновников и дворян, которые наделялись большими полномочиями, усилил армию и флот. К концу 20-х годов Ришелье осадил и взял главный оплот гугенотов — кре­пость Ла-Рошель, уничтожил их политическую организацию и политические привилегии. Вместо Нантского эдикта королем был издан «эдикт милости», предоставивший гугенотам свобо­ду вероисповедания и хозяйственной деятельности. В 30-е го­ды был подавлен мятеж феодалов в Лангедоке и казнен его гу­бернатор. Дворянские замки, кроме пограничных, были сры­ты. Ришелье усилил контроль над губернаторами провинций, ограничил права Генеральных штатов и других сословных уч­реждений.

Жесткая фискальная система и увеличение налогов вызы­вали недовольство сельских и городских низов. Особенно крупными были восстания селян и горожан в 30-е годы в Бор­до, в Западной и Южной Франции, в Нормандии. Они подавля­лись королевскими войсками, а их участники сурово наказы­вались: многих ссылали, а некоторые сами бежали в Новый Свет.

В то же время меркантилистская политика правительства способствовала развитию мануфактур и торговли, созданию новых торговых компаний, соперничавших с нидерландски­ми. Росли французские колонии в Канаде, в Гвинее, на океан­ских островах, активизировались французские торговцы в Ос­манской империи, Иране, России. Укрепляя позиции Фран­ции в Европе, Ришелье добивался ослабления Испании и всех Габсбургов. Путем искусной дипломатии и не жалея средств, он поддерживал Нидерланды, Данию, Швецию, протестантов и вообще княжеские распри в Священной Римской империи.

Неудачные войны первой половины XVI столетия, религи­озные войны его второй половины и наступивший после них период усиления абсолютизма и консолидации нации активи­зировали поиск решения общественных проблем и развитие творческой мысли. Эти поиски не ограничивались рамками кальвинизма. Крупным вкладом в развенчание феодальных порядков стала сатирическая проза Ф. Рабле. Духовному спло­чению нации способствовали поэты так называемой Плеяды — Ронсар, Дю Белле и другие, а также публицистика Ж. Бодена в защиту единого национального государства. Природа и мудрость народа были источниками глубокого гуманизма М. Монтеня. А в XVII век французская мысль вошла идеями великого философа-рационалиста Р. Декарта. Труды этих мыслителей заложили прочный фундамент национальной культуры и стали вкладом в формирование новой цивилиза­ции.

Упрочение абсолютизма, Реформация и усиление Англии. Англии трудно было соперничать с Испа­нией и Францией. Обессиленная длительными династически­ми войнами Алой и Белой розы, она только накануне XVI столетия обрела стабильную государственность. Положив­ший начало династии Тюдоров Генрих VII и его наследники воспользовались гибелью в войнах почти всей старой аристок­ратии для усиления королевской власти. Тайный верховный суд — «Звездная палата» — отправлял на казнь всех против- . ников короля — и простолюдинов, и лордов. Тюдоры подавля­ли мятежи аристократов, но ограждали их от выступлений простолюдинов. Они опирались на послушный парламент, в котором преобладали представители среднего и мелкого дво­рянства, выдвинувшиеся благодаря приобретенным богатствам.

Это новое дворянство скупало земли и занималось предпри­нимательством, а восстановленная Генрихом VII администра­ция всеми способами пополняла казну и сама обогащалась взятками. Рост в Европе спроса на шерсть побуждал лордов сгонять со своих земель зависимых арендаторов, сносить це­лые деревни и превращать земли в пастбища. Лорды и состо­ятельные селяне захватывали для этой цели и общинные зем­ли. Они их огораживали и сдавали в аренду за высокую плату фермерам-овцеводам. Этот ускорявшийся процесс «огоражива­ния» лишал средств к существованию большую часть сельско­го населения. «Овцы поедают даже людей, опустошают целые поля, дома и города», — писал Томас Мор. Множество селян превращалось в лучшем случае в мелких арендаторов, а боль­шинство становилось наемными рабочими и бездомными ни­щими бродягами. Только состоятельные селяне расширяли свои владения. На арендованных землях росло фермерство.

Увеличение производства шерсти стимулировало развитие сукноделия в самой Англии. Бурный рост сукнодельческих мануфактур позволил уже с середины XVI столетия вывозить больше сукон, чем шерсти. Развитие сукноделия и судострое­ния подтолкнуло добычу угля и руд. В результате роста произ­водства организации ремесленников превращались в мануфак­туры, быстро увеличивалось количество наемных работников, и новое дворянство пополнялось сельскими и промышлен- но-торговыми предпринимателями. Создавались крупные тор­говые компании: Восточная, Московская, Гвинейская, торго­вавшие с множеством стран — от Сибири до Нового Света. Вой­на в Нидерландах способствовала активизации Англии и превращению ее в соперника Испании.

Английские монархи стремились затормозить «огоражива­ния», чтобы помешать сокращению числа людей, плативших подати и служивших в войске. Но они же вместе с парламен­том издавали жестокие законы о наказании за бродяжничест­во — «кровавое законодательство» против обездоленных, заставлявшее их искать новые источники средств к существо­ванию или эмигрировать. Власти поддерживали развитие ма­нуфактур и расширение торговли, от которых казна получала немалые доходы. Неоднократно вспыхивавшие восстания обездоленных, как и недовольных аристократов, жестоко по­давлялись.

Неудивительно, что с 20 — 30-х годов в стране среди различ­ных слоев нашли отклик и получили развитие идеи М. Лютера. Владевшая немалыми богатствами церковь боролась против них. Но инициатива противников папства была перехвачена у них королем Генрихом VIII.

Поссорившись с папой, препятствовавшим его новому бра­ку, король решил использовать ослабление позиции папства в Европе, чтобы избавиться от его влияния и подчинить себе церковь и ее богатства. В 1534 г. Генрих VIII разорвал отноше­ния с папой, парламент объявил церковь в Англии независи­мой от папы и провозгласил короля ее главой. Независимую церковь стали называть англиканской. Противившийся этому лорд-канцлер Томас Мор был казнен. Монастыри были закры­ты, а их землями распоряжался король. Их новые хозяева ра­ди повышения прибылей сдавали земли фермерам и прогоня­ли прежних арендаторов, которые вместе с монахами пополня­ли число нищих бродяг. Всякое сопротивление этой реформе жестоко подавлялось. Но вероучение и организационные фор­мы оставались католическими, только позже в них были вне­сены изменения в духе протестантизма.

Дочь Генриха VIII Мария в 50-е годы XVI в. попыталась восстановить католичество и жестоко преследовала сторонни­ков Реформации. Она вышла замуж за испанского короля, что усилило испанское влияние в стране и вызвало недовольство нового дворянства. Франция тем временем ввела свои войска в Шотландию, королевой которой была католичка Мария Стюарт, а шотландские кальвинисты возглавили вооружен­ную борьбу части населения против интервентов и сторонни­ков этой королевы.

После смерти Марии Тюдор королевой Англии стала дру­гая дочь Генриха VIII — Елизавета I. Она прекратила пресле­дования поборников Реформации в Англии и поддержала кальвинистов в Шотландии, тем более что при поддержке папы Мария Стюарт была провозглашена королевой Англии. С помощью английского флота кальвинисты в Шотландии в 1560 г. добились победы и вывода французских войск, обязали Марию Стюарт отказаться от претензии на английскую корону. Шотландский парламент ввел в стране пресвитерианскую разно­видность кальвинизма (паства избирала не консистории, а пре­свитеров — старост) и секуляризировал церковные богатства.

Вернувшаяся в Шотландию Мария Стюарт при поддержке католиков преследовала кальвинистов и интриговала против английской королевы. Но получившие помощь Елизаветы кальвинисты восстали против Марии, и ей пришлось искать убежища в Англии, где она была брошена в тюрьму.

