<<
>>

10.1. Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации

Арбитражными судами различных инстанций за время действия части I Налого­вого кодекса рассмотрено более 21 тыс. дел, связанных с применением различных положений НК, и выработаны определенные рекомендации по практике разре­шения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положе­ний части I Налогового кодекса Российской Федерации.
Приводимый ниже об­зор данной практики крайне важен для грамотного осуществления налогового планирования хозяйствующими субъектами.

1. Установление факта взаимозависимости лиц по обстоятельствам иным, чем перечислены в п. 1 ст. 20 Налогового кодекса Российской Федерации, судом осуществляется с участием налогового органа и налогоплательщика в ходе рассмотрения дела, касающегося обоснованности вынесения решения о дона­числении налога и пеней (ст. 40 Кодекса).

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа (ответ­чика) о доначислении налогов на прибыль и на добавленную стоимость, а также взыскании пеней в связи с занижением налоговой базы из-за неправильного опре­деления цены для целей налогообложения.

Ответчик просил суд отказать в удовлетворении требования заявителя, указав, что доначисление налогов осуществлено им на основании ст. 40 НК РФ в резуль­тате проверки правильности применения ответчиком цен по сделкам с взаимоза­висимым лицом.

Рассматривая дело, суд обратил внимание на следующее.

В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 40 Кодекса налоговые органы вправе проверять правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами.

В п.1 ст. 20 НК РФ перечислены случаи, когда лица считаются взаимозависи­мыми для целей налогообложения.

Пунктом 2 ст. 20 Кодекса суду предоставлено право признавать лица взаимо­зависимыми по иным основаниям, чем предусмотренные п. 1 указанной статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Как видно из материалов дела, налоговый орган посчитал заявителя и его контр­агента взаимозависимыми лицами на том основании, что учредителями данных организаций являются одни и те же граждане, которые заинтересованы во взаи­модействии своих организаций и установлении выгодных условий купли-про­дажи.

Поскольку приведенное основание не предусмотрено п. 1 ст. 20 НК РФ, заяви­тель полагал, что проверка ответчиком правильности применения цен могла быть осуществлена только после признания судом факта взаимозависимости лиц по заявлению налогового органа. Несоблюдение данного порядка влечет недействи­тельность решения о доначислении налога и пеней.

Суд отклонил эти доводы заявителя по следующему мотиву. Установление факта взаимозависимости лиц по обстоятельствам иным, чем перечисленные в п. 1 ст. 20 НК РФ, осуществляется судом с участием налогового органа и нало­гоплательщика в ходе рассмотрения дела, касающегося обоснованности вынесе­ния решения о доначислении налога и пеней.

Оценив представленные сторонами доказательства, суд признал заявителя и его контрагента взаимозависимыми лицами и рассмотрел, по существу, вопрос о правильности расчета доначисленных налогов и пеней.

2. Юридическое лицо и его руководитель с учетом конкретных обстоятельств могут быть признаны взаимозависимыми лицами в смысле ст. 20 НК РФ.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с акционерного общества штрафа, предусмотренного ст. 123 НК РФ, за невыпол­нение обязанностей налогового агента.

Общество просило суд отказать в удовлетворении требования заявителя, ука­зав на исчисление и удержание им налога на доходы физического лица в полном объеме.

Из представленных в суд материалов усматривалось следующее.

Общество (ответчик) заключило с гражданином договор купли-продажи 35 квар­тир на общую сумму 830 тыс. руб., с рассрочкой уплаты выкупной цены на 10 лет.

Считая, что данная сделка совершена между взаимозависимыми лицами, нало­говый орган (заявитель) на основании пп.

1 п. 2 ст. 40 Кодекса проверил правиль­ность применения цен по данной сделке в целях контроля за полнотой исчисле­ния налога на доходы физического лица — покупателя.

Согласно полученным заключениям экспертов, цена квартир оказалась зани­женной в 4 раза, а именно на 2,5 млн руб.

В связи с этим налоговый орган указал, что общество, будучи налоговым аген­том (работодателем) по отношению к гражданину-покупателю, при исчислении налога на доходы последнего должно было включить в налоговую базу доход в ви­де указанной выше экономической выгоды, исчислить с этой суммы налог, удер­жать его при осуществлении выплат гражданину в течение налогового периода и перечислить удержанную сумму налога в бюджет.

Поскольку эта обязанность обществом не выполнена, налоговый орган вынес решение о привлечении общества к ответственности, предусмотренной ст. 123 НКРФ.

Суд в удовлетворении требования налогового органа отказал, отметив следующее.

Налоговый орган (заявитель) проверил правильность применения цен по спор­ной сделке купли-продажи, признав участников этой сделки взаимозависимыми лицами, так как гражданин-покупатель является директором общества-продавца.

Однако поскольку в рассматриваемой ситуации не усматривается ни один из признаков взаимозависимых лиц, указанных в пп. 1-3 п. 1 ст. 20 НК РФ, налого­вый орган не вправе был оспаривать цену договора для целей налогообложения.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил и дело направил на новое рассмотрение по следующим .основаниям.

Как видно из имеющихся в деле документов, общество (ответчик) продало 35 квар­тир своему директору. При этом собственниками 100% акций общества являются директор и его сын.

Решение о продаже, цене продажи и рассрочке платежа было принято на об­щем собрании акционеров (в составе двух указанных граждан).

Согласно п. 2 ст. 20 Кодекса суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным п. 1 этой статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (ра­бот, услуг).

В данном случае характер взаимосвязи покупателя и продавца свидетельству­ет о возможном влиянии этой связи на условия и результаты сделки, поэтому они должны быть признаны взаимозависимыми лицами в смысле п. 2 ст. 20 НК РФ и в целях применения положений ст. 40 Кодекса.

Поскольку суд первой инстанции, не признав продавца и покупателя взаимо­зависимыми лицами, не исследовал вопрос о соотношении цены сделки и рыноч­ной цены на проданные квартиры и не дал оценки представленным налоговым органом доказательствам, дело подлежит направлению на новое рассмотрение для разрешения указанного вопроса.

В другом случае суд признал взаимозависимыми лицами два общества с огра­ниченной ответственностью, поскольку руководитель одного из обществ имел долю в размере 25% во втором обществе.

Данный вывод был поддержан судами апелляционной и кассационной инстанций.

Требование о взыскании задолженности по налогам, пеням и штрафам, числя­щейся за организацией, являющейся зависимым (дочерним) обществом (пред­приятием), на основании пп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ может быть предъявлено нало­говым органом только к коммерческой организации.

Налоговый орган на основании пп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ обратился в арбитраж­ный суд с заявлением о взыскании с главного управления исполнения наказаний по одному из субъектов Российской Федерации (далее — управление) задолжен­ности по налогу на добавленную стоимость, числящейся за государственным уни­тарным предприятием, входящим в систему управления. Само предприятие (на­логоплательщик) было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица.

