<<
>>

Противоречивость норм законодательства о налогах и сборах

После большого количества изменений, который претерпел Нало­говый Кодекс, появилось больше неясностей, противоречий и неточно­стей. Например, расширился понятийный аппарат налогового законода­тельства.
Так, в ст.11 появляется новое понятие - «обособленное под­разделение организации», в качестве которого, несмотря на установленные ГК РФ понятия филиала и представительства юридиче­ского лица, рассматривается любое территориально обособленное от ор­ганизации подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. При этом рабочее место считается стацио­нарным, если оно создается на срок более одного месяца.

Гражданский кодекс (ст.55) под представительством понимает обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, которое представляет интересы юридического лица и осуществляет их защиту. Под филиалом понимается обособлен­ное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства.

Пункт 2 ст.11 Налогового кодекса относит нотариусов к индиви­дуальным предпринимателям, что не согласуется с Основами законода­тельства о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1[3], где в ст.6 прямо указано, что нотариус не вправе заниматься самостоятельной предпри­нимательской деятельностью и никакой иной деятельностью, кроме но­тариальной, научной и преподавательской. Получается, что, с точки зре­ния Налогового кодекса, нотариальную деятельность нужно считать предпринимательской, в то время как специальное законодательство, посвященное деятельности нотариусов, такую деятельность четко от­граничивает от предпринимательской. Таким образом, Налоговый ко­декс, претендуя (возможно, весьма справедливо) на свою исключитель­ность в отношениях, связанных с уплатой налогов и сборов, ставит себя «выше» других федеральных законов.

Поэтому появляются противоре­чия, которые скорее связаны с «огрехами» законодательной техники, ко­гда разработчики законопроектов не вносят предложений по приведе­нию вновь принимаемого закона в соответствие с тем блоком законода­тельства, сферу действия которого затрагивает новый закон; либо когда законодатели вносят такие предложения, которые не охватывают весь спектр законодательства, которое потребуется изменить.

Нередко законодательство о налогах и сборах, после внесения в него изменений и дополнений, влечет за собой нарушение прав и свобод граждан.

Это связано как с сущностным наполнением норм (относительно определения существенных элементов налогов и сборов), так и с рядом процедурных вопросов, связанных с порядком принятия и вступления в силу отдельных нормативных актов, регулирующих налоговые правоот­ношения.

Примером таких нарушений может служить налог с продаж, по во­просам установления и введения которого на территории отдельных субъ­ектов Российской Федерации высказался Конституционный Суд Россий­ской Федерации в своем Постановлении от 30 января 2001 года. В указан­ном постановлении КС РФ исходит из того, что принятие федерального закона о региональном налоге порождает право субъекта РФ своим зако­ном установить и ввести данный налог в действие, независимо от того, вводят ли его на своей территории другие субъекты Российской Федера­ции. При этом законодатель субъекта РФ может осуществлять правовое регулирование по данному вопросу при условии, что такое регулирование не увеличивает налоговое бремя и не ухудшает положение налогопла- тельщиков по сравнению с тем, которое определено в федеральном законе. Исходя из этого, КС РФ делает вывод, что включение в указанный феде­ральный закон нового налога само по себе не противоречит Конституции РФ. Однако, опираясь на нормы Налогового кодекса в той части, что акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы так, чтобы плательщик точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком по­рядке он должен отчислить, КС делает заключение о том, что внося изме­нения в федеральный закон, федеральный законодатель должен был учи­тывать общие принципы налогообложения и сборов, развитие и истолко­вание которых нашло отражение в постановлениях КС РФ, а также в Налоговом кодексе.

В случае же установления налога с продаж это сделано не было.

В Законе РФ «Об основах налоговой системы в Российской Феде­рации» объектом налогообложения при взимании налога с продаж на­звана стоимость товаров (работ, услуг), реализуемых в розницу или оп­том за наличный расчет.

При этом федеральный законодатель не определил, в каких сферах (потребление, производство) осуществляется соответствующая реализа­ция, и распространил указанный налог на подакцизные товары без учета специфики реализации их отдельных видов.

При вынесении решения по данному делу КС столкнулся с тем, что само понятие «реализация товаров (работ, услуг) в розницу или оп­том за наличный расчет» является юридически неопределенным. Уста­навливая региональный налог с продаж, федеральный законодатель должен был ясно и непротиворечиво определить объект налогообложе­ния. Вместо этого он ввел неопределенные понятия, которые не имеют юридического содержания и различно толкуются при применении оспа­риваемых норм закона, а также произвольно перечислил лишь некото­рые товары (работы, услуги), реализация которых подлежит обложению налогом с продаж, не предусмотрев каких-либо критериев для их опре­деления, и тем самым отказался от дефиниции четких параметров объек­та налогообложения.

