<<
>>

2. Борьба за власть и исламизм в период 2 и 3 республик.

Судейман Демюрель. Военный переворот и принятие консти­туции Турции в 1961 году открывают начало второй турецкой республики. Комитет национального единства после созыва Учредительного собрания и создания коалиционного прави­тельства сложил свои полномочия.
Большинство мест в пар­ламенте и правительстве принадлежало Народно-республикан­ской партии, что определило дальнейший ход и характер пре­образований новой власти. Конституция 1924 года была от­менена, а новая конституция объявляла Турцию «нацио­нальным, демократическим, светским, социально-правовым го­сударством». В конституцию вошли важнейшие принципы за­падного демократического устройства. В конституции вводи­лось разделение властей — независимых друг от друга зако­нодательной, исполнительной и судебной. Законодательная власть принадлежала Великому национальному собранию Тур­ции, которое состояло из сената и национальной палаты. Ис­полнительная власть осуществлялась президентом и ответ­ственным перед ним премьер-министром, и советом министров. Важнейшей особенностью новой конституции следует считать утверждение многопартийной системы, провозглашение права на создание политических партий, органов печати. Следует также обратить внимание на четвертую главу конституции, которая предусматривала меры по соблюдению революцион­ных законов, принятых в годы становления Турецкой респуб­лики, для достижения турецким обществом уровня современ­ной цивилизации и защиты лаицизма. Конституция предус­матривала отказ всех партий и организаций от использования ислама в политических целях. Мусульманские общества и орга­низации, деятельность которых противоречила конституции, были поставлены вне закона. Таким образом, конституция оговорила основные принципы развития республики на доста­точно длительную перспективу и определила пути демократи­зации страны на основе западного образца. Президентом стра­ны был избран бывший генерал Гюрсель, премьер-министром стал лидер НРП Иненю.

Расширение прав и свобод граждан согласно новой кон­ституции привело к бурному развитию общественной жизни, к формированию плюралистической структуры. Создание мно­гопартийной системы для Турции обернулось обострением по­литических противоречий и созданием дополнительных про­блем в борьбе за власть. Военным удалось пресечь развитие усиливающихся противоречий между Народно-республиканс­кой и Демократической партией. Что касается последней, то она была запрещена, а политической наследницей ДП стала возникшая на ее базе Партия справедливости (ПС). Обе партии, являясь основными претендентами в борьбе за власть, постепенно воспринимали западные правила демократичес­кой игры и уже не повторяли печальный опыт конфронтации предыдущего десятилетия. Смена правительств проходила без силовых приемов. В 1965 году на выборах более половины голосов получила Партия справедливости, и был создан од­нопартийный кабинет во главе с Сулейманом Демюрелем.

Политический взлет С. Демюреля был обеспечен ростом его влияния в политических кругах турецкого общества.

Он родился в 1924 г. в деревне Центральной Турции, полу­чил диплом инженера строительного факультета Стамбуль­ского технического университета. Находился на стажиров­ке в США, служил в армии. Занимался строительством пло­тин, ирригационных сооружений и систем электрификации.

Некоторое время преподавал в Средневосточном техничес­ком университете. Политическую деятельность начал с уча­стия в организации Партии справедливости в 1961 г. В 1964 г. его избрали Генеральным председателем партии, а в 1965 г. он становится премьер-министром правительства. Политическая жизнь С. Демюреля была непростой, но он всегда проявлял достаточно гибкости и стойкости в резких поворотах его политической судьбы.

В то же время формирование много партий ной системы привело к возникновению партий исламистского и фунда­менталистского толка, группировок правого и левого дви­жения. Политическая либерализация легализировала дея­тельность анархистов и террористов, особенно среди моло­дежи. Вооруженные акции террористов принимали в конце 60-х годов массовый характер. Возможность для легаль­ной деятельности получили экстремистские мусульманские организации, националистические группировки и фашис­ты. В борьбу за власть начинает включаться Партия спа­сения Неджметтина Эрбакана, которая пугала обывателей рабством и зависимостью от западных держав. Она высту­пила против «вестернизированной» буржуазии, призывала к сближению с исламскими странами, имеющими с Турци­ей историческую, культурную и религиозную близость. Ак­тивизировались Партия националистического движения (ПНД) во главе с бывшим полковником А. Тюркешем. Партия была основана в 1958 г. и до 1969 г. именовалась Республиканская крестьянско-национальная партия, пред­ставляющая интересы националистических, происламских и профашистских кругов турецкого общества. ПНД в сво­ей программе националистические идеи сочетала с разного рода исламистскими и пантюркистскими концепциями. Про­возглашая ислам как источник силы турецкой нации, партия выступала за создание сильной единоличной влас­ти как радикального пути лечения «больной* турецкой демократии. Созданные ею отряды боевиков, «серые вол­ки», организовывали террористические акты в Турции и за ее пределами.

