<<
>>

ИМПЕРИАЛИЗМ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МИРОВУЮ ИСТОРИЮ.

В конце XIX в. в мире происходят изменения которые заложат основу социально-экономического и политического развития вплоть до середины XX столетия. Становление фабричной промышленности придало техническому прогрессу невиданный темп.

Если в первой половине XIX в. число изобретений исчислялось десятками, то на рубеже веков -- многими тысячами. В техническом прогрессе всё чаще стала принимать участие наука, стала создаваться система высшего технического образования, прогресс техники приобрёл значение научно-технического прогресса. Технологические сдвиги последней трети XIX в. были столь велики, что иногда употребляется понятие “вторая промышленная революция”.

Эпохальным для экономики стала замена основного вида энергии. Человечество овладело электричеством и тут же применило его для нужд промышленного производства. В то же время всё большее развитие получает использование углеводородного топлива. Изобретение двигателя внутреннего сгорания позволило использовать нефтепродукты не только для освещения, но и начать механизацию практически всех видов транспорта. Становление нефтепереработки вызвало дальнейшее развитие промышленной химии, как органического, так и неорганического направления. Шло ускоренное развитие транспорта: парусный флот начал вытесняться пароходами, выросла мировая железнодорожная сеть, электричество расширило применение рельсового транспорта в городах, автомобиль входил в жизнь людей, появился трубопроводный транспорт, в начале XX столетия родился воздушный транспорт (дирижабли и самолёты). Энергетика, добывающая промышленность, химия, транспорт стимулировали дальнейшее развитие металлургии и машиностроения, рост городов и благосостояния людей благотворно сказался на развитии промышленности группы “Б”. Стали появляться новые отрасли промышленности. происходило становление военно-промышленного комплекса в его современно понимании.

Научно-технический прогресс рубежа веков создавал возможности нового укрупнения производства. Но крупные производства, новые отрасли промышленности, реконструкция старых требовали больших финансовых средств, а это вызывало объединение капиталов в акционерные общества, что способствовало развитию и рынка финансовых спекуляций.

Появление огромного множества капиталистических предприятий способствовало росту конкуренции, а с другой стороны, обострению анархичности капиталистического производства, проявлением чего стали кризисы перепроизводства, происходившие довольно часто. Рост конкуренции, укрупнения и концентрации производства и капиталов, складывание единой системы экономики создали почву для начала процесса монополизации с целью получения сверх прибылей ценой устранения конкурентов и планирования деятельности для недопущения кризисов. Одной из первых монополий стал трест “Стандарт ойл” (1872 г), США, созданный Дж. Рокфеллером, объединивший нефтедобычу, нефтепереработку и железнодорожный транспорт (в конце XIX в контролировал 90 % нефтепереработки).

Уже к рубежу XIX - ХХ вв. сложились следующие виды монополий: трест—объединения с потерей производственной, экономической и часто юридической самостоятельности, в пользу головной компании; картель — объединял предприятия одной отрасли, сохраняя производственную и юридическую самостоятельность заключают соглашение, регулирующее производство и сбыт; синдикат — регулирование закупки сырья и сбыта готовой продукции; позже всего появились концерны—объединение под единым контролем нескольких монополий разных отраслей промышленности, торговли и финансов для создания благоприятных условий перетекания капиталов, т.н. финансовый капитал.

Монополизация поставила под угрозу конкуренцию, что было чревато серьёзными социально-экономическими потрясениями (страдали слабые предприниматели, потребители, ремесленники, рабочие, сельское население), кроме того это усиливало политическую власть монополистической буржуазии, которая стремилась проводить олигархическую политику. В этих условиях государство было вынуждено вмешаться, ограничивая процесс монополизации определёнными рамками. Одним из первых антитрестовское законодательство появилось в США: в 1890 г. Конгресс принял закон, запрещавший всякое объединение в форме треста или в иной форме, направленное на ограничение производства или торговли. Монополии оказали сопротивление, но подчинились.

Так, возросла экономическая роль государства, закладывались основы для государственно-монополистического капитализма (ГМК). Параллельно начался процесс проявления монополистических тенденций в мировой экономике (транснациональные корпорации).

