<<
>>

Гражданская война и мир в России, 1918-1921

Границы Восточной Европы выкраивались не только усталыми версальскими миротворцами. Рубежи Советского Союза и Польши во многом определила кровавая гражданская война в России, разразившаяся летом 1918 года.
Это была война между большевистской Красной Армией и Белой гвардией; в последней были представлены совершенно разные политические силы, в том числе бывшая императорская армия, и которая получала военную помощь от европейских, американских и японских союзников.

После заключения в марте 1918г. Брест-Литовского мирного договора большевики столкнулись с тремя основными проблемами — внутренней политической оппозицией, которая к июлю 1918 г. взялась за оружие против большевиков; задачей распространения большевистской революции за пределы русских городских центров, таких как Петроград и Москва; и определением территориальных границ новой Советской республики и политики по отношению к нерусским национальностям. Это был серьезный вызов. В новой Советской республике царил экономический хаос. Красную Армию, в отличие от белой армии, Троцкому пришлось создавать почти с нуля. Он превратил ее из почти нерегулярного добровольческого объединения в высоко

дисциплинированную и эффективную армию, набранную по призыву. Контроль красных

офицеров над своими подчиненными был суров — согласно Троцкому, дисциплину «невозможно

поддержать без револьвера». 282 ГЛАВА?

У Красной Армии была ясная военная цель — установить Советскую республику. Чтобы добиться этого, был необходим контроль над железными дорогами и линиями коммуникаций и снабжения. Пропагандист Троцкий заявил профсоюзу железнодорожников: «Будущий историк скорее всего скажет: "железнодорожники спасли революцию" или "железнодорожники задушили революцию"». Белогвардейцы, напротив, были разбросаны по России, находясь под командова­нием разных военачальников, которые стремились к разным, часто противоречившим одна другой стратегическим целям, — генерала Антона Деникина, адмирала Александра Колчака, генерала Петра Врангеля и генерала Николая Юденича.

Гражданская война, дух которой столь хорошо был передан в романе Бориса Пастернака «Доктор Живаго» (запрещенном в России, но опубликованном по всему миру в 1954 г.), была тяжелой и кровопролитной и для солдат, и для мирных жителей. Чтобы одолеть противника и получить продовольствие, обе стороны прибегали к террору, что имело важные последствия для победоносного советского режима, создавшего ЧК — жестокую комиссию по борьбе с контрреволюцией. Согласно данным большевиков по Европейской России, ЧК только между янва­рем 1918-го и июлем 1919 г. расстреляла без суда около 9 тыс. человек и арестовала еще 90 тысяч. В ноябре 1920 г. завершающее красное наступление привело к победе над Врангелем в Крыму, и победа красных была обеспечена. Британский очевидец Артур Рэнсом, путешествовавший по России в ходе гражданской войны, ярко описал спешную эвакуацию врангелевских войск из Крыма. Они оставляли позади себя на милость Красной Армии «багаж, винтовки, пулеметы... неповрежденные танки, неповрежденные аэропланы» и казачьи войска.

Интервенции Франции, Британии, Соединенных Штатов, Канады и даже Японии на стороне белых было недостаточно, чтобы реально помочь белым, и вряд ли способствовала продлению гражданской войны.

Так получилось, что она лишь способствовала объединению русских. «Никогда державам Согласия не представлялась лучшая возможность», вспоминал Деникин, но «время шло, все хорошие слова были сказаны, а реальная помощь все еще не поступала». Иностранцам, застрявшим за линией фронта Красной Армии, пришлось несладко. Когда англичанин Джерард Шелли, находившийся в Москве под домашним арестом, попросил у советской власти продовольствия, ему ответили: «Не хочешь сдохнуть с голода, танцуй! В любом случае, одной английской собакой станет меньше!» Иностранная интервенция также оставила тяжелое наследство в международных отношениях: молодой Советский Союз продолжал опасаться западной интервенции. НОВЫЙ ПОРЗДОК? 1919-1929 283

