<<
>>

Представители классической школы политэкономи

Одна из ведущих идей работы английского экономиста Уильяма Петти «Политическая арифметика», связывающая его с принципа­ми классической политэкономии, — идея естественного порядка и пагубности нарушений его государственной властью.

Недостаток государственного управления, по У. Петти, заключается в том, что «слишком многое из того, что должно было бы управляться лишь природой, древними обычаями и всеобщим соглашением, подпадало под регулирование закона»[91].

У. Петти резко выступает против государственной регламента­ции, если она «противоречит законам природы». На государство он возлагал важные функции по обеспечению полного использования рабочей силы, а также по повышению ее качества. У. Петти предла­гает за счет государственных средств обеспечить бродяг и нищих работой по постройке дорог, возведению мостов и плотин, разработ­ке рудников. В соответствии со своими взглядами на роль государст­ва в экономике У. Петти в «Трактате о налогах и сборах» таким обра­зом регламентирует целевые расходы государства: «1) военные рас­ходы, 2) содержание управления, 3) расходы на церковь, 4) расходы на школы и университеты, на образование, 5) содержание детей (сирот) и инвалидов, 6) расходы на дороги, судоходные реки, водо­проводы, мосты, порты, другие предметы, нужные для блага поль­зования всех»[92].

Экономическое учение А. Смита представляет собой вторую фазу развития «теории свободной конкуренции», начало которой было положено физиократами.

А. Смит был профессором нравственной философии, проникну­той идеями естественного права, и, подобно физиократам, перенес идеи индивидуализма и свободы из области философии и права в область политической экономии. А. Смит был глубоко убежден, что божество стремится создать всеобщую гармонию человеческой жизни: в области морали — путем присущего человеку чувства симпатии; в области материальных отношений — путем разумного эгоизма.

«Эго­изм, — говорит он, — колесо, которое ставит часы общества на эко­номическую гармонию и счастье»[93].

Этот основной двигатель человеческих поступков с помощью свободной конкуренции непременно приведет к лучшим результа­там частной производительности и к гармонии общих интересов. Эгоистические интересы отдельных лиц будут обуздываться интере­сами всех других членов общества. Свобода хозяйственной деятель­ности составляет необходимое условие успешности последней.

Цели и задачи государства А. Смит понимает так же, как и фи­зиократы. Государство должно как можно меньше вмешиваться в деятельность частных лиц, ибо оно не в состоянии изменить естест­венные законы, на которых основана эта деятельность. В противопо­ложность меркантилистам А. Смит считал подлинными обязанно­стями государства охрану мира, защиту личности и собственности, делая исключения для тех случаев, когда государственная деятель­ность целесообразнее частной: государственные расходы на строи­тельство железных дорог, расходы на народные школы, религиоз­ные учреждения и публичные сооружения.

Последователи А. Смита развили его индивидуалистические идеи, которые в разных странах приняли различные оттенки. Во Фран­ции, где интересы правительства и населения постоянно противо­поставлялись, где шла ожесточенная борьба между правительством и народом, идеи о невмешательстве государства в жизнь граждан, об ограничении круга его деятельности были доведены до крайности.

ЖБ. Сэй писал, что «самое лучшее управление — то, которое наименее деятельно». По его мнению, «наилучший из всех финан­совых планов — это расходовать возможно меньше, а наилучший из всех налогов — это наименьший». Поэтому он энергично выступает против вмешательства государства во всех случаях, когда оно идет во вред «естественному ходу вещей». Когда государство само ста­новится производителем, оно обязательно, говорит Ж.Б. Сэй, будет дурным фабрикантом и торговцем. Он остроумно замечает: «Глава государства делает много хорошего уже тем, что не делает ничего дурного».

Интересна эволюция взглядов Ж. Сисмонди, который из ярого сторонника государственного невмешательства превратился в его оп­понента. Проанализировав экономический строй капитализма, он сделал вывод: «Мы не верим в благодетельность принципа «laisser faire» (принцип свободы действий)». На наш взгляд, правительство должно быть защитником слабого против сильного, оно должно быть защитником того, кто не может защищаться собственными силами»[94].