Таким образом на рубеже веков мир вступил в фазу (1890 -1935/45 гг.) т.н. организованного капитализма, который характеризуется: крахом свободного рынка, причём по инициативе частного сектора экономики; господством монополий; инкорпорацией государственной власти ответственности за определённый контроль и регулирование социально-экономических отношений, прежде всего, с целью защиты рынка; уменьшением расслоения среди рабочего класса и усилением расслоения среди служащих, которые взяли на себя выполнение задач, требующих высокой квалификации, - конструирование и планирование, таким образом закладываются основы так называемого “среднего класса” в современном понимании; быстрым ростом сильных рабочих организаций с рубежа XIX-XX вв., усилением классовой борьбы.

Но мировое развитие шло неравномерно. С рубежа веков наиболее высокие темпы экономического развития показывали молодые капиталистические государства — США, Германия, Япония, которые обгоняли Англию и Францию.

Благоприятные условия для развития США были созданы: обеспечением полной свободы экономической деятельности в результате гражданской войны, большими сырьевыми ресурсами, притоком эмигрантов, отсутствием морально устаревшего оборудования, протекционизмом правительства в сфере торговли импортом и полной свободой импорта иностранного капитала и пр. Введение поточного метода производства (конвейер), начало формирования научной организации труда (НОТ). В начале XX в. в Америке — впервые в истории мирового экономического развития — было достигнуто превышение удельного веса тяжёлой промышленности в общей промышленной продукции.

Германия в рассматриваемое время становилась второй после Соединённых Штатов по уровню и темпам экономического развития. Этому способствовало: объединение страны; аннексия Эльзаса и Лотарингии с их железнорудным бассейном, который в экономическом плане был соединён с углями Рейнской области, что позволило создать топливно-металлургическую базу германской промышленности; получение 5 млрд. франков в качестве контрибуции с Франции; внедрение новейшей техники и отсутствие морально старой; военные и военно-морские программы Германии, влившие в промышленность гигантские государственные и частные средства. Проблемой являлась нехватка сырья (нефти и цветных металлов), а также неёмкий внутренний рынок.

Великобритания утрачивала промышленную гегемонию в силу целого ряда факторов. Здесь сказалась устаревшая — физически и морально — производственная база английской индустрии. Английские капиталисты, контролируя гигантскую колониальную Британскую империю, предпочли инвестициям в промышленность Острова вывоз капитала в колонии, где норма прибыли была выше. Капиталы уходили за границу и при оплате доставок промышленного сырья. Сложности для английской промышленности создавались и тем, что эпоха свободной торговли закончилась, и страны стали закрывать свои рынки для британских товаров. В то время как индустрия Британии (кроме судостроения) переживала кризис, расцветала такая отрасль английской экономики как кредит, особенно заграничный. Доходы от заграничных инвестиций с лихвой возместили утерю мировой промышленной гегемонии. Однако, это всё же усиливало застой английской экономики, падала предприимчивость буржуазии, за счёт сокращения слоя активных капиталистов в Великобритании увеличивался слой рантье.

На рубеже веков началось и экономическое отставание Франции. Здесь повторилась в основных чертах английская история, а ещё и потери от франко-прусской войны составили 16 млрд. франков. Ситуация осложнялась сохранением не до конца капиталистически преобразованной социально-экономической структуры населения и тем, что буржуа предпочитали вложения в финансовую сферу экономики, а не в промышленную. Французский капитализм являлся ростовщическим. Некоторый скачок сделала французская тяжелая промышленность в начале ХХ в. в связи с подготовкой военного реванша.

Капиталистическая перестройка японской экономики произошла в 60-х гг. XIX в после гражданской войны (т.н. «революция Мейдзи» 1868 г.), в результате которой было создано новое государственное устройство, сходное с Германской империей: всенародно избираемая законодательная власть при господстве императора и феодалов в исполнительно-административной сфере (за отказ от своих феодальных прав князья и самураи получили денежную компенсацию и монополию на занятие высших офицерских и чиновничьих должностей). Этот строй просуществовал в Японии вплоть до окончания Второй мировой войны. Япония стала могущественной индустриально-аграрной державой, претендующей на гегемонию в Юго-Восточной Азии. Путём этого изменения стала вестернизация экономики, в первую очередь, создание современной фабрично-заводской системы. Основным инвестором являлось государство, заинтересованное в создании металлургии, машиностроения, модернизации армии и флота. Технику и кадры черпали из-за рубежа, параллельно ведя на Западе подготовку собственных специалистов из самурайской среды. Правительство поощряло частные инвестиции японской буржуазии в промышленность, что, кроме всего прочего, расширяло политическую базу режима. Важную роль для развития японской капиталистической экономики сыграл патернализма (перенесение на хозяйственные отношения семейной системы опеки и послушания, на производстве проявляется через установление дополнительных льгот и выплат за счёт предпринимателей с целью закрепления кадров, повышения производительности труда и т.п. Часто приводит к созданию «карманных» профсоюзов, полностью зависимых от предпринимателя). Почти сразу в Японии начинается монополизация (торгово-ростовщические компаний Мицуи и Мицубиси, становятся первыми японскими концернами). Темпы роста японской промышленности на рубеже веков превосходили все ранее известные до этого. Проблемами национальной экономики являлись: узость внутреннего рынка и зависимость от поставок сырья.

