<<
>>

1. «Белая революция» хана Реза Пехлеви.

Правление шахиншаха Мохамеда Реза Пехлеви, находившегося у влас­ти в послевоенный период, сложилось для него не очень сча­стливо. Роскошная жизнь шахского окружения и всей иран­ской элиты требовала огромных средств, а источники их по­лучения были весьма ограничены.
С другой стороны, усиле­ние социальной поляризации общества, обнищание значи­тельной массы иранцев порождали стремление к протесту и приводили к неустойчивости политического режима и влас­ти самого монарха. Шахиншаха совсем не устраивало чрез­мерно медленное развитие страны, законодательное огра­ничение его власти и особенно рост демократического дви­жения, которым ознаменовалось начало правления Пехле­ви. В 1951 году Реза Пехлеви попытался разогнать медж­лис, но попытка оказалась настолько неудачной, что его личная жизнь была поставлена под угрозу. Реза Пехлеви пережил два покушения, а в 1953 году, после попытки пере­ворота, вынужден был покинуть страну и пробыть за грани­цей около двух лет. За время его отсутствия страной управ­ляло правительство доктора М. Мосаддьша, лидера полити­ческого блока партий Национального фронта (НФ), создан­ного в ходе очередной кампании по выборам в меджлис.

Политический конфликт между блоком партий НФ и шах­ским двором подвел к перевороту, в котором участвовали не только опора шахского режима — армейские генералы, но и особую активность проявило ЦРУ, сыгравшее решающую роль в подготовке путча. Правительство Мосаддыка было низло-жено, в страну вернулся Реза Пехлеви. Новое правительство генерала Захеди, решая внутренние проблемы, укрепляло во­енно-политический союз с западными странами, прежде все­го, с Соединенными Штатами. Этот союз имел также военно-экономический аспект, который определил развитие экономи­ки страны в системе мирового хозяйства. В 1955 году Иран присоединился к Багдадскому пакту, а в 1959 году заключил американо-иранское военное соглашение.

Возвращение иранского шаха на родину ознаменовало пе­реход власти к так называемой «белой революции», кото­рая, по замыслам побывавшего на Западе Пехлеви, означала политику создания условий для резкого рывка Ирана в ранг высокоразвитых государств мира. Идея «белой революции» не появилась как «открытие» шаха Реза Пехлеви. Ей пред­шествовала глубокая идеологическая и культурная полеми­ка между сторонниками различных путей развития Ирана. В 60-70-е годы шла острая идейная борьба между сторонника­ми западного пути иранского развития (»западники») и сто­ронниками антизападной концепции, считавшей опору на национальный опыт единственным вариантом изменений и реформ. Вокруг вопроса об отношении к «вестернизации» в эти годы развернулась идеологическая борьба, ставшая од­ним из факторов формирования в стране революционной си­туации. Предлагались различные рецепты перехода страны к современному государству, и, несмотря на многие специфи­ческие черты различий между ними, основной водораздел идей­ных противоречий лежал между теоретиками, ориентиро­вавшимися на Запал, я сторонниками сохранения религиоз­ных народных традиций. Формирование идеологических пред­посылок революции явилось существенным фактором уско­рения дифференциации в обществе по проблемам пути иранс­кого развития я реформ «белой революции».

В 60-е годы появилось немало различного рода теорий антизападного толка, отстаивавших идеи «культурного на­следия» и «особого исторического развития» страны. В нача­ле 60-х годов пользовались популярностью антизападничес­кие идеи Джелала Ахмада, утверждавшего, что только воз­рождение политической роли раннего шиизма может привес­ти к ликвидации катастрофической отсталости и деградации Ирана. Военный переворот должен вернуть, по замыслам ав­тора идеи, шиитскому духовенству контроль над народом и государством и тем самым избавить иранцев от всех суще­ствующих невзгод. Его книга «Западничество» (1962 г.) была отнесена шахскими спецслужбами к категории «особо опас­ных для существующего режима». Д. Ахмад был не един­ственным, кто увязывал будущее своей страны с исламскими позициями.

