<<
>>

2. Ирак в годы С Хусейна. Конец диктатуры.

День 7 июля 1979 г. был для С. Хусейна звездным часом. Он стал прези­дентом республики, одновременно занял посты премьер-ми­нистра, а также главы Совета революционного командова­ния, главнокомандующего вооруженными силами и генераль­ного секретаря БААС.
Абсолютная власть в стране была ус­тановлена.

Одной из первоочередных задач нового лидера стало ус­тановление полного политического, идеологического и ад­министративного контроля над государством.

Эти задачи решались несколькими путями. Один из них — чистка государственного аппарата и назначение лично пре­данных С. Хусейну госслужащих, а также назначение ответ­ственных должностей в партии и армии из числа родственни­ков. Это должно было способствовать укреплению личной вла­сти. Хусейну удалось использовать клановую структуру ирак­ского общества и приспособить власть к патриархальным тра­дициям, которые служили своеобразным щитом от проникновения чужеродных идей и порядков. Родственники из малой родины Хусейна — Тикрита — занимали высшие админист­ративные посты в государстве, это были в основном сунниты. В системе государственной власти давно вызревали противо­речия между правящей верхушкой суннитов и основной мас­сой шиитов. Таким образом, сложилась государственная кла­новая структура, которая играла роль своеобразной системы политических партий. Клановая структура в обществе играла, вероятно, большую роль, чем сами политические организации. Свое восхождение к власти С. Хусейн отметил грандиозной кампанией «чистки», а точнее погромом реальных и потенци­альных соперников. 21 человек был приговорен к расстрелу, а публичную казнь устроили на площади в присутствии «раиса» (президента).

Другой немаловажной задачей диктаторского режима и его лидера стало установление полного идеологического воздей­ствия на общественные структуры. Особое внимание уделя­лось «баасизации» средств массовой информации, насажде­нию баасистских идей. Главная из них состояла в арабском национализме, возрождении арабской нации, возвращении былой славы и величия арабов. В феврале 1980 г. С. Хусейн заявил, что Ирак останется верным стражем «земли арабов» и что БААС является «рыцарем», который восстановит честь иракского народа и арабской нации.

С. Хусейн демонстрировал свое стремление к созданию круп­ного государства посредством наращивания современного ору­жия, включая ядерное, и использования широкомасштабных войн. Арабская общественность вначале восприняла С. Хусей­на героем, бросившим вызов Западу, а Ирак мощной державой, воюющей сразу с 30 странами, среди которых были США и Великобритания. В глазах националистических сил арабских стран хусейновский Ирак представлялся авангардом борьбы против империализма и сионизма на Арабском Востоке.

Находясь на вершине иерархической власти, С. Хусейн уверовал в свою особую историческую миссию, которая со­стояла в том, что «Ирак властвует над арабами, а арабы над всем миром». В идеологической рекламе С. Хусейна изображали пожимающим руку Навуходоносору, который дважды захватывал Иерусалим и пригонял евреев в Вави­лонию. С. Хусейн якобы принял эстафету истории и дол­жен возродить славу древнего Ирака. Этим целям служили проекты раскопок и восстановления Вавилона, строитель­ство вавилонской башни в столице Ирака.

Б. Сейранян, очевидец личной жизни С. Хусейна, пи­шет, что, как большинство диктаторов, убежденный в без­мерной любви народа, он любил остановиться на улице, побеседовать с прохожими на виду у всех, или проводить домой старика. Ему нравилось застать бедную семью врасп­лох, заглянуть в холодильник и велеть принести то, что, по его разумению, не хватает. Традиционный подарок — телевизор или холодильник. На манер арабских королей С. Хусейн выделил специальный день на неделе, когда лич­но принимал жалобы. Побывавшие в Ираке свидетельству­ют, что его памятники и портреты находились повсюду.

В условиях культа и на фоне террористических мер говорить о серьезной политической оппозиции было нельзя. Единственной оппозиционной силой, остававшейся на пути утверждения абсолютной власти, была Компартия. В мае 1979 года более 30 коммунистов были обвинены С. Хусейном в предательстве иракской революции и казнены. Коммунистическая партия была запрещена. С разгромом КПИ в Ираке устанавливается одно­партийная система с монополией баасистской партии на власть и тотальной идеологизацией общества страны.

Вся экономика страны также была направлена на реали­зацию далеко идущих националистических целей баасистов и его лидера. С санкции Ревсовета Ирака началась милита-ризация страны. С. Хусейн поставил задачу превращения Ирака в ведущую военную державу региона. Диктатору уда­лось, широко используя доходы от нефти, осуществить пе­ревооружение армии, создать с помощью Франции, Запад­ной Германии и СССР новые виды вооружения.

