<<
>>

2. «Культурная революция» п борьба за власть в Ки­тае.

Маоистская идея о появлении ревизионизма и необхо­димости усиления борьбы с ним появилась с периода обо­стрения политической борьбы за власть в связи с реформи­рованием Китая по маоистским рецептам. Появление серь­езной оппозиции выдвинутому курсу Мао Цзэдуна застави­ло Мао искать теоретическое обоснование осложнившимся социальным процессам в стране.
Была выдвинута идея о том, что большое число ревизионистов из числа представи­телей китайской буржуазии проникло в партийные органы, армию, правительство, пауку и культуру. Только осуще­ствив пролетарскую культурную революцию, можно отвое­вать власть, узурпированную капиталистическими элемен­тами. Таким образом, «культурная революция* была наце­лена на устранение из руководящих органов партии и пра­вительства всех, не согласных с политикой «великого кор­мчего». Навязанная китайскому народу идея «казарменно­го коммунизма» сопровождалась усилением сопротивления маоистскому курсу и острой политической борьбой за власть.

Впервые концепция «культурной революции» получила офи­циальную жизнь на одном из пленумов, проходившем в мае 1966 года. Пленум тщательно готовился, поэтому на нем при­сутствовали большое количество сторонников Мао, включая представителей революционных преподавателей ВУЗов, сту­дентов и другой левацки настроенной молодежи. Речь шла о необходимости проведения четырех чисток: политической, эко­номической, идеологической и организационной, Для многих членов Компартии стало абсолютно ясно, что Китай оказался перед началом больших перемен и потрясений. Была создана группа по делам «культурной революции» при ЦК КПК (ГКР) во главе с бывшим секретарем Мао — Чень Бодом, но главную роль играла жена Мао Цзян Цин. Постепенно ГКР заменила собой Политбюро и превратилась в штаб «культурной револю­ции», ставший центром по разгрому «кашучистов» (ревизио­нистов, сторонников капиталистического развития в Китае). Ставилась задача разгрома партийных органов, которые обви­нялись или подозревались в осуществлении «диктатуры бур­жуазии*. Брошен лозунг «огонь по штабам!», под которыми подразумевались местные комитеты партии, «зараженные иде­ями ревизионизма».

В целях подавления оппозиционных сил в партии Мао Цзэдун и его сторонники искали социальную опору новому курсу. Выбор пал па политически незрелую молодежь, из которой формировались штурмовые отряды хунвейбинов — красных охранников. Организация хунвейбинов форми­ровалась в основном из учащейся молодежи, а позже, в декабре 1966 года, наряду с отрядами хунвейбинов появи­лись отряды цзяофаней (бунтарей), в которые вовлекались молодые, обычно неквалифицированные рабочие и служа­щие. Они должны были оказать помощь хунвейбинам в пре­одолении сопротивления курсу «культурной революции». Дело в том, что на крупных предприятиях рабочие защи­щали свои парткомы, вступая в схватки с хунвейбинами и цзяофанями. Забастовки рабочих ширились, усиливались кропопролитные схватки с воинствующей молодежью. На­чался открытый террор, самосуды над «каппучистами», трав­ля противников Мао Цзэдуна. В стране проходили граждан­ские казни. Правительственные органы на всех уровнях были парализованы, в стране возникли хаос и неразбериха. С первых месяцев стало ясно, что бесчинствующая молодежь не в состоянии справиться с поставленными перед ней зада­чами.

Для поддержки молодежных отрядов и осуществле­ния контроля над их деятельностью были выделены специ­альные армейские части.

