Задать вопрос юристу

3.4. Развитие платности (налогообложения) лесных ресурсов

На долю России приходится 22% всех лесов мира и около 60% запа­сов промышленного леса. Поэтому вопрос платности (налогообложе­ния) лесных ресурсов приобретает для страны действительно глобаль­ные масштабы.
Он непосредственно связан с проблемой рационально­го использования, охраны и восстановления лесного богатства, с развитием на его основе деревоперерабатывающей, лесохимической промышленности и других ее отраслей. Это позволит, как считают спе­циалисты, обеспечить занятость примерно 10 млн человек, значитель­ный рост валютных поступлений и доходов бюджетной системы.

К сожалению, действующая система платности (налогообложе­ния) лесных ресурсов далека от совершенства как с фискальной, так и регулирующей позиции.

Ставки лесных податей устанавливаются Правительством РФ и ор­ганами государственной власти субъектов Федерации без учета реаль­ной рыночной стоимости права пользования участками лесного фон­да. В результате минимальные ставки платежей за древесину, отпус­каемую на корню, оказались в среднем в 2,5 раза, а, например, в Хабаровском крае в 5,3 раза ниже сложившихся цен по результатам лесных аукционов. Доля лесных податей в цене «круглого» леса в Рос­сии составляет менее 4 %, тогда как, скажем, в Финляндии — 78%, в Латвии — 80 %.

Средняя минимальная ставка лесных податей за «обезличенный» кубометр древесины на корню составляет в настоящее время около 26 руб., а их средняя ставка, сложившаяся при применении повышаю­щих коэффициентов, установленных органами государственной вла­сти субъектов Федерации, — 38 руб. Например, в Иркутской области китайские предприниматели покупают «круглый» лес в среднем по цене 10 долл. за 1 куб. м, а продают у себя на родине по 50 долл. и более. В настоящее время в структуре затрат на производство продукции ле­сопромышленного комплекса лесные подати составляют всего 1 % и не могут влиять на процесс рационализации лесопользования в лесопро­мышленном комплексе. Кроме того, сильно занижена и стоимость российской сырой древесины на мировом рынке. Зачастую она прода­ется по цене почти равной себестоимости ее заготовки, тогда как в Финляндии и Латвии себестоимость «круглого» леса составляет лишь 15% цены.

Уровень ставок лесных податей в России несравнимо ниже их уровня во всех развитых странах: по сравнению с США, Финляндией и Швецией более чем в 50 раз, с Канадой — в 10 раз.

Негативные следствия занижения ставок лесных податей очевидны: нерациональное использование лесосечного фонда; незначительная дифференциация ставок по породно-размерно-качественным характе­ристикам древесины, не соответствующая ее фактической потребитель­ной стоимости; отсутствие у лесопользователей заинтересованности в развитии инфраструктуры арендуемых участков лесного фонда и введе­нии на этих участках долговременного целевого хозяйства; подавляю­щее преобладание экспорта «круглого» леса и лесоматериалов первич­ной обработки в объеме экспорта лесопромышленного комплекса. Так, доля экспорта сырых лесных ресурсов увеличилась за последние десять лет в 2,5 раза при росте производства всего в 1,3 раза. Катастрофически снижается удельный вес древесины глубокой переработки на предпри­ятиях лесопромышленного комплекса. Например, одна из крупнейших в мире целлюлозно-бумажная промышленность Финляндии полностью работает на сырье из лесов Карелии (интересно, что в Финляндии почти не ведется промышленная заготовка леса на корню). При всем при этом доля платежей за лесные ресурсы в консолидированном бюджете Рос­сии составляет всего 0,15%.

Очевидно, что назрела необходимость реформирования действую­щей системы платности (налогообложения) лесных ресурсов, нацелен­ного на повышение ее фискальной и контрольно-регулятивной значи­мости, а также на обеспечение рыночных и налоговых условий эффек­тивности функционирования всего лесопромышленного комплекса.

Во-первых, в настоящее время система платежей за пользование лесным фондом регламентируется нормами гражданско-правовых от­ношений, что не позволяет в должной мере обеспечивать сбор плате­жей и изъятие лесной ренты, осуществлять полноценный налоговый контроль реализации принципа платности лесных ресурсов и рацио­нального лесопользования.

В связи с этим исключение с 1 января 2005 г. из НК РФ предполагаемой к введению, но так и не принятой главы «Лесной налог» является, по нашему мнению, ошибочным ре­шением, которое можно исправить.

Действующая плата за лесопользование (лесные подати), по край­ней мере,плата за древесину, отпускаемую на корню, ничем принци­пиально не отличается от водного налога. Она является налоговым платежом, а поэтому должна регулироваться налоговым законодатель­ством. Таким образом, есть все основания для введения в НК РФ лес­ного налога.