Елизавета I заключила союз с новым королем Шотландии, который отказался от поддержки католиков. Ей удалось со­рвать заговоры, активно поддерживавшиеся Францией и Ис­панией, и подавить организованное знатью крупное восстание на севере страны. Папа объявил Елизавету еретичкой и отре­шил от власти и церкви.

Чтобы укрепить свое положение и пресечь сопротивление католиков-папистов, королева в 1571 г. даровала стране Сим­вол веры, подтвердивший сущность реформы церкви и уточ­нивший ее детали. В этом документе утверждалось, что вер­ховная церковная власть в государстве принадлежит королю — защитнику веры, хотя он и не имеет права толковать Священ­ное Писание и осуществлять религиозные таинства, — такое право получил архиепископ Кентерберийский. Епископат со­хранялся, а литургия должна была вестись исключительно на английском языке. Всякое выступление против авторитета церкви расценивалось как государственное преступление.

Недовольные непоследовательностью реформы пуритане требовали очищения церкви от обрядов, чтобы сделать ее де­шевой и удобной, и замены епископов выборными пресвитера­ми. Но реформа церкви упрочила королевскую власть и спо­собствовала формированию нации. Новые заговоры католи- ков-папистов против королевы были разгромлены, а их участники вместе с Марией Стюарт казнены.

Однако в конце 80-х годов над Англией нависла серьезная опасность. Папа призвал всех католиков к войне против Анг­лии. Филипп II собрал и направил к ее берегам огромный флот с войсками, прозванный «Непобедимой армадой».

Англии пришлось напрячь все силы. Были мобилизованы все корабли, привлечены пиратские суда, использованы спо­собности самого удачливого из пиратов — Ф. Дрейка, произве­денного Елизаветой в вице-адмиралы, Англию поддерживали нидерландские враги Испании. Все они с разных направлений нападали на «армаду» и мешали ее планам. «Перья у испанцев выщипывались одно за другим», — говорили участники мор­ских сражений. Флоту не удалось соединиться с сухопутными войсками. Наконец, сильный шторм разметал суда испанцев вдоль побережья Шотландии и Ирландии.

Крушение «Непобедимой армады» способствовало укрепле­нию государственности, формированию нации и усилению международных позиций Англии. Морское могущество Испа­нии было подорвано. Английский флот последовавшими побе­дами над испанским проложил себе путь в Америку и Индию, что привело к расширению английской торговли и колоний.

Война с Испанией побудила Англию активизировать давно начатое завоевание Ирландии, где к началу столетия англи­чанам уже принадлежали плодородные прибрежные земли. Используя распри между вождями ирландских кланов, Ген­рих VIII присвоил себе титул короля Ирландии и положил на­чало конфискации земель ирландцев и передаче их англий­ским колонистам. Елизавета продолжила курс отца, вынуж­давший многих ирландцев эмигрировать, и послала войска против восставших ирландцев, отстаивавших свою католиче­скую веру и добивавшихся возврата отнятых земель. Борьбу ирландцев попыталась использовать Испания, высадившая в Ирландии свои войска. Но англичанам удалось разгромить их и жестоко расправиться с повстанцами. Командующий доно­сил королеве, что «не над чем повелевать в этой стране, как только над трупами и кучами пепла».

При Якове I Стюарте, шотландском короле, унаследовав­шем трон Англии и Ирландии после Елизаветы, северо-запад Ирландии был превращен в оплот английской земельной арис­тократии. Но в остальном Яков, а затем и его сын Карл / про­водили иную политику. Вопреки традициям королевства и ин­тересам нового дворянства, выросших городов и большинства населения, они увеличивали число монополий, налоги и по­шлины, проводили принудительные займы, преследовали пу­ритан. В стране усилился произвол продажной бюрократии. Следствием стало обострение противоречий.

Этот бурный период истории Англии дал миру крупные до­стижения мысли и искусства. Выдающийся политический де­ятель и мыслитель Томас Мор опубликовал свою «Утопию», в которой развил идеи о справедливом устройстве общества. Больших успехов достигли английские поэты, опиравшиеся на народное творчество. Родоначальником театра и драматур­гии нового времени стал театр «Глобус» и реализовавшееся в нем творчество В. Шекспира, проникнутое идеями гуманизма. Для философии подобное значение имели идеи мыслителя

Ф. Бэкона, разработавшего представление о «царстве чело­века» — покорении человеком природы для увеличения про­изводства ради удовлетворения своих потребностей. Крити­куя схоластику, он создал систему рационального анализа и обобщения опыта.

Реформация и ее последствия в Священ­ной Римской империи германской нации. В начале XVI столетия Священная Римская империя германской нации простиралась от Северного и Балтийского до Тирренского и Адриатического морей — от Гравелина и Кольберга на севере до Ниццы, Сиены и Крайны на юге Европы, исключая лишь Швейцарский Союз. На западе она граничила с Францией, а на востоке — с Польшей и Венгрией. Священной она была только как поле деятельности римско-католической церкви, а герман­ская нация в то время являлась лишь культурно-историче- ским понятием.

Главой империи был император, избиравшийся в то время рейхстагом, прежде всего князьями-выборщиками — кур­фюрстами. В 1519 г. императором Карлом V из династии авст­рийских эрцгерцогов Габсбургов стал эрцгерцог и испанский король, мечтавший с помощью папы создать всехристианскую империю Габсбургов.

Империя состояла из крупных княжеств и архиепис- копств, сотен средних и мелких светских и духовных владе­ний и поместий рыцарей, а также городов — центров произ­водства, торговли и финансов. Несмотря на попытки создания имперских органов управления, преобладали тенденции кон­солидации и усиления сильнейших государств — Австрии, Ба­варии, Бранденбурга, Мекленбурга, Саксонии, Чехии. Реги­ональными центрами экономической и этнической интегра­ции становились города и районы развития ярмарок, ремесел и мануфактур, горной промышленности и металлургии, судо­строения, выделки кож, производства тканей и специализиро­ванного земледелия.

Успехи экономики Австрии, расположенной на перекрест­ке важных торговых путей и обладавшей значительным собст­венным производством, обогащали и усиливали власть эрцгер­цогов Габсбургов.

Острота противоречий между стремлением большинства населения к политической и экономической интеграции и со­противлением римско-католической церкви выдвинула в аван­гард Реформации Германию. 31 октября 1517 г. настоятель Виттенбергского собора Мартин Лютер (1483—1546) выве­сил на дверях храма свои 95 тезисов против торговли индуль­генциями. Опровергая догмат церкви о том, что спасение души невозможно без ее посредничества, он доказывал, что между Богом и человеком не должно быть никаких посредников, так как Бог дарует спасение по своей воле в меру личной веры че­ловека, а не под влиянием пожертвований грешника и просьб священников.

Этот удар по авторитету и источникам доходов церкви выз­вал ярость папы и церковных иерархов. В острой полемике инквизиция угрожала Лютеру физическим уничтожением, а папа Лев X отлучил его от церкви и лишил сана. Но Лютер в 1520 г. публично сжег папскую буллу об анафеме. Его вы­ступление взволновало верующих, и значительная их часть в Германии, даже некоторые князья, поддержала его, стремясь избавиться от духовного гнета и поборов церкви, секуляризо­вать ее земли и другие богатства.

В 1521 г. на съезде князей Священной империи в г. Вормсе император эдиктом объявил Лютера еретиком, подлежащим аресту, и запретил распространение его учения. Лютер на съез­де отверг обвинения и нашел поддержку у крупных князей.