Таким образом, закон не обеспечил исполнения требования о над­лежащем установлении на уровне федерального закона объекта налого­обложения, и поэтому данный существенный элемент налогообложения по налогу с продаж не может считаться определенно установленным.

Подобное решение наглядно показывает некоторую «небреж­ность» законодателя при введении новых налогов. Следует также обра­тить внимание, что налог с продаж (который признается, по сути, нало­гом на потребление) является ярким примером двойного налогообложе­ния. Учитывая, что данный налог устанавливается исходя из цены товара, которая включает налог на добавленную стоимость и акцизы (ст.20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федера­ции»), во введении налога с продаж можно усмотреть противоречие об­щим принципам налогообложения и сборов, которые ограничивают сво­боду законодателя в установлении налогов и сборов, предписывая исхо­дить из принципов справедливого, умеренного и соразмерного налого­обложения[4].

Кроме того, как указано в постановлении КС РФ, «неурегулированность федеральным законом вопросов налоговой юрис­дикции не исключает неоднократное налогообложение операций, в том числе носящих межрегиональный характер, при реализации товаров, ра­бот и услуг за наличный расчет. Регламентация же налоговой юрисдик­ции субъектов Российской Федерации законами самих субъектов Рос­сийской Федерации может приводить к нарушению прав и интересов других субъектов Российской Федерации»6.

Для того чтобы налоговая реформа развивалась более стабильно, необходима разработка концептуальных основ ее проведения, а также реализация политики государства по вопросам налогового законода­тельства.

До настоящего времени установлением основных принципов на­логообложения занимался Конституционный Суд Российской Федера­ции, многие постановления которого легли в основу налогового законо­дательства. Однако постановления Конституционного Суда «не являют­ся правоприменительными, индивидуальными актами, актами применения Конституции. Им присущи нормативно-интерпретационный характер, обобщенность и обязательность».

«В соответствии со ст.6 Закона о Конституционном Суде России его решения «обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов госу­дарственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объедине­ний». Принимая подобное решение, объявляющее отдельные положения закона или даже весь закон неконституционным, Конституционный Суд России действует не только как «негативный законодатель», отрицаю­щий конституционность рассматриваемого положения или акта и тем самым создающий правовую основу для его отмены, но и как «позитив­ный законодатель». Он указывает не только на то, как нельзя действо­вать правоприменителю в тех или иных случаях, но и как должно дейст­вовать в подобных ситуациях. И хотя он формально не создает новый закон, а только указывает, каким он должен быть в соответствии с Кон­ституцией, тем не менее Суд фактически закладывает его новую основу и фактически предопределяет правила, которые должны действовать до его принятия».

Следует отметить, что не всегда постановления Конституционного Суда РФ носят бесспорный характер. В упомянутом постановлении по налогу с продаж Конституционный Суд указал, что «положения должны быть приведены в соответствие с Конституцией Российской Федерации и во всяком случае утрачивают силу не позднее 1 января 2002 года». Не оспаривая сам характер данного постановления, отметим, что Конститу­ционный Суд РФ не первый раз принимает «компромиссное решение», исходя из того, что средства от уплаты налога предусмотрены в бюдже­тах субъектов, в которые они поступают.

Аналогичное решение было принято Конституционным Судом в Постановлении от 18 февраля 1997 года N 3-П по делу о проверке кон­ституционности Постановления Правительства Российской Федерации от 28 февраля 1995 года «О введении платы за выдачу лицензий на про­изводство, розлив, хранение и оптовую продажу алкогольной продук­ции». Суд признал оспариваемое постановление неконституционным, но в то же время указал, что «вместе с тем, Конституционный Суд Россий­ской Федерации не может не учитывать, что лицензионный сбор, уста­новленный Правительством Российской Федерации, является источни­ком доходной части федерального бюджета. В связи с этим немедленное признание оспариваемого постановления Правительства Российской Федерации утратившим силу может повлечь неисполнение федерального бюджета в полном объеме и привести к нарушению ряда конституцион­ных прав и свобод граждан. Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации считает необходимым предоставить Федеральному Собранию возможность законодательно урегулировать вопрос об установлении дан­ного сбора».

