<<
>>

3.4. Теория прямого и косвенного налогообложения

С проблемой переложения и, как позже будет показано, клас­сификации налогов тесно связано теоретическое обоснование их деления на прямые и косвенные. Научная обоснованность подоб­ной классификации крайне важна для выработки практических ре­комендаций построения налоговых систем, которое может быть ориентировано либо на доминирование в них прямого обложения доходов и имущества, либо на косвенное обложение потребления.
Поэтому теоретическая дискуссия о том, какие налоги являются прямыми, а какие — косвенными и какие из них лучше для народ­ного хозяйства, продолжается уже три столетия. Проследим ее ос­новные вехи.

Несмотря на то что с древних времен практикой были апроби­рованы различные формы обложения имущества и потребления, первыми теоретически обосновали разделение налогов на прямые (непосредственные) и косвенные (посредственные) лишь в середине XVIII в. физиократы Ф. Кенэ и А. Тюрго. Находясь в плену своих заблуждений о производительности только земледельческого труда, под прямыми они понимали налоги, налагаемые непосредственно на производящие классы: обрабатывателей и владельцев земли.

Не­прямыми, или посредственными, т.е. косвенными, они называли все остальные налоги, поскольку они не прямо, а опосредованно — через цену товара — падают в конечном итоге на обрабатывателей и владельцев земли[55].

А. Смит в конце XVIII в. существенно усовершенствовал града­цию физиократов. Он считал, что прямое обложение не может ог­раничиваться исключительно налогом на доходы от земледелия. Прямыми являются также налоги на заработную плату рабочих и на предпринимательскую прибыль собственника капитала. К косвенным он предложил относить все налоги, которые связаны с расходами и перелагаются в конечном итоге на потребителей товаров и услуг.

Вводя фактор переложимости в понятие косвенных налогов, Смит тем не менее не смог сделать его разграничивающим.

Его убежденность, что налоги на заработную плату обязательно перела­гаются на собственников капитала, помешала в этом. Таким образом, разграничивающим эти группы налогов критерием, по Смиту, явля­ется обложение доходов либо расходов. Английский экономист сохра­нял негативное отношение к косвенным налогам, считая их умень­шающим потребительский спрос населения, что неизбежно влечет сокращение производства. Тем не менее он уже не столь категори­чен, как физиократы, отдавая должное фискальной значимости этих налогов, без которых государство будет не в состоянии обеспечить требуемых доходов, поэтому считает, что «оно имеет основательные причины не отменять таких налогов».

XIX век отмечается более глубокими изысканиями природы и последствий прямых и косвенных налогов, однако единства взгля­дов не наблюдалось. Это подтверждается значительным разбросом мнений относительно разграничивающих признаков данных групп налогов, проявившемся также в споре о наилучшей классификации налогов. Все их многообразие А.А. Исаев и А.А. Соколов[56] сводят к четырем теоретическим концепциям, схематично представленных нами на рис. 3.3.

Сторонники первой концепции доказывают, что основой такого деления должен служить признак платежеспособности налогопла­тельщика. Так, по Гоффману (1765—1845), прямые налоги взимаются с того, что есть, с существующего ( с гражданина, владения, права), а косвенные — с действия. При этом, поскольку уплата прямых на­логов связана с получением доходов или наличием имущества, то их характеризуют показатели длительной платежеспособности пла­тельщика. Уплата косвенных налогов связана с осуществлением те­

кущих расходов, следовательно, их характеризуют показатели его временной (текущей) платежеспособности.

Теоретические концепции разграничения налогов на прямые и косвенные

признаки

Разграничивающие

37 м;

Платеже­способность
Предмет обложения
Переложимость

Персональность или объективность

Прямые налоги характеризуют показатели длительной платежеспо­собности плательщика, косвенные — показатели его временной (теку­щей) платеже­способности

Прямыми являются трудно перелагаемые налоги, где совпадают плательщик и носитель налога, косвенными — переложимые налоги, где плательщик и носитель различаются

Прямыми являются налоги, которыми облагается владение и (или) приобретение дохода либо имущества; косвенными налогами облагается потребление

Прямыми являются налоги,

в наибольшей степени связанные с личностью плательщика (персонально-

окладные), косвенными — налоги, связанные с объектом обло­жения (объектно- неокладные)

Рис.