В борьбу против засилья церкви были вовлечены часть зем- ледельцев-крестьян и горнозаводских рабочих Юго-Западной и Средней Германии. Созданные повстанцами вооруженные отряды в 1524—1525 гг. громили не только монастыри и рези­денции иерархов, но и замки феодалов. Стремившийся объеди­нить эти восстания, вошедшие в историю как крестьянская война, Томас Мюнцер пошел дальше Лютера. Он заявлял, что всякая «земная жизнь» должна быть возвышена до небес, не­зависимо от сословной принадлежности человека. Мюнцер вы­разил устремления народных низов к «полному освобожде­нию» от всех господ и властей, к переустройству общества на основе «общей пользы» и «божественного права». Его идеи бы­ли созвучны призывам секты анабаптистов (перекрещенцев) к отмене церковной догматики и обрядности и введению урав­нительного потребления.

Лютер отмежевался от идей социального равенства и ради­кального переустройства общества. «Если они не станут слу­шаться, — писал он о повстанцах, — то не должно быть места для милосердия». Разрозненные отряды повстанцев были раз­громлены войсками князей. Мюнцер был казнен.

Идеи Лютера нашли немало последователей в австрийских и чешских землях. Реформацию поддержали селяне и горожа­не Тироля, Зальцбурга. Среди них оказались и последователи Мюнцера. Их вооруженное сопротивление войскам императо­ра продолжалось до 1526 г. В Чехии к лютеранству примкнула большая часть горожан, селян и разорявшегося дворянства.

Император не мог бросить против лютеранства все силы, так как с востока империи и собственным владениям Габс­бургов — Австрии угрожали войска Османской империи. В 1526 г. в битве при Мохаче они разгромили вооруженные си­лы короля Чехии и Венгрии. Погиб и сам король. В поисках защиты от завоевателей сеймы Чехии и Венгрии избрали коро­лем эрцгерцога Австрии Фердинанда Габсбурга. Владения Габсбургов значительно расширились, но король не смог поме­шать захвату османами значительной части Венгрии. В 1529 г. войска султана осадили Вену. Взять город им не удалось, и войны между Габсбургами и султаном за захваченную османа­ми часть Венгрии и принадлежавшую ей Трансильванию про­должались.

Тем временем лютеранство распространилось и нашло под­держку у правящих кругов в Северной и прирейнской Герма­нии. Князья, дворянство и горожане рассчитывали не только обрести свободу от церкви, но и завладеть ее богатствами. В 1529 г. четырнадцать германских князей-лютеран, собрав­шись в г. Шпайере, объявили католическому императору Кар­лу V, что они протестуют против Вормского эдикта — нападок на Лютера — и будут придерживаться его учения. Этих князей и их сторонников стали называть протестантами.

Император выставил против протестантов австрийских ры­царей, а князей-протестантов поддержали швейцарские наем­ники. Борьба между католиками и протестантами становилась вооруженной. Лютер писал: «Если мы наказываем воров ме­чом, убийц виселицей и еретиков огнем, то почему бы нам не напасть на этих вредных учителей гибели, на пап, кардиналов, епископов и всю остальную свору римского Содома со всевоз­можным оружием и не омыть наших рук в их крови?»

Ситуация обострилась, когда в г. Мюнстере вспыхнуло вос­стание анабаптистов под руководством голландцев Я. Матиса и Иоанна Лейденского, который величал себя новым «царем Давидом». Изгнав епископа, повстанцы стали называть город «Израильским царством» и поровну разделили имущество всех его жителей. Нападения императорских войск были отбиты.

Но прирейнские князья-протестанты осудили радикализм повстанцев-анабаптистов и казнили их вождей. После этого к протестантам присоединились курфюрсты Бранденбургский и Саксонский.

Смерть Лютера в 1546 г. Карл V использовал для организа­ции похода против протестантов. Итальянские и тирольские войска во главе с герцогом Альба разгромили саксонские дво­рянские ополчения. Но часть католических князей империи в надежде завладеть землями церкви присоединилась к протес­тантам. Войну императору и его испанским войскам объявил весь север Германии. На помощь единоверцам выступило швейцарское ополчение — самая сильная в Европе пехота. Для ослабления империи Карла V его противников поддержал французский король Генрих II.

В Чехии население, недовольное ограничением прав горо­дов и увеличением налогов, и сейм в 1547 г. отвергли попытку короля использовать силы и средства чехов против немецких протестантов. В Праге вспыхнуло восстание, которое было по­давлено королевскими войсками. Но солидарность чехов с не­мецкими протестантами затруднила действия их противников.

В 50-е годы войска императора терпели поражения, и в 1555 г. между германскими протестантскими и католически­ми князьями и императором был подписан в г. Аугсбурге ре­лигиозный мир. В нем провозглашался принцип «Чья власть, того и вера»: каждый князь сам определял вероисповедание своих подданных.

В результате в империи образовались две группы госу­дарств — католическими остались земли Габсбургов, Бава­рия, Франкония, духовные княжества на Рейне и в Северо- Западной Германии, Эльзас, а протестантскими стали се­верогерманские княжества, Бранденбург, Саксония, Гессен, Брауншвейг, Пфальц и Вюртемберг. Раскол в германских зем­лях углубился. Потерпев неудачу в создании всехристианской империи Габсбургов, Карл V отрекся от престола империи, а затем и Испании. Императором был избран его брат Ферди­нанд I — эрцгерцог Австрии, король Чехии и Венгрии.

Вооруженные столкновения между католиками и протес­тантами не прекращались. Князья и короли увеличивали на­логи. Войска грабили селян и горожан, нанося ущерб хозяйст­ву. Многие эмигрировали. Население поредело, и работников всюду не хватало. А спрос и цены на продовольствие и другие товары стремительно росли. В таких условиях для увеличения производства и своих доходов короли, князья и дворяне-поме- щики усилили внеэкономическое принуждение — захватыва­ли земли селян и общин, увеличивали барщину, запрещали земледельцам уходить, прикрепляли их к своей земле. Почти во всей Священной империи и к востоку от нее началось закре­пощение селян и других работников.

В Священной Римской империи князья-католики в своих владениях, опираясь на иезуитов, заменяли протестантских пастырей католическими священниками. Усиление эксплу­атации сочеталось с духовным угнетением. Из-за этого в 1595—1597 гг. в ряде районов Австрии и соседних землях вспыхивали крупные восстания селян. Производство и торгов­ля в империи во второй половине XVI столетия сокращались. Ее предпринимателей все больше теснили конкуренты.

Но интенсивность духовного развития не ослабла. Продол­жателем трудов Лютера стал Ф. Меланхтон. На службу про­тестантству было поставлено набиравшее темпы книгопечата­ние. Гуманизм получил распространение в различных видах литературы и искусства. Он осуждал бесчеловечность войн и разрушений.

Реформация в Швейцарии и освободи­тельная борьба Нидерландов. Швейцарский Союз, кото­рый представлял собой конфедерацию из 13 кантонов, имев­ших союзные земли, на пороге XVI в. едва освободился от власти Священной Римской империи и продолжал зависеть от Рима. Кантоны руководствовались сводом заключенных меж­ду собой договоров, но не имели общего правительства и еди­ных вооруженных сил. Их единство и суверенитет оставались хрупкими и нуждались в политическом и идейном укрепле­нии. Поиск путей и средств для этого велся в различных на­правлениях.

В Цюрихе и других кантонах с 1516 г. стали популярными идеи священника Ульриха Цвингли. Он опирался на Еванге­лия и отвергал позднейшие догматы пап, а также церковные обряды. Цвингли осуждал стяжательство церкви, ростовщиче­ство и крепостничество, службу швейцарцев в качестве наем­ников. Критикуя тиранию, он выступал за республиканское правление и защищал мелкую частную собственность.