Одновременно с рассмотренными процессами в экономике на мировой арене обострилась борьба за территориальный раздел мира. Колониальные захваты этого периода значительно превосходили экспансионизм предыдущего времени. На конец 1870-х гг. колонии занимали 215 тыс кв. км., а к 1914 г. 620 тыс .кв. км., под различными видами зависимости оказалось 85% земного шара. Расширялись старые (Голландская, Английская, Французская) империи и возникали новые (Германская, Бельгийская, Итальянская, империя США, колониальная империя России, Японская). Таким образом, в короткий срок большое число стран начали колониальное расширение, что резко сократило число незанятых “великими” земель и ужесточило конкуренцию в этой сфере. Всё это усилило мотивацию для превентивного занятия территорий и попыток устанавливать те или иные формы контроля над управлением формально свободных стран для защиты интересов своей империи от конкурентов. Более того, “всемирность” каждой колониальной империи потребовала создание военных баз и опорных пунктов по всему миру. Всё это вместе приводило к гонке военно-морских, а затем и сухопутных вооружение, разрастания феномена милитаризма. Быстрое сужение свободных от колониальной зависимости территорий приводит к росту агрессивности ищущих своего “места под солнцем” Германии, США, Японии, которые начинают оспаривать право старых колониальных империй на их гегемонию. Начинается рост военной и дипломатической напряжённости, которая периодически сменяется открытыми войнами. Испано-американская война 1898 г. (Куба, потом Филиппины) — новая жизнь “доктрины Монро”, Англо-бурская война 1899-1902 гг., американская политика в Колумбии и создание марионеточной Панамы для захвата зоны канала 1901-1903 гг. Попыткой мирным путём устранить колониальные столкновения стали: “Доктрина Хэя” - “политика открытых дверей в Китае, англо-французское согласие (Антанта) по Северной Африке 1904 г., англо-русское согласие по Персии, Афганистану и Тибету 1907 г.

Но широким общественным мнением овладевает “комплекс имперства”, появляется множество литераторов, общественных деятелей, воспевающих империалистические захваты, как проявление доблести и цивилизаторской миссии своей нации. Такими были: в Англии —. Чарль Дилк (книга «Более Великая Британия» 1868 г), в 1877 году Бенджамин Дизраэли добился, чтобы королева Виктория была провозглашена императрицей Индии, Джон Сили в книге “Экспансия Англии”, и Редьярд Киплинг — певец “бремени белого человека”, пропагандировали то, что Сесиль Родс ёмко сформулировал: “если бы можно было захватить звезды, я бы захватил их”; в Германской империи — О. Бисмарк, требовал “предоставить Германии место под солнцем”, реализации его планов служила деятельность пангерманистов; в США — подобные идей развивала группа “экспансионистов”, формулировались “теория предопределённой судьбы”, тезис о важности американских ценностей для прогресса мира и право США на вмешательство в мировые дела для защиты этих ценностей.

Новые тенденции мирового развития осознавались всё большим числом политиков и интеллектуалов. К началу ХХ в. в литературе для описания происходивших изменений всё чаще употреблялся термин “империализм” (власть), по большей части по отношению к экспансии (расширение за пределы) государств и расширяющейся внешней политики. В начале века возникают первые теории империализма как современной стадии развития общества. Существовало два основных подхода к анализу империализма: экономический и неэкономический.