Политическая ситуация осложнялась легализацией деятель­ности левых политических партий. Рабочая партия Турции была основана в 1961 году, запрещалась и вновь создавалась в 60-е и 70-е годы. Партия строила различные конструкции ♦народного социализма», * демократического» или «турецкого социализма». Коммунистическая партия Турции (КПТ) нахо­дилась в нелегальном положении с 1921 года. Деятельность левых и экстремистских политических партий и организаций создала политическую нестабильность, которая привела Тур­цию к новому, уже второму системному кризису.

Партия справедливости С. Демюреля па выборах 1969 года вновь получила большинство в меджлисе и право фор­мировать правительство. Но политическая ситуация ослож­нялась тем, что в ПС произошел раскол. Крайне правое крыло образовало самостоятельную партию, которая стала называться Демократической партией, так же как при Мен-дересе. Правительство Демюреля оказалось в неустойчивом положении. Наконец, внутриполитическое положение обо­стрилось в связи с выступлением левых сил Турции, кото­рые перешли к осуществлению своих экстремистских за­мыслов методами террора, ограбления банков, захвата за­ложников. Возникший кризис требовал от правительства срочного принятия решений для нормализации положения в сфере экономики, а также принятия мер по обузданию политического экстремизма. Однако правительство было не в состоянии этого сделать, оно перестала контролировать положение в стране. Полиция не справлялась с ростом эк­стремистских проявлений, ростом стачечного и забастовоч­ного движения. Развитие страны подошло к тупиковому состоянию.

Спасло положение вмешательство армии в политическую жизнь страны. В марте 1971 года командование вооружен­ных сил Турции обнародовало меморандум, в котором отме­чалось, что страна ввергнута в анархию, что вооруженные силы готовы выполнять миссию защиты Турецкой респуб­лики и принять участие в управлении страной. Правитель­ство Демюреля было арестовано, затем отправлено в отстав­ку. В начале апреля было введено чрезвычайное положение, неоднократно продлевавшееся, начались массовые аресты, стали работать военные трибуналы. Закрыты все левые га­зеты и журналы, запрещена Рабочая партия Турция, экст­ремистские организации и группы.

Главное отличие событий 1971 года от военного переворо­та 1960 года состояло в том, что военные, приняв участие в управлении и наведении порядка, затем составили гражданс­кое правительство. Однако 70-е годы не стали стабилизирую­щими. Постоянные расколы и слияния в ведущих политичес-ких партиях страны, чехарда правительств, которые меня­лись одно за другим, свидетельствовали о шаткости полити­ческого положения Турции. Попытки создать коалиционные правительства в составе двух основных партий не дали ре­зультатов. Лишь в 1974 году новее коалиционное правитель­ство было сформировано из представителей четырех партий (ПС, ПНС, РПД, ПНД). Премьер-министром Турции вновь стал лидер Партии справедливости Сулейман Демюрель.

Коалиция данных партий была не случайной. Кризис 70-х годов привел к серьезной перегруппировке политичес­ких сил и созданию новых политических партий. Обращает внимание рост исламских и националистических партий и организаций, которые оказывают все большее влияние на политическую жизнь страны. В 1972 году была создана Партия национального спасения (ПНС), опиравшаяся на клерикальные круги, которая выступила за расширение роли ислама в общественно-политической жизни страны. Про­грамма партии содержала требование отказаться от трак­товки лаицизма как атеизма. Лидер партии профессор Н. Эрбакан выступал с резкой критикой прежних прави­тельств, превративших Турцию в слепое «оружие Запада». Протестуя против дальнейшей европеизации страны, лидер исламистов высказывался против использования иностран­ного капитала, «капитала неверных». Республиканская партия доверия (РДА), так же созданная в 1972 году, стала результатом многочисленных расколов и слияний полити­ческих партий, включая НРП. С парных дней существова­ния она находилась на позициях крайнего национализма.