В 20-е годы в Цюрихе с католицизмом было покончено. К власти пришли демократические силы. Цвинглианство на­шло немало сторонников в соседних кантонах. Селяне и город­ские низы громили церковь и старые порядки. Но это вызвало сопротивление властей Берна и лесных кантонов. Войска Цю­риха сражались с их отрядами, и в 1531 г. в сражении погиб сам Цвингли. Это ослабило позиции его сторонников.

Вскоре в Швейцарии еще более популярным стало другое учение, разработанное бежавшим от инквизиции из Парижа в Базель профессором Жаном Кальвином (1509—1564). В своей книге «Наставление в христианской вере», изданной в 1536 г., он четко систематизировал протестантское вероучение, придав ему категоричность и нетерпимость. Исключив свободу воли, Кальвин доказывал абсолютную предопределенность судьбы человека: Бог раз и навсегда определил цикл жизни каждого верующего и изменить в ней человеку ничего нельзя. С верой в непогрешимость своего учения Кальвин заявлял: «Лучше невежество верующего, чем дерзость мудрствующего!»

Кальвин добивался распространения своей трактовки про­тестантства — кальвинизма — в Берне, Женеве и Страсбурге. После освобождения Женевы от католических войск протес­тантским ополчением Берна между Женевой и Берном в 1535 г. был заключен союз, который способствовал объявле­нию кальвинизма официальной религией всех кантонов Швей­царии, их идейному сплочению и независимости от Рима.

В отличие от лютеран кальвинисты считали, что верховная власть установлена не Богом, а людьми и, если она не выпол­няет обязанностей перед народом, должна быть заменена. Они добивались упразднения князей-иерархов церкви, конфиска­ции церковных земель, отделения церкви от государства и ос­вобождения ее от власти Рима. Кальвинисты были нетерпимы ко всем другим конфессиям: католицизму, православию, иуда­изму, исламу. Опьяненные идеей своей богоизбранности, они считали возможным ради достижения своих целей использо­вать любые средства — обман, клевету, жестокость, убийство иноверца.

Под влиянием Кальвина женевский магистрат принял но­вую церковную организацию. Консистория, возглавившая церковь, фактически подчинила себе светскую власть. Пыш­ный католический культ был упразднен, но религиозность граждан стала контролироваться, а поведение регламентиро­ваться властями. Посещение театров, уличных представле­ний, музыка, танцы, поэзия и чревоугодие считались «пагу­бой» для верующих. Иноверцы стали изгоняться из Женевы, а противников кальвинизма казнили. Когда в городе увеличи­лось число бесчинств и уголовных преступлений, а имущие по­требовали «наведения порядка», были приняты самые жесто­кие меры, а один из ученейших критиков Кальвина был со-

ЛкЛкен •

Женева стала оплотом кальвинизма, куда стекались его сторонники и откуда его идеи распространялись по Швейца­рии, Германии, Франции, Нидерландам, Англии и другим странам. Эти идеи разделяли многие купцы, предприниматели и мореплаватели. Кальвинисты объединялись в общины, отли­чавшиеся сплоченностью, стойкостью, трудолюбием, презре­нием к аристократии и роскоши. Они носили темную одежду, а досуг проводили в кругу единоверцев за пением псалмов.

Во второй половине XVI в. кальвинизм стал оружием в борьбе Нидерландов за освобождение от власти испанских за­воевателей, оказал влияние на революцию и создание Респуб­лики Соединенных провинций.

В начале XVI столетия семнадцать провинций, располо­женных на месте современных Нидерландов, Бельгии, Люк­сембурга и части Северо-Восточной Франции, были включены в империю Карла V. Их города имели тогда самые развитые в Западной Европе ремесла, мануфактуры, мореплавание и вели крупнейшие финансово-торговые операции. Они сосредоточи­ли в своих руках торговлю Испании с Новым Светом и финан­сировали императора. А он использовал эти земли как плац­дарм для наступления против Франции и непокорных герман­ских князей.

Провинции управлялись наместником монарха Испании с участием местной знати. Но эта власть несколько ограничива­лась представительными учреждениями — Генеральными штатами и провинциальными штатами, а также органами са­моуправления сотен городов. Распространявшийся с 20-х го­дов кальвинизм способствовал сплочению в нацию разно­племенного населения соперничавших между собой городов и провинций, разных сословий против обиравших страну испан­ских властей и католической церкви.

Нуждавшиеся в средствах для борьбы против начавшейся Реформации императорские власти и церковь с 20-х годов усиливали поборы с провинций и ужесточали преследования еретиков. После Карла V его наследник — король Филипп II увеличил испанские войска в стране и установил военно-бю- рократический репрессивный режим, который поддерживали епископы и инквизиция. Вскоре он отказался платить свои долги и ввел ограничения торговли.

Ответом стало народное сопротивление, вылившееся в мас­совые выступления и столкновения с испанскими войсками, и активизация дворянской оппозиции. Организаторами народ­ного движения были консистории — руководящие коллегии — кальвинистов. Дворянский союз заключил с ними соглаше­ние.

Летом 1566 г. массовые шествия вооруженных «еретиков» в большинстве провинций переросли в разгром тысяч католи­ческих церквей и монастырей. Это движение, возглавлявшее­ся кальвинистами, назвали «иконоборческим». Его размах за­ставил власти обещать уступки. Решимость руководителей движения была поколеблена. Это позволило властям подавить выступления масс, но волнения продолжались.

В 1567 г. герцог Альба с крупной испанской армией распо­ложился в провинциях и установил террористический режим. За два года было казнено свыше 8 тыс. участников мятежа, в том числе некоторые представители знати. Иезуиты разыс­кивали и казнили еретиков, а их имущество конфисковывали. Были введены разорительные для производства и торговли за­коны. Предприниматели разорялись, народ нищал.

Жители сел и городов создавали в лесах вооруженные отря­ды, пользовавшиеся поддержкой населения и нападавшие на испанские войска и инквизиторов. Этих партизан прозвали «лесными гёзами» (оборванцами). В некоторых провинциях вспыхнули крестьянские восстания. Многие моряки на своих кораблях атаковали суда противника. Их называли «морски­ми гёзами». За границей — в Германии под руководством бе­жавшего из провинций принца Вильгельма Оранского (1533— 1584) нидерландскими дворянами было создано ополчение. Испанцы отражали его неоднократные вторжения, но почти вся страна была охвачена восстаниями. Народ, руководимый кальвинистами, вел войну против испанских захватчиков и католической церкви.

Первую крупную победу морские гёзы одержали в апреле 1572 г. — захватили г. Брилль в устье Рейна. Это подняло на восстание население двух провинций — Голландии и Зелан­дии. Их освобождение положило начало формированию само­стоятельной государственности страны. Высшая власть и вер­ховное командование с диктаторскими полномочиями были переданы Вильгельму Оранскому.

Испанские войска не смогли подавить растущее восстание, и режим герцога Альба стал разваливаться. Его заменили дру­гим наместником. Но вскоре восстание победило в южных про­винциях. Началось освобождение и объединение страны. В 1576 г. были созваны Генеральные штаты, ставшие высшим органом государства. В 1581 г. они объявили о лишении Филиппа II власти над Нидерландами.

Но войска Испании продолжали войну против народа, и его вооруженная борьба против испанцев и католической церкви шла еще более 10 лет. Она была осложнена разногласиями и конфликтами между различными течениями и группами пат­риотов. Некоторые пытались ускорить победу соглашением с противником. Вильгельм Оранский призвал на помощь фран­цузские войска во главе с принцем Анжуйским, который по­пытался присоединить некоторые провинции к Франции, но был изгнан народом. Дворяне противились усилению влияния горожан, подавляли выступления кальвинистов, добивавших­ся демократизации управления и вооружения всего народа. Существенное значение имела поддержка, оказанная англий­ской королевой Елизаветой I сыну Вильгельма Оранского — Морицу Нассау, который возглавил нидерландские войска после гибели отца. Их успехам благоприятствовало ослабление Испании, особенно в результате крушения ее «Непобедимой армады», направлявшейся на завоевание Англии. После этого гёзы добились крупных побед.