3.3. Сущность основных концепций разграничения налогов

Согласно второй концепции — достаточно популярной — наибо­лее приемлемым признаком для их разграничения служит совпаде­ние в одном лице либо различие плательщика и носителя налога, т.е. признак их переложимости. Так, КГ. Pay называл прямыми на­логами те, которые непосредственно падают на их плательщиков, т.е. налоги не перелагаемые, где плательщик и носитель являются одним и тем же лицом. Косвенными являются налоги, которые ус­пешно перекладываются на потребителя посредством включения их в продажные цены товаров, т.е. налоги перелагаемые, где платель­щик и носитель различаются.

В соответствии с третьей концепцией, сторонниками которой были Н. Канар, А Вагнер, И.М. Кулишер, разграничивающим призна­ком следует считать предмет обложения. Прямыми налогами, по их мнению, являются те, которыми облагается владение и (или) при­обретение дохода либо имущества, а косвенными — потребление. К этой концепции примыкает также воззрение Л. Штейна, который считал прямыми налоги на производство дохода, а внешним при­знаком их взимание «по оценке»; косвенными — налоги «на труд в

потреблении», которое он осуществляет, а внешним признаком — взимание «по тарифу».

И, наконец, в четвертой концепции (ее сторонником был и сам А.А. Соколов) разграничивающим признаком служит степень персо- нальности или объектности налогов, т.е. различное отношение к субъекту и объекту налога. В соответствии с таким критерием пря­мыми следует считать налоги, в наибольшей степени связанные с личностью плательщика (субъектом налога). Они по своей сути яв­ляются персонально-окладными[57] и потому имеют персонифициро­ванную административно-техническую организацию в виде различ­ных списков, кадастров, учитывающих как объекты, так и субъекты обложения. Эти налоги прямым образом связаны с платежеспособ­ностью субъектов.

Косвенными являются налоги, не связанные с личностью какого- либо заранее определенного их плательщика, а завязанные на уста­новленный объект обложения, потому они по своей сути являются объектно-неокладными[58].

При введении этих налогов законодатель даже и не имеет в виду соотносить их с имущественным положением тех лиц, на которых формально падает их уплата, так как видит в этих лицах не фактических, а лишь юридических плательщиков, только авансирующих уплату налога, но перелагающих его на других лиц. Соразмерять сумму налога с имущественным положением фак­тических носителей налога законодатель не может, потому что они ему неизвестны, ведь как осуществится переложение (вперед или назад), он узнать так и не сможет.

Очевидно, что каждая из этих концепций имеет определенные погрешности и спорные моменты, не позволяющие им претендо­вать на универсальность в теоретическом обосновании разделения налогов на прямые и косвенные, их природы. Доминирующей из них была и продолжает оставаться концепция разделения этих на­логов по признаку переложимости, хотя и другие признаки исполь­зуются в качестве второстепенных. Эта концепция, конечно, далеко не идеальна, но в наибольшей мере вскрывает природу различий в переложимости и адресности данных групп налогов. С позиций дан­ной концепции обоснованными будут следующие определения.

Прямые налоги — условное понятие, обычно обозначающее группу труднопереложимых налогов с доходов и имущества налого­плательщиков, взимаемых непосредственно с фактов получения ими дохода и владения имуществом.

Косвенные налоги — условное понятие, обычно обозначающее группу налогов на товары и услуги, которые включаются в виде надбавки к продажным ценам (тарифам), оплачиваются в конечном итоге потребителями и потому успешно перелагаются на них.

Главный вывод, который был сделан в начале XX в.: разделение налогов на прямые и косвенные в значительной мере условное, од­нако игнорировать его не целесообразно, поскольку принципиаль­ные различия в большинстве случаев прямого и косвенного обло­жения все-таки сохраняются. Эти различия объективны, несмотря на неудачи создания универсальной теории их обоснования. По­этому трудно согласиться с мнением отдельных экономистов, гово­рящих об аморфности понятий прямого и косвенного обложения.

Так называемое перерождение (трансформация) косвенных на­логов в прямые и наоборот в ряде случаев действительно наблюда­ется. Но это, скорее, исключение из правила, не дающее оснований отменить само правило.