В основном политическая обстановка в 70-х годах была некоторым повторением 00-х. Но были существенные черты, которые отличают эту историческую ситуацию от предыду­щий. Во-первых, наметились существенные изменения в эко­номической политике правительства С. Демюреля. Прави­тельством была разработала программа стабилизации эконо­мики и ее либерализации, интеграции в мировое экономичес­кое хозяйство. Процесс интеграции и открытости экономики поставил вопрос о радикальном пересмотре стратегии эконо-

мнческого развития. Необходимо было переходить к рыноч­ному хозяйству, к ликвидации государственных монополий и государственного диктата. Демюрель не успел осуществить задуманные преобразования, а обострение политического кри­зиса привело к краху всех намерений правительства. Сила политического духа Демюреля состояла в том, что, несмотря на поражения, он вновь возвращался на высшие посты госу­дарства, предлагая демократические программы. Во-вторых, к концу 70-х годов Турцию захлестнула новая волна поли­тического экстремизма и терроризма, которая не могла идти ни в какое сравнение с экстремистскими выступлениями про­шлых лет. Выступления экстремистов выходили за консти­туционные рамки, она развертывали движение, направлен­ное на совершение государственного переворота. В-третьих, в тот период четко наблюдался реальный рост фашистской опас­ности и коммунистической угрозы. Социальное напряжение подходило к своей высшей точке.

События конца 70-х годов подвели страну к военному перевороту. 12 сентября 1980 года вновь была совершена попытка остановить исламизацию турецкого общества. Ак­тивно в этом направлении действовал генерал Кенан Эврен, начальник генерального штаба, который отстранил прави­тельство С. Демюреля и принял меры по организации новой власти. Армейское руководство создало из командующих войск и шефа жандармов «Совет национальной безопаснос­ти», который сразу уже ввел в стране чрезвычайное положе­ние. Во всех военных переворотах Турции прослеживалась одна закономерность — осуществив захват власти, военные по мере возможности ликвидировали прежнюю государствен­но-административную и политическую структуру, и пытались начать политическое развитие страны с «чистого листа». Груп­па высших офицеров Совета распустила парламент, запрети­ла все политические партии и общественные организации. К. Эвреа, запретивший функционирование ряда религиозных экстремистских партий, обратил внимание турецкого обще­ства на то, что «главную угрозу Турции представляет не ком-мунизм, а мусульманский фундаментализм». Началась рас­права не только с террористическими организациями и их лидерами, по и с представителями многих либеральных, де­мократических и левых сил. Десятки депутатов парламента оказались на скамье подсудимых. Действительно, внешне ме­нялось многое, однако политические и социальные процес­сы, которые составляли основу общественного развития, из­менить в одночасье было невозможно, поэтому армия не раз вмешивалась во внутренние дела страны.

Определяя сущность переворотов, прежняя советская ис­ториография всегда отрицательно относилась к любым во­енным диктатурам. Военные перевороты действительно со­провождались антиконституционными актами, однако фак­тически они совершались для сохранения демократии и сво­боды граждан, для создания условий совершенствования то­варно-рыночных отношений в стране. Весь процесс демок­ратизации в Турции проходил очень сложно и болезненно. Вот почему в течение двух десятилетий турецкой армии при­шлось трижды выходить из казарм и брать власть в свои руки. Так было в I960, 1971, 1980 годах. Примечательно, что армейские чины недолго оставались у власти, передава­ли ее гражданским лицам. Так произошло и на этот раз.

Под надзором военных в октябре 1981 года созван кон­ституционный парламент из 160 членов, который должен был подготовить новую конституцию и новый закон о выбо­рах. В сентябре 1982 года после референдума была утверж­дена новая конституция. Военный переворот и новая кон­ституция 1982 г. открыли историю третьей турецкой рес­публики. После принятия конституции Турции и выборов президента военные ушли в казармы. Армия, по мнению генералитета, выполнила свою миссию. В результате госу-дарственного переворота военным удалось приостановить ис-ламизацию страны и общества.