Этот страх, впрочем, не был настолько силен, чтобы сдержать стремление большевиков вызвать революции в других странах. В 1919 г. они основали III Интернационал (Коминтерн), чтобы раз­жечь мировую революцию по русскому коммунистическому образцу. Он был прямым наследником II Интернационала, распавшегося в 1914 г., когда международная рабочая солидарность не устояла перед национализмом. Под руководством первого председателя своего Исполкома Григория Зиновьева Коминтерн был во многом орудием Советского Союза, и хотя включал в себя 44 коммунистические партии и союзные движения из более чем 50 стран, его работа определялась идеологией и международной программой Российской коммунистической партии. По всему миру на коммунистов стали смотреть как на предателей, на «пятую колонну»*, ждущую приказов Москвы.

Когда после 1924 г. коммунистическая волна в Европе спала, ослабла и власть Коминтерна. Его упадку способствовала и растущая сосредоточенность большевистской партии, стремившейся справиться с последствиями гражданской войны, на внутренних делах. По словам генерального секретаря Коммунистической партии с 1922 по 1953 г. Иосифа Сталина (настоящее имя — Джугашвили), грузина, родившегося в 1879 г., ее целью стало построение «социализма в одной, отдельно взятой стране». Сталина мало интересовал Коминтерн, если не считать его использования в целях усиления своей личной власти в стране и за границей. Коминтерн был распущен в 1943 г. по просьбе союзников России во второй мировой войне. К тому времени огромный рост советской военной мощи сделал ненужной помощь Коминтерна в реализации амбиций Сталина.

Бедствия гражданской войны изменили почти все стороны большевистской партийной жизни.

Безжалостное истребление оппозиции вне партии и все более недемократический характер самой партии, ставший очевидным еще при Ленине — к примеру, выборные партийные комитеты в войсках были полностью запрещены, — явились ценой, заплаченной за победу большевиков. В борьбе за нее большевистские вожди недооценили опасность авторитаризма и централизма. Не создав институционного оплота против авторитаризма — такого, как свободно избираемые национальные и местные властные структуры, — они укрепляли революцию, которая вскоре предаст тех рабочих и крестьян, которых должна была защищать. Впрочем, в 1921 г. суровая экономическая политика военного коммунизма уступила место

* Понятие «пятая колонна» появится лишь в конце тридцатых годов в связи с гражданской войной в Испании. — Примеч. пер.

так называемой новой экономической политике. Нэп представлял собой более либеральный экономический режим, но продержался он недолго.

Мир наступил, когда 18 марта 1921 г. в Риге Советская Россия подписала мирный договор с Польшей. Мировая и гражданская войны стоили России многих жизней, ресурсов, земель. На северо-западе Финляндия и балтийские государства Эстония, Латвия и Литва добились к 1919 г. независимости от России и организовали к 1920 г. демократические выборы. В других областях будущего Советского Союза «национальный вопрос» ставил большевиков перед дилеммой. Власть прежней Российской империи распространялась на множество разных народов, например украинцев, турок, азербайджанцев, якутов или бурят. Как теперь нужно было обращаться с ними? Ленин осторожно одобрил принцип самоопределения, который был выдвинут в написанной Сталиным, тогда еще народным комиссаром по национальным делам, «Декларации прав народов России» (15 ноября 1917 г.). Под лозунгом «национальное по форме, социалистическое по содержанию» она поощряла самосознание меньшинств, но отвергала их национальные, политические амбиции и требования самостоятельности.

Для марксистов классовые соображения были всегда важнее национальных, но стала ясна большевикам и опасность национализма рабочего класса — когда в 1920 г. Красная Армия вступила в Польшу, польские рабочие выступили против вторжения. Этот опыт также повлиял на отношение Советского Союза к Польше после 1944 года.

