<<
>>

ГЛАВА 30 Изменение в соотношении сил и формирование блоков в Европе

Обновление геополитической структу­ры. Развитие евроамерикаиской цивилизации в последние де­сятилетия XIX — начале XX в. было обусловлено дальнейшим распространением ее ценностей в Западной и Центральной Ев­ропе, их продвижением на Север, Восток и Юг континента, ус­пехами в США и первыми шагами к ним Латинской Америки.
Начался новый этап взаимодействия между странами Европы и Америки. Если Америка всегда была обращена лицом к Ев­ропе, принимая миллионы ее переселенцев, воспринимая ее духовные ценности, привлекая капиталы и получая технику, то теперь и Европа повернулась к Америке, приобретая не только сырье и продовольствие, но и новые идеи, машины, технологии, формы организаций. Основная тенденция во взаи­модействии Европы и Америки определялась тем, что главная доля увеличения мирового производства за эти десятилетия почти в 5 раз и объема мировой торговли примерно в 4 раза приходилась на евроамериканский регион.

Но их взаимодействие, как и во всем мире, осложнялось коллизией двух тенденций — сотрудничеством народов ради более эффективного использования мировых ресурсов и обособ­лением каждого для более полного удовлетворения собствен­ных потребностей даже за счет других. Равноправия не было, К высшему кругу принадлежали европейские великие держа­вы — Великобритания, Франция, Австро-Венгрия, Россий­ская империя. После победы над Францией в него вошла Гер­манская империя, а затем и завершившая свое объединение Италия. Даже США, ставшие к концу XIX в. экономически са­мой мощной державой, тогда еще не считались в этом кругу вполне своими. Далекая Япония, после победы над Россией иг­равшая роль великой державы, тоже держалась в стороне от «европейского концерта». Османская империя давно была «больным человеком Европы». Другие европейские страны, даже имевшие значительные колонии, тем более молодые ла­тиноамериканские государства, не могли рассчитывать на рав­ные права с великими державами, а некоторые оказались в за­висимости от них.

Хотя мировой рынок сложился и стремительно развивался, взаимозависимость его участников еще не требовала глобаль­ной системы международных отношений и мировое сообщест­во еще не возникло. В пестрой геополитической картине име­лось несколько соперничавших центров, крупнейшие из кото­рых находились в Европе.

При своих расширявшихся связях с Европой страны Аме­рики, особенно Латинской, имели обособленную систему меж­дународных отношений. Происходившее в ней нередко пересе­калось с европейскими проблемами, но не являлось их состав­ной частью.

С XVIII в. европейская система международных отноше­ний была самой развитой из всех региональных систем и к концу XIX в. в результате раздела мира между европейскими державами имела глобальное значение. К этому времени бла­годаря успехам индустриализации, колонизации многихлстран Азии и Африки, а также мировой торговле наиболее развитые европейские страны значительно обогнали все остальные. Соб­ственное эффективное производство и эксплуатация населения других стран приносили им огромные прибыли.

Поэтому борь­ба за раздел и передел колоний и сфер влияния стала органи­ческой частью их взаимоотношений. Судьбы народов многих стран мира в конце XIX — начале XX в. нередко зависели от отношений между европейскими державами, прежде всего ве­ликими.

Многократное увеличение и повышение интенсивности об­мена и сотрудничества между европейскими странами было со­пряжено с значительным усилением воздействия обществен­ности на международные отношения. С расширением прав и свобод граждан заметное влияние на внешнюю политику дер­жав стали оказывать партии и массовые движения. Неудов­летворенность различных общественных сил внешней полити­кой своих государств привела к возникновению ряда новых не­правительственных международных организаций.

После франко-германской войны 1870 г. соотношение сил в Европе существенно изменилось. Франция надолго была ос­лаблена, но продолжала расширять свои колонии и готовилась к реваншу. Германская империя усилилась настолько, что ее руководство стало добиваться гегемонии в Европе и «места под солнцем» во всем мире — передела в свою пользу колоний и сфер влияния. Российская империя воспользовалась фран- ко-германской войной, чтобы избавиться от последствий свое­го поражения в Крымской войне и активизировать экспансию по всем направлениям. Великобритания в изменившихся усло­виях вынуждена была предоставить своим переселенческим колониям права доминионов, а в Европе использовать колли­зии между державами и, отказываясь от «блестящей изоля­ции», искать среди них союзников. Австро-Венгрия усилила экспансию на Балканах. Италия начала создавать свою коло­ниальную империю в Африке и искала союзников для переде­ла хотя бы ближайших владений и сфер влияния.

Противоречия между державами обострялись неравномер­ностью их развития. Великобритания к 1914 г. по объему про­мышленного производства была оттеснена США и Германией на третье место в мире, но продолжала расширять свою самую крупную колониальную империю, а Лондон оставался миро­вым финансовым центром. Франция отставала в индустриаль­ном развитии от Германии, но за четыре десятилетия в 11 раз увеличила территории своих колоний. Выдвинувшаяся в про­мышленном развитии на второе место в мире Германия имела колоний гораздо меньше и с трудом расширяла сферы влия­ния. Не поспевали за крупнейшими державами Австро-Венг- рия и Италия.

В конце XIX — начале XX в. нараставшее стремление вели­ких держав к захватам и расширению своего влияния, исполь­зование ими вооруженной силы для раздела и передела мира многие называли новым империализмом. Его главным вдохно­вителем была усиливавшаяся и монополизировавшая произ­водство, рынки и банки финансовая олигархия. Ее желания выдавались за национальные интересы, отождествлялись с патриотизмом. Идеологи империализма разжигали шовинизм — чувство превосходства своей нации над другими и ненависть к якобы низшим, чем пытались оправдать их угнетение и даже уничтожение. Многие патриотические общественно-политиче­ские организации и значительные слои населения оказались не­способны отмежеваться от шовинизма или даже заразились им.

Великие державы пускали в ход оружие для захвата новых владений и подавления сопротивления их народов.

Поэтому вооруженные столкновения и малые войны происхо­дили почти непрерывно. Все более опасными становились конфликты между великими державами прежде всего из-за гегемонии в Европе, а также передела колоний и сфер влия­ния. Войны и конфликты стимулировали гонку вооружений. В результате напряженность между державами возрастала, столкновения учащались и обострялись. Различные договоры и соглашения между державами, направленные на урегу­лирование противоречий и преодоление конфликтов в послед­ней трети XIX — начале XX в., не смогли предотвратить ми­ровой войны, которую некоторые предвидели уже вскоре пос­ле франко-германской войны.

От «Союза трех императоров» к Трой­ственному союзу. В 1871 г. появление Германской импе­рии, продемонстрировавшей свою силу победой над Францией, очевидное ослабление Франции и активизация завершившей свое объединение Италии существенно изменили ситуацию в Европе.

Добиваясь гегемонии Германии в Европе, Бисмарк продол­жал оказывать давление на Францию, стремился лишить ее возможных союзников и угрожал новым вторжением.

Канцлер новой империи считал ресурсы и стойкость Рос­сии неисчерпаемыми, а войну с ней, тем более одновременно с Францией — катастрофой для Германии. Поэтому Бисмарк прежде всего пытался исключить возможность франко-русско- г о союза.

Россия, придерживавшаяся в 1870 —187 1 гг. в отношении Германии благожелательного нейтралитета, после поражения Франции уже не соблюдала навязанных ей с окончанием Крымской войны ограничений и стала готовиться к новой схватке с Османской империей, не прекращая своего (трево­жившего Англию) продвижения в Средней Азии. Российское правительство было заинтересовано в благожелательном отно­шении к своим действиям Германии и искало возможности до­биться нейтралитета Австро-Венгрии.

Правительство Габсбургской империи, не нашедшее под­держки своей антисербской политике в Лондоне, вынуждено было при содействии Бисмарка договариваться с Россией хотя бы о поддержании на Балканах статус-кво.

В результате ряда встреч императоров Александра II, Вильгельма I и Ф р анц а - И о си фа, а главное — переговоров меж­ду канцлерами А. М. Горчаковым, Бисмарком и министром Андраши осенью 1873 г. было достигнуто соглашение, полу­чившее название «Союза трех императоров». Оно предусмат­ривало, что в случае возникновения разногласий по конкрет­ным вопросам императоры будут договариваться, чтобы эти разногласия «не возобладали над соображениями более высо­кого порядка», а при угрозе войны — о совместной линии по­ведения. Но вместе с тем Горчаков заверил французского по­сла, что России «необходима сильная Франция». И Бисмарку — даже согласием Германии на осуществление планов россий­ского правительства на Ближнем Востоке — не удалось ли­шить Францию заступничества России. Европейские державы не желали дальнейшего усиления Германии и ослабления Франции, так как это могло способствовать достижению Гер­манией гегемонии в Европе.

«Союз трех императоров» поддерживался до 1887 г., но надежд его участников не оправдал. Правительство и гене­ральный штаб Германии надеялись ослабить Францию превен­тивной войной. В 1875 и 1887 гг. Германия намеревалась на­нести Франции новое военное поражение, используя как пред­лог активизацию французских реваншистов и рассчитывая, что Англия, которая ревниво относилась к французской коло­ниальной экспансии, и Россия, занятая балканскими и средне­азиатскими проблемами, останутся нейтральными. Но в пер­вом случае обе державы, а во втором — одна Россия выступили против планов Бисмарка и помешали их осуществлению.

Россия опиралась на благожелательность Бисмарка в конф­ликте с Великобританией из-за Средней Азии и даже во время русско-турецкой войны 1877 —1878 гг. Она противодействова­ла попыткам Великобритании распространить влияние на За­падный Китай и Афганистан. Ее войска завоевали Туркмению, установили протекторат над Хивинским ханством и присоеди­нили к империи Кокандское ханство. Попытки Великобрита­нии воспрепятствовать продвижению российских войск в Туркмении и силой оружия поставить во главе Афганистана своего ставленника в 80-е годы потерпели неудачу. В то же время Россия добилась некоторого перевеса в ожесточенном соперничестве с Великобританией за влияние на шаха и за прибыльные концессии и монополии в Персии. Во время р у с - ско-турецкой войны Великобритания противодействовала ус­пехам России вплоть до подготовки вооруженной интервенции и приложила все силы, чтобы не допустить гегемонии России на Балканах.

Нейтралитет Австро-Венгрии во время р у с ско-турецкой войны был обеспечен Рейхштадтским соглашением 1876 г.,

которое предоставляло Габсбургам возможность оккупировать Боснию и Герцеговину, а России — вернуть часть Бессарабии, отторгнутую после Крымской войны. В интересах А в с т - ро-Венгрии это соглашение исключало создание на Балканах крупного славянского государства, на что Россия тогда и не рассчитывала.

Но успехи войск, воевавших против Османской империи, превзошли все ожидания. Потерпевшая поражение Османская империя вынуждена была подписать в 1878 г. в Сан-Стефано договор, по которому были удовлетворены почти все террито­риальные претензии России, получили независимость и рас­ширили свои границы Сербия, Черногория и Румыния, а глав­ное — создавалось крупное автономное Болгарское княжество. Угрожая войной России, Австро-Венгрия и Англия, направив­шая свой флот к Стамбулу, добились пересмотра Сан-Стефан- ского договора.

Конференция европейских держав в Берлине урезала тер­риториальные приобретения России, новых независимых го­сударств и особенно автономной Болгарии, исключила воз­можность гегемонии России на Балканах. Называвший себя «честным маклером» Бисмарк на этой конференции в действи­тельности поддерживал Австро-Венгрию и Англию. В «Союзе трех императоров» образовалась глубокая трещина.

Германия, таможенная война которой с Россией все более обострялась, продолжала курс на сближение с Австро - Венгр и - ей, стремившейся опереться на Германию в борьбе против Рос­сии на Балканах. Было положено начало сотрудничеству двух империй в экспансии на Восток. Хотя Бисмарку не удалось склонить австрийское правительство к поддержке Германии против Франции, в 1879 г. между Германией и Ав стр о - В е н гр и - ей был подписан секретный союзный договор о совместной обо­роне против нападения России и о благожелательном нейтра­литете в случае нападения одной из них на Россию. Этот дого­вор положил начало формированию одной из двух коалиций, столкнувшихся в 1914 г.

Ослабевший «Союз трех императоров» в 1881 г. был под­креплен ав стр о-р у сск о - г ер м ан ск им договором о взаимном нейтралитете этих держав, если одна из них подвергнется на­падению четвертой, в частности, в случае нападения Англии на Россию или Франции на Германию.

Добиваясь изоляции Франции, Бисмарк поощрял Италию в конкуренции с Францией, ее притязания на захваченный Францией Тунис и способствовал приглушению ее претензий на принадлежавшие Австро-Венгрии Триест и Трентжно | Сво­им основным противником Австро-Венгрия считала не Ита­лию, а Россию. Это позволило Германии, Италии и Авст- ро-Венгрии в 1882 г. подписать Тройственный союз, продле­вавшийся до 1915 г. В случае нападения Франции на Италию или Германию они обязались поддерживать друг друга, а Авст- ро-Венгрия обещала лишь нейтралитет. Кроме того, все трое обещали друг другу благожелательный нейтралитет в случае войны с любой другой великой державой, кроме Франции, и военную помощь, если бы одна из участниц союза подверглась нападению сразу двух великих держав. В случае австро-рус- ской войны это обеспечивало Австро-Венгрии нейтралитет Италии. Так был упрочен и расширен созданный Германией блок, хотя Италия была его слабым звеном.