Ответчик требование не признал со ссылкой на то, что он является государ­ственным учреждением, финансируется из бюджета в соответствии с утвержден­ной сметой и не может отвечать своими денежными средствами и иным имуще­ством по долгам коммерческой организации, коей является третье лицо.

Решением суда в удовлетворении требования отказано по следующим основа­ниям.

В силу пп. 16 п. 1 ст. 31 Кодекса налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды требования о взыскании задолженно­сти по налогам, сборам, соответствующим пеням и штрафам в бюджеты (внебюд­жетные фонды), числящейся более трех месяцев за организациями, являющими­ся в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации зависимыми (дочерними) обществами (предприятиями), с соответствующих основных (преобладающих, участвующих) обществ (товариществ, предприятий), когда на счета последних в банках поступает выручка за реализуемые товары (ра­боты, услуги) зависимых (дочерних) обществ (предприятий).

Как видно из материалов дела, в ходе выездной налоговой проверки предприя­тия была выявлена задолженность по налогу на добавленную стоимость.

Имущество предприятия является федеральной собственностью, в соответ­ствии с его уставом полномочия учредителя и собственника имущества от лица Российской Федерации осуществляет Главное управление исполнения наказа­ний Минюста России, в систему которого входит ответчик.

Предприятие более трех месяцев не погашало выявленную задолженность. Как установлено в ходе встречной проверки, проведенной заявителем у ответчика, выручка за отгруженный предприятием (третьим лицом) товар в ряде случаев поступала на счет управления.

Учитывая изложенные обстоятельства и руководствуясь пп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ, налоговый орган предъявил к управлению требование о погашении задол­женности предприятия.

Однако заявителем не приняты во внимание следующие моменты.

Согласно приведенной выше норме факт зависимости устанавливается по пра­вилам Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу ст. 105, 106 и ,114 названного Кодекса основными (преобладающими) обществами (предприятия­ми) могут быть только коммерческие организации.

Поскольку управление (ответчик) является государственным учреждением (некоммерческой организацией), оно не может быть расценено в качестве основ­ного (преобладающего) по отношению к государственному унитарному предпри­ятию (третьему лицу).

Таким образом, требование, определенное пп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ, предъявле­но налоговым органом к управлению неправомерно.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение в силе.

3. Суд признал необоснованным доначисление налоговым органом налога на при­быль по сделке между взаимозависимыми лицами, поскольку отсутствовали доказательства того, что цена услуги, примененная сторонами по этой сделке, отклонялась от рыночной цены более чем на 20% (ст. 40 НК РФ).

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о призна­нии недействительным решения налогового органа о доначислении на основании ст. 40 НК РФ налога на прибыль и пеней.

Ответчик требование не признал, сославшись на заключение сделок, по кото­рым им проверена правильность применения цен и доначислен налог, между вза­имозависимыми лицами. Поэтому перерасчет налога на прибыль исходя из ры­ночных цен в данном случае обоснован.

.Суд требование удовлетворил, отметив следующее.

В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 40 Кодекса налоговые органы вправе проверять правильность применения цен по сделкам между взаимозависимыми лицами.

В ходе проведения у заявителя выездной налоговой проверки налоговым орга­ном выявлены факты заключения сделок на оказание услуг между заявителем и его акционером, имеющим контрольный пакет акций. Вывод налогового органа о том, что участники этих сделок являются взаимозависимыми лицами, правомерен.

Однако в силу п. 3 ст. 40 НК РФ, налоговый орган вправе вынести мотивиро­ванное решение о доначислении налога и пеней по сделкам между взаимозависи­мыми лицами только в случаях, если цены на товары (работы, услуги) по таким сделкам отклоняются более чем на 20% от рыночной цены на идентичные (одно­родные) товары (работы, услуги).

Как видно из акта проверки и решения о доначислении налога и пеней, а также явствует из объяснений представителей ответчика, налоговый орган в ходе про­верки не исследовал вопрос об уровне отклонения цены сделок от рыночных цен. При этом рыночные цены вообще не устанавливались, а в целях перерасчета на­лога на прибыль использован показатель себестоимости услуг (услуги были про­даны по ценам ниже себестоимости).

Таким образом, решение налогового органа о доначислении налога и пеней не соответствует положениям п. 3 ст. 40 НК РФ и, следовательно, подлежит призна­нию недействительным.

Суд кассационной инстанции оставил решение в силе.

4. В случае выявления сделок, цены по которым более чем на 20% отклоняются от уровня цен, примененных данным налогоплательщиком в отношении иден­тичных (однородных) товаров (работ, услуг) в пределах непродолжительно­го периода времени, доначисление налога по этим сделкам не может произво­диться исходя из средней цены реализации.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с сельскохозяйственного производственного кооператива недоимки по ряду на­логов, образовавшейся в результате занижения налоговой базы, и пеней.

Ответчик требование не признал, ссылаясь на неправильное применение нало­говым органом положений ст. 40 Кодекса и соответственно на необоснованный перерасчет налоговой базы и суммы налогов.

Суд отказал в удовлетворении требования исходя из следующего.

Как видно из материалов дела, в частности из акта выездной налоговой про­верки, кооператив в октябре 2000 г. совершил ряд сделок по продаже сельскохо­зяйственной продукции.

В течение указанного месяца имел место значительный разброс цен по отдель­ным сделкам — более чем на 20%.

На этом основании налоговый орган, руководствуясь пп. 4,2 и 3 ст. 40 НК РФ, осуществил перерасчет налоговой базы и суммы подлежащих уплате налогов. При этом для целей налогообложения была определена средняя цена реализации сельскохозяйственной продукции ответчиком в названный период.

Указанные действия налогового органа не соответствуют положениям п. 3 ст. 40 Кодекса.

Согласно данной норме, в рассматриваемом случае заявителю следовало уста­новить уровень рыночных цен на идентичную (однородную) продукцию и дона­числить налоги только по тем сделкам ответчика, цены по которым отклоняются от рыночных более чем на 20%.

Уровень рыночных цен налоговым органом не исследовался и не устанавли­вался, в связи с чем представленный в суд перерасчет сумм налогов, подлежащих уплате ответчиком, не основан на законе.

В связи с изложенным требование заявителя о взыскании с ответчика недоим­ки по налогам не может быть удовлетворено.

5. Пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога, установленного ст. 70 Кодекса, не влечет изменения порядка исчисления сро­ка на принудительное взыскание налога и пеней.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ин­дивидуального предпринимателя недоимки по единому налогу на вмененный до­ход за март 1999 г. и пеней за просрочку уплаты налога.

Решением суда в удовлетворении требования отказано со ссылкой на пропуск налоговым органом пресекательного срока, установленного п. 3 ст. 48 Кодекса для подачи соответствующего заявления.

При этом суд указал следующее.

Установленный ст. 70 НК РФ трехмесячный срок направления требования об уплате налога истек 30.05.1999 г. (налог должен был быть уплачен не позднее

28.02.1999 г.).