Все аргументы «за» и «против» косвенных налогов сведены во­едино на рис. 3.4.

1. Широкая налоговая база

2. Равномерность бюджетных поступлений

3. Относительная нейтральность для производителей

и продавцов

4. Высокая собираемость

1. Замораживание рынка

2. Усиление инфляционных процессов

3. Регрессивный характер по отношению к доходам потребителей

4. Увеличение издержек сбора налогов

Рис. 3.4. Аргументы «за» и «против» косвенных налогов

Источник: Коровкин В.В. Основы теории налогообложения: Учеб. по­собие. М.: Экономистъ, 2006.

Практически все аргументы «за» исходят из фискальных интере­сов государства, а аргументы «против» — из интересов развития рынка и обеспечения социальной справедливости. Взвешивая их, необхо­димо учитывать, что с потребностями социально-экономического развития страны связаны не только развитие рынка, но в той или иной степени и фискальные интересы государства.

Помимо этого, говоря о позитивных и негативных сторонах кос­венных налогов, нельзя упускать из вида то обстоятельство, что на­ряду с прямыми налогами некоторые из них активно участвуют в регулировании экономики. В частности, акцизы используются для выравнивания конкурентных условий на потребительском рынке, а таможенные пошлины — для защиты интересов отечественных производителей.

В результате вопрос об оптимальном соотношении прямого и косвенного налогообложения является одним из самых сложных. На основании абстрактных рассуждений, не учитывающих конкрет­ных условий и тенденций социально-экономического развития стра­ны, сделать однозначного вывода в пользу тех или иных налогов нельзя. Ответ следует искать для каждой конкретной страны на каж­дом определенном этапе ее истории отдельно.

Тем не менее накопленный мировой опыт позволяет сделать некоторые общие выводы. На рис. 3.5 показано изменение соотно­шения прямых и косвенных налогов в формировании налоговых доходов бюджетов некоторых европейских стран на протяжении XX столетия, демонстрирующее общую тенденцию возрастания роли прямого налогообложения.

Приблизительно за сто лет соотношение прямых и косвенных налогов в налоговых доходах бюджетов рассматриваемых стран из­менилось практически на обратное. Если в конце XIX в. косвенные налоги составляли в них в среднем около 2/э налоговых доходов, то к концу XX в. их доля сократилась в среднем до 1/э. Таким образом, в развитых странах предпочтение отдавалось развитию рынка, приво­дящему к укреплению налоговой базы по прямым налогам. При этом существенно изменилась и структура косвенного налогообложения. Резко сократилось фискальное значение таких косвенных налогов, как таможенные пошлины и акцизы, которые перешли в разряд преимущественно регулирующих. Если в конце XIX в. в промыш- ленно развитых странах удельный вес таможенных пошлин в нало­говых доходах бюджетов доходил почти до 50%, то к началу 1990-х гг. он сократился: в США — до 1,6%, в Великобритании — до 1,2, в Японии — до 1,3, в ФРГ — до 2,5, во Франции — до 7,6%. Удель­ный вес акцизов в налоговых доходах бюджетов индустриальных

стран, еще в 1960-е гг. составлявший около 30%, сократился до 16— 18%. Начиная с конца 1960-х гг. основным с точки зрения форми­рования доходов бюджетов косвенным налогом становится налог на добавленную стоимость, заменивший большинство прежних налогов с оборота.

I
I

Испания Италия Австрия Германия Франция Англия

0% 20% 460% 60% 80% 100% 0% 20% 460% 60% 80% 100%

Рис. 3.5. Изменение соотношения прямых

и косвенных налогов в налоговых доходах бюджетов некоторых европейских стран в течение XX в.

Источники: Черник Д.Г. Налоговая реформа на рубеже веков. М., 2000. С. 18. (данные за 1891 г.); Якобсон Л.И. Экономика общественного сектора: Ос­новы теории государственных финансов. М., 1996. С. 124 (данные за 1986 г.).