Успехи России в Средней Азии и Персии, как усиление в Болгарском княжестве и Сербии австро-венгерского, а в Ос­манской империи английского влияния в конце 80-х годов обострили напряженность отношений России с Великобрита­нией и Австро-Венгрией. Весной 1885 г. из-за продвижения российских войск к Афганистану Англия намеревалась атако­вать Россию на Черном море, но под нажимом России и под­державшей ее в этом Германии султан закрыл Черноморские проливы. Уже не полагаясь на «Союз трех императоров», пра­вительства России и Германии, несмотря на усиление россий- ск о - г ер м ан ск о й конкуренции, в 1887 г. подписали договор, по­лучивший название договора перестраховки. Россия обязыва­лась соблюдать дружественный Германии нейтралитет, если на нее нападет Франция, а Германия обещала поддержать Рос­сию, если на Ближнем Востоке против нее выступит Велико­британия. Этот баланс интересов был столь хрупким, что про­существовал всего три года.

От ф р а н к о - р у с с к о г о союза к Антанте.

Германии так и не удалось изолировать Францию, а усиление экспансии Германии на Востоке сближало ее с Ав стр о - В ен гр и- ей, но вело к столкновению с Россией, о чем свидетельствовали почти непрерывная таможенная война между ними и отказ в кредитах, в которых нуждалась Россия. Возрастающее давле­ние со стороны Германии, соперничество в колониальной экс­пансии с Великобританией и усилившееся кредитно-финансо­вое сотрудничество в конце 80-х — начале 90-х годов стали об­щими для России и Франции и способствовали их сближению. Общность интересов заставила правящие круги России преодо­леть монархические предубеждения против республиканского строя перспективного партнера.

Начало новой странице фра нк о-русского сотрудничества было положено в 1891 г. подписанием между ними консуль­тативного пакта, за которым последовала секретная воен­ная конвенция. Теперь Франции была обеспечена военная помощь России на случай ее столкновения с Германией или Италией. Это позволило ей активизировать свою колониаль­ную политику. Франция готова была поддержать Россию в случае нападения на нее Германии или Австро-Венгрии, что укрепляло безопасность России и тоже позволяло ей усилить экспансию.

Казалось, что образование франк о-русского союза создава­ло противовес Тройственному пакту и тем укрепляло сохра­нявшийся после фр а нк о - г ер ман ск ой и р у с ск о - ту р ецк ой войн мир в Европе. Однако возникновение этого союза только под­хлестнуло соперничество теперь вполне определенных двух блоков и гонку вооружений, так как никто из их руководите­лей не желал поступаться интересами финансовых олигархий своих стран.

Достигнутый в Европе баланс сил был неустойчив, и оба блока стремились привлечь на свою сторону новых союзников. Между тем в 90-е годы в разделе и переделе мира усилилась роль США и стала участвовать Япония, активизировались Италия и Германия.

В 1894 г. Япония нанесла поражение Китаю, отторгла у не­го Тайвань и Пескадорские острова, а признание им независи­мости Кореи использовала для усиления своей экспансии. Это послужило Германии, Франции, России и Великобритании сигналом к захвату в Китае опорных баз и расширению своих сфер влияния, а надеявшиеся на свою конкурентоспособность США вскоре предложили Китаю принцип «открытых дверей» — свободного ввоза и вывоза товаров и капиталов. При этом Ве­ликобритания и США использовали усиление Японии для про­тиводействия представлявшейся им наиболее опасной экспан­сии России, а Германия стремилась добиться обострения отно­шений России с Японией и Великобританией, чтобы ослабить ее позиции в Европе. Однако это не помешало великим держа­вам совместно организовать в 1900 г. вооруженную интервен­цию для подавления развернувшегося в Китае антиимпери­алистического движения.

Стремясь закрепить и расширить зону своего господства, США в 1898 г. напали на позиции Испании, нанесли ей пора­жение и добились ликвидации ее контроля над Кубой, Пуэр- то-Рико и Филиппинами. Независимость Кубы, фактически контролировавшейся США, и переход в руки США Филиппин, Пуэрто-Рико и ряда других островов в Тихом океане значи­тельно расширили сферу влияния США. Уступки Велико­британии и расчленение Колумбии позволили США присту­пить к сооружению Панамского канала. Оно было завершено в 1914 г. и укрепило стратегические позиции США.

Италия, стремившаяся создать колониальную империю в Африке, в 1895 г. напала на Эфиопию. В следующем году ее войска потерпели поражение, и Эфиопии удалось отстоять свою независимость. Однако при содействии Великобритании Италия создала опорную базу на берегу Красного моря — ко­лонию Эритрею, а также установила свой протекторат над Сомали.

После приобретения в 80-е годы первых колоний в Африке Германия была заинтересована в споре держав о Конго и в под­держке сопротивлявшегося английской экспансии Трансва­аля. Однако здесь она уступила Великобритании, рассчитывая добиться гораздо большего в Османской империи, где получи­ла концессии на строительство железной дороги Босфор — Баг­дад, которая должна была стать средством дальнейшей экс­пансии .

Быстро возраставшие притязания Германии, ее увеличи­вавшиеся вооружения, особенно ускоренное строительство во­енного флота, а главное — начавшееся вытеснение немецкими товарами с некоторых рынков английских заставило руково­дителей Великобритании пересмотреть свою внешнюю поли­тику. Почти до конца 90-х годов они считали главным конку­рентом Францию. С нею сталкивалась экспансия Великобрита­нии в Африке, в Юго-Восточной Азии и в Китае. Однако Франция, признав первоочередной опасностью усиление Гер­мании в Европе, не могла обострять отношения с Великобрита­нией и в 1899 г. вынуждена была признать бассейн Нила сфе­рой британского влияния в Африке, ограничив свои притяза­ния бассейном озера Чад.

Попытка Великобритании расширить и укрепить свои вла­дения в Южной Африке, установив контроль над республика­ми буров — потомков давно переселившихся туда голландцев, а также немцев и французов — Трансваалем и Оранжевой, привела к затяжной войне с ними, продолжавшейся до 1902 г. Победа дорого досталась Великобритании, военные неудачи подорвали ее престиж. Она признала права Германии, Фран­ции и США на некоторые территории, захватить которые сама уже не имела сил, и оказалась не в состоянии добиться отказа России от дальнейшей экспансии в Азии.

Все это вынуждало правительство Великобритании начать пересмотр своей традиционной политики «блестящей изоля­ции» и искать союзников. В 1902 г. Великобритания заключи­ла договор о союзе с Японией, который обеспечил последней финансовую поддержку и благожелательный нейтралитет ее экспансии в Китае и борьбе против России. Главное же — те­перь Франция представлялась Великобритании не только ме­нее опасной, чем Германия, активно расширявшая свои сферы влияния и колонии, бросившая вызов «владычице морей» строительством мощного военного флота, теснившая ее своими товарами на рынках и продолжавшая стремиться к гегемонии в Европе, но и возможной союзницей.

Как ни ценила Франция союз с Россией, он все же не был достаточной гарантией ее безопасности, поэтому она добива­лась хотя бы нейтрализации или привлечения на свою сторону других европейских держав. Предоставляя кредиты и по­пустительствуя Италии в Северной Африке, Франция подго­товила и в 1902 г. заключила с ней соглашение о взаимном нейтралитете в случае нападения на них других держав. Это несколько обесценивало для Германии участие Италии в Трой­ственном союзе.

Но еще большее значение имело решительное сближение Франции с Великобританией. После взаимных визитов короля Эдуарда VII и президента Лубэ, а также переговоров в 1904 г. между этими государствами было подписано соглашение о раз­деле сфер влияний в Африке. Тем самым преодолевалось со­перничество и достигалось «сердечное согласие» двух держав. Такое согласие — «актанта» — открывало им возможность широкого сотрудничества в борьбе против Германии, хотя о ней в документе не было ни слова.

Хотя по заверениям руководителей держав и мнению боль­шей части общественности все договоры тех лет имели благие цели и были направлены на упрочение мира, действительные результаты оказывались недостаточными, а иногда даже про­тивоположными. В конце X I X в. дипломатии удалось избе­жать ряда вооруженных столкновений — между Германией и Францией, между Россией и Англией, между Австро-Венгрией и Россией, между Францией и Англией. Европа продолжала наслаждаться миром. Международными арбитражными суда­ми по согласию конфликтовавших сторон в 1881 —1 900 гг. бы­ло мирно решено 111 международных споров. Но напряжен­ность отношений между державами усиливалась, частота и острота конфликтов возрастали. За 20 лет до 1903 г. только в европейских государствах военные расходы возросли почти в 2 раза, а численность солдат увеличилась на 25% .

По инициативе России в 1899 г. в Гааге была проведена конференция мира, в которой участвовало 26 государств. При­нятые ею конвенции рекомендовали мирное разрешение меж­дународных споров, устанавливали некоторые нормы ведения войны, в частности, запрещали применение разрывных пуль и отравляющих веществ, обязывали гуманно обращаться с ране­ными и пленными. Конференция рекомендовала державам со­кращать военные расходы и вооруженные силы.

Во второй Гаагской конференции мира, созванной по ини­циативе США в 1907 г., участвовало 44 государства. Эта самая представительная после Венского конгресса конференция но­вого времени выработала нормы урегулирования международ­ных споров, ограничила случаи правомерного применения во­оруженной силы, конкретизировала нормы войны на суше и на море, определила права и обязанности нейтральных госу­дарств. Многие положения этих конвенций, впервые сформу­лировавших нормы международного права, касающиеся вой­ны, не утратили значения и сейчас, а их нарушение квалифи­цируется как военное преступление.

Однако влияние гаагских конвенций, как и деятельности международных третейских судов, на развитие международ­ных отношений было все же недостаточно эффективным. Дер­жавы придерживались их лишь настолько, насколько они со­ответствовали их переменчивым интересам.

После и сп а н о - а мер ик ан ск о й и а нг л о - бур ск ой русско-япон- ская война, вспыхнувшая в 1904 г., стала уже третьей войной за передел мира. В этом конфликте из-за сфер влияния в Корее и Манчжурии было истрачено 2500 млн долларов и погибло 555 900 человек. Войны с применением новейшего вооруже­ния становились все более разрушительными. А гонка воору­жений усиливалась. За тринадцать лет нового века великие державы затратили на военные нужды около 90 млрд марок и увеличили свои вооруженные силы почти на 30% .

Поражение в р у сск о - яп о н ск ой войне и революция 1905 — 1907 гг. обнаружили слабость России. Потеряв южную часть Сахалина и сферы влияния в Манчжурии, российские правя­щие круги стали избегать осложнения отношений с другими державами, — как на Балканах, так и в Средней Азии. Они нуждались в союзниках, способных оказать России эффектив­ную поддержку.

Обещанием помощи и спекуляцией на родственных узах монархов Германия убедила российское правительство подпи­сать с нею невыгодный для России торговый договор, попыта­лась привлечь Россию на свою сторону и ослабить ее связь с Францией. Но ожидаемая царизмом помощь из Парижа и Лон­дона была значительнее того, что могла предоставить Герма­ния, а конкуренция между державами была острее солидар­ности их монархов.

Рассчитывая воспользоваться ослаблением России и ис­пытать прочность англо-французского согласия, Германия в 1905 г. пошла на конфликт с Францией из-за Марокко. Однако все державы, кроме Австро-Венгрии, выступили против ее претензий, что заставило кайзера согласиться на компромисс и отложить вторжение во Францию. Активность Германии по­будила Францию и Великобританию в 1906 г. договориться о военном сотрудничестве, к которому была подключена и Бель­гия. А после окончания русско-японской войны произошло сближение между Великобританией и Россией. При содейст­вии Франции в 1907 г. они подписали соглашение о разделе своих зон влияния в Персии, невмешательстве в дела Тибета и признании Афганистана сферой интересов Великобритании.

Это соглашение открыло возможность сотрудничества Рос­сии и Великобритании против Германии, хотя о ней в доку­менте и не упоминалось. Оно стало последним звеном трой­ственного согласия — Франции, России и Великобритании, вошедшего в историю под названием Антанта. Перегруппи­ровка сил в Европе в основном завершилась в соответствии с интересами не столько династий или идеологических при­страстий, как не раз бывало прежде, а в соответствии с интере­сами прежде всего финансовых олигархий, которые выдава­лись за интересы народов.

Соперничество двух блоков и Балкан­ские войны. С 1907 г. соперничество Антанты и австро-гер- манского блока стало основным стержнем межгосударствен­ных отношений. Конфликты между ними следовали один за другим, перемещаясь с периферии к Европе и все более увели­чивая международную напряженность.

