<<
>>

2.2. Налогообложение в России XVII—XIX вв.

В XVII в. сменившее «спокойное правление» Бориса Годунова Смутное время и связанные с ним события негативно отразились как на состоянии государствен­ной казны, так и на материальном положении хозяйств дворян и крестьян.
Новый царский дом Романовых был поставлен перед необходимостью внесения суще­ственных изменений во всю податную систему. В первой четверти XVII в. нало­говая система существенно не изменилась. Формирование государственных до­ходов происходило за счет таких источников, как подати, сборы, регалии, доходы от государственных имуществ, займы и операции с денежными знаками. Подати строились по-разному для низшего, среднего и высшего сословий. Низшие сосло­вия, т. е. крестьяне, являлись основными плательщиками государственных дохо­дов. Объектом обложения продолжает выступать «соха» — земля с учетом про­живающих на ней людей.

Хотя основой обложения выступает земля, некоторые подати взимались по числу дворов — подводы для государевых гонцов и обозов, для провоза иностран­ных послов, подати с бобылей (хозяйства, не имевшие земли), жалованье долж­ностным лицам (натуральная подать), набор служилых людей или плата за них, поворотная (или подымная) подать.

Посадские люди платили оброки по душам и по промыслам (а если занимались огородничеством, бортничеством и т. п., то и по угодьям).1 Продолжала действо­вать окладная система, т. е. налог определялся с сохи, внутри же действовал рас­кладочный принцип, для чего тяглое сословие делилось на три группы — лучшие люди, средние люди и «молодчие».

Принципы обложения и раскладки платежей были достаточно полно опреде­лены в регламенте государственной Камер-коллегии 1710 г. (документ выражает

1 Появившаяся в 1615 г, окончательно такая система была узаконена в 1634 г. Дань от оброка отличалась тем, что первая взималась на пахотной земле.

отношения, которые сложились еще в XVII в., поэтому правомерно распростра­нить его и на рассматриваемый период): «1. Все окладные земские подати зело крепко, по состоянию натуры и обстоятельству провинций, как могут придать и по цене полевых плодов и прочих товаров, и по другим потребным резонам и обрета­ющимся обстоятельствам определены были. 2. Чтобы меж великими и нижними, убогими и богатыми по препорции надлежащи равенство в осмотрении иметь, и ни ктоб от надлежащего более другаго уволен, или отягчен не был, ибо ежели оное учинится, то утесненные убогие дворы и пашню оставят, а государственные дЪходы со временем весьма умалятся, и бедных плачь привлечет гнев Божий на все Государство» [28, с. 22-23]. Конечно, не божьего гнева боялись авторы этого документа, а уменьшения государственных доходов при разорении крестьянских хозяйств вследствие неправильной раскладочной системы. Однако в этом отно­шении даются лишь рекомендации — соблюдение пропорций, чтобы никто не был обижен. В то же время по окладной системе учитывалась реально сложившаяся конъюнктура для отдельных регионов страны (т. е. в XVII в. отсутствовали объек­тивные критерии определения размера налога по уездам, волостям и деревням).

Особая система обложения применялась к людям, занимающимся торговлей и промыслом. Подать с них взималась в соответствии с состоянием. К ним приме­нялась и окладная система, для чего они были объединены в сохи, но уже не по размеру земельных наделов, а по имущественному состоянию.

При определении же имущестненного состояния исходили как из заявления самого торговца, так и из других косвенных источников. Торговые люди делились на сотни. В Москве было четыре таких сотни — гости, гостиная, суконная и черная, а в прочих горо­дах и посадах — посадские и слободские люди. Эти группы имели замкнутый ха­рактер, т. е. для уплаты налогов были объединены в сохи. Одну соху могли со­ставлять 40 лучших дворов, 80 средних и 160 молодших, или 320 слободоких дворов, или 960 бобыльских. «Переходя в высшие сотни, торговые люди долж­ны были жить непременно в Москве или же, в противном случае, нести двойное тягло — и в Москве, и в прежних городах» [23, с. 23]. О размере обложения извест­но лишь, что купцы платили десятую деньгу: т. е. 10% со стоимости товара. По всем остальным группам торговых людей, как и по крестьянам, размер подати, скорее всего, дифференцировался^ учетом конъюнктуры, т. е. потребностей госу­дарства и урожая (определявшего всю хозяйственную жизнь и торговлю, а зна­чит, и налоги посадских людей).

