<<
>>

Изменения в налоговой политике

Руководствуясь требованием Программы РКП(б) о переходе к прогрессивному подоходному и поимущественному налогу, Централь­ное налоговое управление НКФ в июне 1919 г. приступило к разра­ботке основ реформы прямого налогообложения.

Согласно указанию Коллегии НКФ реформа должна была на­чаться с 1920 г.[138], однако ее проект так и остался нереализованным.

В целях увеличения доходов государственного бюджета 7 октяб­ря 1919 г. СНК издал декрет о повышении окладов гербового сбора, который предусматривал «впредь до введения единого подоходно- поимущественного налога повышение окладов против существо­вавших простого гербового сбора в двадцать раз и пропорциональ­ного — в десять раз»[139].

18 января 1920 г. на заседании Малого СНК был единогласно принят проект Декрета об отмене начислений в пользу государства на продукты и изделия национализированной промышленности, внесенный Наркомфином.

18 ноября 1920 г. СНК в основном одобрил предложенный проект Декрета об отмене денежных налогов и поручил комиссии в составе трех человек во главе с С.Е. Чуцкаевым переработать этот проект с учетом сделанных указаний. 3 февраля 1921 г. Президиум ВЦИК принял постановление о приостановке взимания всех действующих налогов — как общегосударственных, так и местных. В связи с этим налоговый аппарат был полностыю расформирован.

Отмена взимания всех государственных и местных денежных налогов и недоимок по ним явилась закономерным результатом резкого снижения их эффективности в тот период в связи с натура­лизацией хозяйства, дальнейшим быстрым обесценением денег, экс­проприацией имущих классов. Так, поступления денежных налогов со 152,2 млн руб. в 1918 г. (по бюджетному индексу статистики тру­да) упали до 10,2 млн руб. в 1919 г. и 0,2 млн руб. в 1920 г. Потреб­ности государства удовлетворялись за счет трудовой повинности как крестьянства, так и промыслового городского населения, а так­же формирования необходимых объемов продуктов по разверстке[140].

Пересмотр норм промыслового налога Наркоматом финансов был вызван тем, что с уничтожением крупной частной промышленности и торговли появилась масса мелких торговцев и промышленников, которые к концу 1918 г. имели огромные прибыли. Сумма же упла­чиваемого ими налога совершенно не соответствовала размерам этих прибылей. Декрет СНК РСФСР от 10 ноября 1918 г. обязывал привлечь к обложению промысловым процентным сбором с при­были на общих основаниях торговые предприятия 4-го разряда, про­мышленные предприятия 7-го и 8-го разрядов и ярмарочную торгов­лю, что значительно увеличило сумму промыслового налога с этих предприятий, ибо ранее они уплачивали только патентный сбор в небольших размерах.

Следующим шагом правительства был отказ от взимания па­тентного сбора, который был заимствован из французской налого­вой системы, и взамен его были увеличены размеры процентного сбора с прибыли. Декрет был введен в действие с 1 января 1919 г. СНК постановил:

«1. Налог с капитала предприятий, которые обязаны были опуб­ликовывать свою отчетность, а также облагаемых промысловым на­логом по правилам, установленным для этих предприятий, взимать в размере 25 копеек с каждых 100 рублей основного капитала пред­приятий, податная прибыль которых не превышала 3% на основной капитал и 30 копеек с каждых 100 рублей капитала при большем размере прибыли.

2. Процентный сбор с прибыли неотчетных предприятий и про­мыслов, подлежащих платежу промыслового налога, взимать в раз­мере 12% с прибыли, исчисленной для обложения.

3. Привлечь к процентным сборам с прибыли все неотчетные предприятия и промыслы, которые по действующим узаконениям не подлежали этому сбору, но не были изъяты из основного про­мыслового налога»[141].

В целях регистрации предприятий и промыслов, подлежащих промысловому налогу, их владельцы «обязаны были ежегодно до 1 ян­варя, а по вновь открываемым — до начала операций подавать ме­стным податным инспекторам заявления о роде и месте нахожде­ния предприятий и получить от податных инспекторов удостовере­ния о регистрации, которые должны были находиться всегда на видном месте в помещении предприятия»[142].