В конституции третьей республики имели место значи­тельные изменения и отличительные черты. Прежде всего, новая конституция значительно усилила исполнительную власть по сравнению с властью законодательной и судебной. Увеличились полномочия президента, который получил до­полнительное право назначать новые парламентские выбо­ры. Меджлис, как и прежде, становился однопалатным, се-нат упразднялся. Все это говорило о том, что в новой респуб­лики был взят курс на «направляемую» демократию. Соглас­но новой конституции, на выборах 1983 года президентом страны па семилетний срок избран бывший генерал Кенан Эврен, а пост премьер-министра Турции занял Тургут Озал. Из вновь созданных 13 партий были допущены к выборам только три. Военным удалось достичь полной стабилизации и политической сфере и оттеснить действия националисти­ческих, исламских, экстремистских и левых сил. Как пока­зали события, армия выступила гарантом европеизации ту­рецкого общества. В двух конституциях 1961 и 1982 гг., принятых после первого и третьего переворотов, была под­тверждена верность властей принципам Ататюрка, и предот­вращались возможности участия во власти исламистских партий и их лидеров. На парламентских выборах победу одер­жала, созданная Т. Озалом под контролем военных Партия Отечества набравшая большинство голосов. Партия верного пути, созданная С. Демюрелем в 1983 г., только начинала набирать голоса избирателей. Значительный вес в обществе имела Социал-демократическая народная партия.

Нельзя сбрасывать также со счетов партии, которых не допустили к парламентской коалиции и которые оказались за бортом официальной политики. Постепенно набирали силу и влияние исламские фундаменталисты и их Партия спасе­ния, руководимая Н. Эрбаканом. Она стала именоваться после переворота Партией благоденствия или «Рефах парти­ей», выступала за создание государства исламистов и нахо­дила большую поддержку у религиозных слоев населения. Кроме данных партий существовали другие цроисламские и националистические организации. Изменила свое название, во не менял» своей фашистской сути Националистическая трудовая партия А. Тюркеша, которая стояла на фланге панисламистских и фундаменталистских сил. В ее исламис­тских и фундаменталистских лозунгах провозглашалась цель воссоздания Османской империи под эгидой «конфедерации тюркских государств». Таким образом, осуществив конт­роль над стартовыми позициями политических партий, во­енные предоставили процесс управления государством в руки светских политических организаций и гражданских лиц.

Т. Озал и его правительство объявили о проведении поли­тики примирения основных политических сил, пытаясь дос­тичь мира и устойчивого политического фронта, обеспечив возможность осуществления необходимых преобразований в экономической сфере. Без этого невозможно было говорить о процессах создания цивилизованного государства. Политика Т. Озала осуществлялась с учетом позиций исламского фун­даментализма и процессов роста их влияния и укрепления позиций. Пытаясь увеличить степень своей популярности в обществе, Т. Озал часто обращался к лидерам исламистских партий и верующим. По его мнению, ислам являлся связую­щим фактором, когда речь шла о единстве народа. Т. Озал стал первым премьер-министром, который совершил хадж в Мекку. После того как Т. Озал сменил генерала К. Эврена на посту президента республики, роль исламистов значительно повысилась, что создало вскоре определенные сложности в политической ситуации в стране. Т. Озал открыто использо­вал ислам в политических целях, и фактически при нем начался новый виток исламизации.