Великобритания, стремившаяся сохранить свое военно- морское превосходство, пыталась договориться с Германией об ограничении морских вооружений. Но Вильгельм II отклонил ее предложения, заявив, что против требования ограничить морские вооружения Германии «мы будем воевать, ибо это вопросы национальной чести и достоинства». Германия ус­корила строительство мощных новейших военных кораблей, а руководители Великобритании решили строить «два киля против одного».

Германия вместе с Австро-Венгрией активизировала экс­пансию на Балканах и Ближнем Востоке, вторгаясь в сферы интересов России и Великобритании. В 1908 г. Австро-Венг- рия присоединила к себе давно оккупированные Боснию и Гер­цеговину и предложила Болгарии и Румынии разделить на троих Сербию. Сербия готовилась дать отпор любому вторже­нию, рассчитывая на поддержку России. Но Россия не была го­това к войне с Австро-Венгрией, на стороне которой выступала Германия, в 1909 г. прямо обязавшаяся помочь империи Габс­бургов, если Россия вмешается в ав стр о - сер бек и е отношения. Под давлением Германии Россия признала власть Авст- ро-Венгрии над Боснией и Герцеговиной. Под угрозой военно­го вторжения войск Австро-Венгрии за Россией последовала и Сербия. Но воспользовавшись обеспокоенностью Италии уси­лением позиций Австро-Венгрии, Россия договорилась с ней совместно противодействовать дальнейшей экспансии импе­рии Габсбургов на Балканах, а в обмен на согласие России с планами Италии в Северной Африке Италия обещала благоже­лательно относиться к заинтересованности России в свободе проливов — Босфора и Дарданелл.

Россия тщетно пыталась ослабить сближение между Герма­нией и Австро-Венгрией, а Германии не удавалось оторвать Россию от Антанты. Из-за обострявшейся конкуренции между ними все русско-германские переговоры и даже встречи импе­раторов приводили только к соглашениям по второстепенным вопросам — о разграничении сфер интересов на Ближнем Вос­токе, в Персии.

Укрепление союза с Австро-Венгрией и относительное ослабление России позволяли Германии усилить нажим на Францию. Воспользовавшись вторжением французских войск в Марокко в 1911 г., Германия направила в Агадир свой воен­ный корабль и заявила о намерении захватить часть Марокко. Конфликт мог привести к войне. Но против притязаний Герма­нии решительно выступила Великобритания, не желавшая по­явления германских колоний вблизи Гибралтара. Германия тогда не решилась на столкновение с Антантой и ей пришлось удовольствоваться частью Конго, которую уступила ей Фран­ция в обмен на признание своей власти над Марокко. Но с тех пор стало очевидно, что война между европейскими держава­ми может вспыхнуть даже из-за колоний, не говоря уже о бо­лее серьезных взаимных претензиях.

Воспользовавшись марокканским кризисом, Италия в 1911 г. при благожелательном отношении Франции и России и в надежде на нейтралитет других держав предъявила ультима­тум Османской империи и под предлогом заботы о жителях Триполи и Киренаики оккупировала эти турецкие колонии в Северной Африке. Раздираемая внутренними противоречиями Османская империя не могла эффективно защищаться, хотя арабы в Африке оказывали итальянским войскам ожесточен­ное сопротивление. По мирному договору 1912 г. султан предо­ставил Триполи и Киренаике полную автономию, а фактиче­ски они перешли под контроль Италии.

В условиях растущей напряженности неудачу потерпела еще одна попытка Великобритании заключить с Германией соглашение, по которому каждая из них обязуется не участ­вовать в неспровоцированном нападении на другую. Руководи­тели Германии предложили иную формулу: каждая сторона обязуется соблюдать нейтралитет, если другая окажется вов­леченной в войну. Это означало бы разрушение Антанты, на что Великобритания не решилась. В действительности о вза­имном нейтралитете Германии и Великобритании не могло быть и речи, так как экономическая конкуренция ожесто­чалась, а гонка вооружений усиливалась. Ан г л о - г ер ма н ск и е переговоры 1912 г. дали надежду на урегулирование только второстепенных противоречий из-за сфер влияния, но вызвали

У правящих кругов Германии иллюзию, будто нейтралитет Ве­ликобритании в европейской войне не исключен.

Дальнейшее ослабление Османской империи, давно считав­шейся «больным человеком Европы», привело к возникнове­нию направленного против нее блока Балканских государств. Он был создан по инициативе Сербии, поддержанной Россией и Францией. Весной 1912 г. были подписаны сербско-болгар- ский и греко-болгарский договоры, солидарно с которыми дей­ствовала Черногория, первой начавшая 9 октября военные действия против Османской империи. Вооруженные силы Бал­канских государств быстро разгромили турецкую армию (пер­вая Балканская война).

Успехи балканского блока встревожили Австро-Венгрию и Германию, опасавшихся усиления Сербии, особенно присоеди­нения к ней Албании. Обе державы были готовы противодей­ствовать Сербии силой. Это вызвало бы столкновение с Росси­ей и всей Антантой, что подтвердила Великобритания. Европа оказалась на грани войны. Чтобы избежать ее, в Лондоне было проведено совещание послов шести великих держав. На нем Антанта покровительствовала Балканским государствам, а Германия и Австро-Венгрия — Османской империи, но им все же удалось договориться, что Албания станет автономией под верховной властью султана и сербские войска из нее будут вы­ведены.

После долгих и сложных переговоров только в мае 1913 г. между Османской империей и Балканскими государствами был подписан мирный договор. Османская империя потеряла почти всю свою европейскую территорию, Албанию и Эгей­ские острова.

Однако из-за этих территорий вспыхнул конфликт между победителями. Черногорский князь осаждал Скутари, не же­лая уступать его Албании. А Сербия и Греция при поддержке Румынии, требовавшей от Болгарии компенсации за свой нейтралитет, добивались от Болгарии части доставшихся ей территорий. Тщетно российская дипломатия пыталась пред­отвратить новый конфликт. Поощряемая Австро-Венгрией Болгария выступила против своих бывших союзников. Вспых­нула вторая Балканская война. Австро-Венгрия приготови­лась поддержать Болгарию вооруженной силой. Только пред­остережения Германии, считавшей момент неудачным, и Ита­лии удержали ее от выступления. Болгария, против которой воевала и Османская империя, потерпела поражение.

Вновь послы великих держав в Лондоне занялись балкан­скими делами, стремясь привлечь на сторону своих блоков Балканские государства и подкрепляя свои аргументы креди­тами. В августе 1913 г. между участниками второй Балкан­ской войны был подписан мирный договор, по которому значи­тельную часть Македонии получили Сербия и Греция, Румы­нии досталась Южная Добруджа, а Османской империи — часть Восточной Фракии.

Балканские войны привели к перегруппировке сил. Авст- р о - г ер м ан ский блок усилил свое влияние на Османскую импе­рию, закрепленное посылкой туда германской военной мис­сии, и привлек на свою сторону Болгарию. А Антанта сохрани­ла преобладающее влияние в Сербии, Черногории и Греции и привлекла на свою сторону Румынию. Балканы, средоточие переплетающихся интересов и конфликтов, превратились в пороховой погреб Европы.

В конце XIX — начале XX в. расширение непосредствен­ных связей между населением и общественными организация­ми стран Европы и Америки выразилось в активизации ранее созданных и появлении ряда новых международных католиче­ских, пацифистских и других неправительственных организа­ций. Вместо прекратившего свою деятельность в 1876 г. Меж­дународного товарищества рабочих в 1889 г. социалистами стран Европы и Америки был создан II Интернационал. С 1899 г. созывались ежегодные конференции парламентариев многих стран — Межпарламентского союза. Появились ин­тернациональные отраслевые объединения профсоюзов, а за­тем и Международная конфедерация профсоюзов, междуна­родные союзы женщин, молодежи. В 1894 г. по инициативе французского общественного деятеля Пьера де Кубертена был создан Международный олимпийский комитет, объединив­ший спортивные организации для регулярного проведения всемирных Олимпийских игр. Неправительственные между­народные организации стали реальными субъектами междуна­родных отношений и по-своему способствовали взаимопонима­нию народов и поддержанию мира.

Папство. Среди католиков, которые составля­ли большинство населения многих государств, высшим мо­ральным авторитетом пользовалась католическая церковь, возглавлявшаяся римскими папами. Но папство ожесточенно сопротивлялось усиливавшимся в мире либерально-демокр а-

29 И. М. Кривогуз

тическим и социалистическим тенденциям. Еще в 1864 г. папа Пий IX энцикликой С}иап1а Сига осудил как «заблуждения» почти все достижения светской науки и политической мысли последних столетий, а Вселенский собор в 1870 г. заявил о непогрешимости папских решений в области веры и нрав­ственности.

Потеряв вскоре принадлежавшие ему территории, кроме Ватикана, Латеранского собора и виллы Кастель-Гандольфо (см. гл. 22), папство тем ожесточеннее вело борьбу среди верующих против так называемых старокатоликов, не при­знававших непогрешимость папы, и модернистов, пытавших­ся совмещать лояльность церкви с признанием достижений науки.

Папство не могло игнорировать растущее рабочее движе­ние. В энциклике Кегшп поуагит в 1891 г. Лев XIII обратил внимание верующих на необходимость поиска христианского решения социальных проблем как альтернативы распростра­нявшимся социалистическим «заблуждениям». Подтвердив законность частной собственности, папа не допускал ее ис­пользования без пользы для общества, осуждал капитализм как новую форму ростовщичества и выступал за элементарные права трудящихся. Это поддержало возникшие во многих странах социально-христианские движения.

Но гораздо больше внимания папство уделяло распрост­ранению католицизма, направляя свои миссии и учреждая новые приходы и епархии, организуя подготовку местного ду­ховенства в Африке и Азии. Лев XIII выступал поборником воз­вращения отколовшихся церквей в лоно католицизма и стре­мился к установлению связей с протестантскими центрами.

В целом же, сосредоточившись на защите и укреплении своих позиций, папство в конце XIX — начале XX в. не уделя­ло необходимого внимания острым социальным проблемам и войнам, все более волновавшим всех верующих. Его осужде­ние классовой и национальной розни, а также русско-япон- ской и других войн было слишком абстрактным, чтобы иметь практическое значение. Все это не способствовало сохранению его влияния, особенно после «культуркампфа» в Германии и успехов антиклерикального движения во Франции.

Пацифистское движение. С 80-х годов X I X в . быстро росло массовое движение, получившее в начале XX в. название пацифистского (см. гл. 17). Его руководители в странах Европы и Америки опирались на разнообразные религиозные и философские идеи о высшей ценности чело­веческой жизни, о приоритете права, а не насилия, о возмож­ности и необходимости мирного решения всех социальных и национальных конфликтов, исключения войн из жизни об­щества.

После франко-германской войны, резко осужденной паци­фистами, во многих европейских странах и США возникли об­щества сторонников мира, к которым примкнули некоторые парламентарии, а швейцарец И. К. Блюнчли разработал прин­ципы европейского союза государств, в котором исключались бы войны.

Популярность идей всеобщего мира росла по мере того, как население европейских государств осознавало тяжелые по­следствия милитаризма, гонки вооружений, острых междуна­родных конфликтов и все чаще вспыхивавших войн. В возни­кавших повсюду пацифистских организациях участвовали ра­бочие и промышленники, крестьяне и торговцы, художники и ученые, служащие, журналисты и парламентарии, религиоз­ные и политические деятели. В их числе были депутат фран­цузского парламента Ф. Пасси, бывший плотник и секретарь тред-юнионов Р. Пример, австрийская баронесса Б. фон Зут- тнер, создатели исследовательско-просветительского Инсти­тута международного права в Генте и многие другие. При всем разнообразии их взглядов общим для них было стремление до­биться обязательного решения всех международных конфлик­тов третейскими судами, прекратить гонку вооружений и при­ступить к всеобщему разоружению, свести к минимуму приме­нение насилия даже как инструмента права. Они были решительными противниками нового империализма, национа­лизма и шовинизма, а также милитаризма. Многие из них счи­тали возможным достичь этих целей уже в недалеком буду­щем, полагая, что возрастающая разрушительность новейших видов оружия заставит правящие круги держав воздержаться от войн.

Эти цели и инициативы пацифистов соответствовали уст­ремлениям широких масс населения и потому приобрели зна­чительное влияние. Конечно, некоторые государственные де­ятели стремились использовать популярность пацифистских идей в своих конъюнктурных целях, а другие считали их уто­пичными, но не считаться с ними уже не могли.

В июне 1889 г. Международный конгресс посланцев около 100 пацифистских организаций, съехавшихся в Париж из многих стран, положил начало их регулярным интернаци­ональным связям. Сразу после конгресса состоялась Межпар­ламентская конференция и аци фи ст ов - п ар л амент ар и ев , в кото­рой участвовали 97 депутатов из 10 стран, решивших согласо­вывать свои выступления.