Фактически требование было направлено ответчику спустя почти год —

05.05.2000 г., срок его добровольного исполнения был определен 15.05.2000 г.

Согласно п. 3 ст. 48 Кодекса шестимесячный срок на обращение налогового

органа в суд с заявлением о взыскании недоимки, являющийся пресекательным, начинает течь с момента истечения срока исполнения требования об уплате на­лога.

Пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога (ст. 70 НК РФ) не влечет изменения порядка исчисления пресекательного срока на принудительное взыскание налога и пеней (п. 3 ст. 48 НК РФ).

В связи с этим срок на обращение в суд должен исчисляться с 10.06.1999 г., т. е. по истечении 10 дней (определенных в требовании) со дня окончания установ­ленного ст. 70 Кодекса срока на направление требования.

Поскольку заявление было предъявлено 27.09.2000 г., т. е. за пределами пресе- кательного срока, предусмотренного п. 3 ст. 48 НК РФ, оно не может быть удов­летворено.

6. Отсутствие у налогоплательщика по итогам конкретного налогового периода сумма налога к уплате само по себе не освобождает его от обязанности пред­ставления налоговой декларации (ст. 80 НК РФ) по данному налоговому пе­риоду, если иное не установлено законодательством о налогах и сборах.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с об­щества с ограниченной ответственностью штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 119 НК РФ, за несвоевременное представление налоговых деклараций по налогам на прибыль и на добавленную стоимость.

Ответчик добровольно штраф не уплатил, однако доводов в обоснование своей позиции в суд не представил.

Решением суда в удовлетворении требования отказано со ссылкой на отсут­ствие у общества по итогам соответствующего налогового периода сумм указан­ных налогов к уплате. По мнению суда, у налогоплательщика нет обязанности представлять «нулевую» налоговую декларацию.

Суд кассационной инстанции решение отменил и требование удовлетворил, отметив следующее.

Согласно абзацу второму п. 1 ст. 80 Кодекса налоговая декларация представ­ляется каждым налогоплательщиком по каждому налогу, подлежащему уплате этим налогоплательщиком, если иное не предусмотрено законодательством о на­логах и сборах.

В силу указанной нормы обязанность налогоплательщика представлять нало­говую декларацию по тому или иному виду налога обусловлена не наличием сум­мы такого налога к уплате, а положениями закона об этом виде налога, которыми соответствующее лицо отнесено к числу плательщиков данного налога. I

Глава 21 НК РФ не устанавливает каких-либо иных (специальных) правил представления налоговой декларации по налогу на добавленную стоимость.

Ст. 289 главы 25 Кодекса (часть II), регламентирующая вопросы представле­ния налоговой декларации по налогу на прибыль, в этой части согласуется с по­ложениями абзаца второго п. 1 ст. 80 НК РФ.

Таким образом, ответчик, являясь плательщиком названных выше видов нало­гов, обязан был представлять налоговые декларации в установленные законом сроки независимо от результатов расчетов сумм налогов к уплате по итогам тех или иных налоговых периодов.

7. При применении положений ст. 87 НК РФ, устанавливающих ограничения в отношении проведения повторных выездных налоговых проверок, суд не принял во внимание доводы налогового органа о том, что повторная выездная налоговая проверка носила тематический характер и касалась внешнеэконо­мической деятельности налогоплательщика.

Государственное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с заяв­лением о признании недействительным решения налогового органа о взыскании недоимки по налогам на прибыль и на добавленную стоимость, пеней и штрафов. В обоснование своего требования предприятие сослалось на то обстоятельство, что оспариваемое решение принято по результатам повторной выездной налого­вой проверки.

Ответчик требование не признал, поскольку вторая проверка носила темати­ческий характер и касалась вопросов соблюдения налогового законодательства заявителем как участником внешнеэкономической деятельности. Ранее по этим вопросам проверок на предприятии не проводилось.

Решением суда требование предприятия удовлетворено по следующим осно­ваниям.

В соответствии с частью третьей ст. 87 НК РФ запрещается проведение нало­говыми органами повторных выездных налоговых проверок по одним и тем же налогам, подлежащим уплате или уплаченным налогоплательщиком (платель­щиком сбора) за уже проверенный налоговый период, за исключением случаев, когда такая проверка проводится в связи с реорганизацией или ликвидацией организации-налогоплательщика (плательщика сбора — организации) или выше­стоящим налоговым органом в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку.

Предприятия, осуществляющие внешнеэкономическую деятельность, опреде­ляют налоговую базу в соответствии с законодательством о налогах и сборах, в частности главой 21 НК РФ и Законом Российской Федерации «О налоге на прибыль предприятий и организаций». Налогообложение операций, связанных с оплатой товаров (работ, услуг) иностранной валютой, отдельным законодатель­ством не регулируется.

Следовательно, проверкой правильности и своевременности уплаты налогов на прибыль и на добавленную стоимость охватываются и внешнеэкономические операции налогоплательщика.

В связи с изложенным доводы ответчика в обоснование правомерности прове­дения у заявителя второй проверки по тем же налогам за уже проверенный нало­говый период не могут быть приняты судом во внимание.

8. Проведение камеральной налоговой проверки за пределами срока, предусмо­тренного ст. 88 НКРФ, само по себе не может повлечь отказ в удовлетворе­нии требования налогового органа о взыскании налога и пеней, предъявленного с соблюдением срока, предусмотренного п. 3 ст. 48 Кодекса.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя налога, не исчисленного налогоплательщи­ком в связи с занижением налоговой базы, и пеней.

Ответчик требование не признал, ссылаясь на то, что доначисление налога про­изведено по результатам камеральной налоговой проверки, которая проведена с нарушением положений 2 абзаца ст. 88 Кодекса.

Суд требование удовлетворил, обратив внимание на следующее.

Согласно второму абзацу ст. 88 Н К РФ камеральная проверка проводится уполномоченными должностными лицами налогового органа в соответствии с их служебными обязанностями без какого-либо специального решения руководите­ля налогового органа в течение трех месяцев со дня представления налогопла­тельщиком налоговой декларации и документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налога, если законодательством о налогах и сборах не пред­усмотрены иные сроки.

Применяя указанную норму, следует исходить из того, что установленный ею срок не является пресекательным и его истечение не препятствует выявлению фактов неуплаты налога и принятию мер по его принудительному взысканию.

В то же время пропуск налоговым органом срока проведения камеральной про­верки не влечет изменения порядка исчисления срока на принудительное взыс­кание налога и пеней (п. 3 ст. 48 НК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 48 Кодекса шестимесячный срок на обращение нало­гового органа в суд с заявлением о взыскании недоимки, являющийся пресека­тельным, начинает течь с момента истечения срока исполнения требования об уплате налога.

В силу ст. 70 Кодекса требование об уплате налога и соответствующих пеней, выставляемое налогоплательщику в соответствии с решением налогового органа по результатам налоговой проверки, должно быть направлено ему в десятиднев­ный срок с даты вынесения соответствующего решения.