Во-вторых, необходимо срочно решать вопрос о повышении в разы ставок действующей платы за древесину, отпускаемую на корню (буду­щего лесного налога). Ставки платы (налога) должны быть увеличены первоначально в 10 раз (как в сравнимой по условиям Канаде), а в дальнейшем еще повышены на столько же.

Для обеспечения более тесной связи лесных податей (лесного на­лога) с прибылью заготовительных организаций и уменьшения воз­можности полного переложения ими этих платежей на потребителей следует законодательно закрепить порядок отнесения податей (налога) на финансовые результаты плательщика и исключить их суммы из со­става расходов, принимаемых для целей налогообложения прибыли (гл. 25 НК РФ).

Более радикальной мерой было бы введение специального рентно­го налога на дополнительный доход (сверхприбыль), в том числе от за­готовки леса на корню, но вероятность реализации этой меры невели­ка (см. разд. 3.4).

Как отмечалось ранее, льготный порядок установления платы за древесину, поврежденную пожаром, провоцирует лесозаготовите­лей к сознательным поджогам лесных массивов. Такие случаи при­няли хронический характер в районах Сибири и Забайкалья. Поэто­му следует исключить из законодательной базы, регулирующей пла­ту (налог) за отпуск древесины на корню, положение о снижении ставокплаты (вплоть до полного освобождения) за лес, поврежден­ный пожаром.

Препятствием к улучшению структуры производства и экспорта лесоматериалов является то, что вывоз технологичной продукции ле­сопромышленного комплекса (продукции глубокой переработки сы­рой древесины) сдерживается довольно значительными экспортными таможенными тарифами. Так, при вывозе целлюлозы, бумаги и карто­на российский экспортер должен уплатить в виде таможенной пошли­ны 10% таможенной стоимости. Действующая таможенная тарифная политика приводит к снижению ценовой конкурентоспособности рос­сийских полуфабрикатов и конечных продуктов переработки древеси­ны на мировом рынке (причем складывающаяся конъюнктура миро­вого рынка и без того не благоприятствует отечественным производи­телям), стимулируя тем самым экспортеров к вывозу сырья. Поэтому необходимо установить высокие таможенные тарифы на вывоз «кругло­го» (необработанного) леса и продуктов его первичной переработки и от­менить экспортные таможенные пошлины на продукцию глубокой дере- вопереработки. За счет таможенных пошлин цены на экспортируемую древесину и полуфабрикаты из нее должны быть приближены к сред­ним мировым ценам на аналогичную продукцию.

Таможенные пошлины вместе с лесными податями (налогом) должны стать основными инструментами не только изъятия в бюд­жет лесной ренты, но и регулирования внутреннего и внешнего спроса на продукцию лесной отрасли, а также рационального ис­пользования лесных ресурсов. Одновременно необходимо создать условия для повышения конкурентоспособности российских про­изводителей продукции лесопереработки. Это, в свою очередь, тре­бует коррекции таможенной политики государства в области техни­ческого и технологического оснащения лесопромышленного ком­плекса путем значительного снижения или полной отмены пошлин на импортируемое производственное оборудование, не производи­мое в нашей стране.

Комплексное реформирование платности лесных ресурсов и нало­гообложения лесопромышленных отраслей должно обеспечить повы­шение эффективности использования лесного фонда России. В бли­жайшей перспективе это позволит ежегодно пополнять федеральный

<< | >>
Источник: Барулин СВ., Солнышкова Ю.Н.. Налогообложение природопользования: Учеб. пособие / СВ. Барулин, Ю.Н. Солнышкова. — М. : Экономисть, — 285 с.. 2008

Еще по теме 3.4. Развитие платности (налогообложения) лесных ресурсов:

  1. 2.6.1.История развития платности лесных ресурсов в России
  2. 1.2. Основы экономической оценки и платности природных ресурсов
  3. 2.9.1. Формы платности земельных ресурсов
  4. 2.4.1. Исторический аспект платности водных ресурсов в России
  5. 2.1.1. Исторический аспект развития платности системы налогов и недропользования
  6. 1.4. Налоги за природные ресурсы в системе налогообложения экономических (хозяйственных) ресурсов
  7. Договор купли-продажи лесных насаждений
  8. Размеры лесных податей
  9. 3.3. Совершенствование налогообложения земельных ресурсов
  10. 1.2. История развития налогообложения в XVII - конец XIX веков. Научная теория налогообложения А.Смита
  11. З.1. Проблемы налогообложения природных ресурсов
  12. 1.1. Природные ресурсы и природопользование как объект налогообложения
  13. Платность кредита.
  14. Плата по договору купли-продажи лесных насаждений
  15. Развитие карьерных ресурсов
  16. 24. Принцип платности использования земли
  17. 5. Развитие ТРУДОВЫХ ресурсов