<<
>>

4. Исламизм и власть в современном Алжире. А. А. Бутерфлика.

Блестящий оратор профессор Алжирского уни­верситета Аббаси Мадани сумел увлечь на сторону исламиз­ма значительную часть алжирской молодежи. ИФС искусно использовал агитацию в мечетях, поскольку имамы мечетей составляли половину руководства партии исламистов.
В 90-е годы Исламский фронт спасения превратился в мощную политическую оппозиционную партию, насчитывающую бо­лее трех миллионов человек. Пока был высок авторитет правящей партии ФНО, арабский национализм был сильнее исламизма. С потерей власти и влияния Фронта в обще­стве, исламизм стал формой протеста против политики ФНО. Пользуясь недовольством народа, исламисты выдвигали все новые аргументы против ФНО.

Открытую борьбу за власть А. Мадани начал с апреля 1990-го года, когда он предъявил президенту республики 15 пунктов своих требований. Исламисты одну за другой проводят двухсоттысячпые демонстрации в поддержку тре­бований, и делалось это в период начала предвыборной кам­пании. Первая кризисная ситуация, созданная исламиста­ми, возникла на выборах в местные органы власти в 1990 году. На выборах в местные органы она получила 56% ман­датов. Сразу же после выборов на местах возникли острые противоречия между центральной властью и местными ко­митетами, руководимыми ИФС.

Армейская верхушка страны первоначально наблюдала за развитием кризиса, но в сложившейся ситуации решила не допустить фундаменталистов к власти и за пять дней до второго тура выборов приняла решительные действия. Вне­запно президент Шадли Бенджедид под давлением военных 11 января 1992 года распустил парламент, объявил о не­действительности и неконституционности первого тура вы­боров и подал в отставку. Власть перешла к Высшему госу­дарственному совету, который возглавил «старейшина» ал­жирской революции 72-летний Мухамед Будиаф, проведший 80 лет в эмиграции как оппозиционер ФНО. Он был доста­точно нейтральной фигурой, будучи непричастным ко всем ошибкам и преступлениям ФНО. Фактически в стране про­изошел военный переворот, смысл и содержание которого вначале были никем не поняты. Некоторые арабские стра­ны выступили с протестом по поводу смены власти.

Высший государственный совет (ВГС), получивший пол­номочия до конца 1993 года, ввел в стране с февраля 1992 г. чрезвычайное положение, запретил политическую агитацию в мечетях. В ответ на принятые меры исламисты ответили массовым террором. Тогда ВГС провел через суд решение о запрещении исламистской партии и распустил контролируе­мые ею исламистские муниципалитеты.

Начался новый виток политической борьбы за власть. Исламисты не прекращали борьбы, и весной 1992 г. они убили главу Высшего государственного совета М- Будиафа. Убийство Будиафа и арест руководителей ИФС вновь по­трясли Алжир. Назначение нового главы Высшего совета Али Кафи говорило о том, что прежний курс будет неизме­нен и что армия вновь стала играть решающую роль в ал­жирском обществе.

В 1993 г. алжирские фундаменталисты в подполье созда­ют «Исламскую армию спасения», что означало переход ис­ламистов к организованному сопротивлению властям и от­крытое объявление войны. Общество раскололось на светс­кую часть, которую возглавляли официальные власти, и фундаменталистов. Фактически в Алжире началась граж­данская война.

Исламисты больше были озабочены тем, что­бы единовластие ФИО заменить собственным единовласти­ем, пытались старые иллюзии заменить новыми. Исламс­кий фундаментализм по-прежнему ориентировался на нега­тивную, разрушительную деятельность. Исламисты убива­ли иностранцев, охотились на светских мусульман, граби­ли и разрушали деревни. В конце 90-х годов Алжир жил в условиях массового террора и чрезвычайного положения. К 2000 году в стране погибло свыше 100 тысяч человек.

В сложных условиях чрезвычайного положения и неста­бильности временным президентом был назначен глава В ГС генерал Лиамин Зеруаль, а в 1995 году на президентских выборах он получил 68% голосов избирателей. Нового пре­зидента поддержали демократы и умеренные исламисты. Во­енное правительство поддержала Франция, заинтересован­ная в стабилизации алжирского государства.

В целях мирного разрешения кризиса в ноябре 1996 г. был проведен референдум, который рассматривал новую кон­ституцию страны. Конституция провозглашала ислам госу­дарственной религией, учреждала двухпалатный парламент, значительно расширяла права главы государства. Но особен­но важными в сложившейся ситуации были статьи, запре­щающие формирование партий на религиозной, языковой, расовой, половой или региональной основе. Запрещалось ис­пользовать в политической пропаганде ислам и арабский язык. Данные статьи конституции направлены на нормализацию обстановки и поддержание светской основы государства.

Политические и принятые правительством экономические меры дали некоторые результаты. Прежде всего, выросло про­изводство нефти и газа, увеличился их экспорт, удалось сни­зить инфляцию. Этому способствовали реформы Зеруаля по стабилизации экономики. Вначале режим спасался идти на радикальные преобразования, но этот процесс ускорился пос­ле подписания Алжиром соглашения с Международным ва­лютным фондом (1994-1998), предусматривавшего широкую приватизацию государственных компаний. Был одобрен закон о создании в Алжире 16 холдингов предприятий, сходных по профилю деятельности. Руководители холдингов проводили реструктуризацию объединений и подготавливали их и прива­тизации. Процесс либерализации экономики, курс на поощре­ние частной инициативы и расширение самостоятельности гос­предприятий привели к росту ВНП. К концу 90-х годов про­изошел важный перелом в общественном сознании у большинства населения в городах и части деревень.