С целью упорядочения обложения в 1693 г. была сделана перепись посадских людей (а в 1705 г. — купеческого состояния).

Сбор податей проводился выборным старостой и его помощниками-целоваль­никами, которых также выбирали сами крестьяне. Последние за эту деятельность не получали никакой платы или льгот (они следили за правильностью раскладки и своевременностью платежей), а староста освобождался от податей и пошлин. Кроме податей в России существовала система личных повинностей, включав­шая в себя ямскую повинность, ратную (рекрутскую) повинность; повинность дел городового, домового, осторожного, засечного и губного; мостовщину; повин­ность содержания государевых лошадей и пр. Ямская повинность родилась из обязанностей жителей России бесплатно предоставлять лошадей татарским чи­новникам. С середины XIV столетия для обеспечения должностных лиц и гонцов

стали устраиваться ямские слободы. Эта повинность была и натуральной, и де­нежной.

Ратная повинность (ратные запросы) была введена при Иване IV и имела преимущественно натуральный характер — стрелецкие и казачьи хлебные запа­сы. Отдаленные селения (и вся Сибирь) платили стрелецкие и казачьи деньги. Плательщиками денежных ратных запросов выступали также посадские люди и бобыли. Во время войны население было обязано вносить дополнительно на прокорм армии продукты или деньги (с отдаленных мест). Частью ратной повин­ности выступала и обязанность односельчан снабжать ратника вооружением и про­дуктами на несколько месяцев. Денежная часть от ратной повинности поступала в казну (т. е. имели место финансовые отношения).

Третья группа повинностей была связана с расширением городского строитель­ства и укреплением границ государства. Взимание их происходило также по со­хам без каких-либо исключений. Мостовщина взималась по аналогии с податью со всех, кто имел землю или двор, и заключалась в обязанности строить и содер­жать в исправном состоянии дороги и мосты. Эта повинность исполнялась либо личным участием, либо путем внесения денег. Повинность содержания государе­вых лошадей с финансовой точки зрения не представляет интереса. Она заслужи­вает внимания как одна из форм покрытия статей государственных расходов. Повинность выполняли в основном монастыри, хотя она могла быть возложена и на другие владевшие землями сословия. В целом это была почетная повинность, однако в случае падежа взыскивалась стоимость павших лошадей.

Следующая группа повинностей включает в себя пять видов работ, которые выполнялись тягловым населением и распространялись в основном на тех кре­стьян, которые жили недалеко от государевых земель или около городов. Сюда входили обязанности по участию в компании и прочистке прудов в государевых землях, колке и перевозке льда, обработке государевых полей, перевозке камней, извести, дров к местам строек. Замену отработки денежным платежом допускала только одна из этих повинностей. Речь идет о туковых или закосных деньгах, вно­симых вместо обязанности косить и свозить в определенное место траву с госуда­ревых лугов. Денежный характер носили многочисленные сборы, куда включа­лись таможенные платежи, судебные издержки, платежи должностным лицам, все чрезвычайные взносы. Одним из наиболее «древних» видов сборов являлись таможенные сборы, которые по принятой классификации можно разделить на три группы: внутренние, внешние и транзитные.

Наиболее запутанную систему представляли внутренние пошлины, которые взимались с каждого товара отдельно и не один раз, в соответствии с количеством и качеством реализуемых товаров. Характерной особенностью внутренних пошлин является многократность обложения. Ставки пошлин законом не устанавлива­лись и варьировались на местах с учетом спроса, предложения и других соображе­ний. До 1700 г. пошлины взимало не только правительство, но и отдельные земле­владельцы как в денежной форме, так и натурой (до 1697 г.). Часть пошлин шла в доход казны, а часть — на покрытие расходов по обслуживанию рынка. Внут­ренние пошлины как источник государственных доходов просуществовали в Рос­сии до 1753 г.

Внешние пошлины не играли большой роли в доходах казны в силу неразвито­сти торговых связей и имели односторонний характер, так как ими облагались лишь ввозимые товары. Отсюда и их общее название — заставные пошлины. За­ставные пошлины включали в себя мыт, побережное, отвод, шестовину, перевоз, мостовщину. Все они имели внешний характер и не имели отношения к стоимо­сти груза и виду товара. По внешним основаниям (т. е. наименование товара вво­зимого или вывозимого, его качество и количество) взимались ввозные или вы­возные пошлины. Виды и размеры пошлин зависели от политики в отношении тоРО или иного государства, от потребности в товаре, от урожая и ряда других причин.