Отцом экономической интерпретации империализма считается либеральный экономист Джон А. Гобсон. В 1902 г. он высказал точку зрения, что в основе новейших тенденций развития общества лежат: финансовые интересы класса капиталистов, который является “управляющим имперского двигателя”. Создаётся устойчивый переизбыток капитала в производстве, который не может быть реализован в стране из-за неёмкости внутреннего рынка, из-за сложностей в распределении капитала и инвестиционных затруднениях. Это ограничивает возможности крупных фирм, которые к тому же пытаются избежать крупных рисков и угрозы перепроизводства. Это порождает стремление финансовой буржуазии найти новые инвестиционные возможности за рубежом. Однако за пределами своих стран монополии сталкиваются с другими подобными конкурентами. Для подавления соперников финансовая олигархия использует своё государство, толкая его на империалистические авантюры и создавая угрозу войн. Это был экономический стержень империализма, но без духа риска, филантропии, расизма, национализма, по мнению Гобсона, империализм был бы не возможен. Гобсон считал, что империализм создаёт крайне большие издержки для экономического развития и чреват войной. Он верил, что империализм преодолим общественными реформами, ограничивающими доходы капиталистических кругов, прямо связанных с империалистической политикой, более того, доходы должны распределяться таким образом, чтобы стимулировать потребление широкими слоями национальной продукции.

Другую теорию, вскрывавшую экономические корни империализма, лежащие в самой капиталистической системе, предложил В.И. Ульянов (Ленин). В 1917 г. появилась его работа “Империализм как высшая стадия капитализма”. Ленин доказывал, что монополия есть естественный и неизбежный продукт развития капиталистического общества XIX в. Капитализм вступил в свою монополистическую стадию, когда монополизация определяет пути развития мира. Итак, монополизация это глобальный процесс. Ибо, 1). конкуренция приводит к монополии; 2) борьба монополий и необходимость крупных инвестиций приводит к сращиванию промышленного и финансового капитала, что ведёт к образованию финансовой олигархии; 3). финансовый капитал аккумулирует большие средства, ищет области их применения, что приводит к вывозу капитала за рубеж, который начинает превосходить вывоз товаров, т.е. финансовая экспансия приобретает главное значение; 4). союзы капиталистов делят мир на зоны приложения капитала, но начинают сталкиваться с трудностями в борьбе с конкурентами, т.к. уже сложились национальные колониальные империи; 5). поэтому грядет новый раздел мира, а т.к. развитие происходит неравномерно, раздел будет сопряжён с мировой войной. Итак, империализм по природе своей чреват войной, что есть прямая угроза миру из-за глобальности процессов и военно-технических возможностей. Однако, империализм создаёт глобальную экономику, более того экономику плановую (технологические причины и угроза кризисов). Более того, происходит проникновение государства в экономику. Таким образом империализм приводит к обобществлению экономики, но сохраняется аморальный характер капиталистического общества. Итак, с одной стороны рост обобществления, с другой нарастание аморализма, которое находит своё полное выражение в необходимости войны как единственного средства развития монополистического капитализма. Поэтому Ленин считал, что в тех условиях, когда империализм создал социально-экономическую базу социализма, в условиях развязывания войны пролетариат должен взять власть (осуществляя революцию) в свои руки, что будет менее болезненно для людей, чем защищать интересы лишь одного класса капиталистов, не получая ничего в замен.

Итак, таковы были два основных подхода экономической теории империализма. Сторонники иного подхода пытались обосновать, тезис «империализм не есть прямое порождение капитализма». Наиболее известная работа этого направления “Социология империализма” (1919 год) принадлежала перу Иозефа Алоиса Шумпетера. Германский исследователь в своих подходах отдавал дань социал-дарвинизму, и именно из природы человека (не общества) выводил неизбежность и нормальность войны. Он считал, что класс воинов является традиционной структурой общества и сообщает ему свои ценности и устремления. Во-вторых, монополии есть искажение природы капитализма, они есть порождение унаследованной от феодального порядка системы протекционизма и тарифов. В-третьих, империализм порождаем эгоизмом финансовой олигархии, которая суть атавизм феодализма. Таким образом империализм не есть нормальное развитие капитализма, а порождение случайного соединение милитаризма, монополии и финансовой олигархии. При устранении двух последних путём реформ в духе свободной рыночной экономики капитализм выйдет на магистральный путь своего развития.