Как следует из материалов дела, предпринимателю (ответчику) предложено доплатить налог на добавленную стоимость за май 2001 г. Соответствующее ре­шение принято налоговым органом 02.11.2001 г. по результатам камеральной про­верки налоговой декларации, представленной предпринимателем 20.06.2001 г.

С учетом приведенных выше положений ст. 88 Кодекса в данном случае каме­ральная налоговая проверка должна была быть проведена налоговым органом до 20.09.2001 г.

Поскольку ст. 88 НК РФ не предусматривается специального срока для выне­сения решения по результатам камеральной налоговой проверки, такое решение должно быть принято в пределах срока самой проверки, т. е. в рассматриваемом случае — не позднее 20.09.2001 г.

Следовательно, требование об уплате налога надлежало направить до 30.09.2001 г. Фактически требование было направлено 15.11.2001 г., срок на добровольное его исполнение — 10 дней.

Срок на обращение в суд надлежит исчислять в данном случае с 10.10.2001 г., т. е. по истечении 10 дней (определенных в требовании) со дня окончания уста­новленного ст. 70 Кодекса срока на направление требования.

Поскольку заявление было направлено в суд в марте 2002 г., т. е. в пределах срока, предусмотренного п. 3 ст. 48 НК РФ, оно подлежит рассмотрению по су­ществу.

Установив, что требование налогового органа обоснованно, суд удовлетворил его.

9. Суд отказал налоговому органу в удовлетворении требования о взыскании с налогоплательщика штрафа, поскольку в решении о привлечении налогопла­тельщика к ответственности не были указаны характер и обстоятельства допущенного налогового правонарушения.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ак­ционерного общества (налогоплательщика) штрафа, предусмотренного ст. 122 НКРФ.

Возражая против требования заявителя, акционерное общество сослалось на то, что содержание решения о привлечении его к ответственности не отвечает тре­бованиям п. 3 ст. 101 Кодекса. Отсутствие указания на характер и обстоятельства вменяемого налогоплательщику правонарушения, ссылок на Документы и иные сведения, на которых основаны выводы налогового органа, лишило налогопла­тельщика возможности обеспечить надлежащую защиту своих прав.

Суд отказал в удовлетворении требования налогового органа, отметив следу­ющее.

В силу п. 6 ст. 101 НК РФ несоблюдение должностными лицами налоговых органов при принятии решений о привлечении к налоговой ответственности тре­бований этой статьи может являться основанием для признания судом указан­ных решений недействительными.

В п. 3 ст. 101 Кодекса перечислены требования к содержанию решения о при­влечении к ответственности. В частности, в решении должны быть изложены об­стоятельства совершенного налогоплательщиком налогового правонарушения, приведены ссылки на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства.

В решении налогового органа о привлечении общества к ответственности вме­сто упомянутых выше сведений указано лишь, что руководитель налогового орга­на, рассмотрев акт выездной налоговой проверки, «установил факты нарушения Инструкции № 30 "О порядке исчисления и уплаты налогов, поступающих в до­рожные фонды" и Инструкции № 39 о НДС». На основании изложенного руко­водитель налогового органа постановил привлечь налогоплательщика (ответчи­ка) к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ.

Необходимые сведения не отражены также ни в акте проверки, ни в приложе­ниях к нему, нет ссылок и на первичные бухгалтерские документы, в связи с чем невозможно установить, какие конкретно факты были квалифицированы как на­логовые правонарушения, определить их характер.

Исходя из изложенного, суд признал, что несоблюдение налоговым органом требований п. 3 ст. 101 Кодекса является основанием для отказа в удовлетворе­нии заявления о взыскании штрафа.

10. Проведение на основании пп. Зп.2 ст. 101 НК РФ дополнительных мероприя­тий налогового контроля не изменяет порядок исчисления срока давности, предусмотренного ст. 115 Кодекса.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью сумм налоговых санкций на осно­вании решения, вынесенного в соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 101 НК РФ по резуль­татам выездной налоговой проверки.

Общество требование не признало, сославшись на то, что ранее по материалам той же проверки заявителем в соответствии с пп. 3 п. 2 указанной статьи Кодекса было принято решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля. Тем самым налоговый орган реализовал свои полномочия на принятие одного из трех возможных решений, предусмотренных п. 2 ст. 101 НК РФ.

Кроме того, решение, положенное в основу заявления, вынесено за пределами срока, установленного п. б ст. 100 Кодекса,

В ходе разрешения данного дела судом установлено следующее.

Руководитель налогового органа (заявителя) в соответствии с п. 1 ст. 101 НК РФ рассмотрел в присутствии налогоплательщика (ответчика) материалы нало­говой проверки и представленные налогоплательщиком возражения к акту про­верки.

По результатам рассмотрения указанных материалов руководитель из трех возможных решений, предусмотренных п. 2 ст. 101 Кодекса, принял решение о про­ведении дополнительных мероприятий налогового контроля (пп. 3 п. 2 ст. 101). Данное решение было принято в срок, установленный п. 6 ст. 100 НК РФ.

В ходе дополнительных мероприятий должностные лица налогового органа исследовали документы, поступившие от третьих лиц и касающиеся деятельно­сти ответчика, допросили свидетелей, назначили экспертизу. На основании по­лученных данных было принято решение о привлечении налогоплательщика к ответственности (пп. 1 п. 2 ст. 101 Кодекса).

По мнению заявителя, вынесение по результатам дополнительных мероприя­тий налогового контроля решения о привлечении налогоплательщика к налого­вой ответственности не противоречит положениям НК РФ, в том числе ст. 101. Срок вынесения подобного решения Кодексом не установлен.

Изучив материалы дела, суд отказал в удовлетворении заявления по следу­ющим основаниям:

Согласно п. 6 ст. 100 НК РФ, по истечении срока, установленного для пред- ставлейия налогоплательщиком возражений по акту выездной налоговой провер­ки, руководитель налогового органа в течение не более 14 дней рассматривает акт проверки и представленные налогоплательщиком материалы.

Порядок рассмотрения указанных материалов и принятия по ним решения ре­гламентирован п. 1 и 2 ст. 101 Кодекса.

В силу п. 2 ст. 101 НК РФ по результатам рассмотрения материалов проверки руководитель налогового органа выносит одно из трех возможных решений:

1) о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совер­шение налогового правонарушения;

2) об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности за соверше­ние налогового правонарушения;

3) о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля.

Принятие заявителем первоначально решения о проведении дополнительных

мероприятий налогового контроля свидетельствует о том, что, рассмотрев мате­риалы проверки с учетом возражений ответчика, он не счел их достаточными для принятия решения о привлечении либо отказе в привлечении общества к налого­вой ответственности.

Следует учитывать, что Кодекс не устанавливает специального срока, в тече­ние которого должны быть проведены указанные мероприятия и принято окон­чательное решение о привлечении либо отказе в привлечении налогоплательщи­ка к налоговой ответственности. С этой точки зрения доводы заявителя являются правильными.

В то же время в соответствии с п. 1 ст. 115 НК РФ налоговые органы могут обратиться в суд с заявлением о взыскании суммы налоговой санкции не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта (срок давности взыскания налоговых санкций).

Проведение дополнительных мероприятий налогового контроля не изменяет порядок исчисления срока давности, предусмотренного ст. 115 НК РФ.

Как видно из материалов дела, налоговый орган обратился с заявлением о взы­скании с общества штрафа спустя 7 месяцев после составления акта выездной налоговой проверки.

Учитывая пропуск заявителем пресекательного срока, установленного п. 1 ст. 115 Кодекса, его требование не подлежит удовлетворению.

11. Суд признал пропущенным срок давности взыскания сумм санкций, установ­ленный п. 1 ст. 115 НК РФ, поскольку днем обнаружения нарушения налого­вым агентом срока представления сведений о доходах физических лиц явля­ется день поступления в налоговый орган этих сведений.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с на­логового агента штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 126 НК РФ, за несвоевремен­ное представление сведений о выплаченных физическим лицам доходах и удер­жанных суммах налога.

Решением суда в удовлетворении требования отказано по мотиву пропуска за­явителем пресекательного срока на обращение в суд с таким требованием, уста­новленного п. 1 ст. 115 Кодекса.

При этом суд обратил внимание на следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 115 НК РФ налоговые органы могут обратиться в суд с заявлением о взыскании налоговой санкции не позднее шести месяцев со дня обнаружения налогового правонарушения и составления соответствующего акта (срок давности взыскания санкций).

В данном случае речь идет о таком правонарушении, как несоблюдение нало­говым агентом срока представления в налоговый орган справок о выплаченных физическим лицам доходах и удержанных суммах налога.

Как видно из материалов дела, по итогам 2000 г. соответствующие справки в ко­личестве 174 шт. были представлены ответчиком в налоговый орган 6 апреля 2001 г., в то время как согласно п. 2 ст. 230 НК РФ это следовало сделать не позд­нее 1 апреля.

В силу п. 1 ст. 126 Кодекса указанное правонарушение влечет взыскание штра­фа в размере 50 руб. за каждый документ.

Поскольку Кодекс не регламентирует порядок и сроки фиксации описанного выше правонарушения, день его обнаружения и, следовательно, момент начала течения срока, установленного п. 1 ст. 115 НК РФ, определяется исходя из об­стоятельств совершения и выявления данного правонарушения (п. 37 поста­новления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 28.02.2001 г. №5).

О нарушении ответчиком срока представления соответствующих сведений, а также о количестве подлежавших представлению справок заявителю стало из­вестно 6 апреля 2001 г. — в день их фактического представления. В связи с этим заявление о взыскании сумм налоговых санкций за данное правонарушение могло быть предъявлено в суд не позднее 6 октября 2001 г. Фактически это было сдела­но 23 ноября 2001 г.

Доводы заявителя о необходимости исчисления срока на обращение в суд с мо­мента составления «акта камеральной проверки», т. е. с 28 мая 2001 г., не могут быть приняты во внимание.

Необходимо иметь в виду, что контроль за соблюдением сроков представления налоговым агентом справок в отношении физических лиц не является камераль­ной проверкой, понятие и сроки проведения которой приведены в ст. 88 НК РФ.

Поскольку заявление о взыскании с ответчика штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 126 Кодекса, подано лишь 23 ноября 2001 г., а срок на подачу такого заявления истек 6 октября 2001 г., требование налогового органа не может быть удовлетво­рено судом.

Суд кассационной инстанции оставил решение в силе.

По другому делу суд рассматривал заявление налогового органа о взыскании с организации-налогоплательщика штрафа, предусмотренного ст. 118 НК РФ, за непредставление информации об открытии счета в банке.

Определяя момент начала течения срока, установленного п. 1 ст. 115 Кодекса, суд признал, что в данном случае факт несообщения налогоплательщиком об от­крытии счета в банке стал известен налоговому органу в день получения соответ­ствующей информации от банка.

12. Уплата суммы исчисленного налога в установленный законодательством о налогах и сборах срок сама по себе не освобождает налогоплательщика от ответственности за несвоевременное представление налоговой декларации, предусмотренной ст. 119 НК РФ.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ак­ционерного общества штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 119 НК РФ, за непред­ставление в установленный срок налоговой декларации по налогу на прибыль.

Ответчик требование не признал, ссылаясь на то, что сумма исчисленного нало­га уплачена им в бюджет полностью, недоимки налоговым органом не выявлено.

Суд поддержал доводы налогоплательщика и в удовлетворении заявления от­казал по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 119 Кодекса непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой деклара­ции в налоговый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5% суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основе этой декларации, за каж­дый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30% данной суммы и не менее 100 руб.

Правонарушение, указанное в приведенной норме, имеет материальный со­став, поскольку совершение соответствующих деяний связано с возникновением у налогоплательщика задолженности перед бюджетом по конкретному налогу.

Как видно из материалов дела, ответчик уплатил налог на прибыль в полном объеме в установленный срок. Непредставление налоговой декларации по на­званному налогу не привело к возникновению задолженности перед бюджетом и не повлекло неблагоприятных последствий для него.

С учетом изложенного оснований для привлечения общества к ответственно­сти, предусмотренной п. 1 ст. 119 НК РФ, не имеется.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и за­явление удовлетворил, обратив внимание на следующее.

Обязанность налогоплательщика уплачивать законно установленные налоги закреплена пп. 1 п. 1 ст. 23 НК РФ, а ответственность за ее неисполнение —ст. 122

Кодекса. Поскольку в рассматриваемом случае ответчик своевременно уплатил налог на прибыль, он не был привлечен к указанной ответственности.

Ст. 119 Кодекса установлена ответственность за неисполнение иной обязанно­сти — по представлению в соответствующих случаях налоговой декларации. Эта обязанность закреплена пп. 4 п. 1 ст. 23 НК РФ.

Поскольку требование предъявлено о взыскании штрафа за неисполнение обя­занности по представлению налоговой декларации, ссылки ответчика на своевре­менное исполнение им другой обязанности (по уплате налога) не имеют правово­го значения для решения вопроса об обоснованности данного требования.

Факт непредставления налоговой декларации по налогу на прибыль материа­лами дела подтверждается и ответчиком не оспаривается, в связи с чем требова­ние налогового органа о взыскании штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 119 НК РФ, обоснованно.

13. При рассмотрении дела о взыскании с налогоплательщика штрафа за непред­ставление в установленный срок расчета налога на имущество предприятий суд признал, что законодательством о налогах и сборах срок представления данного расчета установлен.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ак­ционерного общества штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 119 НК РФ, за непред­ставление в установленный законом срок расчета налога на имущество по итогам 2001 г.

Возражая против предъявленного требования, общество сослалось на отсут­ствие в Законе Российской Федерации «О налоге на имущество предприятий» нормы о сроке представления данного расчета.

Суд требование налогового органа отклонил, согласившись с доводами налого­плательщика.

Суд кассационной инстанции отменил решение и заявление удовлетворил по следующим основаниям.

Ответственность, предусмотренная п. 1 ст. 119 Кодекса, наступает в случае не­представления налогоплательщиком налоговой декларации в установленный за­конодательством о налогах и сборах срок.

По своим форме и содержанию расчет налога на имущество предприятий отве­чает определению налоговой декларации (ст. 80 НК РФ), в связи с чем его несвое­временное представление влечет ответственность, предусмотренную ст. 119 Ко­декса.

Согласно ст. 8 Закона Российской Федераций «О налоге на имущество пред­приятий» уплата налога по итогам года производится по годовым расчетам в де­сятидневный срок со дня, установленного для бухгалтерского отчета за год.

В силу п. 2 ст. 15 Федерального закона «О бухгалтерском учете» организации обязаны представлять годовую бухгалтерскую отчетность в течение 90 дней по окончании года, если иное не предусмотрено законодательством Российской Фе­дерации.

Таким образом, расчет налога на имущество предприятий по итогам года дол­жен быть представлен в налоговый орган в течение 100 дней по окончании соот­ветствующего года.

Использованный в ст. 8 Закона Российской Федерации «О налоге на имуще­ство предприятий» способ определения срока представления в налоговый орган расчета налога на имущество не противоречит законодательству Российской Фе­дерации.

14. Предусмотренный ст. 119 НК РФ штраф не может быть взыскан в случае несвоевременного представления налогоплательщиком расчета авансовых платежей по налогу.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с го­сударственного унитарного предприятия штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 119 НК РФ, за несвоевременное представление расчетов авансовых платежей по еди­ному социальному налогу за январь и февраль 2001 г.

Отказавшись добровольно уплатить сумму штрафа, предприятие сослалось на то, что указанная ответственность установлена за непредставление в определен­ный законодательством срок налоговой декларации, коей расчет авансового пла­тежа по налогу не является.

Суд требование налогового органа отклонил по следующим основаниям.

Согласно ст. 240 и п. 7 ст. 243 Кодекса (часть II) налоговым периодом по еди­ному социальному налогу является календарный год, по итогам которого не по­зднее 30 марта следующего года налогоплательщиком представляется налоговая декларация.

Кроме того, налогоплательщики обязаны по итогам каждого календарного ме­сяца производить исчисление авансовых платежей по названному налогу и пред­ставлять соответствующие расчеты не позднее 20-го числа следующего месяца (часть II Кодекса, п. 3 ст. 243).

В силу п. 1 ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Кодексом.

Поскольку приведенные выше положения главы 24 Кодекса разграничивают налоговую декларацию по единому социальному налогу и ежемесячные расчеты авансовых платежей по этому налогу, несвоевременное представление последних не может повлечь применение ответственности, предусмотренной ст. 119 НК РФ в отношении налоговой декларации.

Таким образом, требование налогового органа неправомерно.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение в силе.

Заявителю было отказано в принесении протеста на указанные судебные акты.

15. В случае невнесения или неполного внесения авансового платежа по какому- либо налогу с налогоплательщика не может быть взыскан штраф, предусмо­тренный ст. 122 НК РФ.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с об­щества с ограниченной ответственностью штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, за неполную уплату налога на имущество в результате занижения нало­говой базы.

Ответчик требование не признал, ссылаясь на то, что в данном случае ответ­ственность не может быть применена, поскольку речь идет не о налоге, а об аван­совом платеже, вносимом за I полугодие 2000 г.

Решением суда в удовлетворении заявления отказано по следующим основа­ниям.

В силу п. 1 ст. 122 Кодекса штраф подлежит взысканию с налогоплательщика в случае неуплаты или неполной уплаты им сумм налога.

В соответствии с положениями ст. 52 НК РФ налогоплательщик исчисляет сумму налога по итогам каждого налогового периода на основе налоговой базы, налоговых ставок и налоговых льгот.

Согласно п. 1 ст. 55 Кодекса налоговый период может состоять из одного или нескольких отчетных периодов, по итогам которых вносятся авансовые платежи.

Как установлено ст. 7 Закона Российской Федерации «О налоге на имущество предприятий», сумма налога исчисляется и вносится в бюджет поквартально на­растающим итогом, а в конце года производится перерасчет, т. е. налоговым пери­одом по указанному налогу является календарный год.

Таким образом, по итогам I полугодия 2000 г. ответчиком вносился авансовый платеж по налогу.

В силу п. 1 ст. 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Кодексом.

В процессе правоприменительной практики недопустимо расширять сферу действия норм о налоговой ответственности.

Поскольку в ст. 122 Кодекса прямо указывается на наступление ответственно­сти в случае «неуплаты или неполной уплаты сумм налога», в рассматриваемой ситуации данная ответственность не может быть применена.

Принимая во внимание изложенное, суд в удовлетворении заявления отказал.

16. При рассмотрении заявления налогового органа о взыскании с налогоплатель­щика штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ, суд исходя из конкрет­ных обстоятельств дела на основании ст. 112 и ст. 114 Кодекса уменьшил размер штрафа, призвав самостоятельное выявление и исправление налого­плательщиком ошибок в налоговой декларации и подачу в налоговый орган за­явления о ее дополнении и изменении смягчающим ответственность обстоя­тельством.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ак­ционерного общества штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 122 НК РФ.

В обоснование своего требования налоговый орган сослался на то, что обще­ство (налогоплательщик) хотя и самостоятельно выявило ошибки в представ­ленной налоговой декларации по налогу на прибыль, а также предъявило исправ­ленный расчет названного налога, однако не уплатило доначисленную сумму налога и соответствующие ей пени. Это в соответствии с п. 4 ст. 81 Кодекса явля­ется необходимым условием для освобождения налогоплательщика от ответ­ственности.

Ответчик просил суд при принятии решения учесть, что он добровольно, само­стоятельно исправил допущенные ошибки и представил в налоговый орган над­лежащую декларацию.

При рассмотрении заявления суд отметил следующее.

Как видно из материалов дела, единственным поводом для принятия налого­вым органом решения о привлечении общества (ответчика) к ответственности за неполную уплату налога в результате занижения налоговой базы послужило по­лучение от общества дополнительного (исправленного) расчета налога на при­быль.

Выездная налоговая проверка в отношении ответчика не назначалась. Каких- либо доказательств получения соответствующей информации из иных источни­ков до момента подачи налогоплательщиком исправленного расчета заявитель не представил.

Таким образом, в данном случае ответчик без какого-либо принуждения или иного внешнего воздействия исполнил обязанность по внесению дополнений и изменений в налоговую декларацию в связи с обнаружением в ней неточностей и ошибок, предусмотренную п. 1 ст. 81 НК РФ.