Торговля с иностранными государствами (и ввоз и вывоз) регулировались центральными органами государственной власти. В первой четверти XVII в. как внешняя, так и внутренняя торговля значительно сокращаются, и до конца века объем торговли так и не достиг показателей века XVI, с чем связано снижение роли пошлин как источника доходов. «По именному указу 25 октября 1653 г., вза­мен целой пестрой массы веками возникавших, проезжих и рыночных торговых сборов, введена была единая, так называемая рублевая пошлина, взимавшаяся до 10 денег от рубля с продаваемых товаров» [23, с. 37]. С иностранных купцов взи­малось на 2 алтына больше (за исключением Архангельского порта). Особенно­стью таможенного обложения в России являлось применение одновременно и от­купов, и системы государственного взимания пошлин. Транзитная пошлина не могла получить в России большого распространения. Известны всего два госу­дарственных акта, регулирующих подобного рода операции: в 1567 г. была разре­шена торговля Англии с Персией через Россию, а в 1667 г. — исфаганская армян­ская компания получила право провозить товары через Россию.

Остальные виды сборов, такие как судебные издержки, платежи должностным лицам и чрезвычайные взносы, могут быть причислены к финансам в различной степени. В XVII в. судебные издержки взимались в денежной форме. Они, как правило, не являлись источниками доходов государства, но сокращали величину его расходов. Система чрезвычайных сборов носила нерегулярный характер, так как их ведение было связано с военными расходами. Такие сборы уплачивались крестьянами в натуральной форме, а посадскими людьми — в денежной. Сборы проводились по окладному принципу между общинами и по раскладочному — внутри них.

Регалии не являются изобретением какой-то одной страны. Они возникают независимо друг от друга в разных странах, что естественно для условий феода­лизма, когда в качестве основной формы богатства выступали земля и ее продук­ты. Однако частное владение землей и натуральный характер производственных отношений не позволяли обеспечить денежное наполнение постоянно возраста­ющих государственных расходов. Как правило, регалии являются либо причи­ной, либо следствием развития отдельных производств и их отрыва от натураль­ного хозяйства, точнее от земледелия. Роль отдельных регалий в разных странах различна. Так, распространенная в Европе табачная регалия была введена в России лишь в 1748 г. В то же время изобилие хлеба при отсутствии рынков сбыта (в том числе из-за плохих дорог) привело к тому, что в России винная регалия была «возведена» в ранг важнейшего источника денежных доходов государства. В XVIIв. в России были известны следующие регалии: винная, соляная, емчужная, монет­ная, звериная, почтовая, регалия поташная и смольчужная и др. Нет необходимо­сти давать оценку регалиям как форме косвенного обложения. Монопольное пра­во производства или торговли (третий вариант — монополия и на производство, и на реализацию) позволяло государству превратить регалии в важнейший ис­точник государственных денежных доходов. Отношения по поводу регалий мож­но назвать финансовыми.

Кратко рассмотрим винную регалию. В" чем состоят причины ее распростране­ния? В относительно урожайные годы зерновые не находили сбыта, а при перего­не хлеба в вино упрощались и проблема перевозки, и проблема хранения.

В своем развитии винная регалия прошла несколько стадий:

• производство концентрировалось в частных винокурнях (право перегонки хлеба в вино предоставлялось только помещикам), а реализацией занима­лось государство;

• производство и реализация в руках государства;

• откупная система реализации;

• производство было сосредоточено или у помещиков, или у государства, а реа­лизация осуществлялась через выборных кабатчиков по твердым ценам.

Прообразом установленной в 1705 г. соляной регалии была соляная пошлина 1646 г. В России варка соли находилась преимущественно в частных руках (в основ­ном потреблялась соль Строгановых). Введение соляной пошлины (две гривны на пуд) преследовало цель обеспечения поступления в казну необходимой суммы денег и отмены остальных сборов. Предполагалось, что пошлина ляжет равной долей на всех плательщиков, но, как и всякий косвенный налог на предметы пер­вой необходимости, соляная пошлина не учитывала имущественное положение отдельных групп населения. Для не имевшего денежных доходов основного насе­ления России она была настолько тяжелым бременем, что вызвала Соляной бунт.