К 1912 г. в 19 странах — от Великобритании и Германии до США и Японии — действовало уже 136 пацифистских союзов. Появилось более 20 международных центров, разрабатывав­ших и популяризировавших идеи и политику пацифизма. Сре­ди них наиболее влиятельным было основанное третьим Меж­дународным мирным конгрессом в 1891 г. Международное бю­ро тира в Берне. Кроме того, пацифисты располагали во всем мире 33 периодическими изданиями и публиковали немало своей литературы. Их влияние простиралось далеко за преде­лы этих организаций и изданий. Они получили поддержку ря­да национальных рабочих организаций, например, Велико­британии, Франции, и международных профсоюзных центров металлистов, текстильщиков, учителей и других, а также Все­мирного объединения юношеских союзов «решительного хрис­тианства», насчитывавших миллионы молодых людей. В ряде стран — во Франции, Великобритании, Германии, США и дру­гих — нередко проводились конгрессы мира, собиравшие там всех сторонников пацифизма.

Не ограничиваясь пропагандой своих идей, пацифисты при поддержке сочувствующих организовывали массовые митин­ги, демонстрации и петиции в поддержку конкретных требова­ний и для осуждения агрессивных действий держав, наруше­ний гаагских конвенций. В начале 90-х годов ими было собра­но 100 млн подписей граждан 10 европейских государств под Всемирной петицией, требовавшей конкретных мер для сохра­нения мира. Петиции направлялись участникам Гаагских кон­ференций, велась широкая кампания за созыв третьей Гааг­ской конференции.

Каждые два-три года проводились международные конгрес­сы тира и межпарламентские конференции пацифистов, КРУГ участников которых неуклонно расширялся. В 1912 г. в Женеве на XIX Всемирном конгрессе мира участвовали 600 де­легатов, а на XVII Межпарламентской конференции пацифис­тов были представлены 200 парламентариев из 16 государств. Эти конгрессы и конференции осудили все акты агрессии и на­силия, все нарушения гаагских конвенций. Программа дейст­вий пацифистов была дополнена требованиями уважения рав­ноправия народов и их права на самоопределение, отказа граждан и государств от поддержки государства, которое нач­нет войну, запрещения воздушной войны, а также курсом на союз и сотрудничество с растущим рабочим движением, как и всеми другими силами, хотя бы частично поддерживавшими требования пацифистов.

Деятельность пацифистов получила широкое признание. С 1901 по 1911 г. 15 деятелей, внесших значительный вклад в реализацию идей пацифистского движения, в том числе и Т. Рузвельт (за посредничество в заключении мира между Россией и Японией), а также две международные организации получили Нобелевские премии мира. Пацифистское движение мирными средствами добивалось реализации идей, выражав­ших коренные потребности человечества, но далеко опередив­ших возможности того времени. Оно способствовало предотв­ращению одних и смягчению других конфликтов, а также со­зданию правовой основы их мирного урегулирования. Хотя разразившаяся в 1914 г. мировая война и перечеркнула уси­лия пацифистов, их идеи и опыт не могут быть забыты.

II Интернационал. Существенное влияние на развитие международных отношений оказало интерна­циональное объединение рабочих организаций всех стран — // Интернационал,. Его создание и развитие опиралось на рост рабочего движения и распространение социалистических идей, начатое I Интернационалом. Это было обусловлено стреми­тельным расширением индустриального производства, число занятых в котором к концу X I X в. превысило 40 млн, а к 1914 г. достигло примерно 70 млн человек. Они стали главной производительной силой и одним из двух основных классов об­щества индустриально развитых стран. Большая часть рабо­чих беспощадно эксплуатировалась, и миллионы их периоди­чески оказывались безработными.

Расширение прав и улучшение положения этих масс, как свидетельствовал опыт десятилетий, зависели не столько от количества и качества их труда, сколько от их экономических и политических выступлений, которые организовывались профсоюзами и рабочими партиями. К концу 80-х годов в раз­витых странах ежегодно проводились сотни забастовок, в них участвовали сотни тысяч рабочих. Почти во всех этих странах профсоюзы стали массовыми; общая численность членов проф­союзов достигла 2 млн, появились и рабочие партии, добив­шиеся своего представительства в парламентах пяти стран.

В рабочем движении еще более популярными, чем прежде, стали социалистические идеи — о переустройстве общества на основе приоритета общественных, а не индивидуальных инте­ресов, о ликвидации частной и установлении господства обще­ственной собственности, о справедливом распределении благ — по труду и даже по потребностям. Хотя большинство рабочих участвовало в движении прежде всего ради конкретного улуч­шения своего положения, тысячам трудящихся социалистиче­ские идеи казались радикальной альтернативой обществу, в котором преобладали индивидуальные интересы владельцев капиталов. При этом одни поборники социализма стремились продвигаться к социальной справедливости дорогой реформ, другие ратовали за социалистическую революцию — захват власти и насильственное переустройство общества, третьи — анархисты — призывали к уничтожению всякой власти, к анар­хии как условию реализации социальной справедливости.

Наиболее влиятельным было социалистическое направле­ние, опиравшееся на идеи К. Маркса (умер в Лондоне в 1883 г.) и Ф. Энгельса — марксизм. Оно привлекало многих не только аргументированной системой критики капитализма, не только нравственной непримиримостью, но и научным харак­тером суждений о закономерности его гибели, необходимости революции, об освободительной роли пролетариата и неизбеж­ности торжества коммунизма. Главное же — в то время марк­сизм указывал более эффективные, чем предлагали другие те­чения, средства организации и борьбы трудящихся за улучше­ние своего положения. Это позволило марксистам к концу 80-х годов взять верх над другими социалистическими течениями в борьбе за гегемонию в интернациональном сплочении рабочего движения.

По их инициативе в июле 1889 г. в Париже состоялся Меж­дународный социалистический конгресс, в котором участвова­ли представители организованных рабочих 20 стран. Конгресс проходил под лозунгом «Цель социалистов — экспроприация к & а с с а капиталистов, обобществление средств производства!». Он призвал трудящихся ежегодно 1 мая во всех странах прово­дить массовые выступления с требованием установления 8-ча- сового рабочего дня и улучшения условий труда. Для достиже­ния мира он предложил добиваться ликвидации постоянных армий и вооружения самих народов, чтобы они могли воспре­пятствовать агрессивности буржуазии. Конгресс не создал ор­ганизационного центра, но положил начало // Интернациона­лу — периодическим международным конгрессам рабочих ор­ганизаций, систематическому взаимодействию рабочих партий и профсоюзов всех стран и первомайским демонстрациям их ин­тернациональной солидарности.

Интернационал не сковывал самостоятельности рабочих ор­ганизаций даже после того, как в 1900 г. для координации дейст­вий было создано Международное социалистическое бюро, нача­ла работать межпарламентская комиссия депутатов-социалис­тов, а в 1907 г. выработан устав Интернационала. Большинство входивших в него партий и профсоюзов придерживалось соци­алистической ориентации, но интерпретировало ее по-разному. Тем большее значение для обмена опытом и выработки общего направления деятельности имели международные конгрессы, со­биравшиеся в разных городах Европы раз в два-три года, а с 1900 г. еще и межпарламентские конференции депутатов-соци­алистов. Всего состоялось десять таких конгрессов.

Ведущая роль на них принадлежала марксистам, опирав­шимся на успехи германской социал-демократии, француз­ских социалистов и социал-демократов Австро-Венгрии. Их лидерами были В. Либкнехт, А. Бебель, Ж. Гед, П. Лафарг, Б. Адлер, К. Каутский, которых до своей кончины в 1895 г. поддерживал проживавший в Лондоне Ф. Энгельс.

После ряда острых дискуссий на четырех конгрессах, боль­шинством марксистов и социал-реформистов на Лондонском конгрессе было установлено, что условием участия в Интерна­ционале является признание необходимости самостоятельной политической организации рабочих и завоевания политиче­ской власти. Это исключило участие в нем анархистов. Однако анархо-синдикалисты, участвовавшие в политической борьбе, но считавшие главной силой переустройства общества проф­союзы, продолжали работать в Интернационале.

В результате обострения классовой борьбы в начале XX в., особенно революции 1905 —1906 гг. в России, усилились разно­гласия среди самих марксистов. Например, Э. Бернштейн счи­тал ошибочными взгляды Маркса на поляризацию общества, на непримиримость взаимного противостояния буржуа и пролета­риев, а часть марксистов вслед за Бернштейном стала ориенти­роваться на эволюцию общества и реализацию социальной спра­ведливости путем реформ, а не революции, посредством сотруд­ничества, а не противоборства классов. Многие марксисты осуждали эти взгляды как ревизию марксизма, называли реви­зионизмом, а социал-реформисты поддержали ревизионистов и вместе с ними составили правое крыло социал-демократии.

Часть марксистов, ссылаясь на революцию в России и мас­совые выступления трудящихся в иных странах, взяла курс на подготовку революций, на решительную, вплоть до вооружен­ной, борьбу за власть и установление диктатуры пролетариата. Такую экстремистскую трактовку марксизма большевики Рос­сии и левые социал-демократы других стран (Р. Люксембург) считали развитием марксизма в изменившихся условиях, яко­бы созревших для всемирной победы социализма. Своих про­тивников левые осуждали как оппортунистов.

С начала XX в. на конгрессах Интернационала, на межпар­ламентских конференциях депутатов-социалистов и в Между­народном социалистическом бюро развернулась острая борьба между правыми и левыми; наиболее активными левыми были возглавлявшиеся В. Лениным большевики. Президиумам конгрессов Интернационала потребовалось немало усилий, чтобы сохранять единство, предотвращать расколы, которых не могли избежать в те годы большинство рабочих партий. Президиумы и Бюро опирались на марксистов, стремившихся избегать крайностей — А. Бебеля, К. Каутского, В. Адлера, считавших предпочтительным курс реформ, но не исключав­шим революции, если иной путь станет действительно невоз­можным. Левые упрекали их за недостаточную революцион­ность и называли центристами. Однако именно центристы бо­лее всего заботились о том, что сплачивало все рабочие организации в борьбе за улучшение положения трудящихся в самых различных условиях.

Конгрессы Интернационала, а также его Бюро и межпарла­ментские конференции депутат ов - социалистов немало сделали для упрочения социалистической ориентации рабочего движе­ния, анализа опыта и происшедших изменений, выдвижения новых требований трудящихся, рекомендации эффективных средств организации и способов борьбы.

Резолюции конгрессов обобщали требования улучшения социально-экономического положения трудящихся и расши­рения их прав и свобод: установления 6-часового рабочего дня и еженедельного дня отдыха, охраны труда, особенно женщин и детей, ликвидации дискриминации их и рабочих националь­ных меньшинств, иммигрантов в оплате труда, пособий безра­ботным, свободы союзов и собраний, а также свободы слова и всеобщего равного прямого избирательного права. Но услови­ем освобождения трудящихся от эксплуатации конгрессы счи­тали переход власти в руки рабочего класса и установление об­щественной собственности на средства производства.

Конгрессы рекомендовали укреплять рабочие партии, орга­низовать их взаимодействие с профсоюзами и кооперативами, издавать рабочие газеты и расширять пропаганду социализма, вовлекать в движение за социализм женщин, молодежь, сель­скую бедноту. Особое внимание уделялось участию в выборах представительных органов власти и выступлениям в парла­ментах, изменению законов в интересах трудящихся. Предла­галось добиваться удовлетворения требований трудящихся проведением стачек, митингов и демонстраций. Был рекомен­дован российский опыт организации массовых политических стачек. Амстердамский конгресс (VI) выработал международ­ные правила социалистической тактики. Для предотвращения или прекращения войны рекомендовались все формы массо­вых выступлений, не исключая вооруженные. Международное социалистическое бюро способствовало организации интерна­циональной помощи крупным выступлениям трудящихся и массовых выступлений в поддержку российской революции и в защиту жертв колонизаторов.

Конгрессы осуждали колониализм и выступали за равно­правие и самоопределение народов. Они отвергали национа­лизм и шовинизм и ориентировали рабочие организации на борьбу против милитаризма, на работу в войсках, среди сол­дат. Особое внимание уделялось интернациональным массо­вым выступлениям против опасности возникновения войны в Европе в связи с конфликтами между Францией и Германией, а также на Балканах. В этом Интернационал стал на путь со­трудничества с пацифистами. В ноябре 1912 г. чрезвычайный конгресс в Базеле (IX) определил задачи рабочих организаций всех государств в борьбе против войны, ориентировав их на опыт Парижской коммуны 1871 г. и российской революции. Подчеркивая заинтересованность рабочего класса в сохране­нии мира, этот конгресс вместе с тем подтвердил резолюцию Штутгартского (VII) конгресса, что в случае возникновения войны социалисты должны использовать вызванный ею кри­зис для ускорения свержения капитализма. По инициативе со­циалистов в День мира 17 ноября 1912 г. — по Европе про­катилась волна массовых антивоенных выступлений.

Несмотря на утопичность целей Интернационала, при его содействии к 1914 г. окрепли рабочие партии в 25 странах. Они были не однотипны, некоторые были вынуждены действо­вать нелегально, но общая их численность достигла 4,2 млн. Они издавали свыше 600 газет и журналов. За них на выборах в 14 странах голосовало свыше 10 млн избирателей, что дало социалистам в парламентах этих стран почти 650 мест.