Среди светских исламистов выделяются книги по исламе* кой тематике Мехди Базаргана. Книга, вышедшая в свет в начале 60-х годов, «Граница между религией и политикой», посвящена интерпретации ислама как религиозной идеоло­гии, которая не должна носить откровенно политического характера. М. Базарган пытался поставить религию на службу развитию капитализма, но лишенному пороков современного буржуазного общества. Возврат к истинному исламу — это возвращение к равенству и справедливости («тоухидный ис­лам»). Революционный переход к исламу может осуществить прогрессивная интеллигенция, способная правильно интер­претировать Коран. Возврат к исламской идеологии для Ба­заргана — это возврат и утверждение национальной культу­ры, основ национальной самобытности иранского народа. Идеи другого светского исламиста Али Шариати слишком далеко зашли влево. Он представлялся как религиозный идеолог леворадикального типа, которому совсем не были чужды идеи «социализма» и бесклассового общества.

В 60-е годы иранская общественная мысль была занята интенсивной разработкой концепции историко-культурной са­мобытности Ирана, его взаимоотношений с западным и вос­точным мирами. В предреволюционные годы иранское обще­ство находилось в мучительном поиске теоретических и прак­тических вариантов дальнейшего развития иранского госу­дарства. Реза Пехлеви поручил придворным философам и идеологам начать разработку философских основ «револю­ции». В таких условиях любые оппоненты официальной иде­ологии воспринимались как идеологические противники мо­нархического режима и становились объектом репрессий — от домашних арестов до казни. «Белая революция» шаха Реза Пехлеви укрепляла «западников», но в то же время практическое внедрение основных идей «шахской революции» создало условия для тех, кто поддерживал программу созда­ния «исламского государства».

Являясь «западником», иранский шах считал возможным приспособить технологию Запада к культуре иранской циви­лизации, то есть создать своеобразный синтез Запада и Восто­ка. Эти идеи нашли отражение в его книге «К великой циви­лизации». Утопизм его многих воззрений (особенно идея «ве­ликой цивилизации») находил воплощение в практике эконо­мических и социальных реформ, поэтому с крушением иллю­зий рушилась его «революция», так же как и монархия. Прак­тическое воплощение западнических идей, особенным обра-зом интерпретированных шахиншахом, стало осуществляться с периода официального признания «революция 6 бахма-на» (26 января 1903 года). В этот день был проведен рефе­рендум по поводу реформ «белой революции». С этого момента началась методическая ликвидация всех оппозиционных сил и утверждение личной власти Реза Пехлеви.

Установление режима личной диктатуры шах осуществлял

путем постепенных ограничений конституционных сво­бод внесением нужных монарху изменений в текст консти­туции и усилением власти аппарата насилия и принужде­ния. Получение права роспуска парламента шахом оконча­тельно лишило меджлис возможности быть оппонентом шах­ской власти. Парламент утратил свое значение и оказался под постоянной угрозой роспуска.

Шахиншах, решая задачи укрепления единол:пшой влас­ти и «белей революции», стремился ликвидировать сложив­шиеся внутренние противоречия и попытался сделать это ре­формами «сверху». Восточный монарх выдвинул идею созда­ния в Иране великой Цивилизации и был намерен за 10 лет превратить Иран в крупную, развитую страну. По мнению самого иранского диктатора, это ему почти удалось. Комп­лекс реформ, осуществленных в Иране, был направлен на ускоренное развитие экономики Ирана, на создание проза­падных экономических и политических структур и превра­щение страны в ведущее государство Среднего и Ближнего Востока. Новая прозападная политика провозглашала цель превращения Ирана в «ближневосточную Японию».

Государство в лице монархии выступило как регулирую­щее начало, что отчетливо проявилось в реализации иранс­ким шахом пяти пятилетних планов экономического и со­циального развития, через которые прошла страна с 1949 но 1978 г. Иранский шах укреплял и развивал крупнока-питалистический уклад, поддерживал промышленные груп­пы и объединения, крупный банковский капитал. Он по­кровительствовал крупному частному национальному ка­питалу, усиленно приглашал иностранных инвесторов к со­зданию производств со смешанным капиталом. В этом пла­н« сам шах был примером реализации такой политики, он являлся крупнейшим олигархом страны. Шахская монопо­лия в виде Фонда Пехлеви — «королевского домена» — представляла собой крупный сложнейший по структуре кон­церв. Но следует обратить внимание, что крупная промыш­ленная и банковская буржуазия, выросшая в период шахс­кой политики, вскоре стала тяготиться шахским режимом и в канун революции не скрывала враждебного отношения ни к шахской монополии, ни к самой шахской власти.