Итак, новому этапу развития общества было дано наименование “Империализм”. Расширение экспансии и военной опасности волновало всё больше и больше людей, беда была в том, что некоторые из них переживали лишь о том, что их страна будет не готова для борьбы за раздел мира, а такие опасения раскручивали маховик милитаризма как всепроникающего фактора. Более того, он наложился на волну национализма, вновь поднявшуюся на рубеже веков. Уже ведя локальные войны за колониальную империю многие государства Европы вынашивали и планы передела континента.

Французы жаждали реванша и возвращения Эльзаса и Лотарингии, Австро-Венгрия готовилась к захватам на Балканах, Италия определяла, какие ещё итальянские земли она “забыла” отобрать у Франции и Австрии, Россия бредила черноморскими проливами, Германия мечтала о немецких кантонах Швейцарии, Бельгии, Дании, восточной Франции. . В 1904-1905 годах разразилась русско-японская война. Великие державы готовились, создавая Тройственный союз (1882 г.) и Антанту 1904 - 1907 гг.). В самом начале ХХ в. в Европе разразились империалистические войны. (Балканские 1912, 1913 гг.). Повсеместно осуществлялись программы перевооружения. В начале 1910-х годов начались поиски повода для войны, более всего в этом была заинтересована Германия, так как медлить с началом войны ей было нельзя, через несколько лет Антанта могла быть полностью готова к открытому противостоянию.

Удобный случай представился на Балканах, где тлела неразрешённая проблема Боснии и Герцеговины (ранее Австрия аннексировав эти земли, спровоцировала “боснийский кризис” 1908 - 1909 годов. Австрийского захвата не признали Сербия и сербское население Боснии.). 28.06.1914 произошло убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда Гаврилой Принципом из организации “Молодая Сербия”. 23 июля Австро-Венгрия предъявляет ультиматум Королевству Сербия. Германии начинает всячески подталкивать свою союзницу, начать войну, а Антанта, проявляет непоследовательность, то призывая Сербию проявлять твёрдость, то пойти на уступки Австрии. 28 июля Австро-Венгрия объявляет войну Сербии. 1.08. в ответ на мобилизацию в России Германия объявляет ей войну. 3 августа война объявлена и Франции, а 4 августа германские войска нарушив бельгийский нейтралитет вторгаются на её территорию и Англия объявляет войну Германии. Всего в I мировой войне приняло участие 33 государства, через армию прошло 70 млн. человек.

И хотя все страны, вступавшие в войну, заявляли лишь о защите Отечества, тем менее почти все они вынашивали захватнические планы. Австро-Венгрия мечтала покончить с Сербией и присоединить часть её земель и черногорские территории. Более того, «Восточная империя» была не прочь захватить и земли формально союзной Румынии. Мечтой австрийцев было присоединение российских польских и западных (украинских) земель.

Германия планировала захват Бельгии, Северо-восточной. Франции, Прибалтики, Причерноморья, Кавказа, Марокко, Конго. Мечтала перестроить послевоенную Европу в рамках т.н. “Срединной Европы”, а в Африке — создать непрерывный пояс своих колоний с севера на юг. Вынашивались захватнические планы по поводу земель на Ближнем Востоке и Китае.

Россия: предполагала получить Проливы, земли на Ближнем Востоке, остаток Польши, и Галицию.

Франция: сражалась за возвращение Эльзаса и Лотарингии, захват Саара, Рейнской промышленной зоны, мечтала о расчленении Германии на несколько государств, имела претензии на часть турецких и немецких владений.

Англия: вела войну за захват германских колоний, вытеснение Германии и Турции с Ближнего и Среднего Востока, продолжала “сомнительная” политику по отношению к России и Франции, желая уменьшить их возможности в получении земель, которые жаждали получить эти её союзники.

Учитывая то, что в предвоенное время было широко развито пацифистское движение и социалистическая антивоенная пропаганда правительства начали раздувать антивоенную истерию, сопряжённую с национализмом. Центральные державы вели войну под лозунгом защиты от русской агрессии и освобождения народов Российской империи от русского деспотизма. Этот тезис был хорошо воспринят населением, так как наложился на русофобию, бывшую фактом европейской политической культуры с начала XIX в.

Антанта заявляла, что вынуждена защищаться от германской агрессии и защищать европейскую цивилизацию от германского варварства. По миру покатился вал ксенофобии. Немецкие погромы произошли во Франции и России. Притеснения славян начались в Германии и Австро-Венгрии. Взлёт национализма наблюдался даже в невоюющих в США, именно в годы Первой мировой войны был взят курс на “100% американизм”.