В соответствии с провозглашенным принципом Ж. Сисмонди считает, что государство должно выполнять четыре функции:

• наведение общественного порядка, правосудия, обеспечения прав личности и собственности;

• общественные работы, благодаря которым можно пользоваться хорошими дорогами, широкими бульварами, здоровой водой;

• народное просвещение, благодаря чему дети получают воспи­тание, а у взрослых развивается религиозное чувство;

• национальная защита, обеспечивающая участие в выгодах, дос­тавляемых общественным порядком [95]

Состояние экономической науки и народного хозяйства не по­зволило Ж. Сисмонди, несмотря на его горячий протест против сис­темы свободной конкуренции, сформулировать и обосновать кон­цепцию, альтернативную концепции А. Смита.

Ф. Бастиа (1801—1850) считал, что нужно довести бюджет до ну­ля, что государство не должно вмешиваться в экономическую борьбу, охранять отдельные группы населения, так как это «означало бы противодействовать свободе и ограничивать прогресс нации»[96]. П. Леруа-Болье, исследуя задачи и функции государства в книге «Со­временное государство и его функции» (1883), развивает эту идею и приходит к выводу, что государство непригодно для выполнения хозяйственных функций. Его аргументы: отсутствие инициативы и изобретательности в деятельности государственных предприятий, угроза экономической и политической свободе, а главное — подав­ление личной инициативы, стеснение круга частной деятельности, боязнь коллективизма.

В Германии индивидуализм нашел более глубокое по сравне­нию с Францией и Англией обоснование в философии И.

Канта (1724—1804), который сформулировал идею о верховной ценности и в качестве вывода из нее — самоценности человеческой личности. «Человек и вообще всякое разумное существо, — писал он в «Осно­вах метафизики нравов», — существует как цель в себе, а не как средство для какого-либо употребления той или иной волей, но должен во всех своих действиях, направленных как на него самого, так и на другие разумные существа, рассматриваться всегда как цель». Понятно, что это учение об автономии человеческой личности несовместимо с государственной регламентацией и опекой, что из него следует требование предоставить личности свободу действий, которая не наносит ущерба интересам других личностей.

Последующий этап в развитии политэкономии связан с посте­пенным отходом от взглядов А. Смита на роль государства в эконо­мике. Последний из представителей английской классической полит­экономии, Д. С. Милль понимал, что система свободной конкуренции не может обеспечить решение ряда экономических проблем, ка­сающихся гарантии индивиду достаточной прибыли. В пятой книге «Основ политической экономии» он анализирует экономическую роль государства и возлагает на него функции, без выполнения ко­торых невозможен экономический и социальный прогресс. Государ­ство должно взять на себя расходы по созданию инфраструктуры, развитию науки и т.д. Большое значение Д.С. Милль придавал госу­дарственной системе социального обеспечения и налогообложения.

Концепция правового государства

Со второй половины XIX в. в Германии под влиянием учения о государстве, под влиянием философии, права и политэкономии в финансовой науке начинают развиваться новые идеи. Был сделан поворот к историческому и органичному взгляду на государство. Концепция правового государства наиболее полно и систематизи- рованно была разработана Л. Штейном (1815—1890) в рамках учения об управлении. Предметом учения об управлении в узком смысле является «внутреннее управление государством». Внутреннее управ­ление «представляет собой совокупность тех сторон государственной деятельности, которые доставляют отдельному человеку условия для его индивидуального развития, недостижимые его собственной энер­гией и усилиями». Частью учения Л. Штейна о внутреннем управ­лении является «учение об управлении народным хозяйством», ко­торое посвящено вопросам обеспечения государством условий для создания материальных благ личности[97].

В соответствии с концепцией правового государства итальян­ский экономист Ф. Нитти определяет государство как естествен­ную форму социальной кооперации. Он полагает, что для человека невозможно никакое развитие без этой первоначальной и наиболее важной формы кооперации.