Аграрная реформа, осуществленная «белой революцией»-, была направлена на ликвидацию отсталости и средневековых порядков в сельском хозяйстве. В Иране 90 процентов всех земельных угодий принадлежало шаху, крупным собственни­кам — шахским приближенным, вождям племен, высшему духовенству, которые составляли всего 1 процент населения. Аграрная реформа началась в 1962 году с ограничения земле­владений. Земли, свыше 500 га, выкупались государством, которые затем продавались малоземельным или безземельным крестьянам. Крестьяне имели возможность выкупить земли в течение 15 лет. Шахиншах сам демонстративно отказался от 10 тысяч деревень и продал их государству. Основная задача реформы состояла в переводе сельского хозяйства в русло ка­питалистических отношений. В определенной степени это уда­лось. В стране появились капиталистические хозяйства, по­явился класс собственников, ведущих самостоятельное мел­котоварное хозяйство. Однако этот процесс проходил очень трудно и болезненно. Значительная масса землевладельцев не сумела перестроить свои хозяйства в условиях рыночной эко­номики, разорялась, пополняя ряды рабочих, безработных и люмпенов. В сельском хозяйстве «белая революция» создала дополнительные проблемы. Радикальная перестройка земель­ных отношений привела к резкому сокращению производства продуктов питания. Бели в 60-е годы Иран полностью обеспе­чивал себя продукцией сельского хозяйства, то в 70-е годы сельхозпродукцию пришлось ввозить из заграницы.

Одна из важнейших целей «белой революции» состояла в осуществлении индустриализации страны, модернизации про­мышленности. Этот процесс стал возможен за счет увеличив­шихся потоков нефтедолларов. Повышение цен на нефть в 1973 году позволило иранскому шаху более чем вдвое увели­чить объем ассигнований на индустриализацию страны. После национализации собственности англо-иранской нефтяной компании Иран стал одним из крупнейших нефтепроизводи-телей в мире. Он занял четвертое место после Саудовской Аравии, СССР и США. 70-е годы были отмечены в сфере экономики особым динамизмом, высокими темпами роста его экономического потенциала. По темпам роста Иран опере­жал многие государства Азии. Шах пошел по пути закупки промышленных заводов на Западе, западными фирмами осу­ществлялось строительство многих предприятий. Однако но­вые отрасли промышленности, созданные а годы «индустри­ализации», лишь привязали экономику Ирана к Западу а его интересам. Началось массовое вторжение западных струк­тур в экономику, социальную и культурную жизнь Ирана.

Формирование и развитие капиталистических отношений в Иране все крепче привязывали страну к мировой капита­листической системе. Процесс модернизации не мог не со­провождаться нарушением привычного образа жизни и по­явлением атрибутов западной цивилизации в быту, образо­вании, воспитании. Мусульмане с ужасом взирали па чуж­дые им порядки, привнесенные с западных стран. Для боль­шинства это означало нарушение религиозных, культурных, этических традиций, на которые всегда опиралось нацио­нальное сознание правоверных мусульман.

Шах пресекал всякие попытки сопротивления и оппози­ции, считая осуществление своей политики правильной. С помощью ЦРУ и израильской разведки «Моссад» шахская тайная полиция САВАК по своим методам расправы стала одна ли не самой страшной репрессивной организацией из Когда-либо существовавших в мире. Эта организация состо­яла из профессиональных работников по слежке и уничто­жению политических противников. За один лишь год, пред­шествовавший революции, погибло около 60-ти тысяч че-век. Шахский режим превратился в одну из самых кровя­ных диктатур мира. В своих действиях диктаторский ре­жим опирался на мощную армию, которая усилиями шахс-кого режима вошла в десятку главных военных держав мира. Армия, насчитывавшая 400 тысяч человек, прекрасно эки-пированная, являлась лучшей на Ближнем и Среднем Вос­токе. Иранский шах всеми силами проводил в жизнь свою мечту о превращении Ирана в ведущую страну в обширном азиатском регионе. Шах был одержим идеей превратить Иран в пятое по своей военно-экономической мощи госу-дарство мира. США вооружили иранскую армию американским оружием, модернизировали военно-морской флот, ВВС, вооружили специальную имперскую шахскую гвардию в со­ставе 20-ти тысяч человек. Шахом постоянно проводились в армии чистки, чтобы избежать возможной измены и из-менений политической ориентации.

