12.2. Внешняя политика

Англо-американские отношения. В партнерских отноше­ниях Британии и США одним из ключевых моментов явилась под­держка «младшим партнером» американской силовой операции про­тив Ирака в январе—феврале 1991 г.
— ответной меры на вторжение иракских войск на территорию Кувейта. К американским военным соединениям, помимо британских, присоединились воинские кон- тингенты Франции, Италии, Египта, Сирии, Саудовской Аравии. Все они образовали межнациональные силы, общая численность которых к 1 января 1991 г. достигла 780 тыс. человек (из них 540 тыс. американцев). Британские соединения в районе Персидского залива насчитывали 45 тыс. человек, это была первая значительная концен­трация вооруженных сил Великобритании за пределами НАТО пос­ле суэцких событий 1956 г. Британские ВВС и сухопутные части, как и другие многонациональные силы, действовали под американским руководством. Во время начавшихся 17 января 1991 г. военных дей­ствий против Ирака, получивших название «Буря в пустыне», бри­танцам поручались самые ответственные и опасные задания. Война продолжалась 42 дня, до 28 февраля, и завершилась разгромом ирак­ских войск. Только убитыми Ирак потерял более 100 тыс. человек (Великобритания — 47, США — 146, Франция — 2).

Некоторые сложности в «особых» отношениях между Британией и США наблюдались в ходе урегулирования конфликта в Боснии, где начиная с 1992 г. происходили вооруженные столкновения между общинами сербов, исповедующими, как правило, православие, и приверженцами ислама хорватами. Здесь Лондон и Париж при об­суждении боснийского вопроса в Совете Безопасности ООН, опасаясь расширения конфликта, выступали против линии США на снятие эмбарго на поставки оружия боснийским мусульманам. Некоторое время Лондон сопротивлялся и принятию американского плана, ка­савшегося нанесения бомбовых ударов по позициям боснийских сербов. Однако, когда 30 августа 1995 г. эта воздушная операция все же началась, Британия, наряду с другими странами НАТО, приняла в ней участие. Королевские ВВС совершили 350 боевых вылетов.

Негативную реакцию британского кабинета вызвало намерение заокеанского партнера сократить военное присутствие США в Ев­ропе в связи с окончанием «холодной войны». При этом в Велико­британии планировалось ликвидировать 13 американских военных баз.

Предметом разногласий между правительством Мейджора и ад­министрацией Б. Клинтона являлась и североирландская проблема. Дело заключалось в том, что, несмотря на протест Лондона, Дж. Адамсу, лидеру партии Шинн Фейн (политического крыла ИРА), была предоставлена возможность прибыть в США и занимать­ся сбором средств для своей партии. Причем было очевидно, что эти средства пойдут и на приобретение оружия для ИРА. Визит Б. Клин­тона в Великобританию в ноябре 1995 г., в ходе которого он посетил и Северную Ирландию, сгладил остроту этого противоречия.

Великобритания и Евросоюз. Самым актуальным вопросом вне­шней политики были взаимоотношения с объединяющейся в Союз Европой. Разногласия между «европеистами», или «евроэнтузиаста- ми», и блюстителями национального суверенитета, сторонниками Тэтчер, — «евроскептиками» — все больше накаляли обстановку в партии. Мейджор, стремившийся не допустить раскола партии и в этой области, вынужден был лавировать между сложившимися фрак­циями, что подрывало его авторитета и у тех, и у других. Намерение премьер-министра состояло в том, чтобы, не отрекаясь от тэтчеризма, избежать его крайностей. Углубление европейской интеграции было воспринято как неизбежный процесс, и новый кабинет решил участ­вовать в нем, чтобы не оказаться в изоляции.

В 1992 г. Великобритания подписала Маастрихтский договор

0 Европейском Союзе[112]. Договор требовал от его участников снять барьеры против свободного перемещения товаров, капиталов и ра­бочей силы, ввести единый паспорт для всех граждан ЕС, а также признать важной роль общеевропейских институтов, и прежде всего Европарламента. При подписании договора консервативное пра­вительство не присоединилось к его Социальной главе (хартии)[113], которая по настоянию британской стороны была вынесена в прило­жение к Маастрихтскому договору. Было зарезервировано и право страны не участвовать в создании валютно-финансового союза, хотя в перспективе необходимость такого союза (что категорически отри­цала М. Тэтчер) была все же признана. Кроме того, в ряде специаль­ных заявлений Дж. Мейджор подчеркивал, что Маастрихтский дого­вор не ведет к образованию супергосударства, и Великобритания, как и другие члены ЕС, сохранит свой суверенитет в неизменном виде. Британская дипломатия, как и прежде, рассчитывала на выборочное и поэтапное присоединение к новым формам интеграции, что назы­валось «интеграцией разных скоростей».

Ратификация Маастрихтского договора в Парламенте потребо­вала от премьер-министра немалой политической гибкости. С тру­дом удалось отклонить предложения «евроскептиков» (тори и лей­бористов) провести референдум о целесообразности присоединения Великобритании к политическому, валютному союзу и Социальной хартии.

Лишь угроза Дж. Мейджора поставить на голосование вотум доверия правительству охладила пыл «евроскептиков». После года обсуждений в июне 1993 г. международный пакт получил санкцию Парламента.