Волны национализма не выдержали и пацифистское, и социалистическое движения. Большинство партий Второго Интернационала проголосовали за предоставление военных кредитов правительствам, во многих государствах левые партии заявили о “политике классового примирения”, а во Франции и Бельгии вошли в кабинеты министров. Таким образом была отброшена, как казалась, ранее сформулированная концепция пролетарского интернационализма: “в случае развязывания мировой войны рабочие партии должны призвать пролетариат всех стран всеобщей антивоенной забастовкой не допустить войну”. Это произошло по причине того, что интернационализм многих европейских левых партий давно был формальным из-за концепций “национального пути” к социализму путем реформирования капитализма, который объективно приводил к замене классового подхода националистическим. Далее всех в обосновании причин своей поддержки империалистической войны пошла Социал-демократическая партия Германии, заявившая: “Германия борется против русского царизма, за освобождение народов России и русского пролетариата от деспотизма”, то есть германский империализм выполняет освободительную и цивилизаторскую функцию.

Однако, сохранились пацифистские и интернационалистические левые партии: “большевики” и “меньшевики” России, Болгарская рабочая социал-демократическая партия(тесные социалисты), Социал-демократия Королевства Польского и Литвы, Польская социалистическая партия — левица, голландская, австрийская, сербская социал-демократия, германская группа “Спартак”, Независимая социал-демократическая партия Германии, революционные фракции социал-демократов ряда других стран — они выступали за рабочее давление на правительства с целью немедленного заключения демократического мира или превращения империалистической войны в гражданскую, то есть в мировую революцию.

Крах II Интернационала был закреплён прошедшими в 1915 г. раздельными конференциями социал-демократии Центральных держав и Антанты, которые вновь подтвердили лозунги “классового мира” и “защиты Отечества”. Но прошли конференции и антивоенных и интернациональных партий и групп (“Циммервальдское движение”), где высказана в том числе и идея об образовании III Интернационала. С рубежа 1915-1916 гг. нарастает антивоенное движение рабочих во всех воюющих странах, и левые партии отходят от “оборончества” и требуют демократического мира.

Уже осенью 1914 г. боевые действия велись в Северной Франции, на Балканах, в Закавказье и на Ближнем Востоке, на всей протяженности границы России и Центральными державами, в германских колониях в Африке и на Дальнем Востоке. Более того, зоной войны стал почти весь мировой океан, где германский подводный флот с 1915 г. начал неограниченную войну и против гражданских судов вне зависимости от их принадлежности.

Положение англо-французских войск было крайне тяжёлым, им пришлось уже защищать Париж и не допускать неоднократных попыток германцев захватить французские порты. Положение западных союзников в 1914 г. спасала Россия своими ударами в Восточную Пруссию и Галицию, оттянув германские дивизии с запада континента.

Провал «блицкрига», вызванный героической обороной англо-французских войск, ударами русской армии, (то есть Германии была навязана война на два фронта), массированным применением пулемётов и тяжёлых орудий, а так же малой эффективностью австро-венгерской армии, заставили германское командование перейти на Западном фронте к позиционной войне. Германия решила вывести из войны сначала Россию, и поэтому наиболее активные действия в 1915-1916 гг. велись на Восточном фронте и на Балканах. Войска Антанты на западе должны были сдерживаться техническими средствами (пулемёты, артиллерия, газы) и расстройством снабжения противника путём неограниченной подводной войны. В 1915 г. Россия потеряла Польшу и почти всю Прибалтику. Но удачи сопутствовали русской армии в Закавказье (в определённой степени этому способствовала помощь армянского населения Турции, однако, в ответ на это турецкое правительство начало политика геноцида армян.). Больших успехов центральные державы добились на Балканах, заняв территорию Сербии и Черногории и начав разгром войск Антанты, южных славян и Греции на территории последней. Успехом Антанты на этом театре военных действий можно считать переманивание Италии на свою сторону, но за счёт интересов Сербии. Германия попыталась компенсировать итальянский переход привлечением на свою сторону Болгарии (“Четвертной союз”). Однако последнее Антанта попыталась парировать вступлением в войну на её стороне Румынии (1916 г.).