Непринятие во внимание этих обстоятельств при решении вопроса о размере штрафа может способствовать уклонению налогоплательщиков от исполнения указанной выше обязанности в надежде, что ошибки налоговым органом не будут обнаружены.

Учитывая изложенное, руководствуясь пп. 3 п. 1 ст. 112 НК РФ и исходя из обстоятельств данного дела, суд признал самостоятельное выявление и исправ­ление налогоплательщиком ошибок в налоговой декларации и подачу в налого­вый орган заявления о ее дополнении и изменении смягчающим ответственность обстоятельством.

Согласно п. 3 ст. 114 НК РФ при наличии хотя бы одного смягчающего ответ­ственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше, чем в два раза, по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей главы 16 Кодекса за совершение налогового правонарушения.

Учитывая конкретные обстоятельства данного дела, суд снизил размер штрафа.

Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе.

17. Требование налогового органа о взыскании суммы налоговой санкции не может быть удовлетворено судом в случае неправильной квалификации заявителем совершенного ответчиком правонарушения.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ак­ционерного общества штрафа, предусмотренного п. 2 ст. 126 НК РФ.

Основанием применения данной ответственности послужило непредставление обществом налоговых деклараций по налогу на прибыль за 1997-1999 гг.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассаци­онной инстанции, в удовлетворении требования отказано.

Суд в своем решении отметил, что Кодексом установлена специальная ответ­ственность за непредставление налогоплательщиком в установленный срок на­логовой декларации.

Согласно п. 1 ст. 119 НК РФ непредставление налогоплательщиком в установ­ленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в нало­говый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5% суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30% указанной суммы и не менее 100 руб.

Статья 126 Кодекса устанавливает ответственность за иные составы право­нарушений. В частности, на основании примененного заявителем п. 2 данной статьи подлежит взысканию штраф в размере 5 тыс. руб. за непредставление на­логовому органу сведений о налогоплательщике, выразившееся в отказе органи­зации предоставить имеющиеся у нее документы, предусмотренные Кодексом, со сведениями о налогоплательщике по запросу налогового органа.

В контексте указанной нормы субъект правонарушения — не сам налогопла­тельщик, а третье лицо, у которого имеются документы, содержащие сведения об интересующем налоговый орган налогоплательщике.

Как видно из материалов дела, заявитель направлял ответчику требование о пред­ставлении налоговых деклараций по налогу на прибыль за 1997-1999 гг.

Таким образом, налоговый орган применил к обществу санкцию, предусмот­ренную п. 2 ст. 126 Кодекса, при отсутствии соответствующего состава правона­рушения.

С учетом изложенного заявление не могло быть удовлетворено.

Ходатайство заявителя о принесении протеста на судебные акты было откло­нено.

В другом случае суд отказал в удовлетворении требования налогового органа о взыскании с налогоплательщика штрафа, предусмотренного п. 1 ст. 129.1 НК РФ, по следующим основаниям:

В силу указанной нормы лицо может быть привлечено к ответственности за несвоевременное сообщение налоговому органу сведений, которые оно в соответ­ствии с Кодексом должно сообщить, при отсутствии признаков налогового пра­вонарушения, предусмотренного ст. 126 НК РФ.

Ответственность налогоплательщика за несвоевременное сообщение необхо­димых сведений установлена п. 1 ст. 126 Кодекса. Поэтому в рассматриваемом случае налоговый орган неправильно квалифицировал совершенное ответчиком деяние и применил ненадлежащие санкции.

18. Несвоевременное уведомление налогового органа о внесении изменений в учре­дительные документы влечет взыскание с соответствующей организации штрафа в однократном размере.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с общества с ограниченной ответственностью на основании п. 1 ст. 126 НК РФ штрафа в трехкратном размере за несвоевременное представление трех доку­ментов.

Решением суда требование удовлетворено частично: с ответчика взыскан штраф в однократном размере.

При этом суд отметил следующее.

В силу п. 3 ст. 84 Кодекса организации обязаны в 10-дневный срок с момента регистрации изменений в учредительных документах уведомлять об этих изме­нениях налоговый орган, в котором они состоят на учете.

В случае неисполнения указанной обязанности организация несет ответствен­ность, предусмотренную п. 1 ст. 126 Кодекса. Согласно данной норме непредстав­ление в установленный срок налогоплательщиком (налоговым агентом) в нало­говые органы документов и/или иных сведений, предусмотренных Кодексом или иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 руб. за каждый непредставленный документ.

В рассматриваемой ситуации во исполнение требований п. 3 ст. 84 НК РФ ответчик представил налоговому органу комплект из трех документов:

1) собственно уведомление, форма которого утверждена Приказом Госналог­службы России от 27.11.1998 г. № ГБ-3-12/309;

2) копию свидетельства о регистрации изменений в уставе, выданного мэрией города;

3) копию изменений в уставе.

При этом два последних документа приложены к уведомлению, поскольку в тек­сте уведомления содержится графа: «Копии документов, подтверждающих измене­ния в уставных и других учредительных документах, на... листах прилагаются».

При изложенных обстоятельствах следует признать, что представленные нало­говому органу документы составляют единый комплект, содержащий информа­цию по одному вопросу.

Таким образом с ответчика подлежит взысканию штраф в однократном размере.

19. Санкция, предусмотренная п. 1 ст. 126 НК РФ, не может быть применена за непредставление документа, который, хотя и поименован в нормативном правовом акте как обязательный к представлению, но является приложени­ем к налоговой декларации (налоговому расчету).

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с муниципального унитарного предприятия штрафов на основании п. 1 ст. 119 НК РФ за непредставление налоговой декларации (налогового расчета) по налогу на прибыль и п. 1 ст. 126 НК РФ — за непредставление справки о порядке определе­ния данных, отражаемых по строке 1 расчета (налоговой декларации) налога от фактической прибыли.

Решением суда требование удовлетворено частично: с ответчика взыскан толь­ко штраф, предусмотренный п. 1 ст. 119 Кодекса.

При этом суд отметил следующее.

Согласно п. 1 ст. 119 НК РФ непредставление налогоплательщиком в установ­ленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в нало­говый орган по месту учета влечет взыскание штрафа в размере 5% суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 30% указанной суммы и не менее 100 руб.

Как видно из материалов дела, в нарушение требований ст. 286 и 289 Кодекса (часть И) ответчик не представил в налоговый орган налоговую декларацию (на­логовый расчет) по налогу на прибыль по итогам I квартала 2002 г. Поэтому от­ветственность, предусмотренная п. 1 ст. 119 НК РФ, применена правомерно.

В силу п. 1 ст. 126 Кодекса непредставление в установленный срок налогопла­тельщиком (налоговым агентом) в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных Кодексом или иными актами законодательства о на­логах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере 50 руб. за каждый непредстав­ленный документ.