Вместе с тем достигнутое к началу 1980-х гг. сокращение удель­ного веса косвенных налогов в доходах бюджетов развитых стран является на сегодняшний день, по-видимому, близким к предель­ному. Налоговые реформы, проведенные в 1980-е гг. практически во всех этих странах, были направлены на либерализацию методов государственного регулирования экономики и сопровождались снижением ставок подоходного и корпоративного налогов. Выпа­дающие в связи с этим доходы бюджетов пришлось компенсировать за счет расширения налоговой базы и повышения ставок косвенных налогов, прежде всего НДС (табл. 3.1).

Из представленных в табл. 3.1 стран лишь одна Греция сохранила первоначальную ставку НДС, и то только потому, что она изначаль­

но была установлена на достаточно высоком уровне. Во всех осталь­ных странах первоначальные ставки НДС были повышены, и тем больше, чем ниже была первоначальная ставка.

Таблица 3.1. Изменение ставок НДС в некоторых странах в течение 1980—1998 гг.
Страна Год введения НДС Стандартная ставка НДС, %
Первоначальная 1988 г. 1998 г.
Австрия 1973 8 20 20
Бельгия 1971 18 19 21
Великобритания 1973 10 15 17,5
Греция 1987 18 18 18
Дания 1967 10 22 25
Ирландия 1972 16 25 21
Испания 1986 12 16 16
Италия 1973 12 18 19
Мексика 1980 10 15 15
Нидерланды 1969 12 20 17,5
Турция 1985 10 15 -
Франция 1968 13,6 18,6 20,6
ФРГ 1968 10 14 16
Швеция 1969 18 22 25

Источник: Карасева И.В. Налоговое регулирование рыночной экономи­ки. М., 2000. С. 110.

Определившуюся к концу XX в. роль косвенных налогов в нало­говых доходах бюджетов развитых стран можно оценить на примере стран — членов ОЭСР[59] (рис. 3.6).

В среднем по ОЭСР в 1997 г. доля косвенных налогов в общих налоговых доходах бюджетов стран — участниц организации со­ставляла 32,1%, а для стран Европейского Союза (ЕС) еще меньше и в среднем составляет 30,9%. Вместе с тем некоторые страны (Мексика, Исландия, Корея, Португалия, Греция) явно выпадают из общей картины, и это заставляет нас продолжить рассмотрение данного вопроса.

Картина эволюции косвенного налогообложения будет неполной, если проигнорировать неравномерность экономического развития различных стран. Рассмотрим одновременный срез структуры бюд­

жетных поступлений стран с различным уровнем экономического развития. Подобное исследование для бюджетов 104 государств проведено в начале 1980-х гг. американским экономистом Р. Гуде (рис. 3.7).

0%
10%
20%

30%

40%

+

50%

-I—

60%

Великобритания Венгрия

ш Германия

ш Дания
Ш

^ Греция Ирландия

и Исландия

Испания

Корея

" Италия Канада

Люксембург

з Мексика

Нидерланды . і Новая Зеландия и Норвегия

Ш
Ш
з США

ш Польша

^ Португалия

Турция

--- Финляндия

Ш

Ш

Франция | ' Чешская иеспублика

Швейцария ^ Швеция

з Япония

Рис. 3.7. Роль прямых и косвенных налогов в доходах бюджетов стран с различньм уровнем экономического развития Кольцо от центра к периферии соответствует странам: развитым индустриальным (их 20); индустриально-аграрным (15); со средним доходом (55); наименее развитым (14)

Источник: Сакс Дж. Д., Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход. М., 1996. С. 23.

%
-г 1
28,90
14,50
3,70
1 1

Индустриальные Индустриально- Со средним Наименее

аграрные доходом развитые

Рис. 3.8. Роль косвенных налогов от внешней торговли в доходах бюджетов стран с различным уровнем экономического развития (в % от общих доходов)

45 40 35 30 25 20 15 10 5 0

Источник: Сакс Дж.Д, Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход. М., 1996. С. 223.

Закономерность подобного распределения наглядно объясняет графическая модель, предложенная Р.Г. Гаджиевым[60]. На рис. 3.9

Рис. 3.9. Соотношение прямого и косвенного налогообложения в странах с развитой (А) и слаборазвитой (Б) рыночной экономикой

представлены зависимости расходов на потребление С от суммы по­лучаемых доходов К для развитых и развивающихся стран.