При поддержке Интернационала во многих странах вы­росли мощные профсоюзы, к 1914 г. насчитывавшие свыше 10 млн членов. Их большую часть объединяли национальные профцентры, а также 29 отраслевых международных секрета­риатов, которые в 1913 г. создали Международную Федерацию профсоюзов. Интернационалом были проведены две междуна­родные социалистические конференции женщин и в 1910 г. установлен Международный женский день — день солидар­ности в борьбе за равноправие женщин. В социалистическом движении многих стран участвовали более 200 тыс. женщин. В 1907 г. на Международной конференции социалистической молодежи было положено начало Интернационалу социалис­тической молодежи, объединившему молодежные организа­ции, насчитывавшие около 180 тыс. человек.

Опиравшийся на все эти силы II Интернационал оказывал заметное влияние на развитие международных отношений. Целый ряд выдвигавшихся им социально-экономических и политических требований в результате борьбы трудящихся в некоторых странах был реализован. Их правящие круги не могли не учитывать настроения миллионов сторонников Ин­тернационала и в проведении своей внешней политики.

Однако лидеры Интернационала и многих рабочих органи­заций, окрыленные некоторыми успехами и увлеченные наме­ченной марксистами перспективой, не замечали, что в рабочем движении участвует лишь небольшая часть всех трудящихся, и для большинства из них, не говоря уже об остальных, общ­ность национальных интересов, как бы их ни искажали наци­оналисты, была намного выше интернациональной солидар­ности пролетариата. Это чувствовали многие деятели соци­ал-демократии, иногда смыкаясь с националистами, и это вполне обнаружилось с началом Первой мировой войны. Ее развязыванию оказались неспособными помешать ни паци­фисты, ни интернационалисты.

ГЛАВА 31 Мировая война

1914-1918 гг.

Начало

глобального кризиса

Широкомасштабное вооруженное столкновение европейских держав началось для большинства современни­ков неожиданно. Когда сербский патриот Гавро Принцип 28 июня 1914 г. застрелил в Сараево эрцгерцога Франца Фер­динанда, присутствовавшего на учениях австро-венгерских войск в Боснии, ни он, ни узнавшие о сенсации из газет евро­пейцы не думали, что смерть эрцгерцога станет поводом для действий, которые через месяц приведут к мировой войне.

Июльский кризис. Однако руководители Австро-Венгрии и Германии еще до расследования покушения решили использовать его в качества предлога, чтобы, как вы­разился Вильгельм II, «покончить с сербами».

Это решение казалось весьма обдуманным. Австро-Венгрия полностью полагалась на поддержку Германии, которая уже подготовила свои вооруженные силы к войне. Можно было на­деяться, что еще не готовая к войне Россия не решится защи­щать Сербию, а если и выступит, то против Австро-Венгрии и Германии не устоит. Если на помощь России придет Франция, то у Германии уже давно был разработан план молниеносного разгрома Франции, после чего немецкие генералы, вопреки предостережениям Бисмарка, не сомневались в победе над Россией. При этом руководители ав стр о - гер ма и ск ог о союза не теряли надежду на нейтралитет Великобритании, но считали, что в любом случае она, не имея мощных сухопутных войск, не сможет помешать их победам на континенте.

Почти месяц руководители держав и общественное мнение Европы обсуждали гибель эрцгерцога и возможные последст­вия. Правительство России рекомендовало Сербии пойти на уступки, но вместе с тем готовилось к мобилизации. Посетив­ший Петербург президент Франции Пуанкаре советовал Рос­сии помочь Сербии и заверял, что Франция «будет верна свое­му союзническому долгу». Правительство Великобритании считало нужным дать отпор притязаниям австро-германского блока, но желало, чтобы первыми выступили Россия и Фран­ция. При этом оно остерегалось высказываться прямо, остав­ляя немцам надежду на нейтралитет. А руководители Герма­нии, опередившей других в вооружениях, решили не упускать случай для разгрома России и Франции.

Большинству населения казалось, что очередной острый балканский конфликт закончится компромиссом. Пацифисты и интернационалисты в парламентах, на митингах и демонст­рациях осуждали агрессивность руководителей держав и все же надеялись на их благоразумие.

Возложив ответственность за сараевское убийство на Сер­бию, правительство Австро-Венгрии с согласия Германии предъявило сербским властям такие требования, принятие ко­торых означало бы потерю Сербией независимости. Хотя серб­ское правительство и приняло большинство этих требований, 28 июля Австро-Венгрия, двинув против Сербии свои войска, начала войну.

Российское правительство ответило мобилизацией. Руково­дители Германии потребовали ее прекращения, а когда Россия отклонила их ультиматум, 1 августа Германия вступила в вой­ну с Россией. 2 августа германские войска заняли Люксем­бург, а 3 августа Германия объявила войну Франции. Растоп­тав бельгийский нейтралитет как «клочок бумажки», немец­кие армии через территорию Бельгии двинулись к Франции. К досаде кайзера в защиту нейтралитета Бельгии против Гер­мании выступила Великобритания. Вместе с европейскими державами в войну были вовлечены их доминионы и колонии и война уже в августе стала мировой.

Мировая война явилась началом длительного глобального кризиса либерально-капиталистической цивилизации. «Све­тильники погасли над всей Европой. Наше поколение уже не увидит, как они снова зажгутся», — проницательно заявил тогда британский министр Э. Грей.

Войной правящие круги держав пытались сплотить под­властные народы. Но события постепенно вышли из-под конт­роля и их попытка оказалась подобной тушению пожара бен­зином. Разгораясь, война привела к обострению не только тех проблем, которые пытались ею решить, но и всех других про­тиворечий ли б ер а льн о - к апи та ли стиче ск о й цивилизации. Она погубила миллионы людей, разрушила огромные ценности, неожиданным образом изменила судьбы многих держав и на­родов. Поиски выхода из порочного круга обострившихся про­тиворечий усилили стремление людей к переустройству мира.

Причины мировой войны и цели ее участников. Причинами Первой мировой войны были столк­новения интересов европейских великих держав, в основе ко­торых лежали стремления финансовых олигархий. Представ­лялось, что без возвращения утерянных в 1871 г. территорий и перенесения границы на Рейн не могут быть удовлетворены потребности французского народа, тем более его амбиции иг­рать ведущую роль на континенте. Без сокрушения Германии как главного конкурента, казалось, не могут быть удовлетво­рены жизненные потребности народа Великобритании. Ут­верждалось, что без сокрушения германской конкуренции, за­щиты славян от Австро-Венгрии и расширения влияния на Балканах вплоть до Черноморских проливов не может разви­ваться Россия. Перспективы развития немецкого народа свя­зывались с сокрушением его конкурента Великобритании, с разгромом Франции и объединением государств континента (Серединной Европы) под руководством Германии, с колониза­цией европейской части России. Доказывалось, будто народы Австро-Венгрии не могут жить спокойно, если не будут раз­громлены очаги панславянского движения на Балканах и его главный оплот — Россия.

Значение этих целей подчеркивалось правящими кругами в каждой стране тем решительнее, чем больше они стремились сплотить население и преодолеть внутренние центробежные тенденции, подавить социалистические и оппозиционные на­ционалистические силы.

Главным очагом противоречий была Европа, хотя правя­щие круги каждой из великих держав не упускали из вида расширение за счет противников своих заморских владений и сфер влияния на Ближнем Востоке, в Китае и Африке. В ходе войны ими разрабатывались разнообразные планы радикаль­ного передела всего мира.

При всем том цели, выдвинутые правящими кругами евро­пейских держав, нелегко оценить однозначно: в них действи­тельные национальные интересы переплетались с националис­тическими амбициями. Более всего амбиции династий и оли­гархий преобладали в Германии, Австро-Венгрии и России.

Безусловно империалистическим и преступным являлось средство достижения этих целей — война. Ответственность за его выбор целиком лежит на правящих кругах великих дер­жав, имевших возможность избежать ее. Справедливой война была лишь со стороны Бельгии и Сербии, вынужденных от­стаивать свое существование.

Большинство населения в каждой европейской стране ви­дело в государстве выразителя общих интересов народа, не от­личало свои действительные потребности от устремлений оли­гархий и не имело иных представлений о путях их удовлетво­рения, чем предложенные правящими кругами. Часть людей была заражена национализмом и даже шовинизмом. Конечно, многие сомневались в том, что цели держав недостижимы без войны, и не хотели воевать. Но правящие круги привлекли их на свою сторону, взваливая ответственность за развязывание войны на противника и выступая против его очевидных негатив­ных черт: Германии — милитаризма, Франции — реваншизма, Великобритании — гегемонизма и коварства, России — реак­ционности царизма, в Австро-Венгрии — угнетения славян.

Ни мольбы верующих, ни призывы пацифистов, ни демон­страции социалистов помешать развязыванию войны не смог­ли. Антивоенные лозунги потонули в мощной волне национа­листических выступлений и шовинистических демонстраций. Во Франции неукротимый поборник мира Жорес был убит на­ционалистом. Во всех странах власти ограничивали и пресе­кали активность противников войны. Большинство лидеров демократов и социалистов не могло отличить действительные национальные интересы от националистических амбиций, вы­двинуть убедительную альтернативу решению международ­ных противоречий силой оружия.

Увидев, что сознание национально-государственной об­щности людей намного сильнее интернациональной солидар­ности пролетариата, многие из этих лидеров стали поддержи­вать правительства своих стран, используя авторитет своих ор­ганизаций — рабочих партий и профсоюзов. Социал- демократическая фракция германского рейхстага проголосо­вала за военные кредиты и вместе с руководством профсоюзов провозгласила «гражданский мир» ради сплочения населения в войне. Руководители австрийской социал-демократии при­зывали всех «на бой с царизмом». Французские социалисты вскоре после гибели Жореса проголосовали в парламенте за во­енные кредиты, а их лидеры вступили в правительство. В Ве­ликобритании тред-юнионы объявили «мир в промышленнос­ти», а некоторые деятели социалистов призвали народ «бо­роться против германского империализма».

Отказ крупнейших рабочих организаций государств, всту­пивших в войну, от интернациональной солидарности и клас­совой борьбы означал их идейно-политическую переориента­цию и привел к распаду II Интернационала. Никто не мог со­звать ни намеченный новый его конгресс, ни Международное социалистическое бюро. Распалось и пацифистское движение.

Только немногие революционеры- интернационалисты ряда стран, прежде всего большевики, объявили войну империалис­тической со стороны всех ее основных участников, осудили поддержку социалистами правительств своих стран как соци­ал-шовинизм и в духе довоенных резолюций Интернационала призвали трудящихся начать гражданскую войну за сверже­ние капитализма. Но отклика масс им пришлось ждать более двух лет.

Тем временем война разгоралась, масштабы ее увеличива­лись. В конце августа войну Германии объявила Япония. Ее цели были очевидны: она захватила немецкие колонии на Дальнем Востоке и в Тихом океане. Осенью руководители Ос­манской империи пропустили в Черное море военные корабли Германии, которые обстреляли берега России. Под давлением немцев Османская империя была втянута в войну против Ан­танты, что потребовало части ее сил для фронта в Закавказье и прервало связь России с союзниками через проливы. А на сто­роне Антанты против Османской империи выступил контроли­ровавшийся англичанами Египет.

В целом людские и материальные ресурсы Антанты и ее со­юзников многократно превышали ресурсы Германии и А в с т - ро-Венгрии. После мобилизации Антанта располагала почти 11 млн бойцов, в том числе около 5,5 млн выставила Россия, а Германия и Австро-Венгрия вместе имели только 6,1 млн. Но австро-германский блок рассчитывал на развал Антанты, используя компактность и мобильность своих сил, стремился разбить противников порознь и смог ценою собственного исто­щения нанести им тяжелые потери.

Провал блицкрига. Германское командова­ние в основном придерживалось плана, разработанного генера­лом Шлиффеном. На Западном фронте, где были сосредоточе­ны главные силы Германии, она располагала перевесом при­мерно в 10 корпусов над войсками Франции, Бельгии и поспешившим туда английским экспедиционным корпусом. 3/4 имевшихся там германских войск было сосредоточено на правом фланге, который двинулся через слабо защищенную бельгийскую границу, чтобы начать окружение основных сил противника, прижать их к швейцарской границе и «до осенне­го листопада» уничтожить. После разгрома Франции наступи­ла бы очередь России.

Пройдя за три недели Бельгию, превращенную оккупанта­ми в генерал-губернаторство, германские корпуса сломали со­противление французских войск на границе и вторглись во Францию. Хотя им, вопреки плану Шлиффена, недостало сил, чтобы обойти французские дивизии с северо-запада, четыре не­мецкие армии форсировали реку Марну от Мо до Шолона, к сентябрю подошли к Вердену и угрожали Парижу. Над Францией нависла смертельная опасность. Ее правительство временно покинуло столицу.

Развертывание, снаряжение и сосредоточение войск Рос сии еще не были завершены, когда правительство Франции обратилось к российскому правительству с просьбой о безот­лагательной помощи. И русские войска были брошены в на­ступление .

