<<
>>

Испанская монархия в начале XVII в.

Смерть Филиппа II в 1598 г. обозначила переломный рубеж в испанской истории: заканчивалась эпоха могущества Испании, ее имперских притязаний на гегемонию в Европе и беспрецедент­ных по мае и пабу колониальных захватов.
Тем не .менее Испан­ская монархия вступила в XVII в., будучи не только великой, но и самой обширной державой, какую только знала история. Поми­мо Пиренейского полуострова, который с присоединением в 1580— 1581 м. Португалии впервые со времен вест готов был объе- динен под властью одного монарха, в ее состав входили южная часть Нидерландов, Франш-Конте и Шароле, юг Италии, Сици­лия, Сардиния, Миланское герцогство и огромные колониаль­ные владения: Америка от Калифорнии и Флориды до Огненной Земли, Филиппины, португальские владения в Африке, Азии и Америке,

Все эти территории попали под власть испанских монархов в разное время, разными способами (по праву наследования либо в результате швоевания) и на разных условиях. Фактически это была совокупность различных государств, объединенных только личностью правителя. Ни политическим, ни экономическим, ни культурным елинством не обладало даже ядро монархии — Испа­ния, объединенная посредством личной унии Кастильского и Арагонскою королевств. Обе части сохраняли собственные по­литические институты, сословно-представительные органы, си­стему налогообложения, привилегии, законы и даже язык. В свою очередь ни одна из них не была единой: каждая входившая в них территория имела свой статус (королевство Галисия, сеньория Еискайя и т.д.), свои местные законы и обычаи, которые мо­нарх должен был соблюдать. Персону короля представляли вице- короли и наместники, обладавшие широкими административ­ными и военными полномочиями, но вынужденные сообразовы­вать свои действия с местными традициями и исторически сло­жившимися институтами власти. Страны Арагонской короны — собственно Арагон, Каталония и Валенсия — политически были еще более разобщены, чем Кастилия. И хотя в конце XVI в. Фи­липпу II удалось ограничить вольности Арагона, вплоть до нача­ла XVIII в. от л территории по своей централизации существенно отставали от Кастилии.

Система управления монархией с помощью так называемых советов сформировалась в основных чертах в конце XV — начале XVI в. и к XVII в. выглядела уже несколько архаично. Ее структура отличалась определенной двойственностью: Сонеты по делам Ка­стилии, Аратна, Италии, Фландрии, Португалии, Инлий были организованы по региональному принципу, в то время как ком­петенция других советов — по военным делам, делам инквизи­ции, духовно-рыцарских орденов — распространялась на всю тер­риторию, подвластную испанским монархам, но ограничивалась строго определенным кругом вопросов. Высший среди советов — Государственный — носил и наиболее общий характер, но он занимался но преимуществу проблемами внешней полит ики. Эф­фективность аппарата управления снижалась явно нсдос паточным взаимодействием между советами, а также постоянно возникав­шими ранниласиями между центральными ортанами власти и представителями короны на местах.

С 1516 г. Испанией правила австрийская по своему происхож­дению, но к XVII в. уже вполне «испанизировавшаяся» династия Габсбургов. Испанских королей XVII в. иногда наляпают «младши­ми Габсбургами», чтобы отличить от «старших Габсбургов» — Кар­ла V и Филиппа II, правивших в XVI в. и являвшихся гораздо более значительными политическими деятелями. Правление каж­дого из «младших Габсбургов» отличалось своими особенностя­ми, что позволяет историкам, хотя и с оговорками, пользоваться периодизацией испанской истории XVII в. «по царствованиям». Правление Филиппа III (1598— 1621) — эпоха углубления упадка и осознания его современниками. Это сравнительно мирный пе­риод в истории Испании, когда страна почти не вела больших войн; с другой стороны, именно тогда из страны были изгнаны мориски. При Филиппе IV (1621 — 1665) Испания попыталась вер­нуть ранее утраченные позиции и с этой целью провести рефор­мы, которые, однако, в условиях непрерывных войн не увенча­лись успехом Именно тогда Испанская монархия, потеряв Порту­галию и едва не утратив Каталонию, рассталась с надеждами вос­становить не только свою гегемонию в Европе, но и статус вели­кой державы. Наконец, при Карле II (1665— 1700) сменявшие друг друга правительства тщетно пытаются хоть как-то выйти из за­тяжного кризисам по возможности минимизировать территориаль­ные потери.

К началу XVII в. названия «Испания», «Испанская монархия» никого в Западной Европе не оставляли равнодушными: для од­них это был самый опасный враг, для других — самый могуще­ственный союзник. В среде противников Испании, и прежде всего в Нидерландах и Англии, еще в XVI в. сформировалась «черная легенда» — комплекс негативных представлений об Испании и испанцах как о высокомерных фанатиках, жестоких душителях свободы других народов, не способных к созидательному труду. В свою очередь испанские идеологи создали не менее тенденциоз­ную «розовую легенду», превозносившую заслуги и совершенства испанской мании. Обе легенды оказали огромное влияние не только на идейно-политическую борьбу того времени, но и на последу­ющие трактовки испанской истории.

<< | >>
Источник: Под ред. Чудинова А.В., Уварова П.Ю., Бовыкина Д.Ю. История Нового времени: 1600-1799 годы. 2007

Еще по теме Испанская монархия в начале XVII в.:

  1. РОЖДЕНИЕ ИСПАНСКОЙ МОНАРХИИ
  2. Испанское общество XVII в.
  3. Монархия Габсбургов в начале XVIII в. Прагматическая санкция
  4. ПPИЛОЖЕНИE 1 Роль монархии в общественно-политической жизни Великобритании в XX — начале XXI в.
  5. Усиление внешнеполитических противоречий в Европе в начале XVII в.
  6. Соединенные провинции в начале XVII в.
  7. Япония в начале XVII в.
  8. Венгрия в конце XVII — начале XVIII вв.
  9. Народные движения в Османской империи в XVI — начале XVII в.
  10. Глава VI СМУТНОЕ ВРЕМЯ В НАЧАЛЕ XVII в.
  11. ГЛАВА 30 ГЕРМАНИЯ В XVI — НАЧАЛЕ XVII В.
  12. Соперничество на Балтике во второй половине XVII — начале XVIII в.
  13. 1. МОСКОВСКОЕ ГОСУДАРСТВО В КОНЦЕ XVI НАЧАЛЕ XVII в. УЧРЕЖДЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА