<<
>>

2.1. Развитие налогообложения в Древней Руси

Понятие «Древнерусское государство» довольно условно. Действительно, сла­вянские племена появились на территории современной России после нашествия гуннов в V-VI вв. Первое централизованное государство — Киевская Русь — воз­никает в IX в., а через 150 лет начинается его распад на независимые княжества.
В XIII в. татары покоряют Русь, а в XIV в. начинается объединение русских зе­мель вокруг Московского княжества (Иван Калита). Процесс образования госу­дарства во главе с Москвой завершается в 1521 г., и с этого времени правомерно говорить о генезисе налогов и системе налогов в России.

Первыми государственными образованиями Древней Руси были родовые об­щины, основывавшиеся на натуральном способе ведения хозяйства, определяв­шем натуральные формы налогов и повинностей. «Феодальные отношения были еще слабыми. Князь не жаловал своей дружине земель и не заводил своего хозяй­ства, а облагал свободное и полусвободное население — общинников-смердов — данью. Первоначально размер этой дани не был регламентирован.

Рента-дань по­треблялась князем и дружиной, а ее остатки продавались в Византию. Кроме дани население было обязано платить в пользу князя торговые и судебные пошлины, выполнять определенные натуральные повинности» [6, с. 22].

В вопросах обложения подданных первые русские князья вели себя как завоева­тели: их интересовало не укрепление базы собственной власти — хозяйств под­данных, а временные выгоды. Основной формой налогов в рассматриваемый период выступала дань. Потребности князя на первых порах ограничивались рас­ходами на содержание дружины, которые в известной мере покрывались военной добычей. С укреплением княжеской власти, необходимостью увеличения поступ­лений в княжескую казну (строительство Киева и ряда других городов) происхо­дит некоторое упорядочение налоговой системы.

К этому времени налаживается и торговля с соседними странами. Изменение порядка взимания дани и оброка было вызвано еще и сопротивлением народа против произвола в собирании пода­тей. По свидетельству летописцев этот процесс связывается с княгиней Ольгой, которая была вынуждена установить размер и порядок взимания дани с древлян, убивших ее мужа Игоря за попытку вторичного ее сбора [20]. Ольга лично объез­дила Древлянскую землю и установила в ней «уставы» и «уроки». Под уставом, вероятно, следует понимать всякое установление, определение того, как и что де­лать (в применении к повинностям Древлянской земли), а под уроками — любые обязательные повинности, которые необходимо было исполнить к определенным срокам [24, с. 126]. Размер дани определялся в целом для каждого племени от­дельно. Первоначально это была плата на защиту-дружиной князя общинных зе­мель. Известны две формы дани — повоз и полюдье. Повоз доставляли сами пла­тельщики, а полюдье собиралось князем или его дружиной.

С развитием производительных сил и производственных отношений с расши­рением границ государства усложняются и формы налогов. Если на первых ста­диях образования Киевской Руси, когда все функции государства сводились к обороне границ и их расширению, его потребности ограничивались расходами на содержание княжеского двора и дружины, то позднее возникла необходимость в общественных постройках (города, укрепления, церкви, дороги и т. п.), содер­жания аппарата управления, поддержания внутреннего порядка, финансирова­нии посольств и т. д. Налоги собирались в несколько формах: дань, оброк, подать, урок, дары, поклоны, кормы, поборы. Подать — собирательный термин, равно­значный налогу и объединяющий и дань, и оброк, и урок. Однако если дань устанав­ливалась произвольно и собиралась любыми ценностями, в том числе и людьми, то оброки взимались с определенного предмета, а уроки определялись по размеру и по времени поступления.

В X в. возникают и развиваются княжеские хозяйства, что приводит к перево­ду части податей на денежную основу.

Возникновение денежных налогов стало возможным благодаря росту торговли Киева с соседними государства, что обес­печивало приток золота и серебра. Развивается и внутренняя торговля, что было следствием возникновения городов и связанного с этим процессом углубления общественного разделения труда. Данный процесс обусловливает появление пош­лин с внешней торговли. Наконец, интенсивное строительство городов, крепо­стей, дорог приводит к возникновению личных повинностей. Незадолго до рас­пада Древнерусского государства, с XI в., в княжеском дворе появляется ряд должностей, связанных со сбором налогов: данщнкн, мытники, вирники, пятен- щики. Объектом обложения выступал дом, дым, т. е. само хозяйство, размер кото­рого и егоэкономические возможности первоначально не учитывались. Более вы­сокой ступенью обложения стало введенное в период упорядочивания обложение по числу членов хозяйства.

К моменту распада Древнерусского государства на отдельные княжества объ­ектом обложения становится земля. Во времена удельных княжеств окладные единицы, равно как и размеры и виды податей, различались. Однако в большин­стве княжеств в качестве основы обложения выступала соха. Особенностью этой сугубо русской окладной единицы является уравнительный принцип. Соха вклю­чала в себя земельный участок определенного размера с учетом качества земли, к которому приписывалось тяглое население. Хозяйство, включенное в соху, нес­ло коллективную ответственность за полноту и своевременность уплаты подати. Внутри сохи действовал раскладочный принцип.

Все налоговые платежи крестьян имели натуральный характер. В этот период времени власть над подданными полностью принадлежала князю, а значит, в его пользу выполняли все повинности свободные крестьяне. Феодальная знать сфор­мируется позднее из числа дружинников и родственников князя. С развитием городов и укреплений возникают связанные со строительными работами личные повинности, четкий перечень которых отсутствует.

Изучение исторических источников позволяет сделать вывод о том, что воз­никновение внутренних пошлин связано с появлением христианства.

По свиде­тельству «Устава Великого Князя Киевского и всея Руси» духовенство собирало для своих нужд пошлины во время устраиваемых в храмовые праздники ярмарок [28, с. 73].

Во многих источниках упоминается и о развитии пошлин с внешней торговли [7, с. 40-41]. Уже в первых договорах, заключенных с Византией в X в., особо оговариваются, регламентируются правила торговли для обеспечения поступле­ний в княжескую казну торговой пошлины. Некоторые из князей с целью увели­чения своих доходов ограничивали или запрещали ввоз и вывоз определенных товаров (оружие, соль, золото, серебро). Но князья и сами занимались торговлей. Правомерно предположить, что первоначально, в условиях относительной нераз­витости торгового капитала, внешняя торговля развивалась на комиссионных началах, т. е. исходным товаром русских купцов становилась собираемая князем с подданных в натуральной форме дань, а также доходы от хозяйства князя и его дружинников.

Процесс возникновения крупных городов совпал с периодом разложения Ки­евской Руси, которая распалась на 12 самостоятельных княжеств. В налоговой политике этого периода какое-либо единообразие отсутствовало, в пределах каж­дого феодального княжества существовала своя система. В соответствии с зако­номерностями развития феодальной системы продолжался процесс закабаления крестьян. Налоги остаются натуральными. Денежные доходы казны не играют решающей роли; прежде всего деньги выполняют функцию средства накопления. Возрастает значение в доходах дани с побежденных и добычи от набегов.

Ссылаясь на уставную грамоту 1150 г., Д. И. Багалей отмечал: «Эта грамота имеет для нас очень важное значение, раскрывая перед нами систему княжеских налогов (в Смоленском княжестве). Некоторые из этих налогов заранее точно определялись, размер других, наоборот, не мог быть точно обозначен, например таможенная и торговая пошлины. Способы собирания дани были различны: иног­да они собирались непосредственно княжескими чиновниками, иногда отдава­лись на откуп частным лицам, а иногда самой общине, которая и делала разверст­ку между членами. Каждый уплачивал налоги сообразно со своими доходами. Об этом прямо свидетельствует выражение грамоты: "А в тех погостах платит каж­дый свою дань по силе, кто что может"» [24, с. 174].

Особого внимания среди налогов Киевской Руси заслуживают торговые по­шлины и сборы, объединяемые термином «мыт». «Сбор мыта производился пре­имущественно деньгами» [23, с. 9]. Разнородные (по месту взимания и времени) пошлины делились на две группы: заставные, взимаемые до начала торговли за проезд, и торговые. К заставным пошлинам относились побережные (с приста­вавших к берегу судов и лодок), перевоз (на паромах и лодках), мостовщина (за проезд через мост), костки (за проезд по большим, охраняемым дорогам — не за груз, а с самих торговых людей). Основная форма торговых сборов — явка, взима­емая поголовно и с торговых людей, и с грузов. Взыскивались сборы за хранение товара (гостиное), поступавшие не в казну князя, а в пользу местных феодалов. Внутренние пошлины значительно сдерживали развитие торговли, поскольку их количество и размер никак не регламентировались.

Мы не можем определить точно размеры налогов и сборов, нельзя достоверно и утверждать, что нам известны все формы и методы изъятия части доходов насе­ления. Значительный вклад в исследования генезиса налоговой и финансовой систем России внесли экономисты XIX в., и в частности Ю. Гагемейстер, Д. Тол­стой, А. Лаппо-Данилевский, Е. Осокин, П. Милюков, К. Кури, И. Блех, И. Руд- ченко, В. Лебедев и др.

Особую ценность для истории отечественной экономической (в том числе и финансовой) науки имеют древние русские письменные памятники-летописи: «Русская Правда» и «Поучения Владимира Мономаха» [22].

О развитых денежных отношениях (денежная единица — кун, куны) и отноше­ниях кредита-займа свидетельствуют не только наличие в «Правде» специаль­ных терминов («долг», «исто», «истое», «рез»), но и специальные статьи, регули­рующие отношения между кредитором и должником.

