<<
>>

3. Демократия Су Чжи и генералы. Тан Шве

В дате ухода в отставку генерала Не Вина (8 августа 1988 г.) было нечто мистическое. Цифра 8 означала для буддистов, преж­де всего, восьмеричный путь к спасению и постижению ис­тины. Для большинства верующих эта дата была хорошим знаком к значительным переменам в стране, и эти измене­ния связывались с лучшими надеждами на будущее.
Август 1988 года для бирманцев стал критическим, он сопровож­дался массовыми волнениями и анархией. За считанные не­дели сменилось три президента. Это дало хороший повод генералам выступить в качестве гаранта порядка и целост­ности государства.

18 сентября 1988 года в результате военного переворота вся полнота власти перешла к группе высших офицеров вооруженных сил Бирмы во главе с Со Маунгом. Военное командование объявило, что высшим органом власти в стране является Государственный совет по восстановлению право­порядка (ГСВП). Все прежние государственные структуры распускались, в стране устанавливалось чрезвычайное по­ложение. Все движения были жестоко подавлены, армия открыто перешла к установлению военной диктатуры. Аб­солютное господство военных над обществом было установ­лено. В условиях полного контроля армии в стране генера­лы разрешили создавать политические партии и обещали провести в стране демократические выборы. Делалось это в целях успокоения политических страстей. Подготовка к вы­борам растянулась почти на два года, но за этот период произошли некоторые изменения.

Военные, объявляя об изменении политического курса, начали с официального названия страны. С 1989 года бир­манское государство стало называться Союз Мьянма (круп­нейшая этническая группа страны). Отныне столица Рангун стала именоваться Янгон. Остро стоял вопрос о формирова­нии политической структуры государства. Демократическое движение к началу выборов 1990 года имело свою организа­цию и своего лидера. Демократически настроенные политики создали Национальную лигу за демократию (НЛД). Генераль­ным секретарем ЦИК этой партии стала совсем еще никому не известная Су Чжи. За короткий срок она становится са­мым популярным в стране политическим лидером и глав­ным, самым опасным противником генералитета Мьянмы.

Су Чжи не собиралась заниматься политической деятельно­стью. Дочь легендарного генерала Аун Сана, с именем которого связано завоевание политической независимости, навсегда со­хранила память о своем отце и так же стала истинным патрио­том своей родины. Ее полное имя До Аун Сан Су Чжи. Ей было всего два года, когда погиб ее отец в возрасте 32 лет. Су Чжи осталась с матерью, которая занимала довольно высокие госу­дарственные посты, была даже послом Бирмы в Индии. Там она училась в индийском колледже, а затем в Университете. Су Чжи изучала политологию, философию и экономику в Оксфор­де, закончив его, работала в Секретариате ООН в Нью-Йорке. Вышла замуж в начале 70-х за английского специалиста по Тибету Майкла Эриса, имеет двух детей. После длительного отсутствия (жила за границей 28 лет) она приехала в Рангун, чтобы ухаживать за тяжело заболевшей матерью. Это был март 1988 года. Су Чжи не смогла остаться равнодушной к происхо­ди тлим событиям и активно окунулась в политические бата­лии. 26 августа она впервые выступила на митинге у буддийс­кой святыни — пагоды Шведагон, и сошла с трибуны уже популярным человеком.

Бирманцы оценили прямоту и бесстра­шие Су Чжи, ее ораторский талант и искренность. Борьба за реализацию идеи демократического переустройства страны ста­ли главной целью ее жизни. В период предвыборной кампании ей пришлось много ездить по стране и выступать на митингах и собраниях, иногда произносить более чем 3 речи в день. Она сумела завоевать небывалую в стране популярность. Это очень настораживало и раздражало генералов.