Сбор гербовых пошлин по-прежнему был основан на Уставе о гербовом сборе от 1890 г. Департамент окладных сборов во главе с профессором И.И. Янжулом по своей инициативе взялся за разра­ботку нового гербового устава с целью его упрощения без нанесе­ния при этом финансового ущерба казне. Эта работа была доведена почти до конца, однако финансовое законодательство пошло по пути полной ликвидации не только гербового сбора, но и всех остальных пошлин.

Постепенно были изъяты из налоговой системы все налоги и сборы. Из числа реальных налогов были отменены: государственный поземельный налог (Декрет СНК РСФСР от 30 октября 1918 г.); все земельные и городские поземельные налоги (Декрет СНК от 3 декабря 1918 г.); налог с городских недвижимых имуществ (По­становление Наркомата финансов РСФСР от 19 ноября 1919 г.); налог с денежных капиталов (Постановление Наркомата финансов РСФСР от 13 сентября 1918 г.); основной промысловый налог (Дек­рет СНК от 28 декабря 1918 г.); налог на хлопок, предъявляемый к перевозке на железных дорогах (Декрет СНК РСФСР от 13 августа 1919 г.); сбор с паровых котлов (Декрет СНК РСФСР от 7 октября 1919 г.); государственные и местные сборы с публичных зрелищ и увеселений (Декреты СНК от 21 августа 1919 г. и 14 октября 1919 г.); процентный сбор с гуртового скота (Декрет СНК РСФСР от 9 но­ября 1920 г.). 15 ноября 1920 г. советская власть декретировала пол­ную отмену гербового сбора и всех пошлинных сборов.

Как мы уже упоминали, 30 октября 1918 г. ВЦИК издал Декрет об единовременном чрезвычайном 10-миллиардном революцион­ном налоге. Одновременно вышел Декрет об обложении сельских хозяйств натуральным налогом в виде отчисления части сельскохо­зяйственных продуктов. Оба этих Декрета имели одну цель: удовле­творить нужды власти, т.е. дать денежные средства и одновременно содействовать ликвидации социальных неравенств.

Разверстка сумм чрезвычайного 10-миллиардного налога между уездами, городами, волостями и селениями была возложена на ме­стные исполкомы, а раскладка налога между плательщиками — на комитеты бедноты, сельские, волостные и городские Советы.

Рас­кладка производилась сообразно общему имущественному положе­нию и доходам каждого лица с условием, что городская и деревен­ская беднота освобождалась от уплаты этого налога, средние слои должны быть обложены лишь небольшими ставками, а вся тяжесть налога приходилась бы на богатую часть городского населения и богатых крестьян. Раскладку налога исполкомы обязаны были за­кончить к 1 декабря 1918 г., а взыскание — не позднее 15 декабря 1918 г. Общее инструктирование местных Советов по проведению в жизнь этого Декрета было поручено НКФ РСФСР. Поскольку Дек­рет не содержал никаких инструкций о раскладке налога, Департа­мент окладных сборов, которому принадлежала инициатива его введения, учитывая обширность территории республики и многооб­разный состав населения, ограничился лишь подробными указа­ниями о порядке образования раскладочных комиссий. За основу раскладки налога между уездами, городами, волостями и селениями предлагалось взять сведения по подоходному и промысловому на­логам, данные страховых оценок, земских и городских оценок зе­мельных и других недвижимых имуществ и т.п. Тем самым НКФ доверил разработать подробный порядок проведения сбора этого налога местным властям, оставив за собой функцию контроля за организацией раскладки налога и методами его взимания. Контроль осуществлялся как посредством рассылки на места анкет с конкрет­ными вопросами о ходе работ, так и командированием из центра уполномоченных эмиссаров.

Однако общие финансовые результаты от проведения чрезвы­чайного налога оказались не вполне удачными.

Главные причины общего неуспеха этого налога были следую­щими:

1) произведенные ранее местными Советами в сепаратном порядке контрибуции значительно сократили количество плательщиков;

2) вследствие принятия декрета о национализации торгово-про­мышленных предприятий сократилось число объектов обложения, которые в момент исчисления налога были приняты на учет;

3) проведенная в крайней спешке разверстка налога по губер­ниям на основании устарелых данных 1916 и 1917 гг. была заведомо нереальной;

4) взимание налога было поручено неопытным, недавно создан­ным местным финансовым органам.

Но в тактическом отношении этот налог, как считали власти, оказался полезным, ибо позволил покончить с самовольством мест­ной власти, злоупотреблявшей сбором контрибуций и тем самым нарушавшей бюджетный план центрального правительства.

30 октября 1918 г. был издан Декрет ВЦИК об обложении сель­ских хозяев в виде отчисления части сельскохозяйственных продук­тов. НКФ в своем обращении к губфинотделам от 21 октября 1919 г. так объяснял попытку власти перейти от денежного обложения к натуральному: во-первых, недостаток продовольствия негативно ска­зывается на всех сторонах жизни республики; во-вторых, с расши­рением натурального обложения постепенно сойдет на нет денежное хозяйство, которое уступит место натуральному.

Крестьянская беднота освобождалась от этого налога. Размеры натурального налога и нормы, освобождающие от уплаты его, опре­делялись на основе размеров посевной площади (десятин посева) и числа голов скота.

Натуральный налог вносился по выбору самого плательщика — рожью или другими зерновыми и иными продуктами сельского хо­зяйства и животноводства, причем их количество взамен ржи исчис­лялось по специальной таблице, приложенной к Декрету. Скоро­портящиеся продукты (свекла, картофель, фрукты и т.п.) в уплату налога не принимались.

При оповещении о размерах налога плательщику заявлялось, следующее:

• причитающееся с него количество продуктов является собст­венностью государства;

• оно считается сданным плательщику на хранение;

• за умышленную порчу или растрату этих продуктов платель­щик будет подвергнут наказанию.

На губисполкомы была возложена обязанность устанавливать в пределах губернии порядок передачи поступивших в уплату налога продуктов продовольственным и другим организациям.

Значительная часть населения республики встретила этот налог настороженно. Так, крестьяне, чтобы уменьшить размеры налога, стали избавляться от части своего скота. Учитывая подобные факты, НКФ предложил губисполкомам провести разъяснительную кампа­нию при помощи местных партийных организаций, органов мест­ной прессы и т.п. Одновременно были приняты специальные меры: подлежавший уплате подоходный налог уменьшался на сумму стои­мости причитавшегося с того же плательщика натурального налога; Декретами ВЦИК от 23 декабря 1918 г., 25 апреля и 15 октября 1919 г. устанавливались разные льготы при взыскании натурального налога.

25 апреля 1919 г. был издан Декрет об освобождении от этого налога крестьян-середняков. По статистическим данным НКФ, сред­няя налоговая тяжесть плательщиков натурального налога колеба­лась от 2,5 до 17,5 пуд[143] с домохозяйства.

В конечном итоге вследствие указанных причин натуральный налог в фискальном отношении не оправдал тех надежд, которые на него возлагались. Главной причиной его неуспеха была прово­дившаяся параллельно с натуральным налогом продразверстка, ко­торая впоследствии и поглотила этот налог (Постановление ВЦИК от 21 марта 1921 г.). В силу Декрета о социализации земли уравни­тельность землепользования стала фактом, поэтому число платель­щиков оказалось незначительным.

Налоги целевого характера в 1918 г. были направлены в основ­ном на поддержание жизнеобеспечения семей красноармейцев, а также на создание фонда детского питания. По инициативе Нарко­мата по военным делам 14 августа 1918 г. были изданы Правила о сборе средств для создания фонда обеспечения семей красноармей­цев. Согласно этим Правилам с каждого частного предприятия в фонд обеспечения семей красноармейцев взыскивался «месячный заработок по расчету на число немобилизованных рабочих и работ­ниц данного предприятия».

В развитие указанных Правил была издана инструкция, утвер­жденная 14 октября 1918 г. НКФ по соглашению с Наркоматом труда. В соответствии с ней единовременный сбор взимался в раз­мере месячного (за июнь 1918 г.) заработка числившихся в списках частных предприятий на 1 апреля 1918 г. немобилизованных рабочих и служащих независимо от их возраста; сбор уплачивался владель­цами предприятий и не мог быть переложен на рабочих. В состав заработка включались все причитавшиеся за июнь 1918 г. вознагра­ждения: жалованье, поденная, сдельная и сверхурочная оплата, и также выплаты «натурой» (продовольствие, квартира и т.п.). Исчис­ление налога было поручено налоговым присутствиям под предсе­дательством податных инспекторов.