В 80-е годы обозначилась новая экономическая стратегия, которая реально стала внедряться с середины 80-х годов. В

1982 году Т. Озал реанимировал и расширил программу Су-леймана Демюреля об экономическом возрождении страны. В

1983 году появился так называемый «Пакет экономической стабилизации», который предусматривал широкий круг ме­роприятий в сфере экономических преобразований. Эти мероп­риятия проводились и направлялись с помощью МВФ и МБРР. Экономическая политика, которая проводилась в 80-х и в начале 90-х годов включала следующие направления преобра­зований, которые вывели страну из крайней отсталости. Во-первых, происходил постепенный отказ лидеров власти от прежней трактовки этатизма и осуществлялся поэтапный пере­ход к рыночной экономике и созданию конкурентоспособного частного производства. При этом был избран курс поддержки крупного капитала. Задача состояла в том, чтобы создать ус­ловия активизации крупных собственников, которые прину­дили бы и приспособили деятельность мелких предпринимате­лей к требованиям современного производства. Главным в по­литике Т. Озала, а затем в 90-е годы президентства С. Демю­реля, была забота о привлечении инвесторов в экономику и обновлении капитала старых отраслей. Большие льготы пре­доставлялись тем, кто создавал совместные предприятия и тем, кто применял новые технологи. Постепенно была ликви­дирована монополия государства на производство всех видов продукции. Во-вторых, курс на либерализацию экономики и приватизацию государственного имущества стал главным на­правлением в политике правящих партий. По закону о прива­тизации 1986 года, в частную собственность стали переда-ваться некоторые предприятия госсектора. В то же время сле­дует заметить, что приватизация не затронула ключевые стра­тегические отрасли хозяйства. Проводившиеся реформы по­требовали немалых жертв со стороны турецкого народа, но они, видимо, были необходимы. Если с конца 70-х годов Тур­ция находилась в глубоком экономическом кризисе, в 80-е годы она совершила подлинный взлет своего хозяйства. В-третьих, этап либерализации экономики вывел инициаторов реформ на необходимость осуществления открытости экономики и ин­теграции ее в мировое экономическое пространство. Ориента­ция на мировое хозяйство потребовала активизации, прежде всего, экспортных отраслей и осуществления мер, направлен­ных на обеспечение конкурентоспособности национальных предприятий. Государство стало поддерживать те отрасли, ко­торые в возрастающем объеме производили продукцию на экс­порт. В-четвертых, Турция всегда была аграрной страной, по­этому реформы не могли пройти мимо преобразований в сельс­кой местности. «Зеленая революция* осуществлялась путем ограничения крупного землевладения, и за счет освободив­шейся земли ею наделялись малоземельные крестьянство. Пра­вительство увеличило площади сельскохозяйственных угодий, увеличило площади орошаемых земель. Правительством при­няты меры по модернизации сельского хозяйства, прежде все­го по электрификации деревни. В 80-е годы электричеством пользовалась только половина деревень, через двадцать лет, к началу XXI века, почти все сельское хозяйство было электри­фицировано. Все это позволило поднять сельское хозяйство почти на 50%. Страна полностью добилась самообеспечения продовольствием.

Наконец, немалую роль в процесс технического перевоо­ружения внесла армия, которая всегда в Турции была пред­метом особого внимания. С помощью НАТО было налажено производство истребителей-бомбардировщиков, танков, ра­кет. Являясь членом НАТО, Турция получала значитель­ную помощь от Соединенных Штатов для создания мощ­ных вооруженных сил, которые должны были соответство­вать современному уровню. По объему оказанной помощи Турция в 80-90-е годы занимала третье место после Израи­ля и Египта. В 1985 году было создано управление военной промышленностью. Последовала ликвидация государствен­ной монополии на производство оружия, и к нему стали привлекать частный и иностранный капитал. В соответствии с планом модернизации вооруженных сил, промышленность не только участвовала в решении задач модернизации своих вооруженных сил, но значительную часть продукции осу­ществляла на экспорт. Военная промышленность стала глав­ной наукоемкой отраслью в Турции.

Именно в 80-е годы формируется «турецкая модель» со­циально-экономического и политического развития. К на­чалу 90-х годов Турция в значительной степени изменила свой облик, она превратилась в индустриально-аграрную стра­ну. Корректировка экономических преобразований в ука­занном направлении позволила осуществить скачок в эко­номическом развитии. Среднегодовые темпы промышленно­го производства в год возрастали на 7,5%. Резко возросла доля промышленности в экспорте. Стал заметен рост кон­курентоспособности турецких товаров на мировых рынках. Экспортная продукция возросла более чем в четыре раза. Доход на душу населения вырос в 1995 г. до 2,5 тысячи долларов, а в 1981 году он составлял около 1,3 тысячи. Однако вскоре эйфория бурных экономических успехов сме­нилась некоторым недоумением и разочарованием.