Военные власти не пожелали допустить участия Су Чжи в предстоящих парламентских выборах, которые были назна­чены на 30 мая 1990 года. Под предлогом нарушения зако­нов о чрезвычайном положении ее посадили под домашний арест. На выборах приняли участие около сотни различных политических партий. Пытаясь не допустить участия лидера национальной Лиги в предвыборной кампании, Государствен­ный совет рассчитывал передать власть Партии националь­ного единства (ПНЕ), отражавшей интересы военных. Одна­ко, несмотря на лишение Су Чжи права участвовать в выбо­рах, ее партия добилась поразительных успехов. НЛД завое­вала 80 процентов мест в парламенте, и формально она по­лучила право формировать правительство. Но избранный пар­ламент так и не приступил к заседаниям. Изолировав Су Чжи от внешнего мира, генералы заявили о том, что власть могут передать только сильному правительству, которое мо­жет быть сформировано лишь после принятия новой консти­туции страны. Это был повод к тому, чтобы выиграть время и укрепить контроль над страной. ГСВП не торопился при­ступать к выработке обещанной конституции.

Предвыборная кампания, которую проводила Су Чжи, име­ла некоторые особенности. Глубокие корни традиционализма и сильное влияние буддизма были характерными для обществен­ной жизни страны. Су Чжи хорошо использовала свои знания буддийской идеологии, быта и характера своих соотечественни­ков. Идеалом в своей политике она считала Махатму Ганди, и в основу своих политических действий она положила тезис о ненасилии и гражданском неповиновении. Ее политическая де­ятельность была высоко оценена, За ненасильственную борьбу за демократию и права человека в 1991 году Су Чжи была присвоена Нобелевская премия мира. Лично получить награду она не смогла, поскольку находилась в Рангуне под домашним арестом. Ухудшение состояния здоровья диктатора Со Маунга и его отставка в 19S2 году не принесли Су Чжи облегчения. Ей пришлось отсидеть шесть лет в полной изоляции от внешнего мира, но она не оставила политической деятельности. Новый глава ГСВП, старший генерал Тан Шве, который был замести­телем председателя Госсовета, не собирался делать Су Чжи послаблений в ее положении, хотя ее мужу и детям было раз­решено приезжать к ней. После снятия ареста в мае 1995 г. она не уехала в Лондон, а в 1996 году созвала конференцию НЛД, противостояние с военными продолжилось.

Су Чжи оказалась чрезвычайно опасным политическим противником для генералов, хотя в своей политической дея­тельности она допустила немало серьезных ошибок. Су Чжи — бескомпромиссный, решительный и энергичный политик.,Ее бескомпромиссность и настойчивость в достижении целей не давали ей возможности договориться с военными. Она избра­ла тактику давления на своих противников, а это приводило лишь к конфронтации. Прямолинейность и решительность Су Чжи в защите прав своего народа создавали чрезвычай­ную напряженность политических дискуссий, а политичес­кие действия приводили генералов в ярость. Ее муж в своей книге о Су Чжи отметил главную черту ее характера — бес­страшие. Эта достаточно молодая в политике женщина (свое 50-летие отметила под домашним арестом) смогла бросить вызов организованной группе властвующих генералов.

В порыве полемики и в стремлении решительно и быстро решить проблемы Су Чжи ставила неверные с точки зрения стратегии политические задачи и этим давала повод для нападок своим врагам. Одна из серьезных ошибок лидера Национальной лиги состояла в призыве к западным стра­нам и США к усилению экономических санкций и экономи­ческой блокады государства Мьянмы. Су Чжи рассчитыва­ла, что санкции ослабят диктаторский режим и власть во­енных. Ошибка состояла в том, что она призывала к санк­ция и против собственной страны и народа. Она отговарива­ла иностранные государства от инвестиций в экономику, противодействовала иностранным туристам, хотя туризм — важнейшая статья доходов страны.

В конце 90-х годов Национальная лига за демократию и ее лидер продолжили борьбу, хотя следует отметить, что ее накал, острота были уже сильно снижены. После ареста про­шло время, значительно остыли страсти, политическая ак­тивность упала. Госсовет во главе с Тан Шве стал проводить достаточно умеренную и гибкую политику, наметился суще­ственный поворот в экономической сфере. Однако дочь гене­рала не оставила поле политических баталий. Факт выезда для нее означал фактическое поражение. Госсовет предлагал ой покинуть страну с условием ее отказа от участия в поли­тической жизни страны. Борьба дочери генерала против ге­нералов в конце 90-х годов вступила в новую фазу.