В 1596 г. были объединены северные провинции, ставшие Республикой Соединенных Провинций. Войска Морица Оран­ского наносили поражения испанцам, но страна была истоще­на, и изгнать захватчиков из ее южных провинций не удалось. В 1609 г. Генеральные штаты республики заключили с осла­бевшей Испанией длительное перемирие.

Победа руководимого кальвинистами народа в освободи­тельной и религиозной войне завершила превращение Нидер­ландов в национальное государство. Это была революция, со­здавшая первую крупную республику нового времени, власть в которой попала в руки крупных торговцев.

Республику, состоявшую из 7 провинций, по самой круп­ной из них обычно называли Голландией. Важнейшие вопросы решались Генеральными штатами, депутаты которых пред­ставляли провинции и избирались только верхушкой населе­ния. Исполнительную власть возглавлял выбиравшийся шта­тами штатгальтер, располагавший широкими полномочи­ями. Каждый штат самостоятельно решал свои внутренние дела.

Такое устройство благоприятствовало развитию предпри­нимательства во всех направлениях. В стране преуспевали крупные шерстоткацкие мануфактуры и судостроение. Рыб­ным промыслом занималось до 2 тыс. кораблей. Но еще боль­ше был торговый флот — самый крупный в Европе. Голландия превратилась в центр мировых финансово-торговых операций. Богатейшей корпорацией стала возникшая в 1602 г. Ост-Инд- ская торговая компания. Процветали крупные банки и страхо­вые компании.

Соперничество различных группировок выражалось в борь­бе между непримиримыми кальвинистами, стремившимися к расширению власти консисторий, и защитниками веротерпи­мости и самостоятельности светской власти. Сталкивались ин­тересы поборников усиления исполнительной власти — уни­таристов — и сторонников широкой автономии провинций — провинциалистов. Накапливался первый опыт хотя и ограни­ченной, но плюралистической демократии.

Провинции, оставшиеся под властью Испании, были лише­ны прав торговли с испанскими владениями. С сокращением торговли пришли в упадок мануфактуры. В этих землях со­хранялись феодальные порядки, тормозившие развитие реме­сел и сельского производства.

Крупный вклад в мировую культуру был внесен в XVI — первой половине XVII в. нидерландскими живописцами. Пи­тер Брейгель Старший с высоким мастерством запечатлел жизнь простолюдинов и сделал кисть оружием социальной критики пороков. Великим художником стал уроженец Фланд­рии Питер Пауэл Рубенс. В своих произведениях на религи­озные и мифологические сюжеты, в портретах и сценах охоты он воплотил гуманистическое мировоззрение, способствовав­шее формированию нового поколения. Много было сделано для этого учениками и последователями знаменитых масте­ров. Период расцвета голландской живописи связан с твор­чеством Франца Халса (Гальса) и Рембрандта Г. ван Рейна. Их великое искусство сыграло огромную роль в утверждении гуманистических идеалов в стране и во всем мире. Крупным вкладом в политическую и философскую мысль нового време­ни были идеи народного суверенитета И. Алтузия, а такЛже разработка геометрического метода в философии и учения о человеке Б. Спинозы.

Перемены в итальянских землях. Несмот­ря на культурно-историческую общность и ранние успехи в производстве, торгово-финансовых операциях и различных искусствах, итальянский народ оставался разделенным на множество государств. В северной части страны находились герцогства Пьемонт и Милан, которые вместе с республиками Генуя, Флоренция, Сиена и менее крупными владениями вхо­дили в Священную Римскую империю. Их войска и другие ресурсы Габсбурги использовали для борьбы против протес­тантства.

Самостоятельной и самой богатой была Венецианская рес­публика с огромным флотом и множеством баз, благодаря ко­торым до 80-х годов XVI в. она господствовала в Восточном Средиземноморье. Венеция долгое время была союзником Габсбургов в войнах против продвигавшейся на запад Осман­ской империи.

Мореплаватели, торговцы и банкиры, а также авантюрис­ты из этих государств активно участвовали в оживлении всей европейской экономики в связи с началом освоения Нового Света. Они вели свои дела в Нидерландах, во Франции и осо­бенно в Испании. Их банкиры финансировали князей, королей и императоров.

Вторжения французских завоевателей в первой трети сто­летия нанесли ущерб производству и торговле Итальянских государств. Поэтому они выступали против завоевателей и поддерживали Габсбургов. Когда испанцам удалось положить конец этим вторжениям, в северо-итальянских государствах начался экономический подъем. Выросли мануфактуры, тор- гово-финансовые операции велись по всей Европе и в Новом Свете. Этому благоприятствовали войны в Нидерландах и в Центральной Европе, ослаблявшие конкурентов.

Интересы свободолюбивых предпринимателей выражали гуманисты и рационалисты, уклонявшиеся от прямого конф­ликта с римско-католической церковью. Активизации рефор­маторов противостояли как инквизиция, так и тенденции «ка­толической реформы» — «улучшения» церкви сверху. Поэто­му реформаторское движение даже в этих наиболее развитых итальянских государствах не было таким массовым и силь­ным, как в Швейцарии, Нидерландах и германских землях. Ни в одном из них не произошло серьезных идейно-политиче- ских перемен. С конца XVI столетия и в начале следующего се­вероитальянские производство и торговля все более сокраща­лись под натиском конкуренции Нидерландов, Англии и Франции.

Север Италии славился изощренными правителями, фи­нансистами, торговцами, мореплавателями и полководцами. Но наиболее значительный вклад в зарождение новой цивили­зации внесли деятели Возрождения — художники и мыслите­ли. Творения Леонардо да Винчи, Рафаэля Санти, Микеланд- жело, а затем Веронезе, Тинторетто, Б. Челлини составили целую эпоху гуманистического изобразительного искусства. Поэзия Л. Ариосто, возникновение профессионального театра проложили новые пути постижения стремлений и чувств лю­дей. Гуманистический взгляд на общественные отношения, политику, князей и народ был выработан Н. Макиавелли. Яр­кий вклад в разработку идей о всеобщем счастье внес Т. Кам- панелла. Большое значение для обновления представлений о природе имели труды итальянских натурфилософов, верши­ной которых стали идеи Джордано Бруно о том, что не только Земля, но и Солнце не может считаться центром Вселенной. Инквизиция сочла это ересью и в 1600 г. сожгла Бруно.

Значительную часть центра Апеннинского полуострова за­нимала цитадель католичества — Папское государство. Его столица — Рим — обустраивалась и украшалась папами, при­влекавшими для этого выдающихся мастеров Возрождения. В Риме были сосредоточены иерархи церкви во главе с папой. Рим являлся крупным финансовым центром, очагом междуна­родных интриг и местом паломничества.

Руководство римско-католической церкви не сразу поняло серьезную опасность Реформации. Но с 30-х годов XVI в. борь­ба против нее — Контрреформация — становится основным направлением его деятельности. На это были мобилизованы все силы. Стремясь привлечь паству, иерархи заказывали строительство все более великолепных храмов и еще более кра­сочными делали церковные обряды. Был намечен «Проект исправления церкви».

Мобилизации сил церкви на борьбу против Реформации служил проведенный в 1545—1563 гг. (заседал с перерывами) Тридентский собор. Он отверг все попытки изменить принци­пы римско-католической церкви и предал анафеме сочинения протестантов и все реформаторские учения, подтвердив непо­грешимость пап в толковании веры.

Уже в начале 40-х годов XVI в. папа Павел III учредил «Общество Иисуса» — Орден иезуитов, возглавленный

И. Лойолой, а затем — Священную конгрегацию Римской и Вселенской инквизиции во главе с Великим инквизитором. Эти учреждения проникли во все страны и развернули охоту за еретиками, которых бросали в темницы, пытали, казнили. Всюду свирепствовала суровая цензура, уничтожавшая сочи­нения еретиков.

Особенным рвением и строжайшей дисциплиной отлича­лись иезуиты, нацеленные на «употребление всех возможных усилий, чтобы овладевать слухом и умом государей и знатных лиц, чтобы... все были бы принуждены к зависимости от нас». Лойола завещал иезуитам: «Будьте тихи, как овцы, и ядови­ты, как змеи».

Иезуиты способствовали активизации римско-католиче- ской церкви на Востоке — в землях, попавших под власть Ос­манской империи, — а также в Польше. Они создали свои центры в Кракове и Варшаве. В 1596 г. иезуитам удалось на соборе в Бресте добиться соглашения об объединении католи­ческой и православной церквей на территории Речи Посполи- той — Брестской унии. Это распространило власть папы на значительную часть православных.

Поощряемые папой и иезуитами католические короли бес­пощадно преследовали все разновидности протестантства. Ис­панские короли вели против протестантов непрерывные, исто­щавшие силы и богатства страны войны в Священной Римской империи германской нации и в Нидерландах, сражались против Англии. Инквизиция свирепствовала в Португалии, которой с середины столетия фактически правили иезуиты, втянувшие страну в тяжелую вооруженную борьбу против Англии, Франции, Нидерландов и Марокко. Во Франции като­лики были инициаторами длительной вооруженной борьбы против кальвинистов. Во второй половине XVI в. папа являлся главным вдохновителем войн и международных интриг про­тив Англии.

Протестанты нередко изгонялись из своих стран или при­нуждались к эмиграции. Они оказались в числе первых посе­ленцев Нового Света, проникли во владения католической Ис­пании, в Карибское море, вступали в непростые отношения с аборигенами, а некоторые становились пиратами. В середине XVI в. появились базы французских и английских пиратов на побережье Нового Света. Они грабили корабли католических го­сударств. После реформы англиканской церкви некоторые пи­раты стали служить Англии и пополнять королевскую казну.

Но Реформация укоренилась в Германии, преобладала в Се­верной Европе, победила в Швейцарии, Нидерландах и Анг­лии, проникла в другие страны Европы и в Новый Свет, что из­менило идейно-политический облик Европы. Римско-католи- ческой церкви приходилось считаться с этими переменами.

Занимавшее юг Апеннинского полуострова Неаполитан­ское королевство и острова — королевства Сардинии и Сици­лии принадлежали испанской монархии. Испанские войска и инквизиция удерживали их в стороне от перемен и волнений, охвативших остальную Европу.

Государства и народы Европы севернее и восточнее Священной Римской империи. Сущест­венные перемены происходили в Европе к северу, юго-востоку и востоку от Священной Римской империи. Их направления и характер были различными. Движение к внешней и внутрен­ней свободе людей, к повышению эффективности производства шло там медленнее и еще более неравномерно, чем в Священ­ной Римской империи.

Лютеранство распространилось на север Европы, особенно в землях, принадлежавших Дании, Швеции и Финляндии. Его придерживались окрепшие города Швеции, дворяне и земле­дельцы, восставшие в 1521 г. против опиравшихся на католи­ческую церковь датских властей. В результате предводитель восстания дворянин Густав Эриксон Ваза был избран коро­лем и положил начало династии Ваза. В борьбе за укрепление своей власти против духовенства и части знати король секуля­ризировал церковные земли и богатства и способствовал рас­пространению лютеранства. Это позволило Швеции окрепнуть и уже во второй половине XVI столетия вступить в борьбу за господство на Балтике, захватить Ревель.

Между наследниками Густава I шла длительная борьба за власть. Один из них — Сигизмунд — в 1587 г. был избран ко­ролем Польши, а позже, приняв лютеранство, занял и швед­ский трон. Но восстание других наследников Ваза лишило его власти в стране, и шведским королем в начале XVII в. стал Карл IX, а затем Густав II Адольф. Укрепление королевской власти позволило ему активизировать экспансию.

В Дании, потерявшей Швецию и Финляндию, но продол­жавшей владеть Норвегией и Исландией, власти с конца 20-х годов решили пополнять казну за счет доходов церкви, для че­го датская церковь была провозглашена независимой от Рима.

С 30-х годов распространение лютеранства способствовало по­этапной секуляризации богатств церкви и укреплению коро­левской власти.

Совершенно другие процессы происходили на юго-востоке от империи. Войска султана взяли Белград и продвинулись за­паднее Буды — столицы Венгрии. Они закрепили за Осман­ской империей весь Балканский полуостров, за исключением узкой береговой полосы Адриатического моря и некоторых греческих островов, остававшихся во власти Венеции почти до конца XVI в. Признавший власть султана Дубровник избежал разгрома и до XVII столетия оставался самым крупным цент­ром торговли и ремесел.

Население завоеванных стран было лишено прав, и его жизнь подвергалась жесткой регламентации. Оно облагалось налогами и дополнительными поборами. Турецкие гарнизоны и администрация жестокими мерами обеспечивали покорность и беспощадно подавляли протесты. Производство и торговля пришли в упадок. В болгарских землях селились турки, захва­тывавшие лучшие угодья. Должники и пленные обращались в рабство. Власти добивались распространения ислама, особенно в Албании и Болгарии. Церковь была подчинена константино­польскому патриарху, лояльному султану. Ему служили и ор­ганы самоуправления, сохранившиеся в греческих городах. Не решалось на оппозицию и восстановленное в середине XVI в. сербское патриаршество в г. Пече. Но народное сопротивление не прекращалось. Оно выливалось в действия вооруженных отрядов болгарских и сербских гайдуков, греческих клефтов и спорадически вспыхивавшие восстания.

Трансильвания, Валахия и Молдавия были княжествами — вассалами султана. При самостоятельности во внутренних делах их князья-господари должны были выплачивать воз­раставшую дань и со своими войсками участвовать в походах султана. В княжествах шла острая борьба за власть, что позво­ляло туркам вмешиваться в их внутренние дела. Бояре захва­тывали земли селян и общин и закрепощали земледельцев, что было причиной волнений. Увеличение сельского производства способствовало оживлению торговли и развитию ремесел, рос­ту городов — Бухареста, Ясс, Крайовы и др.

В конце XVI в. под руководством валахского господаря Ми­хаила Храброго союз Трансильвании, Молдавии и Валахии выступил против турецкого господства и продержался до 1601 г. Восстания против султана происходили в автономиях и позже, но успеха не имели. В XVII в. Молдавия стала полем сражений между османами и поляками.

К востоку от империи в начале XVI в. после побед над Тев­тонским орденом Польша превратилась в одну из сильнейших держав Европы и простиралась от Балтийского моря до Венг­рии и Молдавии. Ее вассалом стало герцогство Пруссия. Власть короля Польши ограничивалась сословно-представи- тельным сеймом, в котором преобладало влияние дворян- шляхтичей. По конституции, сложившейся в 60-х годах, ко­роль выбирался сеймом и сейм решал все вопросы на основе консенсуса: любой делегат-шляхтич имел право вето.

Влияние католической церкви подкреплялось принадле­жащей ей 1/5 всех земель и выплатой верующими десятой час­ти всех своих доходов. Это вызывало недовольство части насе­ления и способствовало распространению лютеранства, а так­же анабаптизма и других сект.