Нефть всегда была основной частью дохода государства: доходы от нефти давали 90% экспорта всех товаров. Она остается перспективной отраслью экономики. «Под нами морс нефти» — говорил С. Хусейн. По запасам нефти Ирак стоит на втором месте в мире после Саудовской Аравии. Огромные средства, получаемые от экспорта сырьевых ре­сурсов, позволяли установить вполне приличный уровень жизни, что, в конечном счете, обеспечивало относительно спокойное положение режима. Вместе с тем, основная часть доходов расходовалась на закупку военной техники и но­вых технологий. На перспективу диктаторский режим по экспорту нефти строил большие планы. Иракское прави­тельство разработало долгосрочную программу, рассчитан­ную до 2010 года. Она предусматривала добычу нефти до 6 млн баррелей в день или 300 млн тоня в год. Для сравне­ния отметим, что в середине 70-х годов добывали пример­но до 95 млн тонн. Экспорту нефти всегда уделялось глав­ное внимание, поскольку нефть — жизнеобеспечивающая отрасль экономики.

Крушение националистических планов и надежд дикта­тора начиналось всегда, когда С. Хусейн приступал к реа­лизации авантюристических замыслов и идей. Изоляция ху-сейновского режима от мировой экономики, объявление эм­барго па эксперт иракской нефти после кувейтской авантю­ры серьезно ударили по интересам 21 млн иракских граж­дан. Запрет на ввоз продовольствия вызвал введение кар­точной системы в городах по нормам, удовлетворявшим лишь 60% минимальных потребностей. Доходы от нефти уже не могли удовлетворить потребности режима, несмотря даже на контрабандные способы экспорта продукции. До введе­ния санкций ежегодно доход Ирака от экспорта нефти со­ставлял 16-18 млрд долларов, к 2003 году его валютные запасы составляли около 1,5—2,0 млрд долларов.

Острые политические ситуации, возникающие каждый раз после очередных авантюристических акций, привели к обо­стрению внутренних противоречий- После трагических со­бытий 11 сентября 2001 года С. Хуссейн не изменил своей политики как внутри страны, так и на мировой арене. Борь­ба против международного терроризма требовала от Ирака принятия мер по ликвидации террористических групп на тер­ритории страны. Связи Багдада с радикальными ближневос­точными организациями осуществлялись еще с 1970 года, и наиболее интенсивными были контакты с рядом экстремист­ских палестинских групп. В Ираке обосновались радикаль­ные группировки, отколовшиеся в свое время от ООП, кото­рые оказали сопротивление Я. Арафату в переговорах с Из­раилем. Вашингтон назвал багдадский режим спонсором меж­дународного терроризма и указал на финансовую помощь Ирака боевикам из террористической организации «Аль-Ка­ида*. Президент США также обвинил Ирак в финансирова­нии алжирских исламистов, в связях Хусейна с экстремис­тами из «Братьев-мусульман*. В Ираке действительно вып­лачивались крупные суммы семьям шахидов-самоубийц.

Кроме того, в Вашингтоне считали, что режим Хусейна, по сути, игнорировал 16 резолюций Совета безопасности ООН, принятых на протяжении 90-х годов. Все они имели отношение к наращиванию Ираком средств массового унич­тожения. Но при этом США преследовали свои стратегичес­кие цели. Соединенным Штатам важно было обуздать Сад­дама Хусейна, который стал претендовать на ведущую роль в арабском мире. С. Хусейн делал ставку на воинствующий антиамериканизм и поддержку палестинского терроризма. Американское военное присутствие в Ираке также могло быть важным рычагом давления на другие арабские страны.

Значительным стратегическим объектом для США стала иракская нефть. Ирак, обладающий вторыми по значимос­ти запасами нефти в мире, представлялся для США ларцом сокровищ. Американская экономика, находившаяся в со­стоянии спада, нуждалась в иракской нефти. Одновременно США получали дополнительный рычаг давления на госу­дарства, зависимые от поставок арабской нефти: Западную Европу, Китай и Японию.

Военная операция США под кодовым названием «Шок и трепет» началась 20 марта 2003 года. Она изначально наце­ливалась на свержение режима С. Хусейна, установление кон­троля над нефтяными полями Ирака, проведение принуди­тельной «демократизации» этой страны по американским ре­цептам. Тотальный и жестокий характер приняли удары авиации и ракет по городам Ирака, позициям и опорным пунктам иракской армии. В Ирак прибыли 139 тысяч аме­риканских и 11 тысяч британских солдат. Еще 10 тысяч военнослужащих — миротворцы, прибывшие из 18 стран — союзников Соединенных Штатов. Сразу же за войсками вошли представителя американских нефтяных компаний и стали хозяйничать на иракских нефтяных предприятиях.