Значительным изменениям подверглась экономическая Никитина. С начала 90-х годов страна развивается по пути рыночных преобразований. Открыты каналы поощрения биз­несу, частному предпринимательству. Военные пытались за­действовать рыночные механизмы и в целях оживления эко­номики создали благоприятные условия для роста иностран­ных инвестиций. Экономика в результате проводимой поли­тики либерализации стала более открытой. Военные власти выдали лицензии зарубежным инвесторам на осуществление различных проектов. Основными сферами вложений капита­лов из КНР, Таиланда, Сингапура, а также США, Великоб­ритании и Франции стали разработка нефти и газа, туризм и строительство гостиниц, сельское хозяйство и сфера услуг.

Военные объявили о том, что в Мьявме строится много­партийное демократическое государство с экономикой, ори­ентированной на рынок. Но, развивая частную инициативу, военная хунта установила жесткий контроль над финансо­вой и экономической деятельностью. Возглавляемые Тан Шве генералы обратились к опыту Индонезии и сделали попыт­ку создать в Мьянме военную экономику. Они образовали наиболее крупные банки и совместные предприятия в рам­ках самих вооруженных сил страны. Анализируя зги фак­ты, некоторые ученые стали называть новый формирующийся порядок «военным капитализмом». Крах правившего не­сколько десятилетий военно-авторитарного режима Сухар­то в 1998 году стал большим ударом по планам военных, которые намеревались выстроить экономическую и полити­ческую структуру по индонезийскому образцу.

В сфере экономики военные власти использовали также китайскую модель и опыт реформирования, которые стали основой экономических преобразований для сельского хозяй­ства. Среди важнейших задач начала XXI века, которые сфор­мулировал Тан Шве, повышение уровня сельскохозяйствен­ного производства считается главной. Это главная сфера заня­тости, где сосредоточено 80% населения. Земледелие состав­ляет основу экономики Мьянмы, служит стержнем всего на­родного хозяйства. С ориентацией на китайский вариант в деревне ведутся реформы, внедряются новые технологии, по­зволяющие не только увеличить урожай, но и собирать два и более урожаев в год. После глубокого упадка экономики в конце 80-х годов уже в начале 90-х положение выправляется. Международный валютный фонд оценивает прирост ВВП в конце 90-х годов в 5,5%, в в начале века он составил 7%. Начался постепенный процесс экономической стабилизации.

Военные Мьянмы продолжали укреплять свою диктату­ру, осуществляя законодательную, исполнительную и су­дебную власть. Глава Госсовета Тан Шве одновременно унас­ледовал посты премьер-министра, министра обороны, глав­нокомандующего и начальника генштаба вооруженных сил. Укрепляя централизованную власть, Тан Шве в то же вре­мя пытался найти компромиссные точки с оппозиционны­ми силами. Генерал считает, что переход к гражданскому и демократическому правлению возможен только при осу­ществлении нескольких этапов. Военные абсолютно увере­ны в том, что вооруженные силы будут осуществлять все функции государственной власти до тех пор, пока не будет сформировано гражданское правительство на базе новой конституции. Основная задача нынешнего этапа, по мне­нию генералов, состоит в укреплении обстановки мира и согласия в интересах дальнейшего развития Мьянмы. По­этому Государственный совет, выполнивший задачу воз­рождения законности и правопорядка, в 1997 году был преобразован в Государственный совет мира и развития (ГСМР). На данном этапе осталось завершить работу над конституцией страны.