В XVI столетии ускорилось закрепощение земледельцев, и помещичий фольварк — хозяйство, основанное на барщине, стал формой организации, позволившей увеличить производ­ство зерна для вывоза через Балтийское море. Оживление тор­говли послужило толчком к развитию ремесел, появлению крепостных мануфактур и росту городов — Кракова, Варшавы и др.

Союзниками Польши были католические князья Священ­ной Римской империи, но они были заняты войнами с протес­тантами, выступать против которых поляки не решались. Шляхтичи и магнаты рассчитывали увеличить свои богатства и владения за счет прибалтийских и еще не консолидировав­шихся русских земель в борьбе против только набиравшего си­лы Великого княжества Московского. Союзника они видели в Великом княжестве Литовском, которому принадлежали по­чти все белорусские и украинские земли с выходом к Черному морю, а также часть русских и прибалтийских земель. Литов­ская знать, обеспокоенная волнениями в своих белорусских и украинских владениях и усилением Великого княжества Мос­ковского, несмотря на военные неудачи русских в Прибалти­ке, нуждалась в поддержке Польши.

В результате переговоров в 1569 г. между Польшей и Вели­ким княжеством Литовским была заключена Люблинская уния, объявившая о создании польско-литовского государства — Речи Посполитой. Она возглавлялась выборным королем. Обе ее части были автономны во внутренних делах, каждая имела свои суд, бюджет, войско, но внешняя политика была общей. С избранием королем Стефана Батория активизировалась вой­на Речи Посполитой против Великого княжества Московского, глава которого Иван IV в. в 1547 г. принял титул царя.

Войны Польши, а затем Речи Посполитой с Россией из-за земель Ливонского ордена в Прибалтике, начавшиеся в 1558 г., продолжались до 1583 г. В них вмешивались Швеция и Дания. Баторию удалось оттеснить русские войска, но он не смог взять Псков и согласился на перемирие, отложив планы сокрушения Великого княжества Московского на будущее.

Речь Посполитая получила большую часть земель распав­шегося Ливонского ордена, но столкнулась с претензиями Швеции. Попытка сейма после смерти Батория уладить конф­ликт путем избрания наследника шведского короля на поль- ско-литовский трон успеха не имела: Сигизмунд не смог удер­жаться на шведском троне и втянул Речь Посполитую в конф­ликт со Швецией. Войны со Швецией (с 1600 г.), затянувшиеся на четверть века, вынудили Речь Посполитую вновь подписать перемирие с Россией, но отношения между ними оставались напряженными.

В результате скупки и захвата украинских и белорусских земель в стране усилились польские магнаты. Они закрепоща­ли население, увеличивали барщину и, опираясь на Брестскую унию, при поддержке иезуитов пытались искоренить право­славие. Королевские власти, признав некоторые льготы для части казаков, стремились подчинить их назначенным гетма­нам и ограничить приток в их ряды. Ответом были крупные восстания украинского населения в 90-е годы XVI в. Королев­ские войска смогли их подавить.

Едва справившись с повстанцами, польские магнаты попы­тались использовать для экспансии в Россию охватившие ее крестьянскую войну и Смуту. Сначала они при поддержке ко­роля содействовали вторжению и воцарению в Москве Лжедмитрия I. После его свержения польские магнаты ис­пользовали ослабление московских властей мощным народ­ным восстанием для вооруженной интервенции в 1606 г. поль- ско-литовских войск и казаков. Их вступление в Москву по­зволило объявить царем Лжедмитрия II, вскоре свергнутого народом. Но на московский трон стали претендовать сын коро­ля Владислав и сам Сигизмунд.

В результате народной освободительной войны 1612 г. Москва была освобождена и интервенты изгнаны. Избрание царем Михаила Романова положило конец Смуте в Россий­ском государстве. Речь Посполитая была ослаблена крупными восстаниями украинцев и отказом казаков платить подати. Ее попытки вновь двинуть войска на Москву в 1617—1618 гг. по­лучили отпор России. На Речь Посполитую напали Швеция и Османская империя, и она подписала с Россией перемирие, оставившее за ней захваченные ранее Смоленск, Чернигов, Новгород-Северский.

Против Османской империи, направившей вооруженные силы на завоевание Речи Посполитой, активно действовали казаки, совершавшие морские рейды на города Черноморского побережья Турции, включая Стамбул. Польско-литовские и казачьи войска сражались с турецкими армиями в Молдавии. Им удалось преградить путь завоевателям у Хотина, и султан заключил с Речью Посполитой мирный договор. В 1632— 1634 гг. она отразила попытки России вернуть себе Смоленск, но Владислав IV (правивший после смерти Сигизмунда III) все же был вынужден отказаться от претензий на московский трон.

К середине XVII столетия международное положение Речи Посполитой осложнилось. На ее северо-западных границах усилилось государство Гогенцоллернов, объединивших Бран- денбург и Пруссию. Швеция потеснила ее в Прибалтике. А на восточной границе консолидировалось вокруг новой династии и восстанавливало свои силы Российское государство.

Тридцатилетняя война. Несмотря на значе­ние разнообразных процессов, происходивших в Европе в на­чале XVII в., эпицентром ее потрясений к 20-м годам снова оказалась Священная Римская империя. Для защиты своих позиций протестанты создали Протестантскую (Евангеличе­скую) унию. Ее глава курфюрст Пфальца Фридрих V объеди­нил военные и политические силы протестантов империи и искал поддержки у врагов императора. В противовес поборни­ками католицизма была создана Католическая лига. Ее воз­главил курфюрст Баварии герцог Максимилиан, который рас­считывал усилить свои позиции при помощи императора.

Противостояние католиков и протестантов осложнялось многими другими противоречиями. Имелись расхождения между лютеранами и кальвинистами, а также внутри Протес­тантской унии между входившими в нее князьями: они ревни­во относились к успехам друг друга.

Существовали разногласия и между католическими князья­ми, а также между князьями, не желавшими усиления Габс­бургов, и императором, стремившимся расширить свои вла­дения.

Далеко не во всем совпадали интересы и действия груп­пировок дворян, горожан и селян в каждом из государств. Не прекращались народные выступления против произвола властей.

Наконец, в дела империи тайно и явно вмешивались другие заинтересованные государства. Франция, направляемая Ри­шелье, противодействовала победе любой стороны, чтобы не допустить объединения и усиления империи. Ведя борьбу про­тив гугенотов во Франции, Ришелье помогал протестантам бо­роться, но не побеждать в Германии. Франция была в союзе с султаном, считавшего Габсбургов главным противником Ос­манской империи. Дания противодействовала вторжению ка­толиков и Габсбургов в Северную Европу. Шведский король был полон решимости не допустить победы императора и Като­лической лиги в Северной Германии, чтобы самому добиться господства на Балтике. Англия еще оставалась союзником Голландии. Россия помогала протестантам как возможным противникам католической Речи Посполитой.

Этот клубок противоречий был пороховой бочкой, которую взорвал в 1618 г. конфликт императора с его чешскими под­данными. Габсбурги, владевшие Австрией, Чехией и Венгри­ей, еще в XVI в. перенесли свою столицу из Вены в Прагу и всячески украшали ее, но вместе с тем лишали чешских дво­рян, горожан и селян их прав и привилегий, способствовали закрепощению земледельцев, вместе с иезуитами притесняли лютеран, подавляли народные восстания. Особенно грубо по­пирал права населения наследник чешского престола брат им­ператора Матвей. Возмущенные его действиями вооруженные граждане в мае 1618 г. ворвались в Пражский град и выброси­ли в окно назначенных им правителей.

Чешский сенат избрал собственное правительство, устано­вившее связь с Протестантской унией. Были созданы чешские войска, изгнаны иезуиты, низложен король; новым королем избран глава Протестантской унии курфюрст Пфальца Фрид­рих.