Шахская революция восстановила против себя много­численные слои иранского общества. В социальном плазе оппозиционные шахскому режиму силы группировались вок­руг оппозиционно настроенной и экономически сильной круп­ной буржуазии, которая выдвигала в процессе революции достаточно умеренные лозунги. Главным требованном бур­жуазных либералов стало соблюдение в стране конституции 1906 года. Выросшая окрепшая либеральная буржуазия и буржуазная интеллигенция не ставили задачи ликвидации монархического режима, а лишь стремились к ограничению его единоличной власти. Буржуазно-либеральная оппозиция была представлена двумя организациями: Движением за сво­боду Ирана (ДСИ) и Национальным фронтом. Движение за свободу Ирана было создано при активном участии Мехди Базаргана, бывшего до этого одним из лидеров Националь­ного фронта (НФ). Неудачи НФ в борьбе против шахской диктатуры привели его к мысли о необходимости заключе­ния союза с духовенством, результатом чего явилось обра­зование ДСИ. Созданная партия М. Базаргана ставила за­дачу объединения усилий светской и религиозней оппози­ции, отражала интересы в основном умеренной части круп­ной и средней буржуазии. Партия ограничивалась лишь тре­бованием восстановления принципов конституции 1906 года, предусматривавшей участие духовенства в структуре госу­дарственной власти. Низведение шаха до роли конституци­онного монарха представлялось для умеренной части бур­жуазии и духовенства достаточным компромиссом между капитализмом и традиционализмом.

Особую социальную силу представляло духовенство, кото­рое сумело использовать демократический настрой всех соци­альных сил — верующих мусульман, студенчества и интел­лигенции, крестьянства и рабочих — в целях создания теок­ратического государства. В условиях растущего недовольства шахскими преобразованиями радикальная часть духовенства не создала собственной политической партии и разделяла взгляды Хомейни, добивавшегося ликвидации монархии и замены ее теократической диктатурой богословов. Аятолла боролся за утверждение норм и принципов ислама во всех областях жизни иранского общества. Хомейяи выдвинул уто­пическую идею вернуть Иран к раннеисламскому обществу с доминированием традиционных мелкотоварных отношений и безраздельным господством исламской теологии.

Что касается левого движения, то Народная партия Ира­на (НПИ) была подвержена таким сильным жестоким реп­рессиям, что существенного воздействия на происходящие события оказать не могла. Мелкие левые группы также не играли в Иране особой роли. Левые организации и группы были раздроблены, обвиняли друг друга в оппортунизме и левом экстремизме. В среде левого движения преобладали независимые марксисты, маоисты, федаины освобождения, муджахеддины. В студенческой среде получили распростра­нение идеи Троцкого, Че Гевары, Р. Дебре и пр. В своих действиях левые организации опирались на студенческие вы­ступления и забастовочное движение рабочих.

Среди факторов, которые привели к формированию предпосы­лок революции, значительное место занимала диктаторская по­зиция шаха в отношении политических партий и политических группировок. Шах счел нужным учредить в стране двухпартий-ную систему с соответствующими парламентскими фракциями. При этом их деятельность должна была строиться на платформе поддержки основных принципов «белой революции». Шах по­нимал необходимость создания политической партии, которая могла бы стать пропагандистским ядром его политики. Попыт­ки создания «шахской» партии относятся к 1963 году, когда на основе группировки иранских интеллектуалов было заявлено о создании партии «Иран новин» (Новый Иран). Лидер партии Хасан Мансур сформировал правительственный кабинет, боль­шинство членов которого составили представители партии. Партию «Иран новин» называли «партией его величества». Ру­ководство провинциями и генерал-губернаторствами осуществ-ляли, как правило, члены этой партии. В 1973 году она насчи-тывала почти 1 миллион человек из представителей различных слоев населения. Шах пытался как можно больше привлечь на свою сторону подданных и сделать их единомышленниками. На арену политической борьбы партия вышла с лозунгами индустриализации и реформ. В том же году возобновила свою деятельность проправительственная партия «Мордом», которая объявила своей целью участие в осуществлении реформ монархии. Партии не пользовалась особой благосклонностью у монарха, поэтому занимала значительно меньшее количество мест в административных государственных структурах.

Эволюция взглядов иранского шаха шла в направлении отхода от двухпартийной системы к однопартийной. Шахс-кие теоретики пришли к выводу, что в процессе реформ Иран­ское общество стало уже обществом национального согла­сия и это согласие противоречит многопартийности. В мар­те 1975 года Реза Пехлеви дал указание о создании единой партии. На основе партии «Иран новин» была создана «Партия возрождения иранской нации», или коротко, «Рас-тахиз». Официальным днем рождения партии считается съезд 1 мая 1975 года, на котором присутствовало около 5 тысяч человек. Этому событию придавалось особое значение и рек­ламировалось с большой помпезностью. Лидеры всех про-шахских партий и организаций заявили о приверженности Новой партии, которая фактически стала уже движением. В Иране под флагом «белой революции* (но милее всего шаху была формулировка «революция шаха и народа») объединя­лись все подданные. Являясь невероятным деспотом, шах опирался на прекрасно организованный аппарат насилия, который создавал видимость единства в обществе. Искусст­венный и насильственный характер правительственных мер по созданию условий для единоличных действий диктатора не мог пройти бесследно, хотя шаху казалось, что с оппози­цией покончено.