Две российские армии заняли значительную часть терри­тории Восточной Пруссии, вызвав панику среди прусских помещиков. Это заставило германское командование спешно перебросить туда из Франции два стрелковых корпуса и ка­валерийскую дивизию, направить на защиту Восточной Прус­сии часть резервов, предназначавшихся для наступления во Фр анции .

Из-за несогласованности действий командования одна рос­сийская армия потерпела у Мазурских озер поражение, а дру­гую немцы вытеснили из Восточной Пруссии.

Но наступление нескольких армий России в южном на­правлении продолжалось. Прорвав оборону австро-венгерских войск, отбросив их и осадив крепость Перемышль (Пше- мысль), русские армии заняли принадлежавшие Австрии часть Польши и Галицию. Попытка немецких войск помочь австро-венгерским союзникам ударом на Варшаву потерпела провал: они были отброшены русскими более чем на 100 км. Продвижение российских войск создало угрозу важным для Германии промышленным районам — Силезии и Познани. К тому же русские вновь вступили в Восточную Пруссию.

Только острая нехватка боеприпасов и продовольствия тор­мозила их наступление. Но для того, чтобы их остановить, Германии пришлось перебросить сюда из Франции еще шесть корпусов и другие войска. Неподготовленное наступление стоило России огромных жертв, которые, возможно, спасли Францию.

Французскому командованию удалось сосредоточить пре­восходящие немцев силы против их правого крыла. 5 сентяб­ря, в день, когда российская армия вступила во Львов, фран­цузские войска начали наступление от Парижа: развернулась битва на Марне. Тяжелые потери заставили немцев несколько отступить: угроза захвата ими французской столицы была ликвидирована. После неудачных попыток французских и не­мецких войск обойти друг друга осенью линия фронта во Франции стабилизировалась. От Северного моря до швейцар­ской границы были выстроены траншеи, блиндажи и прово­лочные заграждения.

На Востоке ав стр о-г ер май ск ому блоку в 1914 г. тоже не удалось добиться успехов. Затеянное германскими и авст- р о - в ен г ер ски ми войсками наступление в Южной Польше за­кончилось неудачей. Не сумели добиться немцы успеха и в на­ступлении на Висле. В кровопролитном сражении у Лодзи они не смогли окружить русские войска. Их ударные части сами попали в окружение, но российское командование воспользо­ваться этим не сумело.

Хотя немцы удерживали Бельгию и 10 департаментов Франции, план Шлиффена — молниеносной войны — «блиц­крига» провалился и Германии предстояло всерьез сражаться как на Западе, так и на Востоке. Начальник ее генерального штаба Мольтке был заменен Фалькенгайном, а командующим Восточным фронтом назначили известного своей реши­тельностью Гинденбурга.

Сражения и дипломатическая борьба в 1915 —1916 гг. Руководители Германии и Австро-Венгрии решили в 1915 г. «нанести поражение России еще в течение этого лета» и заставить ее просить мира. Против России было брошено более половины всех вооруженных сил этих держав, а с юга — войска Османской империи. В февр а л е-мар те немец­ким войскам в ожесточенных боях удалось вытеснить россий­ские армии из Восточной Пруссии. В мае ав стр о - германские войска прорвали фронт в районе Горлицы. Немцы двинулись в наступление севернее Варшавы и в августе взяли этот город. Российские войска, остро нуждавшиеся в вооружении и бое­припасах, понесли ряд тяжелых поражений.

В это время на Западном фронте германские войска отра­жали натиск англо - французских дивизий в Шампани, Артуа и Фландрии. Их активные действия ограничились атакой север­нее реки Ипр, где в апреле-мае ими было впервые применено химическое оружие — газ, получивший название иприта. Это было преступное нарушение Гаагской конвенции. А успех не­мцев был лишь тактическим.

К осени вооруженные силы Австро-Венгрии и Германии захватили всю Польшу, часть Прибалтики, но дальше про­двигаться уже не смогли. Заставить Россию просить мира не удалось.

Одновременно с наступлением на Востоке руководство Гер­мании в 1915 г. попыталось блокадой поставить на колени Великобританию. Оно не хотело рисковать основными силами флота, а крейсера не могли добиться серьезного успеха. Поэто­му в феврале была начата неограниченная подводная война сравнительно новым оружием — подводными лодками. Они топили все идущие в Великобританию пароходы даже ней­тральных стран. До января 1916 г. было уничтожено более 700 кораблей с их командами и пассажирами.

После потопления в мае 1915 г. океанского парохода « Л у - зитания», на котором погибли граждане разных стран, США и другие нейтральные государства категорически потребовали от Германии немедленного прекращения неограниченной под­водной войны. Германское командование было вынуждено от­дать приказ не топить пассажирские корабли без предупреж­дения. Но подводная война продолжалась.

Великобритания же увеличила и ускорила строительство своих судов и разработала эффективные средства борьбы про­тив подводных лодок, тем самым преодолев нависшую над ней опасность. Поставить Великобританию на колени германско­му командованию не удалось.

В 1915 г. обострилась дипломатическая борьба вокруг Ита­лии, правящие круги которой в 1914 г. отказались вступить в войну на стороне австро-германского блока. Они учитывали как пацифистские настроения населения, так и то, что полу­остров слишком уязвим для мощного флота Антанты. Кроме того, Австро-Венгрия никак не желала ни удовлетворять пре­тензии Италии на свои территории с итальянским населением, ни соглашаться на расширение ее влияния на Балканах. Пра­вительство Германии при поддержке Ватикана настойчиво пы­талось склонить Италию на свою сторону и ради этого убежда­ло руководителей Австро-Венгрии сделать Италии значитель­ные уступки. Но правительства Антанты за чужой счет легко пообещали Италии больше и подкрепили обещания кредитом. Поэтому колебания правящих кругов Италии закончились в пользу Антанты: в мае 1915г. они объявили войну А в с т - ро-Венгрии, а в августе следующего года — Германии.

Войска Италии пытались наступать на позиции А в с т - ро-Венгрии на реке Изонцо, но безуспешно, однако Средизем­ное море для австро-германского блока было закрыто.

Руководителям этого блока удалось взять реванш на Балка­нах. Обещав правительству Болгарии части территорий Сер­бии, Греции, Румынии и даже Турции, они в сентябре доби­лись вступления Болгарии в блок с Германией и Османской империей. Так был создан Четверной союз Германии, Авст- ро-Венгрии, Османской империи и Болгарии. При поддержке болгарских войск австро-гермайские войска заняли, наконец, Сербию, заставив отойти героически оборонявшие ее войска. Между Берлином, Веной и Стамбулом через Балканы была ус­тановлена прямая связь.

Но под сильным нажимом Антанты Греция дала согласие на высадку в стране англо-французских и сербских войск, со­здавших против сил Четверного союза на Балканах Салоник- ский фронт.

В поисках пути к победе германское командование в 1916 г. попыталось истощить силы Франции. Оно сосредоточи­ло 12 дивизий и огромное количество артиллерии, чтобы ата­ковать ими узкий участок фронта — 10 км у Вердена. Это было направление на Париж, и немцы справедливо полагали, что здесь французы будут биться до последнего.

Наступление 21 февраля началось артиллерийской подго­товкой невиданной мощности. «Целые леса скашивало, как колосья, все перекрытия продырявливало, даже когда на них лежали в три ряда мешки с землей; все перекрестки поливало стальным дождем, все дороги перевернуты вверх дном. Повсю­ду обломки, остатки разбитых обозов, куски раскромсанных трупов, взорванных орудий», — писал участник этого сраже­ния А. Барбюс. Но сопротивление французов было упорным. За неделю ожесточенных боев немцам удалось захватить лишь несколько разрушенных укреплений. Французский главноко­мандующий Жоффр приказал солдатам: «Стоять насмерть!» — и непрерывно направлял подкрепления.

Немецкое командование бросало в бой свои резервы. В ер - денская «мясорубка», как называли это сражение солдаты, продолжалась без перерыва до начала июля. Продвижение германских войск оказалось незначительным, их силы исто­щались и целей своих германское командование не достигло.

Нажим на Верден был ослаблен наступлениями российских войск на Восточном фронте в марте и летом 1916 г. В июне в результате мощного прорыва войск Юго-Западного фронта России под командованием А. Брусилова и их продвижения на 60 —100 км положение там, с точки зрения германского ко­мандования, стало «исключительно серьезным». Туда был переброшен ряд немецких дивизий с Западного фронта. Не­смотря на это, войска Брусилова заняли часть Галиции и Буковину, вошли в Карпаты. Их дальнейшему продвижению помешали растянутость коммуникаций и нехватка боепри­пасов .

Неудача немцев под Верденом и успехи брусиловского на­ступления положили конец длительным колебаниям правя­щих кругов Румынии. Как ни убеждали их раньше дипломаты Антанты выступить против Четверного союза, предоставляя кредиты и обещая австро-венгерские территории с румынским населением, Румыния объявила войну Австро-Венгрии только в августе 1916 г. Однако ее армия не выдержала натиска противника, который вскоре оккупировал почти всю страну, и России пришлось направить туда свои войска.

В июле англо-французское командование организовало крупное наступление на реке Сомме. Однако германские вой­ска не позволили прорвать свой фронт и упорно сопротивля­лись. Ожесточенное и кровопролитное сражение на Сомме то­же превратилось в «битву на истощение» и затянулось до кон­ца осени. В сентябре англичане впервые применили здесь танки, но серьезного успеха так и не добились. Был ослаблен лишь нажим немцев на Верден.

За два с лишним года в мировой войне погибло свыше 4,6 млн человек и еще больше было искалечено. Война причи­нила страдания десяткам миллионов людей. Военные дейст­вия разрушили огромные ценности, опустошили целые облас­ти. Для ведения войны правительства ежедневно расходовали колоссальные средства и мобилизовывали все ресурсы. Нейт­ральные страны Европы — Швейцарию, Испанию, Голлан­дию, Данию, Швецию и Норвегию — воюющие державы ис­пользовали для приобретения и транспортировки недостаю­щих видов сырья и продовольствия. Война продолжала ожесточаться, и конца ей не предвиделось.

Внутреннее развитие воюющих держав.

«Мировой кризис» — так назвал свою книгу о Первой мировой войне У. Черчилль. Он имел в виду, что разразившееся в 1914 г. вооруженное столкновение государств было неуправ­ляемым, потребовало от народов воюющих стран беспредель­ного напряжения сил и огромных жертв, поставило на карту жизни миллионов людей и судьбы великих держав, имело не­предсказуемые последствия. Это стало очевидно уже вскоре после начала войны.

Подчинение людей и ресурсов стремлению правящих кру­гов к победе, при всем своеобразии каждой из вступивших в войну держав, придавало их развитию некоторые важные об­щие черты.

Правящие круги всех держав стремились добиться макси­мальной консолидации политических сил внутри страны. Это­му содействовали за редким исключением рабочие партии и профсоюзные центры. Провозглашалось «священное едине­ние» (Франция), на широкой основе создавались коалицион­ные правительства (Великобритания), достигалось сотрудни­чество для поддержки правительства разнородными фракци­ями парламентов (Германия, Россия), а в Австрии казавшийся ненадежным в этом отношении парламент был вовсе рас­пущен .

Правительства воюющих стран менялись или реорганизо­вывались, когда слабела их способность обеспечивать согласие основных общественных сил, во всяком случае — правящей элиты. Именно поэтому во Франции правительство Р. Вивиани в 1915 г. было заменено правительством А. Бриана, в Велико­британии в 1916 г. на смену правительству Г. Асквита пришло правительство Д. Ллойд Джорджа, в России в 1916 г. импера­тор менял председателей Совета министров — И. Горемыкина на Б. Штюрмера, а последнего на Н. Голицына. Иначе обсто­яло дело только в Австро-Венгрии, когда в октябре там был убит председатель Совета министров К. Штюргк, а в ноябре 1916 г. вместо умершего Франца Иосифа императором стал Кар л.

Для консолидации общества всюду, даже в Великобрита­нии, власти ограничивали гражданские права и свободу печа­ти, собраний, стачек и т. п. Патриотическое единение всех сло­ев населения бдительно охранялось полицией, судами, а в Гер­мании, Австро-Венгрии и России еще и местными военными властями. Они стремились успокоить или подавить недоволь­ство, репрессировали выступавших против режима. В России были арестованы и отправлены в ссылку депутаты, осмелив­шиеся протестовать против войны, жестоко подавлялись мас­совые волнения. Великобритания весной 1916 г. вооруженной силой задушила выступление за независимость Ирландии в Дублине.

Важной общей чертой развития воюющих держав было вы­движение их правящими кругами лозунга «Все для победы!» и активное содействие правительств увеличению производства оружия, боеприпасов и других военных материалов, стро­ительству судов и т. п. Специальные государственные органы в большей или меньшей мере всюду контролировали и распреде­ляли стратегическое сырье и военные заказы. Резкое падение производства продовольствия и товаров для населения вынуж­дало власти регламентировать их распределение, как и топ­лива. На этой основе сращивались государственные органы, банки и предприятия, развивался военный государственно- монополистический капитализм. Эта система, сопряженная с коррупцией, обеспечивала монополистам военного производ­ства и банкирам прибыли, многократно превышавшие дово­енные.