Вступление в действие армии в корне изменило характер борьбы за власть. Руководимые ГКР хунвейбины и цзяофа-ни, пытаясь сломить сопротивление, развернули кампанию по захвату власти. Волна захвата власти у «идущих по капиталистическому пути» прокатилась по всему Китаю. Вместо разгромленных, парткомов КПК создавались револю­ционные комитеты (ревкомы), состоявшие в основном из военных и старших хунвейбинов. К концу 1967 года в стра­не фактически установлен военный контроль. В Китае с этого времени формировалась военно-бюрократическая дик­татура. Развернуты массовые репрессии. Только за два года, с 1966 г. по 19G8 г., из 90 членов ЦК было репрессировано 70 как сторонников каппучистов. Позже Ден Сяопин на­звал культурную революцию «жесточайшей военно-фашис­тской диктатурой». Культурная революция коснулась око­ло 200 миллионов человек. В результате насильственных реформ прежняя политическая система перестала существо­вать. В результате преобразований и чисток значительная часть партийного аппарата и правительства была разгром­лена, партия приобретала другое содержание. Теперь все сводилось к беспрекословному подчинению указаниям Мао. Все более ясными становились попытки Мао Цзэдуна пре­вратить Компартию в послушное военизированное оружие личной власти Председателя.

Официальная пропаганда вовсю трубила о грандиозном ус­пехе «культурной революции», о том, что Мао удалось под­нять марксизм-ленинизм на более высокую ступень и «создать философию эры». К середине 70-х годов культ Мао достиг грандиозных масштабов. Необходимо отметить, что для мно­гих, в основном неграмотной части китайского населения, «Маоцзэдун сысян» (идеи Мао Цзэдуна) стали религиозной верой. Значительная масса населения Китая бесконечно вери­ла своему вождю, действительно была готова пожертвовать собой и жертвовала многим, в том числе и жизнью.

Логика развернувшихся событий в борьбе за власть тре­бовала дальнейших жертв. За трагизм многих событий и жертвы в ходе культурной революции все-таки кто-то дол­жен был ответить. «Козлом отпущения» и главным врагом были объявлены ряд видных руководителей во главе с Пред­седателем китайской республики Лю Шаоци. В тот период пострадали многие, в том числе Ден Сяопин (будущий ар­хитектор китайских реформ), которого отправили на «пере­воспитание» в китайскую глубинку. В ходе дальнейшей борь­бы против «врагов революции» были разогнаны комсомол и профсоюзы. Они стали просто не нужны в русле официаль­но проводимой политики. На очередном пленуме ЦК КПК в октябре 1968 года Лю Шаоци был снят со всех занимаемых постов, исключен из КПК как «изменник, предатель, и ... лакей империализма». Комиссия по расследованию, кото­рой руководила «красная императрица» Цзян Цин, пред­ставила три объемистых тома документов. В них, на основе полученных под пытками признаний, отмечено, что Лю, по крайней мере, только в 20-е годы трижды предавал партию в интересах Гоминдана. С лета 1968 года Лю Шаоци тяже­ло заболел, но приказа перевезти больного в госпиталь так и не поступило. Лю Шаоци умер в ноябре 1969 года. Был реабилитирован только после смерти Мао.

В борьбе за укрепление новой политической структуры и своей личной власти Мао Цзэдун сделал еще один важный для него политический маневр. После почти десятилетнего перерыва он созвал IX съезд КПК, который состоялся в апреле 1969 года. Этот съезд был нужен Мао для того, чтобы показать, что проводимые мероприятия в стране одоб­рены авторитетным коллективным органом. Но был еще один очень важный момент, который должен был удовлет­ворить честолюбивые претензии Мао. Это был вопрос о его первенстве в государственной и партийной власти. Не слу­чайно этот съезд назван съездом «компромисса*. Мао дол­жен был преодолеть усиливавшуюся власть главнокоманду­ющего КНР Линь Бяо, являвшего ранее безропотным сто­ронником Мао Цзэдуна.

Съезд установил определенную иерархию в партийно-госу­дарственной власти. Высший пьедестал власти занял Мао Цзз­дун, который объявлялся вождем Китая и его бессменным руководителем. На втором месте был Линь Бяо, утвержден­ный в качестве преемника, ученика и соратника Мао. На тре­тьем — Чжоу Эньлай, на четвертом — жена Мао Цзян Цин. Упорядочив структуру маоистской власти, съезд дал установ­ку на продолжение чистки партийных рядов и государствен­ных учреждений от различного рода уклонистов. Съезд одоб­рил курс на «непрерывную революцию». Это означало, что Мао получал возможность удалять из партии всех, кто, по его разумению, недостоин быть членом политической организа­ции. В Китае создавалась атмосфера недоверия, тотальной слеж­ки, насилия и беззакония. В одной из приватных бесед Линь Бяо назвал события «бескультурной революцией».