Т. Озал, будучи президентом в 1989—1993 гг., продолжил экономические реформы в стране. Не все социально-экономи­ческие преобразования проходили гладко, не все удалось про­вести в жизнь. Даже несмотря на явные успехи в экономике, решение многих преобразований наталкивалось на сопротив­ление сторонников консервативной части политических ли­деров. На рубеже 80-90-х годов обострилась политическая борьба между традиционными соперниками — Партией оте­чества во главе с Т. Озалом и Партией верного пути, руково­димой С. Демюрелем. После переворота военные власти зап­ретили С. Демюрелю заниматься политической деятельнос­тью, и он в течение долгих семи лет находился в полной изоляции от общественно-политической жизни, но офици-альные лидеры партии не скрывали, что ею фактически ру­ководит С. Демюроль. С отменой ограничений, по результа­там проведенных в 1991 году досрочных парламентских вы­боров, победу одержала Партия верного пути, ее лидер С. Де-мюрель стал премьер-министром. Это было третье по счету правительство, которое возглавил Демюрель. С поста пре­мьер-министра его дважды свергала армия, он находился в политической изоляции, и, пережив превратности судьбы, он а который раз возвращался в большую политику.

Весной 1993 года неожиданно скончался Т. Озал, кото­рого в стране считали «отцом перестройки». Парламент Тур­ции подавляющим большинством избирал девятым прези­дентом Турецкой республики С. Демюреля. В соответствии с законом он оставил пост премьер-министра и генерально­го председателя ИБП, стал надпартийным президентом рес­публики. Новый президент проявил себя человеком широ­ких демократических убеждений. На пост премьера оп выд­винул кандидатуру декана экономического факультета Стам­бульского университета, женщину, доктора экономических наук 'Гансу Чиллер. Впервые за всю историю Турции прави­тельство возглавила женщина. За сильный характер и волю ее называли «железной леди» Турции по аналогии с М. Тэт­чер в Великобритании, но иногда более ласково — «ртать», за теплоту души. Несмотря на то, что ее протежировал С. Де-мюрель, она обязана сама себе стремительным восхождени­ем к вершине политической власти. Она владела несколь­кими языками, к 30-ти годам имела ученую степень докто­ра экономических наук. В семье Чиллер двое детей.

Экономический рост в начале 90-х годов несколько замед­лился. Это было вызвано многими причинами. Выросший государственный долг, который в 1995 году составил небы­валую сумму — 70 млрд долларов, тяжело сказался на госу­дарственном бюджете страны. Обслуживание долга требова­ло 6 млрд долларов ежегодно. Тяжелую ситуацию в экономи­ке создавали возрастающие военные расходы, война с курда­ми и война в Персидском заливе нанесли ущерб в миллиар­дах долларов. Но главное заключалось в другом. Экономи­ческие успехи требовали подкрепления дальнейшими рефор­мами, которые приостановились в результате сопротивления исламистских, националистических и консервативных кру­гов. Страна вступила в период некоторого застоя. На этом фоне шло дальнейшее развитие инфляции, относительное снижение зарплат работам и служащим. Отмечен значитель­ный рост безработицы, которая достигла 5 млн человек.

Правительство С. Демюреля, а затем Т. Чиллер пыта­лось продолжить развитие преобразований в стране. Поли­тические лидеры страны понимали необходимость дальней­шего углубления реформ, но путь либерализации и реформ оказался слишком трудным для Турции. Новый премьер в 1994 году выдвинул программу продолжения экономичес­ких реформ на качественно новом уровне: развитие нацио­нальной экономики должно идти с уклоном взаимосвязей Восток — Запад. Т. Чиллер выступила инициатором «паке­та мер по экономической стабилизации». Партия верного пути и другие демократические силы поддержали продол­жение экономических реформ либерализации.