Не менее важной общей чертой развития воюющих держав стало усиление эксплуатации и снижение уровня жизни город­ских и сельских трудящихся. Всюду увеличивалась продол­жительность рабочего дня, не соблюдались законы об охране труда, ухудшались его условия, не хватало продовольствия и топлива. Рост цен обесценивал заработки. Все это вместе с рас­тущими потерями в бесперспективной войне, а также возму­щение коррупцией и прибылями тех, кто наживался на войне, питало антивоенные настроения и усиливавшееся недовольст­во власть имущими. Уже с 1915 г. в России, Германии, Авст- ро-Венгрии, Франции и Великобритании рабочие спорадиче­ски нарушали «гражданский мир», устраивали забастовки, а разрозненные группы пацифистов и интернационалистов протестовали против войны. Часть социалистов-интернаци­оналистов ряда воюющих и нейтральных стран под лозунгом «Война войне!» создала в Швейцарии Интернациональное социалистическое бюро. В 1916 г. стачки и антивоенные вы­ступления заметно усилились, а в России и Германии стали массовыми.

Давно сложившиеся социально-экономические и идей- но-иолитические различия между державами обусловили сво­еобразие политики их правящих кругов в годы войны и нерав­номерность развития самих стран. Ограниченность ресурсов в Германии в значительной мере компенсировалась эффективно­стью производства и жесткой организацией распределения, что позволило ей сражаться с превосходящими силами и иг­рать ведущую роль в своем блоке. Этого нельзя сказать об Ав- стр о - В енгр пи, где уже с 1915 г. стали обостряться ее традици­онные межнациональные конфликты, и тем более — об Осман­ской империи и Болгарии. Несмотря на трудности снабжения, Франция и Великобритания имели не только эффективное производство, но и возможность использовать огромные ресур­сы, включая ресурсы доминионов и колоний, а также помощь США и других государств. Либерально-демократическая элас­тичность их режимов позволяла правящим кругам этих госу­дарств дольше, чем германским и австро-венгерским, избегать обострения внутренних конфликтов. Таких возможностей и способностей не было у правящих кругов Италии. Еще менее благоприятными для напряжения всех сил ради победы были условия в России. Усиление в годы войны исторического раз­рыва между верхней частью общества и его широчайшими низами, межнациональных противоречий, а также борьбы в правящих кругах между различными эгоцентрическими груп­пами снижало эффективность руководства производством и распределением, а также вооруженными силами. К концу 1916 г. в полуиндустриальной России выявилась неэффектив­ность п о лу мо д ер и и з ир о в ан и о г о самодержавия, неспособного ни к победе, ни к выходу из войны.

Огромные потери, сомнения в возможности победы и обо­стрение внутренних проблем способствовали активизации па­цифистов и заставили некоторых представителей правящих кругов воюющих держав уже с 1915 г. желать прекращения войны и искать пути к миру на основе компромисса. Сторонни­ки сепаратного мира с ав стр о - гер май ским блоком имелись в окружении царя Николая И. Скорейший выход из войны счи­тали единственным шансом спасти династию советники импе­ратора Карла. Сторонники переговоров для прекращения вой­ны были в правящей элите и парламентах всех стран.

Даже новые руководители германского генерального шта­ба — Гинденбург и Людендорф полагали, что положение стра­ны «чрезвычайно затруднительное и почти безвыходное», и не возражали против переговоров. Но для укрепления своих по­зиций руководство Германии в ноябре провозгласило неза­висимость Польши, что было совершенно неприемлемо для царизма и сорвало переговоры о сепаратном мире с Россией. Правительство Германии заявляло о готовности приступить к мирным переговорам, но хотело удержать захваченные терри­тории .

Отказ Антанты от переговоров германское руководство ис­пользовало для оправдания чрезвычайных мер. Уже осуществ­лялась так называемая «программа Гинденбурга» — увеличе­ние производства вооружений и боеприпасов путем ужесточе­ния эксплуатации и ограничения потребления трудящихся. В январе 1917 г. озлобленный кайзер приказал немецким под­водникам топить даже щепку, если она плывет в Англию. Гер­мания вновь начала неограниченную подводную войну. А в Ве­ликобритании правительство Ллойд Джорджа мобилизовало для победы все силы.

Словом, правящие круги воюющих держав признали про­должение войны опасным даже для них самих, но не смогли прекратить развязанную ими войну, так как не желали от­казаться от своих целей. Война стала еще более ожесточенной.

Революция в России и новая фаза миро­вой войны. Война требовала все большего напряжения сил воюющих стран. Напряжение вело к обострению внутренних противоречий. Первой этого не выдержала Российская им­перия.

В результате стихийных массовых выступлений населения и присоединившихся к ним солдат в столице России — Петро­граде в начале марта (в конце февраля по старому стилю) 1917 г. царь был вынужден отречься от престола, и власть пе­решла к Временному комитету Государственной Думы и Пет­роградскому совету рабочих и солдатских депутатов.

Созданное депутатами Думы Временное правительство опиралось на сотрудничество либер ально-демократических сил и части лидеров Петросовета. Его возглавляли Г. Львов, а затем А. Керенский. Оно сохраняло верность союзникам Рос­сии и не отказывалось от прежних планов, но основной целью продолжения войны провозгласило защиту целостности и сво­боды страны. Однако убедить в этом уставшее от войны населе­ние, а главное — солдат даже красноречивому Керенскому оказалось трудно. Организованное им в июне наступление ус­пеха не имело, что лишь усилило разложение армии.

В России были реализованы все демократические свободы, которые широко использовались не только поборниками демо­кратии, но и ее противниками. Многие понимали демократию как анархию и самоуправством подрывали управление, произ­водство и обмен. Сотни тысяч солдат дезертировали, отказы­вались ехать на фронт, выполнять приказы, братались с сол­датами противника. Рабочие заставляли предпринимателей сокращать рабочий день и повышать зарплату, замедляли и снижали темпы производства. Крестьяне самочинно начали передел помещичьих земель. Вспыхивали стихийные бунты. Росла преступность. Повсюду появились разнородные Советы рабочих и солдат, оспаривавшие власть и неспособные уп­равлять. С провозглашением независимости Украины и ак­тивизацией национальных движений начался развал Россий­ской империи. А Временное правительство откладывало реше­ние проблем государственного устройства и передачу земли крестьянам, чем лишало себя первоначальной поддержки на­селения.

Сложившаяся обстановка использовалась различными экс­тремистами, наиболее удачно — большевиками. Вернувшийся из эмиграции В. И. Ленин ориентировал большевиков на соци­алистическую революцию и захват власти, создание вооружен­ной красной гвардии, обострение конфликтов и усиление анти­военной пропаганды. Их, как союзников, финансировали и поддерживали военные власти Германии, рассчитывая на кру­шение России.

В России Керенскому не удалось укрепить демократию, а военным — установить диктатуру, и в начале ноября (в кон­це октября по старому стилю) большевики использовали ос­лабление правительства, чтобы вооруженной силой захватить власть и, опираясь на Всероссийский съезд Советов, хотя и не представлявший их большинства, провозгласить советскую власть и создать свое правительство — Совет народных комис­саров во главе с Лениным.

Свою победу они рассматривали как победу социалистиче­ской революции, которую стремились сделать началом все­мирной социалистической революции. Советское правительст­во обратилось к народам всех стран с призывом немедленно прекратить войну и свергнуть те правительства, которые ее продолжают. Этим оно противопоставило себя всем державам. Но решительные меры, предпринятые для выхода России из войны любой ценой, провозглашение передачи земли крестья­нам, а фабрик рабочим и подавление любых противников по­зволили большевикам укрепиться у власти. Не получив на вы­борах в Учредительное собрание большинства, они его разогна­ли. Ценою огромных уступок ради сохранения своей власти советское правительство заключило мир с Четверным союзом, надеясь, что с ним покончит социалистическая революция в Евр one.

Но социалистическая революция запаздывала, в России на­чалась ожесточенная Гражданская война, а на развалинах им­перии добились независимости Финляндия и Польша, пыта­лась стать суверенной Украина, провозгласили свою независи­мость Литва, Латвия, Эстония, а затем Грузия, Армения и Азербайджан.

Свержение монархии в России укрепило морально-полити­ческие позиции Франции и Великобритании. Но их правитель­ства тревожило, что с весны 1917 г. нажим России на Герма­нию слабел, и Германия перебрасывала свои войска на Запад­ный фронт. В результате развала Российской империи и выхода России из войны Антанта потеряла крупного союзни­ка, а Германия за счет России пополняла свои ресурсы и сосре­доточивала силы для достижения победы на Западе.

Однако уже в апреле 1917 г. международная ситуация су­щественно изменилась. США, превратившиеся из должника в кредитора стран Антанты, не могли допустить их поражения. Кроме того, США стремились «играть крупную роль в мире» и участвовать в его послевоенном переустройстве. Поэтому ад­министрация Вильсона и Конгресс использовали возмущение общественности последствиями неограниченной подводной войны и происками немцев в Мексике, чтобы объявить Герма­нии войну. Войну Германии объявили также 14 государств Ла­тинской Америки, Китай, Сиам и Либерия.

Конечно, и анг л о - фр ан цу з ск ому, и ав стр о - г ер ман ск о му ко­мандованию хотелось разгромить противника до того, как че­рез океан переправятся крупные силы США. От 15 до 20% на­селения воюющих держав было мобилизовано, а остальные прямо или косвенно работали на войну. Но власти не могли не считаться с обострением внутренних противоречий. Основной причиной роста недовольства и усиления массовых выступле­ний являлись последствия затянувшейся кровопролитной вой­ны. Ежедневно тысячи людей гибли на фронтах, а войне не ви­делось конца. От эпидемий увеличилась смертность в тылу, снизилась рождаемость. В Германии значительная часть насе­ления жила впроголодь. Повсеместно не хватало топлива. Ухудшилось положение населения во всех воюющих странах. Активизации недовольных способствовало влияние продол­жавшейся революции в России.

В 1917 г., несмотря на репрессии, во всех странах участи­лись и приобрели значительный размах забастовки, участники которых требовали улучшения условий труда, восстановления и даже расширения демократических свобод, а также прекра­щения войны. Все чаще вспыхивали бунты голодавших горо­жан. Массовый характер приобрело антивоенное движение. Против войны стали протестовать многие военнослужащие: они отказывались повиноваться командирам, братались с сол­датами противника. Активизировались революционные груп­пы, призывавшие свергнуть правительство, покончить с ка­питализмом и добиться мира путем социалистической рево­люции.

Многие выступления, особенно в Германии и Австро-Венг- рии, проводились в поддержку России, трудящиеся демонст­рировали солидарность с Советами и большевистскими призы­вами к миру. Это использовали пропагандисты социалистиче­ской революции, возлагавшие ответственность за войну и ее бедствия на капитализм и связывавшие надежду на справед­ливый мир с победой социализма. Большевики поддерживали их морально и материально.

В 1917 г. в Германии в апреле бастовало свыше 300 тыс. ра­бочих военных заводов. Предпринимались попытки создать Советы. Политические стачки и демонстрации летом прокати­лись по Средней Германии. Вспыхнули волнения среди матро­сов германского военного флота. Социал-демократия расколо­лась. Созданная противниками правительства — Г. Гаазе и К. Каутским Независимая социал-демократическая партия требовала немедленного прекращения войны и демократи­ческих преобразований. Но правительство, которое в июле возглавил послушный командованию Г. Михаэлис, смогло уступками и репрессиями затормозить рост антивоенного дви­жения, приобретавшего революционную направленность.

Весной и особенно летом 1917 г. волна стачек и антивоен­ных демонстраций прошла по Австрии. Массовыми забастов­ками и выступлениями солдат была потрясена Франция. Це­лые батальоны и полки отказывались выступать на фронт, ид­ти в атаку. Возмущенные репрессиями солдаты двух полков двинулись к Парижу с лозунгом «Да здравствует революция!» Недовольство рабочих политикой правительства заставило со­циалистов выйти из правительства, перейти в оппозицию. Но выступления солдат были подавлены. Во главе правительства в ноябре стал Ж. Клемансо, выдвинувший лозунг «Война на смерть!» и грозивший расправой всем пацифистам.

С мая участились стачки и демонстрации в Италии. Требуя улучшения своего положения, многие трудящиеся заявляли: «Сделаем, как в России!» В августе в Турине массовая забас­товка переросла в восстание, подавленное войсками.

В Великобритании стачки и другие выступления в защиту прав рабочих и их организаций, а также попытки рабочих со­здавать Советы заставили правительство смягчить закон о во­енном производстве, расширить права тред-юнионов, увели­чить компенсации за производственные травмы.