Однако император и Католическая лига объединили свои силы и смогли добиться нейтралитета Протестантской унии, отступившейся от своего предводителя и от чехов. В битве у Белой горы в ноябре 1620 г. католические войска во главе с баварским герцогом разгромили чешские и пфальцские отря­ды. Это событие стало черным днем чешской истории.

Императорские и баварские войска вместе с чиновниками и иезуитами жестоко расправились с протестовавшими чехами. Массовые казни, террор и конфискации имущества обруши­лись на все слои чешского населения. Сопротивление Габсбур­гам было подавлено на много десятилетий. Лютеране и каль­винисты изгнаны. Фридрих бежал в Бранденбург, а Пфальц император передал герцогу Баварскому.

Католическая реакция свирепствовала во всех подвласт­ных ей землях, а вооруженные силы императора и Католиче­ской лиги двигались к Голландии и на север Германии. Импе­раторские войска во главе с чешским магнатом-католиком А. Валленштейном жестоко расправлялись со вспыхивавши­ми в разных местах империи восстаниями и грабили населе­ние. В 1624 г. победа католиков в империи казалась неизбеж­ной.

Однако в следующем году созданная при содействии Фран­ции коалиция Дании, Англии и Голландии смогла противопос­тавить католическим войскам под командованием баварского полководца Тилли войска немецких протестантов и датчан. Но Тилли отбросил их и занял почти всю Северную Германию. Императорские войска Валленштейна, кормившиеся и обога­щавшиеся за счет населения, ужесточали режим во всех зем­лях империи — выполняли указ императора о возвращении церкви и католикам секуляризованного имущества.

Только искусной дипломатией и интригами Франция и другие участники коалиции сумели в 1629 г. заключить мир и не допустить вступления императорских войск в Данию, за что датский король обязался не вмешиваться в дела империи. Габсбурги были близки к достижению гегемонии в Европе. Для этого оставалось помочь Речи Посполитой победить Шве­цию и установить господство над Балтикой.

Но летом 1630 г. шведский король Густав II Адольф вы­садил в Померании свою армию. Она была вооружена, орга­низована и обучена по-новому и действовала очень мобильно. С Речью Посполитой Густав заключил мир. Ему помогали Франция и Россия. Он быстро освободил Померанию от сол- дат-католиков, грабивших жителей. Затем один, без помощи союзников — протестантских князей, разгромил импера­торские войска у Лейпцига, заключил союз с кальвинистами

Юго-Западной Германии и двинулся в Среднюю Германию. В 1632 г. в бою под Люценом он погиб, но его армия разгроми­ла императорское войско Валленштейна. Шведы с боями гна­ли противника почти до Дуная, но в 1634 г. им нанесли пора­жение испанские войска.

Испугавшись наступления испанцев, крупные протестант­ские князья пошли на мир с императором. Но тут после побе­ды над гугенотами в войну вступила Франция. Она возобнови­ла союз со Швецией, к которому примкнули Голландия и даже Венеция с герцогствами Северной Италии. Это обеспечило пе­ревес коалиции над Габсбургами. Соединение французских войск со шведскими заставило герцога Баварии пойти на сепа­ратный мир с коалицией. После ряда поражений, когда войска коалиции стали угрожать Вене, император Фридрих II вынуж­ден был принять выставленные ему условия мира.

Тридцатилетняя война закончилась. Состав ее участников и их конкретные цели неоднократно менялись. Но в целом им­ператор вел войну за сохранение империи и уничтожение лю­теранства, князья — за упрочение своей независимости и рас­ширение владений, шведский король — за господство над Бал­тийским морем, Франция — ради преобладания в Европе, Голландия — за независимость, а Англия, Дания и Россия вмешивались, чтобы ослабить конкурентов. Население отстра­нилось от войны. Войска состояли из наемников, при этом не­редко пленные становились солдатами победителя, католики служили в войсках протестантов, а протестанты в войсках ка­толиков. Все они грабили селян и горожан.

За три десятилетия войны германские земли и Чехия были разорены, разрушены их ремесла и мануфактуры, пришла в упадок торговля, парализованы города. Множество жителей лишились крова и средств к существованию. Многие сами ско­лачивали отряды, чтобы противостоять другим и тоже гра­бить. Большое число людей погибло от голода, эпидемий, по­жаров и военных действий. Десятки тысяч эмигрировали.

Два договора — между Швецией, императором и протес­тантскими князьями и договор Франции с императором и князьями, подписанные в 1648 г. в городах Вестфалии, — на­звали Вестфальским миром.

Больше всех получила Швеция. Ей досталась почти вся По­мерания с заливом и островами, а также опорные базы для контроля над устьями всех рек Северной Германии. Это обес­печило шведскую гегемонию в Балтийском море. Франция по­лучила Эльзас и ряд городов на границах империи. Была окон­чательно признана полная независимость Голландии и Швей­царии. Некоторые протестантские князья расширили свои владения, а главное — договоры подтвердили суверенитет всех князей, тем самым закрепляя раздробление империи. Этого добилась Франция. Она же позже, в 1659 г., по Пиренейскому договору с ослабевшей Испанией расширила свою территорию на юге и на северо-востоке, получила Лотарингию. В результа­те Франция стала самой сильной державой Европы. Ослабле­ние Испании не помешало усилению Габсбургов в Австрии.

Политическая структура Европы существенно перестро­илась. Это изменило ее отношения с Новым Светом и Осман­ской империей. Вместе с тем стал иным и характер междуна­родных отношений. В них уже преобладали не столько интере­сы династий, сколько интересы государств-наций.

Но еще глубже и важнее были перемены, произошедшие за полтораста лет после начала Великих географических открытий в экономическом развитии, социальной структуре и духовной жизни Европы и Нового Света. Они, конечно, были неодновре­менными. Но всюду начался переход к более эффективному способу использования труда и капитала на мануфактурах, к преобладанию товарно-денежных отношений. Выросли слои предпринимателей, а также ряды наемных рабочих, ускори­лось формирование наций и усилились абсолютные монархи. Как ни сопротивлялась католическая церковь, необратимые изменения произошли в мировоззрении миллионов людей, в их представлениях о мире, о роли человека и его возможнос­тях. Все это сформировало почву и атмосферу для зарождения новой цивилизации.

<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, В. Н. Виноградов, Н. М. Гусеваидр.. Новая история стран Европы и Америки : учеб. для вузов; подред. И. М. Кривогуза. — 5-е изд,, стереотип. — М. : Дрофа,— 909 с.. 2005

Еще по теме ГЛАВА 1 Начало нового времени:

  1. ТЕМА 6 НАЧАЛО НОВОГО ВРЕМЕНИ
  2. 18. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  3. 2. ЗНАЧЕНИЕ ПЕРИОДА НОВОГО ВРЕМЕНИ
  4. B.C. Алексеев, H.B. Пушкарева. Шпаргалка по истории нового времени, 2008
  5. 9. СОЦИАЛЬНАЯ МЫСЛЬ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  6. 1. ОСОБЕННОСТИ ПЕРИОДА НОВОГО ВРЕМЕНИ В КОНТЕКСТЕ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ
  7. 3. Политические идеи Нового времени
  8. Раздел 4ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  9. 3. Политические концепции Нового времени.
  10. РАЗДЕЛ IV ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  11. Раздел 4 ИСТОРИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  12. 55. РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ И ЭМПИРИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ В ФИЛОСОФИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ
  13. 23. Реформация и политические идеи нового времени
  14. 1. По каким критериям проходила периодизация истории Нового времени?
  15. 1. ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС И НАЧАЛО НОВОГО ЭТАПА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