Несмотря на некоторое сопротивление американским войс­кам, никто не собирался грудью вставать на защиту режима С. Хусейна. Диктаторский режим в Ираке был повергнут. Хусейн, пытавшийся вначале скрыться от преследователей, решил отлежаться в подвале близ Тикрита, Разбежались мно­гие его сподвижники, убиты сыновья Хусейна Удай и Кусай, армия диктатора полностью разбежалась. 1. мая 2003 года президент США Дж. Буш на борту авианосца официально про возгласил победоносное завершение войны в Ираке. Одна­ко это была самая легкая часть победоносной операции США в этой стране. Начавшийся в стране хаос вскоре сменился нарастанием политического напряжения.

Обнаружилась неспособность оккупационных властей обеспечить население водой, электричеством, телефонной связью, предотвратить грабежи, бандитизм, навести поря­док на улицах и т. д. Все это привело к всплеску насилия, полному беспорядку в организации гуманитарной помощи, угрожающему росту недовольства всех слоев населения. На основе хаоса и недовольства стал расти терроризм, который пустил в Ираке глубокие корни. Наладить нефтяное хозяй­ство оказалось также делом непростым. Состояние нефтя­ных предприятий было таким, что серьезные доходы от до­бычи нефти могли ожидаться не ранее конца 2005 года. До этого периода основные средства от доходов направляются на реконструкцию экономики и нефтяного хозяйства.

В соответствии с декларированной задачей построения демократии в Ираке, американские власти провозгласили политику «дебаасизации», что в этих условиях означало полную ликвидацию партии БААС и недопущение в госап­парат сторонников С. Хусейна. Но, столкнувшись с пробле­мами кадров, США вынуждены были ограничиться изоля­цией лишь самых высокопоставленных лиц прежнего режи­ма. При формировании административной структуры важно было добиться приемлемого для всех сторон и партий рас­пределения руководящих постов в государстве. Это было сложно в условиях, когда шииты, сунниты, курды отстаи­вали собственные, во многом противоречивые интересы.

Поимка Саддама Хусейна в декабре 2003 года нисколько не облегчила общую атмосферу политического напряжения. Не помогла смягчить обстановку досрочная передача власти вре­менному правительству Ирака 28 июня 2004 года. В стране фактически были налицо все признаки гражданской войны. Сунниты сделали первыми попытку объединиться в организа­цию «Авдах» (возвращение). Она состояла из бывших офице­ров республиканской армии, активистов партии БААС. Орга­низация включилась в борьбу не за возвращение Саддама, а за реставрацию прежних порядков. Шииты, на поддержку кото­рых так надеялись американцы, в сложившейся ситуации по-

требовали формирования исламского теократического режима, опирающегося на шариат, наподобие современного Ирана. Кур­ды и шииты были убеждены, что власть нужно получить не от рук Соединенных Штатов, а руководство Ирака должно быть избрано на общенациональном конгрессе, в котором шииты вполне могли претендовать на ключевые позиции.

Одна из кардинальных перемен, которую принесла «трех­недельная война», заключалась в том, что пришел конец многовековому господству суннитов, представляющих мень­шинство жителей. Шииты впервые со времен Багдадского халифата могли претендовать на такую роль в государстве, которая соответствует их пропорции в населении. Вырази­телями устремлений иракских шиитов стали, естественно, духовные авторитеты. Ирак захлестнула волна воинствую­щего шиизма, что создало почву для роста в стране исла­мистских движении.

Шииты, составляющие 60% населения Ирака, быстро сгруппировались вокруг религиозных лидеров, потребовали вывода американских войск с территории Ирака. Глава вре­менного правительства Ирака Айад Алави сразу поспешил издать законы, позволяющие ему вводить чрезвычайные моры для обеспечения безопасности. К концу лета 2004 года наи­более сильные вооруженные столкновения с исламской оппо­зицией имели место в городах Эль-Фалуджи, Рамади, Сама­ре. Поэтому подготовка проекта конституции и создание кон­ституционно-избранного правительства затянулись и в связи с обстановкой планировались не ранее конца 2005 года. Сло­жившаяся ситуация в Ираке заставила американцев про­длить существование оккупационной администрации на срок не менее года. «Многонациональные силы» под управлением США должны оставаться там до начала 2006 года.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 2. Ирак в годы С Хусейна. Конец диктатуры.:

  1. Посленэповский период. Предпринимательство в директивно планируемой экономике (конец 20-х - 80-е годы).
  2. Особенности экономического кризиса России (конец 80-х — 90-е годы). Стабилизационные программы
  3. 2.1. Эпоха ранней Древности (конец IV - конец II тыс. до н.э.)
  4. 2.1. Эпоха ранней Древности (конец IV – конец II тыс. до н.э.)
  5. 2.1. Эпоха ранней Древности (конец IV – конец II тыс. до н.э.)
  6. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец II – конец I тыс. до н.э.)
  7. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец II - конец I тыс. до н.э.)
  8. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец II – конец I тыс. до н.э.)
  9. Ирак и страны Леванта
  10. ИРАК: ПОД ВЛАСТЬЮ БААСИСТОВ.