По вопросам власти и проблемам дальнейшего пути разви­тия сложились принципиальные разногласия между генерала­ми и демократической оппозицией во главе с Су Чжи. Демок­ратическая лига настаивает на передаче выработки основного закона общественным организациям и парламентариям. В 2001 году Су Чжи вновь потребовала созыва парламента 1990 г., распущенного военными властями. Старшего генерала Тан Шве и его окружение это не устраивает, так как они хотят закре­пить в конституции особое место в политической системе за вооруженными силами. Возобновление диалога с представите­лями ЦДЛ по выработке конституции не дало никаких резуль­татов. Суть противоречий состоит в том, что Су Чжи настаива­ет на немедленном установлении в Мьянме режима демокра­тии. Тан Шве считает, что для этого необходимо создать поли­тические и экономические предпосылки. В 2003 году Тан Шве вновь согласился на диалог с Национальной лигой, но без Су Чжи. Для генералов она не простой оппонент. Военные отказывают ей в праве претендовать на руководящие посты в госу­дарстве. Стремление военных к полной изоляции дочери гене­рала и то давление, которое оказывают на нее, создают ей в Народе определенный ореол мученицы.

Следует иметь в виду, что в вопросе политического единства и отношения к демократическим силам Мьянмы военная хун­та не представляет монолита. В 2001 г. Тан Шве пришлось освободиться от шести членов Госсовета, нескольких мини­стров и командующих военными округами. Это была самая масштабная чистка в правящей верхушке государственного ап­парата. Военный глава государства считал, что политические колебания правителей, нарушающих единство, неприемлемы.

Тан Шве, связывая с армией процесс установления по­рядка, стабилизации и экономического развития, продол­жал укреплять и наращивать вооруженные силы. В начале XXI века Мьянма стала располагать самыми крупными на­земными силами в Юго-Восточной Азии. За последнее деся­тилетие численность армии возросла более чем в два раза. Закупка Мьянмой в 90-е годы китайского оружия для пере­вооружения увеличившейся армии вызвала у западных стран определенную озабоченность. Укрепление вооруженных сил не было связано ни с какими внешними угрозами. Армия превратила страну в полицейское государство, жестоко пре­секая деятельность оппозиции.

Главным приоритетом в политике генерала всегда было обес­печение единства и целостности государства. Потребовались годы, чтобы вернуть сепаратистские движения на легальную политическую арену. Генералам во главе с Тан Шве удалось заключить мир практически со всеми повстанческими органи­зациями и перевести их па легальное существование. Но нельзя забывать, что на территории Мьянмы находится часть так называемого «золотого треугольника» — одного из крупней­ших мировых центров наркобизнеса, неподконтрольного пра­вительству. Наркоторговцы не заинтересованы в полной ста­билизации политического положения в стране. Это было все­гда причиной острых, конфликтных ситуаций в пограничных районах и территориях нацменьшинств. Кареиы до сих пор не сложили оружия в борьбе за создание своего государства, хотя не ведут боевых действий. Установленный мир еще очень хру­пок, сепаратистские формирования по-прежнему вооружены, но нельзя отрицать, что обстановка существенно изменилась в сторону стабилизации. Многие районы, в которых велись боевые действия, стали открытыми для туризма. Политичес­кая стабильность в стране — это главный козырь военных. Во многом это, конечно, заслуга Тан Шве.. Человек, проявивший непоколебимую твердость в укреплении власти, оказался спо­собным идти на компромиссы и реально смотреть на процессы перспектив развития страны.

Время оказалось союзником военных и старшего генера­ла. С течением времени многие политические деятели, создававшие в Мьянме политическую напряженность, ушли с политической арены. Умер в декабре 2002 года генерал Не Вин, немного не дожив до 92 лет. Его роль при Тан Шве была сужена. Тот даже подвергал Не Вина домашнему арес­ту за попытку дестабилизировать обстановку в стране. Тан Шве, в отличие от своего предшественника Со Маунга, не испытывал к бывшему диктатору благоговения. В возрасте 90 лет умер У Ну, его политические организации перестали существовать, прекратило существовать его правительство, о создании которого было объявлено в дни переворота. Не вечен и Тан Шве, которому уже 70, и все чаще задумывает­ся о спокойной мирной жизни. Хотя он не курит, не пьет, поддерживает физическую форму игрой в гольф, однако про­блемы со здоровьем все-таки есть.