В 1916 г. произошла некоторая стабилизация фронта на Балканах (в Греции и Румынии). На Западном фронте разгорелась длившаяся почти год “Битва за Верден”, где войска Антанты сдержали германское наступление, в том числе применением впервые танков. Пытаясь облегчить положение союзников русские войска пошли на не до конца подготовленный прорыв фронта (“Брусиловский прорыв”). Совершив прорыв фронта и вступив на территорию Австро-Венгрии, русская армия не смогла закрепить успех, не имея необходимой огневой поддержки и потеряв управление войсками. И хотя понеся большие потери российские части отступили, австро-венгерская армия оказалось почти разбита и её участки фронта, отныне страховали германские подразделения. Пытаясь вырваться в Северное море германский флот провёл Ютландское сражение, но немцев здесь ждало поражение, прорвать морскую блокаду не удалось. . В конце года мировая война приобретает повсеместно позиционный характер.

Пока Антанта и её противники истекали кровью, США пытались извлечь максимальную выгоду. Конгресс разрешил своим гражданам иметь дела со всеми воюющими державами. В Америку переплывал золотой запас европейских государств, но американское правительство не брезговало прибрать к рукам и территории своих друзей и укрепить свое экономическое присутствие в их “зонах влияния” и колониях. Однако в 1915 г. германские субмарины потопили ряд американских судов. Начинают расти антигерманские настроения. Американский президент В. Вильсон неоднократно предлагавший ранее свой план “За мир без победы!”, под давлением граждан и политических деятелей страны, начинает склоняться к возможности вступления в войну, тем более, что его миротворство вызвало недовольство всех воюющих сторон. В феврале 1917 года Германия возобновляет неограниченную подводную войну.

Революция в России вызывает рост антивоенного движения и опасения союзников, что новая Россия выйдет из войны. 6 апреля 1917 г. США объявляют войну Германии. Однако этот год не принёс успехов Антанте в Европе: провал русского наступления летом, разгром итальянской армии, а фронт на Апеннинах спасают русские и французские части. Ударом для Антанты стали выход России из войны и деморализующая роль “Декрета о мире”, предлагавшего покончить с империалистической войной, путём немедленного мира. Сепаратные переговоры Советской России с Четвертным союзом и Брестский мирный договор, создали опасность переброски части войск противника на Западный фронт. Желая не допустить этого, в декабре 1917 года Англия и Франция подписывают секретное соглашение о разделе зон влияния в России, с целью осуществления интервенции для продолжения войны на территории бывшей Российской империи и поддержки антисоветских властей, готовых продолжить сражаться с германцами. Удачнее для Антанты военная кампания семнадцатого развивалась в Африке и на Ближнем Востоке.

1917 — 1918 года поставили на повестку дня проблему заключения мира, причём здесь было два варианта — русский «Декрет о мире» и “14 пунктов В. Вильсона”, — которые несколько по-разному, но всё же старались достичь так называемого «демократического мира». («14 пунктов» В. Вильсона содержали предложения об открытом договоре о мире предполагавшем —свободное плавание в мирное и военное время; свободу торговли; контроль за национальными вооруженными силами на уровне не допускающим агрессии; свободный, открытый пересмотр колоний с учетом права народов; освобождение территории России и урегулирование в её интересах, право ей самой определить свой строй; восстановление Бельгии; возращение Франции Эльзаса и Лотарингии; исправление итальянской границы по этническому принципу; автономия народам Австро-Венгрии; восстановление Румынии, Сербии, Черногории, выход к морю для Сербии, балканское урегулирование; суверенитет для турок Османской империи, другим народам автономное развитие, свободу черноморских проливов для гражданских судов; восстановление Польши; создание Лиги Наций). Пока же империалистические группировки Антанты сопротивлялись планам да же Вильсона, «мирное урегулирование», как казалось, развивалось по сценарию Брестского и Бухарестского мирных договоров, навязанному России и Румынии.

.1918 год принёс: начало интервенции в России (март 1918 г.), мятеж “белочехов”; успехи немцев на Западе (весна-лето), и новую угрозу для Парижа. Однако к осени начинает ощущаться истощение ресурсов Германии. Германская империя приближается к роковой развязке “войны выигранных сражений и проигранной войны”.

Капитулируют Болгария и Турция, Румыния вновь переходит на сторону Антанты. Происходят революции в Австро-Венгрии и Германии. 11 ноября 1918 года стало днём окончание Первой мировой войны.