Начало монетной регалии относится к 1539 г. Доход казны обеспечивался вы­пуском монет большей нарицательной стоимости, чем их фактическая стоимость. Финансовые реформы 1654 и 1656 гг. предусматривали выпуск медных денег вза­мен серебряных. Идея обозначения на деньгах большей цены, чем стоимость ме­талла, из которого они чеканены, принадлежала, по свидетельству В. Ключевского, Ф. М. Ртищеву [9, с. 286]. Медные деньги были выпущены по курсу серебряных.

Емчужная регалия в XVII в. не имела важного значения из-за редкости в част­ном владении огнестрельного оружия. Регалия распространялась и на производ­ство, и на продажу селитры.

Звериная регалия распространялась на ловлю дорогих зверей, соколов, крече­тов, ястребов, а также на рыбу, составляющую предмет государственных промыс­лов. В последнем случае собирался оброк.

Почтовая регалия возникает с 1665 г., когда в России была основана почта.

Поташная и смольчужная регалии не имели особого значения для доходов каз­ны и были призваны обеспечить сохранность лесов от массовых порубок. При Петре I дополнительно к регалии законом были установлены 30-верстные грани­цы порубок леса вдоль рек. Государственные имущества в России были представ­лены лесами л землями сельскохозяйственного пользования. До XVIII в. не дела­лось даже попыток отделить государственные доходы государя. В этот период управление земельным богатством казны заключалось в контроле за выдачей на­делов служилым людям.

В XVII в. начали создаваться государственные хлебные запасы на случай войны или неурожайного года (строились «запасные магазины»). С 1630 г. была уста­новлена зависимость надела от числа душ мужского пола, что, как предполага­лось, должно было привести к увеличению поступлений податей в казну, по­скольку такой порядок распределения земли должен был ликвидировать бросовые необрабатываемые (из-за нехватки рабочих рук в том или ином дворе) земли. Лесные богатства России практически не приносили доходов казне, так как лес шел лишь на жилищное строительство и дрова. Значение леса возрастает с нача­лом строительства деревянных укреплений вдоль южных границ государства.

Государственный кредит как источник доходов приобретает важное значение лишь в середине XVIII в., но отдельные попытки пополнения казны за счет зай­мов предпринимались еще Иваном Грозным. В 1613 г. царь обратился к Строга­новым, а духовенство от его имени — ко всем городам с просьбой о займе на нужды армии. Добровольный заем был незначительным, и тогда казна прибегла к при­нудительным заимствованиям «у монастырей и у наиболее богатых купцов и про­мышленников на условиях выплаты долга посредством зачета причитающихся с них налогов и пошлин и предоставления льгот. Так, в порядке добровольного займа от Строгановых было получено 3000 руб., а по принудительному займу — 40 000 руб.» [30, с. 6-9]. Второй принудительный заем был проведен в связи с вой­ной с Польшей в 1632-1634 гг.

Существенным источником пополнения казны были конфискации. Правомер­но предположить, что нередко причиной политических гонений становилось иму­щественное положение преследуемых. Однако четкие указания на такого рода основания конфискаций в научной литературе отсутствуют.

Итак, в формировании доходов государства участвовали все классы и группы населения страны, причем на смену случайным податям и налогам пришла строй­ная система с учетом особенностей формирования доходов в разных регионах и у различных групп населения.

Создание единого государства способствовало усилению роли торговли и вы­делению торгового капитала, т. е. зарождению капиталистических отношений в недрах феодализма XVII в. В частности, неудобства исчисления и громоздкость посошной системы привели в 1678-1679 гг. к замене посошного обложения под­ворным. Многие сборы и налоги были либо отменены, либо слиты. Остались не­изменными налоги общегосударственного значения: стрелецкий, ямской и поло- нячный сборы (последние два были слиты в один и взимались в размере 10 коп. со двора церковных крестьян и 5 коп. — с дворцовых и помещичьих). В рассмат­риваемый период возрастает значение чрезвычайных налогов, введенных в сере­дине XVII в.: запросных денег и процентных. В различные годы запросные деньги платились крестьянами по разным ставкам: от 25 коп. до 1 руб. со двора, а процент­ные - торговыми и посадскими людьми - также в неодинаковых размерах (пя­тая, десятая и двадцатая деньга). От чрезвычайных налогов освобождались дво­ряне и духовенство.