Тан Шве понимает, что рано или поздно, но власть все равно придется передавать гражданским лицам, и нельзя не видеть, что он постепенно, не торопясь, создает условия для этого перехода. На переговорах, которые постоянно вели во­енные представители с демократической оппозицией в лице НЛД, генералы вынуждены были пойти на определенные ус­тупки. Тан Шве в 2003 году заявил, что без перехода Мьянмы к демократии невозможно решить проблемы социально-эконо­мического развития. В целях умиротворения сторон он сказал также, что военный режим сможет передать власть гражданс­кому правительству через два-три года, т. е. в 2006 году. Од­нако, по всей вероятности, Тан Шве мало верит, что немед­ленное демократическое устройство страны способно сохранить мир и удержать противоречия под контролем.

Существенные изменения произошли и во внешней поли­тике. Сущность этих изменений состоит в том, что Мьянма отказалась от политики самоизоляции, которую проводил режим Не Вина. Сделать это тоже удалось не сразу. Мьянма традиционно придерживалась независимой политики непри­соединения. Для внешней политики характерен буддийско-изоляционистский курс с его пассивностью, невмешатель­ством в дела других стран. Для Мьянмы нужно было под­держивать отношения со всеми странами, но особенно важ­ным для Мьянмы стало развитие отношений с Китаем и

Индией. С конца 90-х годов развиваются экономические, по­литические и военные связи страны с Китаем. Китай стано­вится главным экономическим и политическим партнером, на который ориентируется современная Мьянма.

Активизировались двусторонние связи страны с Таилан­дом, Сингапуром, Малайзией. В 1997 году Мьянма стала пол­ноправным членом АСЕАН, что укрепило ее внешнеполити­ческий статус и содействовало ослаблению давления со сторо­ны Запада. В том же году Мьянма присоединилась к группе экономического сотрудничества ряда стран Южной и Юго-Во­сточной Азии: Бангладеш, Индия, Шри-Ланка, Таиланд. Тан Шве прилагает усилия для нормализации отношений с США и другими государствами Запада. Западные страны сделали ставку не на военную хунту, а на демократическую оппозшгию — Национальную лигу за демократию во главе с Су Чжи. Изоляция лидера НЛД вызвала негативную реакцию в Ва­шингтоне. США ввели запрет на экономическую помощь и на новые американские инвестиции, а также ввели ограничения в торговле. Политическая и экономическая изоляция сказа­лась на Мьянме весьма негативно. Вот почему Тан Шве пред­принимал попытки поиска новых партнеров и союзников. Длительная изоляция Мьянмы от мирового рынка вызвала критику со стороны многих стран Запада. Очень возможно, что в 2004 году произойдет полная ликвидация экономичес­кой блокады и нормализация отношений с Западом. Янгон осудил теракты против США, вместе со странами АСЕАН Мьян­ма на саммите в Брунее приняла решение о сотрудничестве в борьбе против терроризма в регионе Юго-Восточной Азии.

Тан Шве выступает за развитие дружественных отноше­ний с Россией. Заключено соглашение о военно-техничес­ком сотрудничестве, предусматривающее закупку самолетов «МиГ-29». В России учатся в технических вузах студенты из государства Мьянма. Подписано соглашение о помощи России в строительстве в Мьянме научно-исследовательско­го центра ядерной энергетики, двух лабораторий и пр. На­мечаются хорошие перспективы налаживания взаимодей­ствия в рамках АСЕАН.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 3. Демократия Су Чжи и генералы. Тан Шве:

  1. § 3. Формы демократии. Референдум как одна из форм политической демократии
  2. РУССКАЯ КАМПАНИЯ: "МОИ ГЕНЕРАЛЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЮТ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ВОЙНЫ"
  3. 2. ВОЦАРЕНИЕ ДИНАСТИИ ТАН (618-907)
  4. 7. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА IX в. И КРАХ ДИНАСТИИ ТАН
  5. Всекитайская империя Тан. Завершение процесса феодализации.
  6. Расцвет империи при династии Тан (618–907)
  7. Глава VI ВОССТАНОВЛЕНИЕ И РАСЦВЕТ ИМПЕРИИ: ДИНАСТИИ СУЙ И ТАН
  8. § 7. Демократия
  9. Вопрос 34 ДЕМОКРАТИЯ
  10. Модели демократии