Прямая ОА, проходящая через начало координат под углом 45° к осям, соответствует равенству расходов на потребление доходам, когда все получаемые доходы полностью расходуются на потребление. Однако при доходах, превышающих прожиточный минимум К^, действует так называемый психологический закон Дж. Кейнса, со­гласно которому, расходы на потребление растут медленнее, чем доходы (прямые КВ). Часть доходов используется на накопления. Склонность людей к накоплениям определяется многими фактора­ми, включая национальные традиции, но обычно в развитых стра­нах с высоким уровнем доходов она выше, чем в развивающихся, что отражается в различных углах наклона прямых ОВ. В результате линия потребления представляет собой ломаную линию БКВ: в пределах прожиточного минимума расходы на потребление остают­ся постоянными и равными этому минимуму (если доходы меньше прожиточного минимума, на потребление расходуются прежние на­копления), а при доходах выше прожиточного минимума изменя­ются в соответствии с психологическим законом Дж. Кейнса.

В развитых странах, как правило, доходы в пределах прожиточ­ного минимума освобождаются от подоходных налогов. Таким об­разом, доходы, не превышающие К^, подвергаются только кос­венному налогообложению при расходовании на потребление. Ис­пользуемые на потребление доходы свыше У^щ (соответствующие прямой КВ) облагаются как косвенными налогами на потребление, так и прямыми налогами на доходы. Доходы, используемые на на­копления (область между прямыми ОА и КВ), облагаются только прямыми налогами.

Помимо большего угла наклона прямой КВ развивающиеся страны отличаются от развитых еще и тем, что в них не облагаемый прямыми налогами доход обычно меньше прожиточного минимума (на рис. 3.9Б он обозначен Т). В результате возникает зона допол­нительного прямого налогообложения доходов, лежащих в пределах от Т до Утп- Бремя прямых налогов увеличивается, причем в боль­шей степени для категории налогоплательщиков с относительно низкими доходами.

Сравнение на рис. 3.9 блоков А и Б показывает, что с ростом уровня доходов в стране база прямого налогообложения расширяет­ся. Отсутствие прямого подоходного налогообложения на участке ОУтт в развитых странах компенсируется эффективной системой прогрессивного налогообложения более высоких доходов. В разви­вающихся странах с относительно низким уровнем доходов основ­ное значение для обеспечения бюджетных поступлений имеют зоны косвенного налогообложения, а недостаточность налоговой базы для прогрессивного прямого подоходного налогообложения прихо­дится компенсировать искусственным увеличением прямого нало­гообложения в низкодоходной области.

Таким образом, соотношение прямых и косвенных налогов в доходах бюджета определяется в первую очередь уровнем экономи­ческого развития страны. При отсутствии достаточной налоговой базы по прямым налогам страны с низким уровнем экономического развития вынуждены формировать доходы бюджета преимуществен­но за счет косвенных налогов. Это объективный факт, с которым нельзя не считаться. Любые попытки изменения соотношения пря­мых и косвенных налогов, не соответствующего уровню экономиче­ского развития, не приведут ни к чему иному, кроме резкого увели­чения бюджетного дефицита и обострения социально-экономических проблем.

На основании изложенного можно сформулировать следующие выводы.

1. В системе налогообложения любой страны (по крайней мере, в настоящее время) должны присутствовать и прямые и косвенные налоги.

2. Соотношение прямого и косвенного налогообложения для каждой конкретной страны прямо связано с уровнем ее экономиче­ского развития.

3. Роль прямого налогообложения возрастает по мере экономи­ческого развития страны.

4. Политика стимулирования экономики путем снижения пря­мых налогов приводит к некоторому усилению роли косвенного на­логообложения даже в развитых странах, но с сохранением ведущей роли прямого налогообложения.

Применительно к налоговой системе России правильный под­ход к проблеме соотношения прямого и косвенного налогообложе­ния был охарактеризован Д.Г. Черником: «Мы ни в коем случае не должны отказываться ни от прямых, ни от косвенных налогов. Но обращаться с ними следует очень аккуратно, как с мощнейшим ору­дием воздействия на экономические процессы. Соотношение же их на разных этапах развития должно меняться»[61].