Таким образом, в XVII в. в России формируется финансовая система — основ­ную часть налогов составляют денежные изъятия. «Прямые налоги не были глав­ной статьей государственных доходов, первое место в бюджете занимали косвен­ные налоги» [33, с. 82]. В 1680 г. на долю косвенных налогов приходилось 56% всех денежных доходов государства, а на долю прямых обыкновенных — 24,6% [23, с. 49].

Наряду с другими факторами на формирование финансовой системы России значительное влияние оказали реформы в области управления. Так, создание приказа счетных дел привело к созданию системы счетоводства и отчетности по доходам и расходам государства, к составлению росписи доходов и расходов (про­образа государственного бюджета). «В конце 1630-х гг. был создан Приказ счет­ных дел... Этот приказ учитывал доходы и расходы центральных и местных уч­реждений, проверял расходование средств, отпущенных воеводам, армии, послам и другим должностным лицам, рассматривал отчеты земских выборных и прове­рял их приходно-расходные книги... В результате улучшения финансового учета возникли зачатки росписи государственных доходов и расходов (имеется в виду роспись на 1680 г.)» [30, с. 19].

Единый орган, которому было бы вменено право контроля над доходами и рас­ходами государства, в XVII в. отсутствовал. Для осуществления своих функций почти все приказы имели закрепленные за ними доходные источники. Сбором налогов и даже их расходованием одновременно ведали несколько приказов, и, в частности, в разные годы XVII в. — Приказ новой четверти (кабацкие сборы), Приказ большого прихода, Приказ большой казны (ему подчинялся Денежный двор, занимающийся чеканкой монет), Приказ сбора пятинных и запросных де­нег, Приказ денежной раздачи, Приказ денежного сбора (при введении чрезвы­чайного налога «десятая деньга») и т. д.

Уже во второй половине XVII в. в России формируются предпосылки для экономических преобразований — зарождалось мануфактурное производство, развивались города, расширялись торговые связи между отдельными региона­ми страны, укреплялись товарно-денежные отношения, подкрепленные перево­дом натуральной налоговой системы на денежную основу. Благодаря рефор­маторской деятельности Петра I в первой четверти XVIII в. все эти процессы ускорились.

Проведение активной экономической политики требовало принципиальной пе­рестройки финансовой системы и системы формирования доходов государства, в том числе и системы расходов. Ведомственный принцип уже не отвечал духу времени. Кроме качественного изменения экономической политики изменение финансовой системы было вызвано огромным ростом государственных расхо­дов, и в первую очередь военных. Немаловажную роль в изменении финансовой системы сыграли реорганизации административного деления страны и системы государственных органов. Окончательное формирование финансовой системы Рос­сии относится к первой половине XIX в.

Роль Петра I в экономическом и социальном преобразовании, несомненно, труд­но переоценить — его неустанная жажда реформ ускорила естественные процес­сы развития феодального государства.

Петровский период дает нам яркий пример обратного воздействия надстройки на базис — экономическая и финансовая политика государства были направлены на экономическое развитие России. Дорогостоящие войны преследовали, в част­ности, цель обеспечения свободных кратчайших путей в Европу и на Ближний Восток. Задача финансового обеспечения войн и стала первой важнейшей проб­лемой всей экономической политики правительства. Петр I понимал, что мелкое натуральное крестьянское хозяйство не в состоянии обеспечить возрастающие потребности государства. Вот почему государство уделяло повышенное внима­ние развитию торговли и промышленности.

Постоянные войны за расширение и укрепление границ требовали увеличения притока финансовых ресурсов. В целях обеспечения денежных сборов в казну вводятся всевозможные дополнительные налоги: рекрутский, корабельный, дра­гунский и т. д.