Тансу Чиллер предложила реформы дальнейшей прива­тизации государственного сектора, ограничения силового го­сударственного регулирования экономикой страны. Однако методы приватизации государственной собственности подвер­гались резкой критике и сопровождалась ростом недоволь­ства. Процесс сопротивления экономическим и политичес­ким реформам исходил, прежде всего, от тех, кто пребывал в плену многих заветов и принципов политики Ататюрка, а также социал-демократических идей, которые в условиях Тур­ции выглядели вполне современно и прогрессивно. С другой стороны, сопротивление исходило от консервативно настро­енной массы граждан, которую пытались возглавить разного рода религиозные политические деятели и экстремисты, ис­пользуя идеи ислама, пантюркизма и национализма.

В 1894 году Т. Чиллер предприняла попытку изменений статей конституции, направленных на демократизацию стра­ны. Эти меры поддержали демократические силы и те, кому надоела негласная власть генералитета. Чиллер убеждала, что общество настоятельно требует демократического пере­смотра конституции 1982 года, которая, как известно, была выработана турецкими генералами, осуществившими воен­ный переворот. Чиллер приложила максимум усилий, чтобы в стране была принята пятая конституция. В октябре 1995 года она предприняла попытку сформировать однопартийное правительство, но действия премьер-министра вызвали про­тест и возмущение. Вспыхнули массовые забастовки на пред­приятия Е госсектора, под лозунгом защиты низших соци­альных слоев общества исламисты устраивали провокации и уличные беспорядки. Доверие к правительству падало. Мас­совые митинги проходили под лозунгом: «Правительство в отставку, Тансу — в Америку!». В воинских частях объявля­ли боевую готовность. Возникла критическая ситуация.

Президент С. Демюрель и политические лидеры, прини­мая решение о ликвидации кризиса, объявили в 1995 году о создании коалиционного правительства в составе Партии вер­ного пути и Народно-республиканской партии, в которую вошли также, на основе решений объединительного съезда, социал-демократы. Своим составом новый политический ка­бинет во главе с Чиллер подчеркивал, что реформы в стране будут продолжены, но более взвешенно и с учетом негатив­ных последствий, имевших место при проведении либерали­зации экономики. Правительство Чиллер не принимало ни­каких мер для ограничения роста влияния исламских партий и исламских движений. Чиллер нередко обращалась за помо­щью к влиятельным шейхам страны. Кроме того, стремясь не вызвать реакцию у военных, и у тех, кто считал этатизм основой политического курса, правительство заявило, что бу­дет неукоснительно следовать принципам Ататюрка. Нужно заметить, что принципы этатизма и лаицизма к тому времени уже по-разному трактовались политическими партиями. По-литические лидеры приспосабливали идеи Ататюрка к своим политическим лозунгам. Надеясь получить мандат на даль­нейшее проведение реформ, лидеры правительственной коа­лиции объявили о проведении внеочередных парламентских выборов. Однако эти меры не принесли ожидаемых результа­тов. Правительственный кризис преодолен на был, а резуль­таты выборов были совершенно неожиданными.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 2. Борьба за власть и исламизм в период 2 и 3 республик.:

  1. 1. Алжир в борьбе за независимость. Национализм и исламизм.
  2. 4. Исламизм и власть в современном Алжире. А. А. Бутерфлика.
  3. ТУРЦИЯ: ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА И ИСЛАМИЗМ
  4. АЛЖИР: ИСТОРИЯ БОРЬБЫ С ИСЛАМИЗМОМ
  5. 3. Исламизм и политическая борьба в Турции на совре­менном этапе. Р. Т. Эрдоган.
  6. 7. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Народной Республикой Албанией, Народной Республикой Болгарией, Венгерской Народной Республикой, Германской Демократической Республикой, Польской Народной Республикой, Румынской Народной Республикой, Союзом Советских Социалистических Республик и Чехословацкой Республикой. («Варшавский договор»)
  7. 1. Саудиды в борьбе за власть.
  8. 2. «Культурная революция» п борьба за власть в Ки­тае.
  9. 1. Политическая борьба в Ираке. БААС у власти
  10. 3. Борьба за власть в Исламском государстве Афганис­тан.
  11. Вопрос 58. Периоды изменений в Китайской республике
  12. 24. Федеративная Республика Германия в послевоенный период. Как проходил подъем?
  13. Г. МОРГЕНТАУПолитические отношения между нациями. Борьба за власть и мир