Проведенный экскурс в происхождение теории налогов показы­вает, что мыслители многих стран на протяжении трех последних столетий внесли весомый вклад в становление теоретического фун­дамента современных налоговых систем. Наиболее важными из них представляются следующие: обоснование концептуальных принци­пов налогообложения, предложения по оптимальному сочетанию прямых и косвенных налогов, разработка основных положений по­доходного налогообложения, развитие принципов справедливости и эффективности, анализ взаимосвязи налогов с другими экономиче­скими инструментами, прежде всего с ценами и доходами.

Данные теории, безусловно, сыграли свою позитивную роль в стремлении правительств к уменьшению числа налогов и макси­мальному упрощению своих систем налогообложения, унификации объектов обложения. Во многом благодаря этим теориям оформилась также крайне важная концептуальная догма: множественное обложе­ние одного и того же объекта неприемлемо, одному объекту обложе­ния должен соответствовать один налог, но ни один сколько-нибудь значимый объект при этом не должен уходить из-под обложения.

Что касается споров в части пропорционального и прогрессивно­го налогообложения, то, к сожалению, представленные выше мето­дологические проблемы не могли не привести к постановке вопроса: так нужно ли вообще преодолевать все эти сложности, связанные с прогрессивным обложением, не проще ли применять во всех нало­гах метод пропорционального обложения? Это и проще, и дешевле (имеются в виду издержки администрирования). Простейший ответ на него сформулировало в 2001 г. Правительство РФ, когда в разрез с общемировой практикой была убрана прогрессивность из подо­ходного обложения доходов граждан.

Идея справедливости в налогообложении впервые отчетливо прозвучала в теории единого налога, в основе которой лежит гипо­теза о том, что налоги в итоге уплачиваются из одного источника — доходов. Практика налогообложения XX в. доказала несостоятель­ность и неосуществимость теорий единого налога, но не без их влия­ния финансовая наука проводила исследования, связанные с поис­ками более справедливых способов налогообложения.

Теории переложения возникли одновременно с налоговыми тео­риями, и можно сказать, что теория переложения как таковая явля­ется составной частью общей теории налогов. При изучении теорий переложения важно помнить, что их научность определялась степенью развития фундаментальной для финансовой науки — политической экономии и самой финансовой науки. Эволюция теорий переложе­ния показывает, что по мере накопления научного потенциала в них изменялось соотношение политического и экономического на­чала в пользу последнего.

Установление зависимости между налогом и ценой является важ­ным вкладом маржиналистов в повышение уровня научного обосно­вания проблемы переложения налогов. Они создали значительный задел для дальнейшего научного поиска в рамках статистического и синтезирующего направлений. Однако плодотворность статистиче­ского направления не следует переоценивать. Изначально ошибоч­ное увлечение эмпиризмом не позволило получить выдающиеся ре­зультаты, однако отдельные их выводы, часть из которых представ­лена выше, безусловно следует признать оригинальными.

Все представленные выше обобщения блестяще удались Э. Се- лигману. Не удалось ему в полной мере синтезировать единого мнения по составу перелагаемых и неперелагаемых налогов. Однако некор­ректно винить его в этом: слишком широк был разброс данных мне­ний в научной среде. Справедливости ради следует подчеркнуть, что единого мнения по данной проблеме до сих пор так и не существует.

Но даже полученные на тот момент обобщения уже позволяли правительствам целенаправленно подходить к налоговым преобра­зованиям. Яркий пример тому — введение в большинстве развитых стран прогрессивно-подоходного налога, практическая неперело- жимость которого у большинства исследователей не вызывала со­мнений. Авторы некоторых налоговых преобразований уже осоз­нанно стремились учитывать, кто должен быть носителем налога.

Однако история знает немало примеров, когда результат пере­ложения оказывался совершенно неожиданным для правительства и даже прямо противоположным задаваемому им направлению.

Основными практическими выводами теоретических исследова­ний классификации налогов на прямые и косвенные в XIX в. Стали следующие. Главный из них, не потерявший своей актуальности и сегодня: обе формы обложения имеют как достоинства, так и недос­татки, наиболее эффективную налоговую систему можно построить только на основе их сочетания. Что касается доминирования одной из форм в такой системе, то большинство ученых отдало предпоч­тение необходимости преобладания прямого обложения.