23 сентября 1918 г. был издан Декрет СНК РСФСР о создании фонда детского питания путем обложения населения. Декретом от 5 ноября 1918 г. СНК РСФСР установил нормы обложения в фонд детского питания.

Таким образом, можно сделать выводы о том, что с установлени­ем советской власти налоговая система, как и все финансовое хозяй­ство в целом, требовала коренных преобразований. После установле­ния диктатуры пролетариата новая налоговая политика незамедли­тельно начала проводиться в жизнь, где первым шагом явилось обязательное взыскание старых налогов. Поэтому первое время по­сле Октябрьской революции в налогообложении, преобладали кон­трибуции и старые виды налогов — подоходный, налог на денежные капиталы, поземельный, общегосударственный промысловый, налог с национализированных и муниципализированных городских не­движимых имуществ и др.

Однако вскоре возникла необходимость в проведении налоговой реформы, итогом которой стало введение такого налога, как контри­буции с капиталистических элементов, и разработка основ подо­ходно-поимущественного налогообложения. Но широкое примене­ние контрибуций не обеспечило поступления достаточного количе­ства средств.

В итоге НКФ подготовил проект Декрета о порядке исчисления доходов, подлежащих обложению государственным подоходным на­логом, который 20 сентября 1918 г. был принят Комиссией при СНК и 23 сентября утвержден СНК. Указанный документ внес ряд изме­нений в Положение о государственном подоходном налоге. С уче­том этого НКФ занялся разработкой предложений по перестройке системы налогообложения.

В связи с резким ухудшением продовольственного положения в ходе обострившейся Гражданской войны и интервенции советское правительство в 1919 г. вынуждено было перейти к продовольст­венной разверстке.

Безусловно влияние военного фактора в тот период было огром­но. Тем не менее роль налоговой политики правительства, по мне­нию некоторых авторов, в разорении российской деревни трудно переоценить. В результате налоговых мероприятий советской власти в 1918 г. существенно изменилась структура доходов государствен­ного бюджета.

При проведении подобного рода кардинальных мероприятий в сфере налогообложения, соответственно была изменена и структура Департамента окладных сборов, а также функции, возлагаемые на это ведомство.

<< | >>
Источник: Майбуров И.А. и др.. Теория и история налогообложения. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: — 422 с.. 2011

Еще по теме Изменения в налоговой политике:

  1. Изменения бюджетно-налоговой политики
  2. Анализ влияния бюджетно-налоговой политики России на изменение реального валютного курса
  3. 15.5. Основные направления совершенствования налоговой политики в России на современном этапе развития Разработка концептуального документа в области налоговой политики
  4. 15.1. Сущность налоговой политики государства Понятие налоговой политики
  5. 1.8. Изменения в налоговой системе РФ и их учет для целей налогового планирования
  6. Передаточный механизм кредитно-денежной политики, ее связь с бюджетно-налоговой и валютной политикой
  7. 3.2.2. Законопроект "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации, а также признании утратившими силу отдельных положений Федерального закона от 9 июля 1999 года N 154-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации" в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения
  8. 76. Раскрытие и изменение учетной политики
  9. 7.2. Налоговая политика как часть финансовой политики
  10. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПО ФОРМИРОВАНИЮ И ИЗМЕНЕНИЮ УЧЁТНОЙ ПОЛИТИКИ ОРГАНИЗАЦИИ
  11. 4.3. Способы оптимизации налогов с использованием методов налогового учета в налоговой политике организации
  12. 1 5.1. Налоговый кодекс РФ — основной инструмент реализации налоговой политики
  13. 1. Понятие налоговой системы и налоговой политики
  14. § 1. Изменения порядка определения налоговой базы у экспортеров
  15. Феоктистов И.А., Нечипорчук Н.А., Красноперова О.А.. Комментарий к последним изменениям в Налоговый кодекс РФ. М.: ГроссМедиа, РОСБУХ, — 192 с., 2009
  16. Возможные “твердые курсы” фискальной и монетарной политики. Противоречивость целей макроэкономического регулирования и проблема координации курсов бюджетно-налоговой и кредитно-денежной политики
  17. Изменения, внесены в часть вторую Налогового кодекса РФ
  18. 5.6. Влияние налоговой политики на развитие рынка услуг налогового консультирования