Финансовый аппарат России не справлялся с задачей обеспечения государ­ственных потребностей деньгами. Возник институт «государевых прибалыциков», занимающихся разработкой новых финансовых мероприятий. И прежде всего но­вое развитие получило прямое обложение. С 1704 г. вводится целый ряд новых сборов: хомутный, шапочный, с бороды и т. д., возрастает и размер подворного обложения. Подворный налог (в виде штрафа за уклонение от государственной службы) распространяется и на дворян — от 50 до 125 руб. (обычная норма нало­га с тяглого двора — 2,5 руб.). Особо тяжелыми были натуральные налоги и по­винности, а также денежные налоги, связанные со строительством Петербурга и организацией морского флота. Двойной гнет несли крестьяне, ибо помещики перекладывали на них свое налоговое бремя.

Кроме обязанностей по подвозке строительных материалов, корабельного леса, строительства кораблей, дороги и общественных построек крестьянам были вме­нены дополнительный хлебный сбор для нужд армии и флота (общая потреб­ность раскладывалась по дворам), и обязанность по поставкам лошадей для ар­мии (из расчета одна лошадь с 40 дворов или 12 руб.). Был введен целый ряд налогов на купцов и ремесленников: налог с мельниц, постоялых дворов, с наем­ных углов (25% годового дохода), с заводов и фабрик, на заготовление амуниции (4 алтына со двора) и т. д.

В эпоху Петра I резко возросло число и бремя денежных налогов. Только обыч-

*

ных налогов, взимавшихся из года в год, было около 30, а в Поволжье и Приура- лье — еще больше. О характере налогов и сборов говорят следующие факты: в 1710 г. был издан указ о сборе денег с крестьянских дворов и купецких людей на наем подвод под артиллерийские и иные припасы; в том же году — о сборе в Московской губернии со всех доходов по деньге с рубля; в 1712 г. - о ежегодном сборе с губер­ний 20 тыс. руб. на изготовление и обжигание в Петербурге извести; в 1713 г. — «О приуготовлении на полки, которые при фельдмаршале Шереметеве, вина, уксуса и пива, и о сборе для сего денег со всех губерний с дворового числа»; в том же 1713 г. - о сборе денег с каждого двора на фураж для армейских полков в Санкт-Петербургской губернии; в 1714 г. — о денежном сборе «на строение домов на Котлине острове»; в 1717 г. — о сборе денег для поставки привианта в Санкт- Петербургский «магазейн»; в 1721 г. — о сборе денег на провиант и всякие мор­ские припасы к предстоящей морской кампании, о сборе денег на построение Ладожского канала и т. д. Действительно, даже простой перечень вновь введен­ных налогов достаточно красноречиво говорит об их характере: налог на бани (взимаемый с высших чиновников в размере 3 руб. в год, с дворян — 1 руб., с кре­стьян — 10 коп.), сапожный налог, шапочный, за прорубку проруби, с печных труб и т. д. Хрестоматийными стали налог на бороды (от 100 руб. с купцов гос­тиной сотни до 1 коп. с крестьян при въезде и выезде из города), брачный налог, глазной налог и т. д.

Особенно тяжелой была финансовая эксплуатация народов Поволжья и При- уралья: татар, башкир, удмуртов, марийцев, мордовцев — 25% всего взрослого мужского населения этих народов несли повинность по охране, заготовке и под­возу корабельного леса. В 1704 г. через прибальщиков на эти народы было возло­жено 72 налога. Возрастающее количество налогов и рост налогового бремени, непрестанные войны приводили к росту недоимок, к бегству крестьян, к сокраще­нию населения. Даже в районах, удаленных от военных действий, численность населения уменьшилась за петровское время на 1/3 (например, в Вологодской губернии население сократилось с 1678 по 1710 г. почти на 40%).

При Петре I развивались и косвенные налоги: пошлины, монополии, регалии. Кроме ранее действовавших монополий на водку, поташ, смолу, ревень и других добавляются монополии на соль, деготь, икру, игральные приспособления. При этом широко использовался метод откупов. Так, в России было запрещено разве­дение табака и табачное дело было отдано в откуп английскому адмиралу Кар- мертеру. Пошлины все более приобретали протекционистский характер и их став­ки колебались от 5 до 37% в зависимости от вида товара. При помощи высоких пошлин ограничивался вывоз некоторых видов сырья и ввоз товаров, которые производились внутри страны (в 1724 г. высшая ставка была доведена до 75%).

Петровское правительство использовало как доходный источник и монетную регалию, с целью чего скупалась вся произведенная в стране медь. На производ­ство монет шли даже пушки и колокола. Значительный доход приносила и систе­ма конфискаций и штрафов. Однако вся эта сложная дорогостоящая налоговая система оказалась не в состоянии удовлетворить потребности государства. «Важ­нейшей частью финансовой политики Петра является его налоговая политика. Огромный рост расходов, связанный с ведением войн и проведением многосто­ронней преобразовательной деятельности Петра, постоянно приковывал внима­ние петровского правительства к финансовому состоянию государства. Нужно признать, что финансовая, а точнее, даже фискальная деятельность занимала весьма большое место во всей экономической деятельности Петра и его прави­тельства» [27, с. 258].

Общий принцип определения величины требуемых расходов при Петре I не изменился — за основу бралась потребность государства в основных постоянных расходах, главной статьей которых были военные расходы. В 1711 г. была завер­шена реорганизация армии, она стала регулярной. Русская армия включала в себя 33 полка кавалерии, 42 полевых пехотных полка и 43 гарнизонных полка. Был определен численный состав и норма расхода на каждый полк (по типам), уста­новлен размер оклада офицерам.

Установленная численность и нормы расходов позволили точно определить потребность государства на содержание армии: более 2,7 млн руб. ежегодно.

В основу налогового обложения была принята перепись 1677-1678 гг. по восьми губерниям (Московская, Санкт-Петербургская, Киевская, Смоленская, Архангель­ская, Казанская, Азовская, Сибирская), по которым исходя из числа дворов, объ­единенных в доли, были расписаны как армейские, так и другие расходы. В одну долю входило 5536 дворов. Данные о количестве долей в отдельных губерниях свидетельствуют, что принятое административное деление было не очень удачным. Так, в Московской губернии было 44,5 доли, а в Киевской — только 5. Расчеты позволяют определить, что только на содержание армии каждый крестьянский двор платил 3 руб. 13 коп. В связи с некоторыми изменениями в структуре и чис­ленности армии и изменением норм расходов в 1720 г. общая потребность госу­дарства на содержание армии составила 4 млн руб.

Разрыв между доходами и расходами породил ряд проектов по реорганизации обложения. Ф. С. Салтыков, А. А. Курбатов, Я. С. Юрлов и др., ссылаясь на опыт Швеции, в которой подушное обложение позволяло содержать хорошо воору­женное регулярное войско, предлагали заменить подворное обложение подуш­ным [18].

Для реформы налогового обложения в 1722-1724 гг. была проведена перепись мужского населения. По данным на 1722 г., в России числилось 5 млн душ мужско­го населения, на которых и разделили потребные на содержание войск 4 млн руб. Полученная сумма в 80 коп. и была утверждена как ставка налога на податною душу. Данная система не учитывала состояние хозяйства: его доходность, обре- менность долгами, доход на одного члена семьи и способствовала дальнейшему расслоению сельского населения, его капитализации. Была сохранена старая си­стема круговой поруки: общество отвечало за поступление налога с умерших и бег­лых крестьян (до следующей ревизии).

По завершении переписи в 1724 г. число податных душ составляло 5570 тыс., что позволило снизить ставку налога на 6 коп., а в следующем году еще на 4 коп. Ставка налога в 72 коп. существовала в России до конца XVIII в. Для городского населения ставка налога была установлена в размере 1 руб. 20 коп.; казенные кре­стьяне кроме подушного налога платили еще 40 коп. в виде денежного оброка.

Из установленных в 1722 г. окладов налога следует, что первоначальная ставка для всего податного населения составляла 1 руб. 20 коп. (исходя из 6 млн руб. государственных расходов). Налог с помещичьих крестьян был снижен на 40 коп. в пользу землевладельцев. Фактически помещичьи крестьяне платили значитель­но большие суммы, так как на них была возложена и часть налога, падающая на дворовых людей. Реорганизация податного обложения привела к росту прямых доходов. Значительно сократился удельный вес косвенных налогов.

Таким образом, сформировавшаяся к XVIII в. громоздкая и дорогостоящая на­логовая система была заменена относительно простой системой подушного обло­жения. Как и предшествующие посошная и подворная системы, новая система прямого обложения не учитывала имущественного состояния (что является общим свойством всех личных налогов).