Среди остальных народов бывшей Российской империи наибольшую сепаратистскую угрозу представляла для большевиков Украина с ее собственной формой Советов — Радой, созданной в марте 1917 г. Украина осталась в границах ленинской Советской республики во многом потому, что более половины ее населения составляли русские и что ее крестьяне, как и повсюду, были более заинтересованы в приобретении земли, чем региональной автономии. Интеллектуалы часто жаловались на их равнодушие к националистическим призывам. В 1920 г. Михаилу Грушевскому, «отцу» украинского национализма и председателю Рады, разрешили вернуться из эмиграции, чтобы возглавить движение за украинский культурный прогресс*.

Для окружающего мира наиболее убедительным доказательством терпимости большевиков к национальным меньшинствам ста­* Грушевский вернулся в 1924 г., работал в Украинской АН. — Примеч. пер. НОВЫЙ ПОРВДОК? 1919-1929 285

ло создание в декабре 1922 г. Союза Советских Социалистических Республик (СССР), в котором советские республики России, Закавказья, Украины и Белоруссии (Узбекистан и Туркмения стали союзными республиками в 1924 г., Таджикистан — в 1929-м*) получали, казалось, равный статус. Новая Советская Конституция, принятая в июле 1923 г.**, учреждала Совет Национальностей. Впрочем, согласно историку Ричарду Пайпсу, внешняя приверженность большевиков правам меньшинств стала простой «витриной», когда революция и навязывание большевистского контроля уничтожили многие религиозные и культурные организации и независимые партии. Во второй половине двадцатых годов многие этнические группы ощутили себя в еще худшем положении, чем при царизме. Даже привилегированные белорусы и украинцы испытали репрессии, когда большевики поняли, что поощряемый ими национализм может обернуться против них. После же 1928 г. требования нового экономического курса, провозглашенного все более могущественным Сталиным и крайне отличавшегося от относительно либерального режима нэпа, положили конец тем немногим оставшимся свободам меньшинств в СССР. Сталинские пятилетние планы требовали коллективизации советского сельского хозяйства и массового строительства тяжелой промышленности. Коллективные хозяйства должны были кормить промышленных рабочих, тяжелая промышленность должна была выпускать машины для более эффективной работы сельских тружеников. Маркс не оставил никаких указаний коммунистам, от­носительно того, как планировать экономику такого типа, как хотел Сталин, так что тот проводил собственную политику, чтобы сделать СССР государством промышленных рабочих.

<< | >>
Источник: Бриггс Э., Клэвин П.. Европа нового и новейшего времени. С 1789 года и до наших дней / Пер. сантл.АА. Исэрова, B.C. Нестерова. — М: Издательство «Весь Мир», - 600 с.. 2006

Еще по теме Гражданская война и мир в России, 1918-1921:

  1. Мир и гражданская война
  2. Европейская гражданская война, 1914-1918
  3. Глава 6 Европейская гражданская война, 1914-1918
  4. 5.6. СССР в 1918-1941 гг.5.6.1. Гражданская война: основные этапы, последствия.Причины победы большевиков
  5. 5.6. СССР в 1918-1941 гг. 5.6.1 Гражданская война: основные этапы, последствия. Причины победы большевиков
  6. ГЛАВА 1. УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
  7. Глава 10 Налоговая система России в 1921—1932 гг.
  8. 5. ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1914-1918 гг.
  9. "ВОЙНА ИЛИ МИР"
  10. 5.6.2. Экономический и политический кризисы 1920-1921 гг. в Советской России. Переход от политики «военного коммунизма» к НЭПу. Сущность НЭПа
  11. 5.6.2. Экономический и политический кризисы 1920 -1921 гг. в Советской России. Переход от политики «военного коммунизма» к НЭПу. Сущность НЭПа
  12. Война с Турцией. Карловицкий мир.
  13. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
  14. 4. Гражданская война на рубеже веков.
  15. Холодная война и прочий мир, 1949-1962
  16. Гражданская война в Испании
  17. 75. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В США. РЕКОНСТРУКЦИЯ ЮГА
  18. Гражданская война
  19. ГЕГЕМОНИЯ СПАРТЫ. КОРИНФСКАЯ ВОЙНА И «ЦАРСКИЙ МИР» 386 г.
  20. Кризис в халифате и гражданская война VII в.