Однако в этом русском законодательном акте налоговые отношения между кня­зем и подданными никак не регламентируются, и наше представление о них бази­руется на данных летописей и других церковных сочинений.

Развитие финансовой системы Руси было приостановлено в XIII в. татаро-мон- гольским нашествием. Завоеватели обложили Русь тяжелой поголовной данью. Кроме постоянной дани взимались различные сборы (отрывочные летописные и литературные источники не дают возможности установить точные размеры и перечень этих чрезвычайных сборов и налогов). Постепенно к концу XIII в. пра­во собирать дань перешло от чиновников Золотой Орды к великим русским кня­зьям [3, с. 169], которые добивались такого права личными унижениями и бога­тыми дарами завоевателям. Естественно, русский князь не мог собрать меньшую сумму дани, чем он должен был внести в Орду. Право сбора дани было одним из основных способов обогащения великих князей и укрепления их могущества.

Характерной особенностью всего периода становления централизованного рус­ского государства во главе с Москвой, завершившегося в 1521 г., является превы­шение расходов над доходами и непроизводительное расходование государ­ственных средств (более 90% доходов направлялось на военные нужды — оборона рубежей, освобождение от татаро-монгольского ига, объединение русских кня­жеств в централизованное государство). В условиях натурального хозяйства и низ­кого уровня развития производительных сил основным материальным богат­ством являлась земля. Вот почему основные усилия феодальной верхушки были направлены на сосредоточение в своих руках земли как основы военной мощи. Расчеты со «служилыми людьми» производились землей. Возник Поместный приказ, задача которого заключалась в точном распределении земельных участков сообразно занимаемой должности и своевременном их возвращении государству по смерти «служилого человека». Денежные выплаты из казны стали произво­диться лишь с XVI в., что было связано с привлечением к государственной службе охранявших южные границы казаков. В этом регионе земля свободна и имеется в достаточном количестве, поэтому казна, контролировавшая поступления золо­та и серебра, была вынуждена расстаться с частью из них.

Становление Московского государства сопровождалось возникновением орга­нов управления, что требовало поиска постоянных источников как для их содер­жания, так и для нужд государства в целом. В этот период государственные дохо­ды и доходы великого князя, как и во времена Киевской Руси, не отделялись друг от друга. «Государь рассматривался не как глава государства, а как вотчинник; оттого доходы князя не отделялись от доходов, служивших для удовлетворения государственных нужд» [10, с. 22].

Налоговая система развивалась по трем направлениям: основу налогового об­ложения составляли прямые натуральные налоги на нужды централизованного государства; все большее значение получали косвенные налоги, имевшие, как пра­вило, денежный характер; формировалась система дополнительных сборов и по­винностей для содержания местных органов власти.

При этом прав был А. Лаппо-Данилевский, утверждавший, что податная си­стема Московского государства «не вызвана была творческой деятельностью тео­ретической мысли; она сложилась под влиянием долговременного процесса, по­степенного нарастания и определения потребностей великого князя, его вольных, невольных слуг и государства в связи с развитием способов и средств, направлен­ных к удовлетворению этих потребностей» [11, с. 1]. Главным в этом процессе был переход от многочисленных и непостоянных налогов и сборов к системе имуще­ственного обложения. В условиях, когда основным богатством и средством про­изводства была земля, она и только она могла выступать объектом обложения. Земля расписывалась на равномерные участки, называемые сохой, которые и вы­ступали как окладная единица. Но эта общая для России тенденция далеко не сразу привела к единообразию налоговой системы. В первой четверти XVII в. в отдельных частях Московского государства сохраняется пестрота налогов и спо­собов их взимания.

Посошная система возникает во времена удельных княжеств, однако всеобщей окладной единицей становится лишь с образованием Московской Руси. С 1490 по 1505 г. правительство проводит посошную опись, в которой были учтены как земельные угодья, так и само население (были составлены так называемые пис­цовые книги) [17, с. 50-51]. Неопределенность включавшейся в соху земельной меры отягощалась и неясностями в определении подлежащих обложению пода­тями людей, так как в обоих случаях кроме количественных учитывались и каче­ственные показатели. Какие-либо объективные критерии качества земель или имущественного состояния податного сословия отсутствовали.

Развитие местных органов управления приводит к возникновению дополнитель­ной системы платежей. Государственное управление на местах осуществляли наместник и волостели из числа потомственных бояр (и реже дворян), права ко­торых регулировались жалованными грамотами. При вступлении их в должность местное население должно было заплатить «въезжие» и регулярно, трижды в год, «корм». За наместником сохранялось право вместо натурального «корма» требо­вать денежное содержание. К примеру, новобрачные обязаны были уплачивать «новоженный убрус», сумма которого возрастала, если девушка (или вдова) вы­ходила замуж в другую волость. Наместник получал с населения и судебные пош­лины за производство суда. При объезде подопечного округа наместник получал бесплатно ночлег, пропитание и лошадей для переезда.