Обострению борьбы вокруг договора способствовало и решение правительства 16 сентября 1992 г. выйти из европейского механизма обменных курсов валют. Великобритании пришлось отказаться от механизма контроля валют ЕС и девальвировать фунт стерлингов относительно всех основных валют. Из-за серьезных финансовых потерь этот день получил название «черная пятница».

Подписание Маастрихтского договора не исчерпало всех аспек­тов европейской интеграции. На повестке дня стояли вопросы о пе­реходе к европейской валюте и более тесном единении в военной сфере. В ноябре 1994 г. при обсуждении в Парламенте очередного повышения взноса Великобритании в бюджет ЕС восемь консерва- торов-«евроскептиков» выступили против, за что, как оказалось вре­менно, были исключены из фракции тори. В результате партия утратила необходимое для прохождения законов парламентское боль­шинство. Решение удалось принять лишь при поддержке депутатов-юнионистов от Северной Ирландии.

По мере приближения парламентских выборов позиция прави­тельства в вопросах европейской интеграции все меньше отличалась от подходов «евроскептиков». Лондон был против расширения прав Европарламента, требовал уменьшения полномочий Европейского суда и пересмотра европейской сельскохозяйственной политики.

Было заявлено также, что введение в Великобритании общей евро­пейской валюты откладывается до 2002 г. Переход на новую денеж­ную единицу теперь уже связывался с результатами предполагаемо­го референдума.

Особую позицию занимало правительство Мейджора и в вопро­сах внешней, особенно оборонной, политики Евросоюза. Поддерживая необходимость координации общего курса стран — членов организа­ции, консерваторы настаивали на сохранении межгосударственного сотрудничества в этой области и на своем праве проводить военные операции как в самой Европе, так и за ее пределами без согласования с ЕС. Негативную реакцию кабинета Мейджора вызывали попытки наделить Евросоюз самостоятельными функциями в области обороны, а в дальнейшем добиться его слияния с Западноевропейским Союзом (ЗЕС)[114]. Обеспечение безопасности в Европе здесь по-прежнему воз­лагали на НАТО. ЕС же отводилась роль в улаживании кризисов и осуществлении миротворческой и гуманитарной миссий.

В 1990-е годы руководство консерваторов выдвинуло идею ис­пользовать во внешней политике ЕС исторические связи каждого из государств-членов. При реализации этого предложения британский представитель мог рассчитывать на ведение переговоров от имени Евросоюза на Ближнем Востоке.

К концу правления кабинета Мейджора обострению противоре­чий с Евросоюзом способствовал так называемый коровий кризис, вызванный заболеванием британских коров опасной инфекцией — пористым энцефалитом. Экспорт английской говядины в Европу был запрещен[115]. Было уничтожено около 1,2 млн голов скота. Убытки казны составили более 5 млрд ф. ст. Переговоры в рамках ЕС о ком­пенсациях Великобритании зашли в тупик. В целом же сельскохо­зяйственная политика осталась слабым звеном в отношениях Вели­кобритании с ее европейскими партнерами.

Англо-российские отношения. В отношениях с Россией кабинету Мейджора удалось продолжить позитивную тенденцию, которая наметилась при Тэтчер. Одновременно британскому руководству при­шлось столкнуться с рядом новых проблем, включая геополитические выгоды от распада СССР и непредсказуемые последствия дезин­теграции ядерной державы. В сложных обстоятельствах происходи­ла переориентация с британско-советского на британско-россий­ский диалог. Россия была признана государством — правопреемни­ком Советского Союза.

Развитию российско-английских связей способствовали визиты Президента России Б.Н. Ельцина в Лондон в 1992 г. и британского премьер-министра Дж. Мейджора в Москву в 1994 г. Обе стороны подписали ряд важных документов о принципах отношений между Россией и Соединенным Королевством, о сотрудничестве в военной области, сфере образования, науки и культуры. Великобритания содействовала вступлению России в Совет Европы (1996)[116] и «Боль­шую семерку»[117]. Значительно расширилось российско-британское экономическое сотрудничество.

В обстановке улучшения двусторонних отношений в октябре 1994 г. состоялся первый со времен царской России визит в Россий­скую Федерацию британской королевы Елизаветы II и ее супруга герцога Эдинбургского.

В целом к концу правления консервативных кабинетов стало ясно, что их главам М. Тэтчер и Дж. Мейджору удалось продолжить линию на укрепление «особых» отношений с США, наладить совет­ско-британский, а затем российско-британский диалог, но задача обретения лидерства в Европе осталась нерешенной.

<< | >>
Источник: Остапенко Г.С., Прокопов А.Ю.. Новейшая история Великобритании: XX — начало XXI века: Учеб. пособие. — М.: Вузовский учебник: ИНФРА-М, — 472 с.. 2012

Еще по теме 12.2. Внешняя политика:

  1. 13.6. Внешняя политика
  2. 4. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  3. 80. Внешняя политика государства
  4. Внешняя политика.
  5. Внешняя политика Писистрата
  6. 9.3. Внешняя политика
  7. Внешняя Политика.
  8. Внешняя политика Генриха IV.
  9. б) Внешняя политика и реформы в КНР.
  10. § 4. Внешняя политика России на современном этапе
  11. 11.6. Внешняя политика
  12. Внешняя политика Руси в X в.
  13. 8.5. Внешняя политика. Выборы 1970 г.
  14. Внешняя политика в 20-е гг. ХХ в.