Пунктом 5.3 Инструкции МНС России от 15.06.2000 г. № 62 «О порядке ис­числения и уплаты в бюджет налога на прибыль предприятий и организаций», действовавшей до введения в действие главы 25 НК РФ (до 01.01.2002 г.), была предусмотрена обязанность плательщиков налога на прибыль при представлении налоговым органам расчетов налога от фактической прибыли по форме согласно приложению № 9 к названной Инструкции прилагать к ним справки «О порядке определения данных, отражаемых по строке 1 расчета (налоговой декларации) налога от фактической прибыли» согласно приложениям к этой Инструкции — №4-6.

Поскольку вышеназванная справка является приложением к расчету (налого­вой декларации) налога и обязанность ее представления отдельно от налоговой декларации законодательством не предусмотрена, в случае непредставления на­логовой декларации с приложениями ответственность, предусмотренная п. 1 ст. 126 НК РФ, не может применяться отдельно в отношении приложений в до­полнение к ответственности, установленной п. 1 ст. 119 Кодекса.

В связи с изложенным требованием налогового органа в части взыскания с на­логоплательщика штрафа на основании п. 1 ст. 126 Кодекса неправомерно.

20. Основанием применения к банку ответственности, установленной п. 2 ст. 132 НК РФ, является несообщение им налоговому органу сведений об открытии (закрытии) налогоплательщиком счета.

Налоговый орган на основании п. 2 ст. 132 НК РФ обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с банка (ответчика) 40 тыс. руб. штрафа за несвое­временное сообщение налоговому органу сведений об открытии счетов двум орга­низациям.

Ответчик требование не признал, ссылаясь на то, что указанной нормой уста­новлена ответственность только за несообщение этих сведений.

Суд поддержал позицию налогового органа и заявление удовлетворил по сле­дующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 132 Кодекса несообщение банком налоговому органу сведений об открытии или закрытии счета организацией или индивидуальным предпринимателем влечет взыскание штрафа в размере 20 тыс. руб.

Корреспондирующая данной ответственности обязанность предусмотрена п. 1 ст. 86 НК РФ, согласно которому банк должен сообщить указанные сведения в 5-дневный срок со дня открытия (закрытия) счета.

Приведенные нормы необходимо применять в совокупности. Поскольку п. 1 ст. 86 Кодекса установлен срок исполнения банком соответствующей обязанно­сти, ответственность должна наступать и в случае неисполнения этой обязанности, и в случае несвоевременного ее исполнения.

Как видно из материалов дела, в ходе проверки соблюдения ответчиком зако­нодательства о налогах и сборах при открытии (закрытии) счетов организациям и индивидуальным предпринимателям налоговым органом (заявителем) выяв­лены два факта просрочки сообщения необходимой информации на 13 и 16 дней.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение и отказывая в удовлетворе­нии требования, исходил из следующего.

Понятия «неисполнение» и «несвоевременное исполнение» какой-либо обя­занности всегда разграничивались отечественным законодательством. В самом Кодексе, в частности в ст. 116, 119, 126, 129.1, 133, 135, специально упоминается о том, что предусмотренная ими ответственность наступает при нарушении срока исполнения соответствующей обязанности.

С этой точки зрения следует обратить внимание и на норму ст. 118 НК РФ, поскольку она в известном смысле «перекликается» с нормой п. 2 ст. 132 Кодек­са. Согласно ст. 118 подлежит взысканию штраф за нарушение налогоплатель­щиком установленного Кодексом срока представления в налоговый орган инфор­мации об открытии или закрытии им счета в каком-либо банке.

В процессе правоприменительной практики недопустимо расширять сферу действия норм о налоговой ответственности, в том числе по мотиву логичности и целесообразности такого расширения.

Поэтому, учитывая, что в п. 2 ст. 132 Кодекса прямо указывается на наступле­ние ответственности в случае «несообщения» соответствующих сведений нало­говому органу, в рассматриваемой ситуации данная ответственность не может быть применена.

Контрольные вопросы

1. Как решаются арбитражными судами вопросы применения ст. 40 и ст. 20 Налогового кодекса РФ?

2. Объясните порядок исчисления срока исковой давности.

3. Как решаются арбитражными судами вопросы об ответственности за несвое­временное представление налоговой декларации?

4. В каких случаях применяются санкции, предусмотренные ст. 119 Налогово­го кодекса РФ?

5. Имеется ли налоговая ответственность за неполное внесение авансового платежа по налогу?

<< | >>
Источник: Е. Вылкова, М. Романовский. Налоговое планирование — СПб.: Питер, — 634 е.: ил. — (Серия «Учебник для вузов»). 2004

Еще по теме 10.1. Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации:

  1. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 14.03.2006 № 106 Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с взысканием единого социального налога
  2. Глава 3. Понятия и положения первой части Налогового кодекса Российской Федерации
  3. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.02.2008 № 14 О внесении дополнений в постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 № 17 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам”
  4. 3.2.2. Законопроект "О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации, а также признании утратившими силу отдельных положений Федерального закона от 9 июля 1999 года N 154-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации" в связи с совершенствованием принципов определения цен для целей налогообложения
  5. Заполнение раздела 3 "Сведения, необходимые для применения налогоплательщиками налоговой льготы, установленной подпунктом 1 пункта 1 статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации" Декларации и раздела 3.1 "Расчет соответствия условий на право применения налоговых льгот, установленных абзацами вторым и третьим подпункта 2 пункта 1 статьи 239 Налогового кодекса Российской Федерации" Декларации
  6. КОММЕНТАРИЙ К ИЗМЕНЕНИЯМ НОРМ ЧАСТИ ПЕРВОЙ НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РФ
  7. 7.3. Изменения в связи с введением в действие отдельных глав части второй Налогового кодекса РФ
  8. НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды
  10. 1.1.8. Налоговый кодекс - основной налоговый закон Российской Федерации
  11. 1.1. налоговый кодекс российской федерации в системе налоговых отношений
  12. Налоговый кодекс Российской Федерации и его совершенствование
  13. Приложение 2 Налоговый кодекс Российской Федерации Глава 26.2. УПРОЩЕННАЯ СИСТЕМА НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  14. 7.2. Система налогов и сборов в Российской Федерации по Налоговому кодексу РФ
  15. Постановление Пленума ВАС РФ от 18.12.2007 № 65 О некоторых процессуальных вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами заявлений налогоплательщиков, связанных с защитой права на возмещение налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым названным налогом по ставке 0 процентов
  16. НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧАСТЬ ВТОРАЯ (Извлечение)
  17. Раздел 3 "Расчет суммы налога, подлежащей уплате в бюджет по операциям по реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав, облагаемых по налоговым ставкам, предусмотренным пунктами 2 - 4 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации"
  18. КОММЕНТАРИЙ К ИЗМЕНЕНИЯМ НОРМ ЧАСТИ ВТОРОЙ НАЛОГОВОГО КОДЕКСА РФ
  19. 18.4. Государственная пошлина за совершение действий, связанных с приобретением гражданства РФ или выходом из гражданства РФ, а также с въездом в Российскую Федерацию или выездом из Российской Федерации