Большие надежды на стабилизацию в стране алжирский народ возлагал на президентские выборы в апреле 1999 года, на которых победу одержал ветеран национально-освободи­тельной войны, ближайший сподвижник X. Бумедьена, опыт­ный политик Бутерфлика Абдель Азиз. Именно с ним связи-вали и связывают главные надежды на национальное возрождение и мир в Алжире. Бутерфлика выдвинул программу «Гражданского согласия». Выполнение программы началось с обращения президента к исламской оппозиции о прекраще­нии вооруженного противоборства и заключении перемирия с исламской армией спасения (НАС), которое имело большое значение для дестабилизации исламистов. В целях установле­ния согласия правительство провело амнистию всех исламс­ких экстремистов, кроме виновных в убийствах и взрывах.

Но путь к согласию оказался нелегким. НАС не прекра­тила войну, в стране по-прежнему продолжались взрывы, убийства, террористические акции. Установление мира в стране стало для Алжира главной проблемой. На пути к этому были серьезные препятствия. Во-первых, в Алжире действовали вооруженные формирования, которые не вхо­дили в состав исламской армии, не признавали соглашений о прекращении перемирия. Речь идет о Вооруженной ислам­ской группе (ВИГ), несущей ответственность за многие кро­вавые преступления. Были и другие вооруженные формиро­вания, не желавшие прекращать военные действия. Во-вто­рых, в армейской верхушке Алжира были и есть скрытые «ястребы», не приемлющие мирного решения проблемы. Гражданское согласие наталкивалось на часть военного ру­ководства, признававшее только силовые методы. В-треть­их, не менее серьезная проблема — сопротивление финансо­во-коммерческих групп, которые нажили огромные состоя­ния на конфронтации в результате выгодных сделок по им­порту медикаментов, продовольствия, оружия, предметов, пользующихся особым спросом.

Выборы в парламент 2002 года проходили в напряженной обстановке. Боевики создали напряженную ситуацию, осу­ществив серию массовых убийств в городе Алжир и других городах. Выборы в парламент и укрепление власти в стране, несомненно, способствовали укреплению мира в государстве, хотя к в 2004 году ситуация оставалась напряженной. Кро­ме того, установлению мира в стране способствовало продол­жение реформ, начатых еще в середине 90-х годов. Главное направление — либерализация экономики, которая ставила цель повышения эффективности производства и привлече­ния иностранных партнеров.

В Алжире еще сохранился большой государственный сек­тор, поэтому правительство большое значение придает приватизации. Центральным эвеном этой программы стали приватизация в сельском хозяйстве и предоставление хозяйствен­ной самостоятельности государственным предприятиям. В числе объектов, намеченных к приватизации в 2003 году, в первую очередь значатся предприятия горнорудной промышленности, которая насчитывает свыше 400 государственных и частных компаний. Бутерфлика приступил к либерализации банковской системы, которая находилась под контролем государства. Были открыты два частных алжирских банка, филиалы французских банков. К 2004 году приватизи­рованы все шесть государственных банков, составивших ос­нову финансовой системы Алжира. Несмотря на успехи в преобразованиях, ход экономических реформ шел крайне мед­ленно, наталкиваясь на политическую нестабильность и бю­рократизм.

Важнейшая тенденция современного развития Алжира со­стоит в изменении отношения государства к движению ис­ламских фундаменталистов. Президент Бутерфлика считает, что решение политических и экономических проблем лежит на путях политического примирения государства с исламс­ким движением. Переход от политики военного подавления исламской оппозиции в начале 90-х годов к созданию усло­вий для политического согласия с нею и нахождения общих целей дальнейшего развития составляют главную тенденцию политики Алжира па период начала XXI столетия.

Таким образом, в конце XX — начале XXI веков Алжир вступил в эпоху модернизации общества и жесточайшей борь­бы с исламизмом и фундаментализмом. Во взаимодействии этих двух принципиально разных тенденций утверждается но­вое алжирское общество. Преодоление конфликтной ситуации требует поиска новых форм сосуществования двух разных со­циально-политических направлений, интеграции, которая мог­ла стать шагом к созданию гармоничного и стабильного госу­дарства. Новые подходы в алжирской реформации современ­ного общества создают в этом определенные надежды.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 4. Исламизм и власть в современном Алжире. А. А. Бутерфлика.:

  1. 1. Алжир в борьбе за независимость. Национализм и исламизм.
  2. 3. Активизация исламизма в Алжире. Шадли Бендже­дид.
  3. АЛЖИР: ИСТОРИЯ БОРЬБЫ С ИСЛАМИЗМОМ
  4. 2. Борьба за власть и исламизм в период 2 и 3 республик.
  5. 1. Реформа политической власти в современной России
  6. Алжир
  7. 3.3. Виды налогов в современной России и полномочия органов власти в области налогообложения
  8. Страны Магриба: Алжир, Марокко, Мавритания, Тунис, Ливия
  9. ТУРЦИЯ: ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА И ИСЛАМИЗМ
  10. 2. Революционная диктатура и исламизм, Хуари Бумедь­ен.
  11. 3. Исламизм и политическая борьба в Турции на совре­менном этапе. Р. Т. Эрдоган.
  12. 6. Вече и князь в древнерусском государстве – высшие органы власти. Система государственных органов власти
  13. Власть бюрократии: вне контроля? Источники власти бюрократии
  14. III А. Колеса уголовного правосудия и их современные характерные черты. — Действительное назначение уголовного суда. — Собирание доказательств (судебная цолиция). — Рассмотрение доказательств (обвинение и защита). — Оценка доказательств (судьи и присяжные). Уголовная клиника. Судьи гражданские и уголовные. Развитие и независимость судей (избранных). Власть судьи.
  15. УРОКИ СОВРЕМЕННОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА: ФИНАНСОВЫЙ КОНТЕКСТ. ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО КРИЗИСА