После съезда Мао, продолжая реформирование полити­ческой структуры в сторону укрепления личной власти, при­нял решение о пересмотре конституции страны, предложив упразднение поста Председателя. Официально выступивший против нововведений Линь Бяо был обречен. По сообщению китайской печати в 1971 г. министр обороны Линь Бяо, его семья и группа военных руководителей погибла в авиацион­ной катастрофе на территории Монгольского государства. Маршал был обвинен в попытке неудавшегося переворота и стремлении вылететь за границу, в СССР.

Осенью 1971 года были проведены массовые чистки в ар­мии, которые коснулись более 30-ти тысяч высших офице­ров. Постепенно, в ходе политической борьбы сформирова­лись два основных крыла в верхушке политической власти страны. Группа выдвиженцев «культурной революции» во главе с «красной императрицей» Цзян Цин, так называемые «радикалы», противостояли «прагматикам*, поддерживае­мым премьером Госсовета Чжоу Эньлаем. В отличие от «праг­матиков», выступавших за возврат к системе материальной заинтересованности, повышение на этой основе производи­тельности труда, «радикалы» продолжали настаивать на ми­литаризации всех сторон жизни общества, уравнительном распределении производимой продукции. Личная ненависть лидеров политических течений и их сторонников друг к дру­гу усиливалась по мере попыток воздействия каждой из сто­рон на сильно постаревшего Мао Цзэдуна. «Радикалам» на протяжении длительного периода с помощью Мао удавалось занимать господствующее положение в стране.

Созванный в обстановке полной секретности в 1973 году X съезд партии под влиянием радикалов объявил о развер­тывании общенациональной кампании «критики Линь Бяо и Конфуция». Характерной чертой этой кампании стало обра­щение к историческим аналогиям и аргументам из области древнекитайской политической мысли для решения совре­менных политических и идеологических проблем. На основе развенчания конфуцианства началось бурное восхваление ле-гизма — древнекитайского идейного течения при императоре Цинь Шихуане — главе первой общекитайской деспотии, существовавшей в Ш веке до нашей эры. Мао учел некото­рые ошибки в предыдущей политике, и в целях недопуще­ния более возникновения опасностей маоистскому режиму со стороны военных, на X съезде появился тезис, что «партия должна управлять винтовкой». КПК также продолжила ли­нию предыдущих съездов на продолжение политической борьбы с противниками курса Мао Цзэдуна. Тезис «обострения клас­совой борьбы» в условиях диктатуры пролетариата оказался очень удобным для объяснений массовых репрессий, прохо­дивших в стране. Съездом отмечено, что культурная револю­ция будет продолжаться до тех пор, пока не достигнет цели. Названа дата завершения революции — через 20-30 лет. Это означало признание оппозиции и ее существования в обозри­мом будущем. Жесткий политический нажим со стороны Мао Цзэдуна продолжался.

Но в процессе развития политической борьбы возникла одна существенная деталь: Мао начал постепенно осозна­вать, что «культурная революция» еще более осложнила обстановку в стране. Китай оказался в результате на грани беспорядков и хаоса. Какими бы ни были политические ба­талии, но заниматься экономикой было необходимо, по­скольку она находилась в тяжелейшем состоянии. Основ­пой политический лозунг Мао «красиво прожить бедную жизнь» так и не смог удержать китайцев от протестов и борьбы за улучшение жизни. Дэн, вернувшийся к полити­ческой деятельности, приступил к разработке экономичес­ких реформ. Являясь заместителем премьера, он наметил курс реализации экономических реформ по исправлению на­рушенной экономики. Ему пришлось Заниматься конкрет­ными задачами восстановления порядка в экономике, нала­живания работы в промышленности, на транспорте, сельс­ком хозяйстве. Дэн вернул из лагерей и способствовал реаби­литации многих старых, опытных работников. Ему удалось провести в жизнь отдельные элементы рыночной экономики, что незамедлительно сказалось на общем развитии сельского хозяйства и промышленности. Принятая в 1975 году Кон­ституция КНР узаконила военно-бюрократическую струк­туру в стране, но она уже содержала статьи, которые озна­чали отход от маоистской политики и представляли ей пол­ную противоположность.

Мао Цзэдун заметно дряхлел, к тому времени ему было уже 80 лет, политическая борьба уносила его последние силы. Болезнь Паркинсона все больше развивалась, к кон­цу жизни Мао уже не мог писать. К лету 1974 года он почти ослеп, но его железную волю ощущали все, вплоть до самого конца. Чем ближе подходила смерть Мао, тем силь­нее обострялся накал политической борьбы, которая вовле­кала в нее все новых участников. На политической арене в ■тот период появляется руководитель хунвейбинов Хуа Го-фэи, который с 1975 года становится министром обществен­ной безопасности. Начался новый тур борьбы с лицами, облеченными властью и идущими по капиталистическому пути. В политическую опалу на этот раз вновь попали Дэн Сяопин и другие. Дэн вынужден покинуть Пекин и отпра­виться в новую политическую ссылку.

Для Мао Дэн всегда был и остался «каппучистом». Мао усмотрел в действиях Дэна угрозу своему курсу, что было основной причиной его изоляции от властных структур. На­кануне смерти Мао Цзэдуна особенно беспокоили отноше­ние членов партии к «культурной революции» и ее дальней­ший судьба. В своей книге о Мао Ф. Шорт приводит после­дит- слова завета Мао Цзэдуна о том, что заслугой своей мш:ши он считал «культурную революцию», у которой, по его словам, почти не осталось сторонников и полно против­пиков. Ощущая приближение смерти, Мао Цзздун уже не сомневался, что «культурная революция» переживет его не­долго. Но до конца жизни Мао был уверен в правоте своего детища или просто не хотел признавать поражений. Упря­мым он был с детства.

Пророчество Мао о том, что после его смерти вся верхуш­ка китайских правителей «перегрызется» за власть, сбылось. 9 сентября 1976 года он умер на 83 году. У гроба вождя борьба за власть продолжалась. Основными претендентами на власть были премьер Хуа Гофен, которого поддержал мар­шал Е Цэяньин, По инициативе маршала Е группировка радикалов во главе с Цзян Цин, тоже претендовавшая на власть, была арестована, как и ее три сторонника. В КНР было развернуто массовое осуждение Политики «банды четы­рех», которая нанесла большой урон производству, делала попытки установить контроль над армией и осуществить зах­ват власти в стране. С арестом «банды четырех» заканчива­ется крупнейшая кампания Китая, продолжавшаяся десять лет и получившая название «культурной революции». Исто­рия поставила точку на одном из сложных и трагичных эта­пов развития Китайской Народной Республики.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 2. «Культурная революция» п борьба за власть в Ки­тае.:

  1. 4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ «КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» (1969-1976)
  2. 3. «КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» (1966-1969)
  3. 1. Саудиды в борьбе за власть.
  4. 2. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА ПОСЛЕ ПОБЕДЫ СИНЬХАЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  5. 3. Борьба за власть в Исламском государстве Афганис­тан.
  6. 1. Политическая борьба в Ираке. БААС у власти
  7. 2. Борьба за власть и исламизм в период 2 и 3 республик.
  8. Г. МОРГЕНТАУПолитические отношения между нациями. Борьба за власть и мир
  9. "Культурное производство" и "творческие (культурные)индустрии”
  10. Культурные универсалии и многообразие культурных форм
  11. Культурные аспекты модернизации.Секуляризация, рационализация, культурная дифференциация
  12. 58. Февральская революция 1917 г. Верховные власти март-октябрь 1917 г
  13. Культурная глобализация и культурная локализация.
  14. 6. Вече и князь в древнерусском государстве – высшие органы власти. Система государственных органов власти
  15. Французская революция XVIII в. Складывание революционной ситуации и начало революции (5 мая 1789 г.-10 августа 1792 г.)
  16. Власть бюрократии: вне контроля? Источники власти бюрократии
  17. Культурная эволюция
  18. Культурная эволюция
  19. культурные конфликты
  20. Культурный релятивизм