<<
>>

Хозяйственный и социальный строй городов

Положение других слоев населения, не принадлежащих к господствующему феодальному классу, юридически было не менее бесправно, чем положение крестьянства. Но на деле экономическая сила торговой буржуазии обеспечивала за ней растущее политическое влияние.

Центрами торговой буржуазии были крупные города, в пер­вую очередь, Эдо и Осака. В столице Эдо крупные торговые фирмы в наибольшей степени зависели от правительства. Это было одновременно источником их силы и слабости. Силы, потому что эти торговые фирмы завязали прочные связи со столичной администрацией и стали необходимым для нее по­ставщиков и кредитором, а слабость заключалась в том, что, зависимая от правительства, эдоская буржуазия не отлича­лась ни инициативой, ни стремлением к расширению своих политических прав.

Иная картина была в г. Осака, сохранявшем с XVI столе; тия некоторые традиции вольного города. В Новое время, в течение XVII—XVIII вв. Осака стал оплотом более самостоя­тельного купечества, готового отстаивать свои права и при­вилегии. Вскоре Осака стал главным центром коммерческой деятельности в стране. Там находились наиболее мощные ку­печеские объединения и основные склады товаров. Они при­надлежали не только купцам, но и феодальным князьям, сво­зившим в Осака всю товарную продукцию своих уделов: рис, шелк, лакированные изделия, бумагу и т.д. Хотя в это время основным мерилом ценности оставался рис, деньги тоже по­лучили значительное распространение. Князья, так же как и рядовые самураи, стремились обратить в деньги часть своих доходов. В силу этого особо важное значение приобрели опе­рации осакских скупщиков риса — оптовиков, вручавших дворянам деньги за отобранный ими у крестьян рис. Этим они избавляли благородное самурайство от всяких хлопот, унизительных с точки зрения феодального кодекса чести.

Финансируя князей в счет будущих рисовых поступлений, осакские оптовики оказывали сильнейшее экономическое давление на местных феодалов. И, хотя, как уже упомина­лось, законы Токугава предусматривали борьбу с роскошью и запрещали формально всем горожанам (в том числе и куп­цам) ношение шелковой одежды, золотых и серебряных ук­рашений, даже постройку домов более 2-х этажей, но на деле было иначе: богатство и предметы роскоши все более сосредо­тачивались в руках крупных купцов. Правительственные чи­новники даже не пытались этому воспрепятствовать.

Важной привилегией купцов, сохранившейся еще от пред­шествовавшего исторического периода, было право объеди­няться в гильдии, признанное за ними правительством. Иног­да эти гильдии образовывались механически из числа лиц одной профессии, типа цеховой организации ремесленников. Но наибольшим влиянием пользовались купеческие органи­зации, состоящие из купцов, торговавших одинаковыми ви­дами товаров или действовавших в одном районе. И если в отношении ремесленных цехов правительство осуществляло ' жестокие формы контроля и вмешательства, то по отноше­нию к влиятельным купеческим гильдиям оно допускало ряд льгот и во всяком случае остерегалось вступать в конфликт с ; организованными купцами, от которых зависело получение кредита. г

Положение ремесленников и прочих горожан было несрав- ' ненно хуже, чем положение купечества. Ремесленники были организованы в особые цехи (дза), построенные на началах монополии производства, наследственности ремесла и внут- , ренней иерархической структуры (мастер — подмастерье -г- I ученик). Правительство строго регламентировало деятель- | ность цехов и облагало ремесленников тяжелыми налогами. | По отношению к ним регламентации действовали полное- ч| тью, без изъятий. Правительственные чиновники считали | себя полными хозяевами над горожанами и позволяли себе \ любые беззакония. Немудрено поэтому, что городская бедно- | та постоянно выражала свое недовольство режимом Токугава I и присоединялась к крестьянским выступлениям против сё- / ] гуната. За один XVII в. произошло 463 восстания, причина^ | ми которых стали злоупотребления чиновников и самураев. ^ К горожанам принадлежала также прослойка лиц интелли- | гентного труда: учителей, врачей, художников. Главным 1

образом они были выходцами из феодального класса. В это вре­мя именно к ним стал применяться старинный термин «рони­ны». В период Токугава так стали называть самураев, утра­тивших вассальную связь со своими князьями и по сути лишившихся сословной принадлежности. Еще в 1615 г. Иэясу Токугава окончательно подавил сопротивление Хидэёри и его сторонников, заняв г. Осака. При физическом уничтожении противников, конфискации княжеств, казни и'перемещении князей на новые земли многие их вассалы лишйлись средств к существованию и превращались в скитающихся людей (т.е. ронинов). Во время Осакской компании было уничтожено око- \ ло 100 тысяч ронинов, но по всей стране их оставалось еще [ около 300 тысяч . Эти низшие слои самурайского сословия были } готовы принять участие в любом антиправительственном выс- I туплении. Они участвовали в крестьянских и городских вос- I станиях, становились пиратами, а какая-то часть устремля- ? лась в города и со временем приобретала профессию. Таким б образом, росла численность новых групп средних слоев город­ского общества, предшественников интеллигенции. Ронины, ставшие частью этой городской прослойки, изначально были противниками сёгуната. К тому же их основным заказчиком и } клиентом являлась городская буржуазия. Поэтому ронины под­держивали претензии буржуазии на самостоятельную поли­тическую роль в обществе, самоуправление городов и т.д. '( При этом Токугава имели и свою феодальную интеллиген- ' цию, являвшуюся проводником правительственной идеоло­гии. Буддийскому духовенству правительство не доверяло. ■> Военная и экономическая мощь буддийскцх монастырей была подорвана,, хотя буддизм продолжал оставаться самой распро­страненной в стране религией. За основу официальной пра­вительственной идеологии были приняты конфуцианские догмы, внушавшие народу необходимость жестокого само­ограничения- и фанатичной приверженности традиционным порядкам. Для их распространения требовались соответствен­но подготовленные люди и сёгунат нуждался в таких кадрах, использовавшихся также для борьбы с буддийским духовен­ством. Поэтому в Эдо образовался центр конфуцианской уче­ности, объединивший группу философов, литераторов и ис­ториков. В их задачи входило идейное обоснование устоев токугавского режима и поэтому они пользовались особым по­кровительством среди властей.

<< | >>
Источник: Под ред. Родригеса А.М.. Новейшая история стран Азии и Африки. XX век. В 3 ч. М.: Ч.1 - 368с.. 2001

Еще по теме Хозяйственный и социальный строй городов:

  1. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ СТРОЙ И СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ГОМЕРОВСКОГО ОБЩЕСТВА
  2. 1. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ ПЕРВОБЫТНЫХ ПЛЕМЕН
  3. Западные славяне в VI—XI вв. Расселение, хозяйственная жизнь, общественный строй.
  4. Социально-экономический строй.
  5. Социально-экономический строй Беотии
  6. Социальный и политический строй Швеции в XVII в.
  7. Социально-экономический и политический строй Персии
  8. Социальный строй микенского общества. Государство
  9. 3. Социально-экономический строй Ассирии и организация государства
  10. 2. Законы Хаммурапи. Социально-экономический и политический строй Вавилонии
  11. 3. Социально-экономический и государственный строй хеттского общества
  12. 2. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РОССИЙСКОГО ЕДИНОГО ГОСУДАРСТВА