Первая мировая война наложила свой отпечаток на последующее развитие мира. Впервые в истории человечество понесло такие потери в ходе войны: за все Наполеоновские войны XIX века; европейцы потеряли 4,5 млн. мужчин, мировая война начала ХХ в. унесла жизнь около 8 млн. человек в Европе, а всего погибло до 10 млн. человек. Несколько десятков тысяч человек стали инвалидами. Более того, эта война сопровождалась преступлениями против мирных жителей и пленных, что европейцы уже считали невозможным для своей цивилизованности, которая, таким образом, оказалась под сомнением. Были применены средства массового уничтожения: отравляющие газы, авиация и крупнокалиберная артиллерия. Война стала носить пугающий технологический характер.

Война вызвала взлёт национализма по всему миру. Правда, в разных концах земного шара национальные доктрины и национализм имели различный характер и моральную окраску. Если ненемецкие народы Центральных держав и нетурецкие Османской империи боролись за свою независимость, да и вообще впервые становились субъектами истории, то в поведении ряда европейских и азиатских наций уже присутствовали тенденции к гонениям и даже геноциду по этническим и расистским основаниям. Война благотворно, в плане самосознания, повлияла на колониальные народы. Колонизаторы, наблюдаемые в своём “туземном состоянии” утратили в глазах небелого населения ореол победителей и суверенов. В результате приобретённого военного опыта африканцы и азиаты всё более начали осознавать себя самостоятельной расовой общностью; они обнаружили слабости и разобщенность белых людей и, что более важно, поняли важность организованного сопротивления. Окончание войны ознаменовалось образованием целого ряда независимых государств в Европе, новых государств в Азии, пока ещё зависимых, но ведущих борьбу за свободу от колонизаторов; активизировалась национально-освободительная борьба по всему миру.

Война повлияла на социально-экономическую ситуацию в Западном мире. Укоренился государственно-монополистический капитализм. Расширилась сфера применения государственного регулирования социально-экономических отношений.

Серьёзными были изменения в социально-политической жизни. Произошло повышение роли исполнительной власти. Приток женщин в экономику, ускорил процессы их социализации и способствовал продолжению их политической эмансипации. Происходит углубление “восстания масс”, то есть, убыстряется социализация широких слоёв населения и их превращение из пассивных исполнителей интересов “верхов” в активных участников. Возникло ожидание радикальных перемен, что А. Грамши назвал “социализмом военного времени”. Всё это, а так же влияние Великой октябрьской социалистической революции в России и последующих революций в Восточной и Центральной Европе, и Азии порождают феномен широкой демократии и демократии прямого действия. Происходит изменение понимания “демократии” в западной культуре как сочетания демократии политической и социальной. Конец 1910-х —начало 1920-х годов проходит под знаком событий, осознаваемых, иногда, как начало мировой революции. Вместе с тем в недрах социально-политических изменений периода Первой мировой войны и первых послевоенных лет, происходит зарождение тоталитаризма.

Мир вступает а новую эпоху своего развития.

<< | >>
Источник: БОБРОВ И.В.. КУРС ЛЕКЦИЙ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ. 1999
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме ИМПЕРИАЛИЗМ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МИРОВУЮ ИСТОРИЮ.:

  1. ДВИЖЕНИЕ ЛИТОВСКОГО КНЯЖЕСТВА НА ВОСТОК И ВЛИЯНИЕ ЕГО НА СУДЬБУ РУССКИХ КНЯЖЕСТВ, КАЗАЧЬИ ПОСЕЛЕНИЯ И ИСТОРИЮ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
  2. 15. Курение и его влияние на здоровье человека. Табачный дым, его составные части, влияние табачного дыма на окружающих (пассивное курение).
  3. История мировой культуры
  4. Теории империализма
  5. МИРОВАЯ ИСТОРИЯ В ДАТАХ 1918-2008 годы
  6. Глава VI. История Других Миров
  7. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  8. 12.1. Бюджет и его влияние на социально-экономические процессы
  9. Глава VII. История Других Миров
  10. 13. 1. Мировой финансовый рынок и его структура
  11. Послевоенный империализм
  12. 8 ВЛИЯНИЕ ОБЩЕСТВА НА РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО ПСИХИКИ
  13. 63. МЕСТО Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО В ИСТОРИИ РУССКОЙ И МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