Относительно косвенного обложения, расхожим стало мнение о необходимости его совершенствования. Российской экономист И.И. Янжул (1846—1914) даже сформулировал в 1890 г. шесть общих правил, которые следует соблюдать при организации косвенных налогов[62]. Не потеряли актуальности эти правила и при сегодняш­нем прочтении.

1. Косвенному обложению должны подлежать главным образом предметы второстепенной важности, предметы первой необходимости должны по возможности освобождаться от него. Часто затрудни­тельно определить, является ли данный продукт предметом первой или второстепенной необходимости, поэтому единственным крите­рием в этом случае должна служить распространенность предмета. Чем более предмет распространен в потреблении, тем он более не­обходим и тем менее следует его считать способным к косвенному обложению.

2. Не должно быть слишком большого числа косвенных налогов, ибо при большом количестве они имеют тенденцию сдерживать развитие промышленности и производительных сил страны.

3. Косвенные налоги должны распространяться лишь на такие объекты и взиматься лишь в такие моменты, когда есть возмож­ность вовремя уследить за облагаемым предметом и настичь его. Налог должен поражать предмет прежде, чем он успеет перейти в руки потребителю. Следовательно, наилучшими в косвенном обло­жении должны считаться два способа: во-первых, когда налог цели­ком уплачивается вперед производителем; во-вторых, когда налог целиком уплачивается продавцом. В обоих способах они смогут вознаградить себя тем, что приложат к цене производимого (прода­ваемого) предмета авансированную уплату налога и сверх того — процент за средний временной разрыв до возврата от потребителя этих средств. Первый способ более удобен тем, что легче админист- рируется, поскольку число производителей всегда меньше числа продавцов. Второй способ имеет то преимущество, что уплата налога здесь приближена к моменту потребления, в силу чего величина процента будет объективно меньше, а производитель не ощутит бремени его уплаты. Кроме того, следствием этого правила является вывод: не следует даже пытаться обложить косвенным налогом про­изведенные и потребленные предметы внутри домохозяйства.

4. Если облагаемый продукт разделяется по качеству и цене, то оклады косвенного налога также должны быть дифференцированы, по возможности прогрессивным образом. Например, сигары долж­ны облагаться большим процентом налога в своей цене, нежели па­пиросы или махорка.

5. Высота окладов должна соотноситься как с характером обла­гаемых предметов, так и с величиной потребности в них. При этом она не должна вредить доходности косвенного налога, т.е. не долж­на переходить той границы, за которой вследствие чрезмерного уменьшения потребления данного продукта доход от его обложения начинает падать.

6. Косвенное обложение предметов отечественного производст­ва обязательно должно сопровождаться установлением соответст­вующих таможенных пошлин на импортируемые предметы.

<< | >>
Источник: Майбуров И.А. и др.. Теория и история налогообложения. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: — 422 с.. 2011

Еще по теме 3.4. Теория прямого и косвенного налогообложения:

  1. Необходимость прямого и косвенного метода анализа финансового положения предприятия
  2. 1.5. Основы косвенного налогообложения
  3. 7.2. Прямое и косвенное налогообложение
  4. Косвенное налогообложение
  5. 6.3. Оптимизация косвенного налогообложения
  6. 1.2. История развития налогообложения в XVII - конец XIX веков. Научная теория налогообложения А.Смита
  7. РАЗДЕЛ I ТЕОРИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  8. Глава 1. ТЕОРИЯ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  9. Раздел1 Теория налогообложения
  10. 1.3.1.Метод прямого счета
  11. ФОРМЫ ПРЯМОГО МАРКЕТИНГА
  12. Глава 1 ОБЩАЯ ТЕОРИЯ НАЛОГОВ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  13. Глава 1 общая теория налогов и налогообложения
  14. Майбуров И.А. и др.. Теория и история налогообложения. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: — 422 с., 2011
  15. 6.1. Факторы среды прямого воздействия
  16. Вопрос 9 Планирование прибыли. Метод прямого счета
  17. 20.2. Проблема реализации НК РФ как закона прямого действия
  18. 1. Метод прямого счета.