«Как высшая форма кооперации, — пишет Ф. Нитти, — госу­дарство может оказывать огромнейшее влияние на развитие обще­ства: величайшие коллективные дела были совершены только при посредстве государства, и лишь благодаря его стимулирующей вла­сти стали возможными глубокие изменения в жизни общества. Но никакая коллективная деятельность невозможна при отсутствии индивидуальной, и материальные богатства, которыми располагает государство, производятся отдельными лицами»[98]. К началу XX в. была сформулирована идея о своеобразном разделении труда между государством и частным хозяйством в сфере экономики. Ф. Нитти так определяет характер этого взаимодействия: фундамент эконо­мики — частное хозяйство, государство — своеобразная надстройка экономики. Таким образом, Ф. Нитти четко определяет статус госу­дарства в экономике. Без государства экономика не получит допол­нительных стимулов, но его деятельность определяется требования­ми развития рыночного хозяйства. Эти выводы Ф. Нитти смог сде­лать благодаря изучению и обобщению статистических данных роста государственных расходов в различных странах, включая Рос­сию, с 1871 по 1902 г. По мнению Ф. Нитти, «возрастание общего­сударственных расходов в XIX в. — реальный факт, и, несмотря на чрезвычайное развитие богатства, граждане несут теперь бремя на­логов, становящееся все более тяжким по сравнению с XVIII в.». Он приходит к выводу, что главная причина роста государственных расходов — «постоянный, непрекращающийся рост военных расхо­дов. Дорого современное оружие, дорого и содержание постоянного войска. Применение пара и электричества и широкое использова­ние электрического телеграфа обусловили крупные государственные расходы. В результате роста государственных расходов увеличивает­ся и государственный долг. Рост социальных расходов государства происходит, говоря современным языком, благодаря «прогрессу, общественной солидарности (содержание больниц, благотворитель­ных учреждений, убежищ)»[99].

Важно, что не только теоретики пришли к выводу о влиянии государства на общество, само общество ощутило потребность в деятельности последнего. «Теория государственного невмешательст­ва давно отжила свой век. Современные общественные классы бо­рются между собой из-за стремлений заставить государство служить определенным целям и задачам. Немолчно раздается стоустая про­поведь, в которой государство призывается к настойчивому вмеша­тельству в народнохозяйственную жизнь»2.

Итак, совершенно очевидно, что изменения в налоговой поли­тике отражают те перемены, которые происходят в политике, идео­логии государства.

<< | >>
Источник: Майбуров И.А. и др.. Теория и история налогообложения. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: — 422 с.. 2011

Еще по теме Представители классической школы политэкономи:

  1. ПРЕДСТАВИТЕЛИ КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЛИТЭКОНОМИИ
  2. КЛАССИЧЕСКАЯ ПОЛИТЭКОНОМИЯ
  3. Возврат к теории экономиста классической школы
  4. Постулат классической школы, опровергнутый позитивной физиопсихологией и во всяком случае представляющийся спорным с точки зрения теории и опасным при практическом применении. — Отрицание свободы воли. — Компромиссы эклектиков по вопросу о нравственной свободе.
  5. МЕТОДОЛОГИЯ ПОЛИТЭКОНОМИИ
  6. РОССИЙСКАЯ ПОЛИТЭКОНОМИЯ
  7. СОВЕТСКАЯ ПОЛИТЭКОНОМИЯ
  8. политэкономия сталелитейной промышленности
  9. Глава 1. ПОЛИТЭКОНОМИЯ ФИНАНСОВОЙ РЕПРЕССИИ
  10. 7 ШКОЛЫ МЕНЕДЖМЕНТА
  11. 45. А. МАРШАЛЛ – ЛИДЕР КЕМБРИДЖСКОЙ ШКОЛЫ МАРЖИНАЛИСТОВ
  12. 2.1. Школы и системы управления
  13. 25. ФИЛОСОФСКИЕ ШКОЛЫ 70-90-Х гг. ХХ В
  14. 41. Полномочия представителей
  15. Школы и университеты.
  16. 4.3. Представители налогоплательщика, плательщика сбора
  17. 18. В. И. ТАТИЩЕВ И СОЗДАНИЕ РУССКОЙ ШКОЛЫ
  18. Уполномоченный представитель