Правительства не могли не считаться с этими усиливав­шимися выступлениями, вынуждены были идти на некоторые уступки. Это влияло и на ход войны. Но в целом режимы воюющих стран имели разный, но еще достаточный запас про­чности, хотя большевикам и их последователям в других стра­нах казалось, будто массовые выступления 1917 г. являются если не началом, то предвестником мировой социалистической рев олюции .

Войска продолжали сражаться. В апреле 1917 г. француз­ским главнокомандующим Нивелем на Западном фронте в районе Арраса, Сен-Кантена и Реймса было организовано мощ­ное наступление, в котором участвовало свыше 110 дивизий, включая русский экспедиционный корпус, около 200 танков и 1000 самолетов. Потери оказались огромными, но ни про­рвать, ни отбросить немецкий фронт не удалось. После этого англо-французское командование очень крупных операций в 1917 г. не предпринимало, хотя в ноябре у Камбре оно впервые бросило в бой колонну из 378 танков.

Итальянские войска долгое время сдерживали противника в горах, но в октябре потерпели поражение при Капоретто и были отброшены на 70 —110 км. Командованию Антанты при­шлось перебросить в Италию 11 дивизий, чтобы спасти страну от поражения.

Кроме наступления на итальянском фронте австро-герман- ское командование значительных операций на Западе не пред­принимало. Оно рассчитывало, что подводная война, в резуль­тате которой в 1917 г. было потоплено 2734 корабля, задушит Великобританию и Францию и помешает переброске войск США. Действительно, судостроение не успевало восполнять потери. Но англо-французское командование повысило эффек­тивность противолодочной обороны, а главное — ужесточило морскую блокаду Германии, лишив ее возможности подвоза необходимых материалов из нейтральных стран, и перекрыло кораблями выходы с баз ее подводных лодок. Германия ока­залась в худшем положении, чем Великобритания и Франция, к тому же переброска войск США продолжалась.

Поражение Четверного союза и развал участвовавших в нем империй. Надежды большевиков, что трудящиеся воюющих стран быстро поднимутся на борьбу за мир и социализм, не сбывались. Патриотизм даже на чет­вертом году войны был сильнее интернационализма, а расту­щее стремление к миру большинство людей не связывало с со­циализмом. Многих смущал позорный мир Советской России с Четверным союзом и еще больше — диктатура, террор, воен­ный коммунизм, Гражданская война и разруха. Эти реалии России осуждало большинство социал-демократов, добивав­шихся мира без революции. Трагедия России использовалась для укрепления своей власти как милитаристами австро-гер- манского блока, так и либералами стран Антанты. Правитель­ства Ллойд Джорджа и Клемансо под предлогом защиты Рос­сии от немцев послали туда свои войска, поддерживавшие про­тивников большевистских Советов.

В таких условиях альтернативой большевистскому револю­ционному переустройству мира стала программа президента США В. Вильсона. В январе 1918 г. в послании Конгрессу он выдвинул 14 тезисов, которые стали известны всему миру.

В сущности, Вильсон первым из руководителей великих держав предлагал положить в основу внешней политики и международных отношений идеи либерализма. Он поддержал давно популярный лозунг справедливого мира без победителей и побежденных и призвал к самоопределению народов, но без революций и социализма, за которые ратовали большевики. Реализация этих идей все равно означала бы утрату Германией ее завоеваний и распад вслед за Российской Австро-Венгрии и других империй.

Вильсон провозглашал равную для всех свободу торговли и мореплавания. Практически это было покушением на преиму­щества держав Антанты в своих колониях и сферах влияния, куда стремились проникнуть США.

Наконец, для поддержания справедливого мира Вильсон предлагал создать универсальную межгосударственную орга­низацию — Лигу Наций. Она должна была стать организацией мирового сообщества.

Идеи Вильсона повышали международную роль США, ко­торая подкреплялась их кредитами Антанте и наращиванием североамериканских войск во Франции. Они не могли нра­виться руководителям Антанты. Но для подавляющего боль­шинства населения всех стран вильсоновские тезисы оказа­лись более понятны и привлекательны, чем революционные социалистические идеи большевиков.

Время работало на Антанту — к марту 1918 г. во Франции было уже более 300 тыс. солдат США. Поэтому вскоре после подписания Брестского мира с Россией германское командова­ние начало мощное наступление: против 32 английских диви­зий в Пикардии было брошено 62 немецкие дивизии, имевшие значительное превосходство в артиллерии и самолетах. Фронт был прорван, английские войска готовились эвакуироваться домой, а французское правительство опять намеревалось уехать в Бордо.

Но согласовывавший действия союзников генерал Ф. Фот бросил в бой крупные резервы и поражения удалось избежать. План германского командования подкрепить подводную бло­каду Великобритании разгромом ее войск не удался.

Отвлекая резервы англо-французского командования, гер­манские войска в мае, июне и июле предприняли три крупных наступления. Им удалось значительно продвинуться, и, выйдя на реку Марну, они оказались в 70 км от Парижа. Однако в сражении на Марне немцам, как и в 1914 г., не удалось до­биться победы. Их наступление захлебнулось, а французские войска перешли в контрнаступление.

В сражении под Амьеном 8 августа германские войска по­терпели тяжелое поражение и это подорвало их моральное со­стояние. Людендорф назвал этот день «черным днем герман­ской армии». Германское командование приняло решение до­биваться мира дипломатическим путем. Потеряв в сражениях 1918 г. 800 тыс. человек, немецкие войска были обескровле­ны, деморализованы и к сентябрю откатились к исходным ру­бежам своего весеннего наступления.

С августа 1918 г. инициатива на фронтах всюду перешла к Антанте. Ее войска превосходили противника численностью, организованностью и вооружением. Ее армии прорвали фронт противника на Балканах. 29 сентября Болгария подписала пе­ремирие. Это означало развал Четверного союза: его единое пространство было расколото.

В конце сентября главнокомандующий объединенными си­лами генерал Ф. Фош бросил в наступление фр ан к о - анг л о - аме- риканские войска на всем Западном фронте. Сопротивление немцев было сломлено. 5 октября 1918 г. правительство Гер­мании запросило перемирия.

В сентябре войска Великобритании в Палестине и Франции в Македонии разгромили турецкие армии. 30 октября султан­ское правительство Османской империи сдалось на милость победителей. «Младотурки» разбежались. Османская империя фактически перестала существовать — ее правительству, нахо­дившемуся в Стамбуле под контролем Антанты, никто не под­чинялся. Патриоты начали собирать силы для борьбы за неза­висимость Турции.

Ставшее очевидным поражение в войне окончательно ли­шило правящие круги держав Четверного союза доверия насе­ления и благоприятствовало выступлениям противников ре­жимов. В сентябре в Болгарии вспыхнуло восстание солдат, едва не опрокинувшее режим. Начался распад Австро-Венг- рии. В начале октября в Загребе было созвано Народное вече словен, хорватов и сербов, вскоре заявившее о создании коро­левства сербов, хорватов и словен — Югославии. К концу ок­тября была создана Чехословацкая Республика, свергнуты мо­нархии и провозглашены суверенитеты Венгрии и Австрии. Это были национальные революции, ведущая роль в которых принадлежала либералам, демократам и социал-демократам.

Еще до подписания перемирия в Германии тоже началась революция, которую назвали Ноябрьской. Восстание военных моряков Киля 3 ноября 1918 г. получило поддержку во всех частях страны. Повсюду были созданы Советы и свергнуты местные монархи. Восстание докатилось до Берлина. 9 ноября кайзер отрекся от престола и покинул страну. Социал-демок - рат К. Либкнехт провозгласил Германию социалистической. Однако Советы поддержали социал-демократов, которые объ­явили страну республикой, декларировали свободы и принци­пы демократии. Для управления страной и заключения пере­мирия они создали Совет народных уполномоченных, а для проведения преобразований было решено созвать Националь­ное собрание.

11 ноября на станции Ретонд в Компьенском лесу в вагоне маршала Ф. Фоша представители Германии подписали акт о перемирии. Германия, признавшая свое поражение, лишалась всех своих завоеваний и колоний, передавала победителям все военное снаряжение, выводила войска с левого берега Рейна и чужих территорий, кроме земель бывшей Российской импе­рии, где немецкие войска использовались против революцион­ных выступлений.

Польские патриоты воспользовались поражением Герма­нии для возрождения независимого Польского государства. Была провозглашена также независимость Латвии. А Со­ветская Россия объявила потерявшим силу Бр е ст - Л и т о в ск и й договор.

Первая мировая война и начавшаяся с 1917 г. волна ре­волюций в Европе были выражением кризиса мирового раз­вития. Революции являлись разрозненными попытками раз­личных политических сил и народов найти пути преодоления этого кризиса.

В мировой войне было убито свыше 10 млн военнослужа­щих и погибло в результате военных действий и террора при­мерно 13 млн гражданских лиц. Число раненых достигло 20 млн, многие из них стали инвалидами. На войне погибли родители 9 млн детей. Количество пленных достигло 3 млн, а беженцев — 10 млн человек. Вообразите страдания всех, ко­го коснулись эти беды! Жизнь по меньшей мере трех поколе­ний была изломана.

На ведение войны, производство снаряжения, вооружения и боеприпасов — т. е. для убийства и разрушения — воюющи­ми странами было израсходовано свыше 240 млрд долларов! Средства уничтожения и разрушения применялись настоль­ко эффективно, что стоимость причиненного материального ущерба превышает военные расходы и достигает 350 млрд дол­ларов! Война истощила экономику многих стран, опустошила целые области, разрушила сотни городов и селений, мостов и дорог, огромные культурные ценности, многие — невосполни­мы е. Следствием войны была также деморализация миллио­нов людей, опасная агрессивность отчаявшихся, рост преступ­ности, алкоголизма и наркомании.

Поражения и революции разрушили четыре империи — Российскую, Германскую, Австро-Венгерскую и Османскую. В результате появились новые независимые государства: Финляндия, Литва, Эстония, Чехословакия, Польша, Латвия, Югославия, Грузия, Армения, Азербайджан, а также Австрия и Венгрия. Их самоопределение благоприятствовало продви­жению народов к свободе и демократии.

Конфликт Великобритании и Франции с Германией был решен в пользу победителей. Значительно усилились США. Великобритания и Франция стали их должниками, и США ак­тивизировали экспансию в их сферах влияния. Выдвинутая В. Вильсоном программа была заявкой США на лидерство в послевоенном мире. Активизировалась и Япония, захватив­шая германские владения и сферы влияния в Китае.

Совершенно новым явлением мирового развития стало по­явление Советской России. Большевистское преобразование страны и стремление к революционному переустройству всего мира противопоставили ее всем державам.

Наконец, во время войны оказались ослаблены колониаль­ные режимы воюющих держав, в колониях активизировались и окрепли патриотические силы, развивалась местная про­мышленность, особенно в доминионах Великобритании и в Индии. Эти же процессы происходили в государствах и терри­ториях, являющихся сферой влияния воюющих держав, в пер­вую очередь в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии.

Но противоречия мирового развития не были преодолены. Программа В. Вильсона намечала либер ально-демократиче- ский путь их преодоления, а большевики добивались револю­ционно-социалистического решения. Многих не устраивал ни тот, ни другой путь. Мировой кризис продолжался.

30 И. М. Кривогуз

<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, В. Н. Виноградов, Н. М. Гусеваидр.. Новая история стран Европы и Америки : учеб. для вузов; подред. И. М. Кривогуза. — 5-е изд,, стереотип. — М. : Дрофа,— 909 с.. 2005
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ГЛАВА 30 Изменение в соотношении сил и формирование блоков в Европе:

  1. Планы военно-политических блоков в Европе.
  2. Соотношение сил противников
  3. 67. Формирование вооруженных сил РСФСР в 1917–1918 гг
  4. ГЛАВА 5. АНАЛИЗ РЕАКЦИИ РЫНКА НА ФОРМИРОВАНИЕ И ИЗМЕНЕНИЕ РЫНОЧНОЙ СИТУАЦИИ
  5. ГЛАВА 12 Формирование наций и освободительная борьба народов Восточной и Юго-Восточной Европы
  6. 49. Значение соотношения притязаний и самооценки при формировании личности ребенка
  7. 4. Организационная структура Вооруженных Сил РФ. Виды Вооруженных Сил, рода войск.
  8. Социально-экономические, политические и этнические изменения в Западной Европе в V—VI вв.
  9. Изменение политической карты Северной Европы в конце наполеоновских войн.
  10. Глава 2 Анализ внешней среды и конкурентных сил в отрасли
  11. Формирование и изменение культуры организации
  12. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПО ФОРМИРОВАНИЮ И ИЗМЕНЕНИЮ УЧЁТНОЙ ПОЛИТИКИ ОРГАНИЗАЦИИ
  13. 16. Какие были итоги Второй мировой войны? Какие изменения в Европе и мире произошли после Второй мировой войны?
  14. Глава 29. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ЦЕНАМИ ФЬЮЧЕРСОВ И ЦЕНАМИ РЕАЛЬНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ
  15. Глава IV. Возрождение Европы
  16. Глава 10. Европа в XVIII в.
  17. ГЛАВА 5 ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА В IX — XI ВВ.