В назревавшей революции особую активность проявляли Представители мелкой буржуазии, мелких собственников, ремесленников, крестьян, фанатично верующих, но не на­шедших места в политике шахского режима. Эта неоргани­зованная масса людей сыграла в будущей революции значи­тельную роль. В Иране пробуждался «базар» — огромная, бесчисленная масса торговцев, разных по богатству — от владельцев лавок вплоть до водоносов и торговцев дровами. В прошлом базар был сосредоточением всей экономической жизни и, нередко волнения базара приводили к смещению с поста государственного деятеля, вызвавшего недовольство торговой буржуазии, а то и к смене правительства. Базар стал той неорганизованной социальной силой, которая ока­залась способной к оказанию давления на шахскую власть и ее политические структуры.

Однако единственным местом, где сохранилось право выс­тупать против иранского «деспота», были мечети, являю­щиеся священными для каждого мусульманина. Шахский режим недооценил роль и значение духовенства в жизни иран­цев. Пытаясь ослабить духовенство, шах лишил их много­численных привилегий, собственности, осуществив секуля­ризацию из земель, вакуфов и т. д. Вожди шиитского духе­венства становятся лидерами антишахского движения и пользовались значительным повышением роли исламских традиций в обществе. Дело в том, что идеализация ислама в социальной жизни была связана с усилением террора в .стра­не, наводнением чуждой идеологии и порядков, приводив­ших в шок фанатиков мусульманского образа жизни. Тради­ции иранского общества стали противопоставляться запад­ным, прежде всего американским, принципам. Демократиза­ция страны, ликвидация монархии, ликвидация американс­кого засилья могли разрешиться только революцией. В усло­виях жесточайшего террора и тотальной слежки демократи­ческая революция постепенно поднимала исламский флаг.

Иран — исламская страна, в ней насчитывалось 80 тысяч мечетей и 200 тысяч священнослужителей. Местами объедине­ния антишахского движения стали мечети, которые шах не осмелился трогать. В своих проповедях, содержащих резкую критику шахского режима, лидеры исламских общин опира­лись на фанатизм верующих, направляя его на организацию антишахских выступлений. Видными лидерами нового исламс­кого движения стали такие богословы, как аятолла Хомейни, Али Шариати, Махмуд Телегани, Махди Базарган. Духовен­ство выступило главной движущей силой революции. Аятолла Хомейни нашел необходимые лозунги, поднимавших мулл, шейхов и верующих на борьбу с шахским диктаторским режи­мом. «Имамы нашей революции были солдатами», «Ислам — религия борцов, требующих справедливости, — звучали при-зывом к борьбе против шахской диктатуры. Исламскими ло-зунгами духовенству удалось поднять основную массу иранцев на демократическую революцию, которая в то же время явля­лись народной по своему содержанию.

<< | >>
Источник: В. И. Бузов, под ред. А. А. Его­рова. Новейшая история стран Азии и Африки (1945­ - 2004): учеб. пособие— Ростов н/Д : Феникс, — 574 с. — (Высшее образование).. 2005

Еще по теме 1. «Белая революция» хана Реза Пехлеви.:

  1. Монголия после смерти Даян-хана
  2. ЗОЛОТАЯ ОРДА ПОД ВЛАСТЬЮ ХАНА БАТЫЯ (1237—1254 годы)
  3. Последние Садозаи и возвышение Фатх-хана Баракзая
  4. ЗОЛОТАЯ ОРДА ПОСЛЕ ГИБЕЛИ ХАНА БЕРКЕ И СЛАБОСТЬ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ (1266—1299 годы)
  5. Французская революция XVIII в. Складывание революционной ситуации и начало революции (5 мая 1789 г.-10 августа 1792 г.)
  6. Подтверждение традиции: исламская революция в Иране
  7. Подтверждение традиции: исламская революция в Иране
  8. Исламская революция в Иране.
  9. Революция
  10. Социальная революция
  11. Спад и итоги революции.
  12. Итоги революции.
  13. Социальная революция