Несмотря на веские аргументы, высказанные в Постановлении, в обоих упомянутых случаях Конституционный Суд допускает нарушение прав гражданина, лишь ограничивая подобные нарушения во времени. Подобная ситуация отнюдь не дискредитирует Конституционный Суд, однако в очередной раз демонстрирует, насколько важно иметь четко сформулированную и юридически обоснованную концепцию установ­ления и введения тех или иных налогов и сборов.

Кроме того, следует заметить, что ч.3 ст.17 Конституции РФ пре­дусматривает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В этой связи напра­шивается вывод, что в своем постановлении, высказав озабоченность относительно того, что в связи с неисполнением бюджетов субъектов Федерации существует опасность нарушения прав и свобод граждан, КС РФ не в полной мере защищает права и свободы других лиц - платель­щиков налога, в отношении которых положения закона были признаны противоречащими Конституции РФ.

Это, в свою очередь, не согласуется с положениями ст.18 Консти­туции, в соответствии с которыми права и свободы человека и гражда­нина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и ис­полнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются пра­восудием. Представляется, что подобное положение связано не с упуще­нием КС РФ, а с тем, что законодатель при разработке законопроекта не предусмотрел все возможные последствия, связанные с принятием по­правки в закон. Немало нарушений происходит на уровне законодатель­ства субъектов Федерации. «Для налогоплательщика не новость, что во­просы налогообложения зачастую решаются президентами и правитель­ствами различных уровней, главами администраций и т.п.». Нередко на уровне субъектов используется «практика переодевания налога в платье иного покроя». Ярким примером этому может служить Распоряжение Премьера Правительства Москвы от 26 ноября 1997 года N 1285 «Об упорядочении движения автотранспорта на привокзальной площади аэ­ропорта Шереметьево-2», в соответствии с которым ЗАО «БРК» - Инвест Лимитед разрешается по согласованию с Москомархитектуры организовать и эксплуатировать платные парковки с установкой кон­трольно-пропускных пунктов (автоматических шлагбаумов) на привок­зальной площади аэропорта Шереметьево-2. Очевидно, что в данном случае нарушаются не только положения Федерального закона от 31 июля 1998 года N 150-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в ста­тью 20 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», где указано, что с введением на территории субъекта Федерации налога с продаж отменяется сбор за парковку авто­транспорта, но и ряд основных принципов налогообложения и сборов, в частности - принципов установления налогов и сборов законами, уста­новления налогов и сборов должной процедурой и т.д. Применительно к рассматриваемой ситуации с полной уверенностью можно говорить о «делегировании» государственным органом полномочий по взиманию этого сбора коммерческой организации. Подобная практика, к сожале­нию, довольно часто используется на уровне субъектов Федерации, что приводит к грубейшему нарушению прав и свобод налогоплательщиков. В связи с этим еще более актуальной становится проблема ответствен­ности должностных лиц, принимающих подобные акты.

<< | >>
Источник: Шувалова Е.Б., Сычева Е.И, Кучумова Е.Г., Лебедев И.Л., Шуртакова Т.А.. Налоги и налогообложение, учебное пособие / Московская финансово-промышленная академия. - М., - 260 с.. 2005

Еще по теме Противоречивость норм законодательства о налогах и сборах:

  1. 5.1. Законодательство о налогах и сборах и иные нормативные правовые акты о налогах и сборах 5.1.1. Конституционные нормы о налогах и сборах
  2. ГЛАВА 5 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О НАЛОГАХ И СБОРАХ. ОСНОВНЫЕ НАЧАЛА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О НАЛОГАХ И СБОРАХ
  3. 5. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РФ О НАЛОГАХ И СБОРАХ
  4. ГЛАВА 1 ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О НАЛОГАХ И СБОРАХ СИСТЕМА НАЛОГОВ И СБОРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. 5.1.5. Действие во времени актов законодательства о налогах и сборах
  6. 4.1. Основы законодательства о налогах и сборах в Российской Федерации
  7. 8.1.6. Представительство в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах
  8. Действие законодательства о налогах и сборах по субъектам
  9. 5.1.3. Законодательство о налогах и сборах в Российской Федерации
  10. 15.3. Важнейшие нормы российского законодательства о налогах и сборах
  11. 5.2.3. Порядок исчисления сроков, установленных законодательством о налогах и сборах
  12. 5.2. Основные начала законодательства о налогах и сборах 5.2.1. Принципы налогообложения по Налоговому кодексу РФ