С конца XIV в. произвол в установлении размеров поборов с населения начи­нает ограничиваться уставными грамотами — «кормленщик получает доходный список с книг, как ему корм и всякие пошлины собирать, а населению предостав­лено право челобиться на злоупотребления наместников. Вместе с тем сборы на­чинают приурочиваться к определенному времени, производится денежная их оценка, а наместникам, волостелям и их людям иногда прямо предписывается собирать вместо натуральных денежные сборы. Таким образом, прежние неопре­деленные натуральные кормы превращаются в более точные денежные доходы» [И, с. 6-7].

В целом платежи населения по системе кормлений производились в дополнение к централизованным податям. Постепенно система посошного обложения распро­странилась не только на крестьян, но и на посадских людей. Во второй половине XVI в. законодательно были установлены размеры сохи как единой окладной еди­ницы России. Система общегосударственных налогов того времени отражает уро­вень развития производительных сил эпохи, а значит, основным объектом обложе­ния остается земля. Но увеличение и укрепление «государева хозяйства» (в отличие от вотчинного, феодального), за счет которого покрываются потребности царско­го двора в необходимых продуктах, приводят к постепенному переводу посошной подати на денежную основу.

В XV-XVI вв. все большее значение приобретают денежные налоги, но не как об­щая тенденция, а в отношении отдельных местностей и групп тяглового населения. Государство взимало налоги и сборы деньгами и натурой (хлеб, воск, лошади, меха и т. д.). Наибольшёе значение имели меха. В Сибири ежегодно собирали подать (ясак) — «440 сороков соболей, 5 сороков куниц, 180 черно-бурых лисиц» [30, с. 2].

Посошная система приводила к значительной неравномерности в обложении отдельных хозяйств. Государство на основе писцовых книг определяло общую сумму налога, которая распределялась по уездам, волостям и деревням (в чем и состоит суть окладной системы). Определение величины налога на двор произ­водилось по раскладочному принципу. В последнем случае учитывалось имуще­ственное положение отдельных лиц. При раскладе же по уездам, волостям, дерев­ням исходили из субъективных оценок и опыта прошлых лет.

Важной ©собенностыо русской окладной системы был и наделовый принцип, лежащий в определении величины сохи. Однако объективных критериев не было, понятия« лучшая» или «худшая» земля естественно, имели относительный ха­рактер, и земля, отнесенная к другой группе, в разных местах не могла быть сопоста­вимой по качеству, стало быть и по доходности. Кроме основной подати с населения взимаются, как и раньше, полоняничная деньга, ямская повинность, поворотная прдать и другие пошлины и сборы. Расширяются различного рода повинности.

На рубеже ХУ-ХУ1 вв. в России зарождается косвенное обложение. Возника­ют государственные регалии, кабацкие сборы, возрастают пошлины (т. е. увели­чивается их число). Появление косвенных налогов — свидетельство расширения товарно-денежных отношений, что является закономерным в условиях увеличе­ния городского населения и роста крупных земледельческих хозяйств (дворян, мо­настырей, бояр).

Изменение социально-экономических условий к середине XVI в. потребовало реорганизации государственного управления и соответственно реорганизации системы доходов и расходов государства. По уложению о службе с вотчин и поме­стий (1555 г.) служилым людям (которые несли военную или иную государеву службу) были установлены земельные наделы в зависимости от родовитости и чина по службе. Впервые им было определено и постоянное денежное жалова­нье — сверх земельных наделов. Интересно отметить, что такие наделы переходили к старшему сыну лишь при условии, что он поступал на военную или иную госу­дареву службу. В противном случае земельный надел возвращался в казну. С це­лью увеличения доходов казны вводится монополия и на продажу хлеба, пеньки, ревеня, меда и т. д. (казна скупала товары на внутреннем рынке по твердым ценам для перепродажи по более высоким ценам за границу). Был запрещен выв

<< | >>
Источник: Под ред. М. В. Романовского, О. В. Врублевской. Налоги и налогообложение. 5-е изд. — СПб.: Питер, — 496 е.: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).. 2006

Еще по теме 2.1. Развитие налогообложения в Древней Руси:

  1. Возникновение и развитие налогообложения в Древней Руси
  2. Предпринимательство в Древней Руси.
  3. Цивилизация Древней Руси
  4. Цивилизация Древней Руси
  5. 4.1. Политическая мысль Древней Руси
  6. 15. ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
  7. ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ
  8. 35 ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫХПРЕДСТАВЛЕНИЙ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
  9. 3 1 . ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В ДРЕВНЕЙ РУСИ
  10. ГИБЕЛЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ
  11. § 24. Общество Древней Руси