В истории России XIX в. характеризуется таким важнейшим событием, как отмена крепостного права. Развитие товарно-денежных отношений диктовало не­обходимость замены натуральных налогов и повинностей денежными налогами. Для координации деятельности по сбору налогов в 1802 г. было создано Министер­ство финансов, однако каких-либо существенных изменений в налоговой системе России в первой половине XIX в. не произошло (если не считать подоходный налог на помещиков, введенный на время войны с Наполеоном и отмененный в 1819 г.).

Отмена крепостного права привела не только к появлению «неналоговых» вы­купных платежей, но и к изменениям в налоговой системе. Налоги с основного податного сословия — крестьян (а на их долю приходилось 76% всех налогов) по форме не изменились, т. е. главным прямым налогом оставалась подушная подать. В 1862 г. ставка подушной подати с крестьян была увеличена до 1 руб. (в Сиби­ри — 90 коп.), с мещан — до 1,5 руб. В 1863 г. подушная подать с мещан была увеличена еще на 25 коп. Оброчная подать в 1861 г. была увеличена в 2,25 раза до 3,30 руб., а в 1862 г. под видом дополнительного сбора и оброчная подать была увеличена от 1,5 до 9 коп. с десятины годной к возделыванию земли. Наибольшие изменения были внесены в прямые налоги с городского населения: были введены налоги на недвижимое имущество, пошлины за право торговли и на промыслы. Пошлина за право торговли и на промыслы была разделена на две части: на па­тентный сбор и сбор за билеты на торговые и промысловые заведения. Размеры сборов были дифференцированы: патентный сбор для мелочной торговли состав­лял 8-20 руб., для купцов второй гильдии — 25-65 руб. и для купцов первой гиль­дии — 265 руб. в год. Еще больше был дифференцирован сбор за билеты: от 2 до 30 руб. (всего было установлено 15 ставок в зависимости от объема оборота и клас­са местности). Местные налоги были представлены земскими сборами. Средняя сумма земского сбора была установлена в 34,25 коп. с податной души, с диффе­ренциацией от 14 до 40 коп. по различным губерниям.

В конце XIX в. существенно возросла роль косвенных налогов, и прежде все­го питейных налогов. В началу XX в. в России действовали следующие косвен­ные налоги: на сахар, списки, нефть, табак, пиво, фруктово-впноградные вина, питейную монополию, таможенные налоги и сборы, налоги с наследства, гербовые пошлины. В систему косвенных налогов следует включить доход от монополь­ной цены на продукцию казенной промышленности и монопольных тарифов на железнодорожные перевозки. Наиболее значительными прямыми налогами были выкупные платежи, поземельный налог (введен в 1875 г.) и промысловый налог.

<< | >>
Источник: Под ред. М. В. Романовского, О. В. Врублевской. Налоги и налогообложение. 5-е изд. — СПб.: Питер, — 496 е.: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).. 2006

Еще по теме 2.2. Налогообложение в России XVII—XIX вв.:

  1. 1.2. История развития налогообложения в XVII - конец XIX веков. Научная теория налогообложения А.Смита
  2. 2. Политические идеи в России XVII - первой половины XIX в.
  3. Развитие предпринимательства в России XVII - начала XIX века.
  4. 4.3. Россия в XVII-XVIII вв. 4.3.1. Особенности социально-экономического и политического развития России в середине и второй половине XVII века
  5. 4.6. Россия в XIX веке4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  6. 4.6. Россия в XIX веке 4.6.1. Экономическое развитие России в первой половине XIX века
  7. ГЛАВА 17 Международные отношения в XVII в. 60-е годы XIX в.
  8. Камбоджа в середине XVII — второй половине XIX вв.
  9. Глава X КИТАЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В XVII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
  10. 9.2. XVII век в истории России
  11. 9.2. XVII век в истории России
  12. 9.2. XVII век в истории России
  13. Сирийские провинции в период общего структурного кризиса Османской государственности (XVII - начало XIX в.)
  14. Общественная мысль и культура Китая конца второй половины XVII — первой трети XIX вв.
  15. 37 ФОРМИРОВАНИЕ АБСОЛЮТИЗМА В РОССИИ И ЕГО ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДОКТРИНЫ XVII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВВ
  16. 33. ФОРМИРОВАНИЕ АБСОЛЮТИЗМАВ РОССИИ И ЕГО ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДОКТРИНЫ XVII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВВ.
  17. § 44. Экономическое и социальное развитие России в XVII в. Народные движения